Научная статья на тему 'Сецессия как политический феномен'

Сецессия как политический феномен Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
4006
554
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Социум и власть
ВАК
Область наук
Ключевые слова
дезинтеграция / сепаратизм / сецессионизм / сецессия / территориальная целостность. / disintegration / separatism / secessionism / secession / territorial integrity.

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Маркелова Анна Александровна

Сецессия представляет собой актуальную угрозу территориальной целостности и национальной безопасности современных государств. Являясь одной из форм сепаратизма, сецессия оспаривает изнутри суверенитет государства над каким-либо регионом, входящим в его состав. В связи с этим насущной теоретической задачей является выявление основных черт сецессии как социально-политического феномена.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

SECESSION AS A POLITICAL PHENOMENON

Secession is a real threat to the territorial integrity and national security of modern states. Being a form of separatism, secession challenge from inside the sovereignty of a state over some region included in it. In connection with this, the vital theoretical task is to define the main characteristics of secession as a social and political phenomenon.

Текст научной работы на тему «Сецессия как политический феномен»

УДК 329.273

СЕЦЕССИЯ КАК ПОЛИТИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН

Маркелова Анна Александровн а,

Уральский федеральный уни верситет им. Первого Президента Ро ссии Б.Н. Ельцина, аспирант, г. Екатеринбург, Россия. E-mail: markelova9292@inbox.ru

Аннотация

Сецессия представляет собой актуальную угрозу территориальной целостности и национальной безопасн ости современных государств. Являясь одной из форм сепаратизма, сецессия оспаривает изнутри суве ренитет государства над каким-либо регионом, входящим в его состав. В связи с этим насущной теоретической задачей является выявление основных черт сецессии как социально-политического феномена.

Ключевые понятия: дезинтеграция, сепаратизм, сецессионизм, сецессия,

территориальная целостность.

Практически все государства современного мира в той или иной степени испытали или испытывают на себе деструктивное влияние сепаратизма. Сепаратизм свойственен не только государствам с высокой степенью внутренней конфликтности, но и внешне вполне благополучным странам, таким, как, например, Канада или Великобритания. Весьма затрудняет изучение и оценку сепаратизма впечатляющее многообразие этого феномена в конкретных его проявлениях. Однако, как правил о, сепаратизм выражается в форм е сецессии, ирредентиз ма или энозиса. На данный момент самой распространенной формой сепаратизма является сецессия.

Истоки термина «сецессия» обычно выводят из древнеримской истории. Во времена Древнего Рима сецессия означала демонстративный выход плебеев из состава римской общины и уход за черту города. Понимание сецессии, подобное современному, сформировалось во время войны за независимость Соединенных Штатов Ам ерики (1775-1783 гг.), результатом которой стало отделени е американских колоний от Великобритании и образование независимого государства - сШа.

В современной научной литературе можно найти колоссальное количество определений термина «сецессия». Так, А.В. Лубский определяет сецессию как «отделение с целью создания независимого национального государства» [5, с. 4]. Н.В. Гонтарь предлагает под сецессией понимать «реали зовавшееся в той или ино й форме полное или частичное нарушение монополии государства на насилие, осуществление кон троля и вмешательства, то есть выход из-под контроля центральной власти какого-либо региона» [2, с. 72 ]. С.В. Соколовский трактует сецессию как «требование формального выхода из государства, разрыва связей с центральной политической властью со стороны какой-либо части государственного образования на основании стремления к обретению независимости» [17]. Итак, как мы видим, спектр определений сецесси и достаточно широк, однако их смысловое ядр о едино - «выход части государства из его состава».

Отдельного внимания заслуживает подход Ф.А. Попо ва к рассмотрению фен оме-на сецессии. Исследователь хар актеризует сецессию как «юридически оформленный выход части территории государства из его состава под де йствием внутре нних сил» [11, с. 86]. Согласно Ф.А. Попову, помимо юридической сецессии, существует и фактическая сецессия - вычлен ение территории

из полити ческого пространства суверенного государства и её п ереход под контроль неправительственных групп. Фактическая сецессия может быть инициирована как движениями, стремящимися к достижению юридической сецессии региона, так и движениями, не преследующими цель юридического отделения. В первом случае речь идет о таких регионах, как Абхазия, Карабах, Приднестровье, во втором - штат Шан в Мьянме, контролируемые наркокартелями районы Колумби и, Камбоджи, Сьерра-Леоне [10]. Вариантом фактической сецессии является побочная сецессия - ситуация, при которой отделение является побочным продуктом генетически отличного движения, преследующего иные цели, нежели смена суверенитета в пределах некой тер ритории [7, с. 34]. Примером для ил люстрации побочной сецессии может служить феномен самопровозглашенных Донецкой и Луганской Народных Республик.

Политическое движение, направленное на осуществление сецессии как юридической, так и фактической называется сецессионизмом [9, с. 221]. Большинство сецессионистских движений опирается на принцип, провозглашающий, что политическая и национальная единицы должны совпадать [11, с. 85].

Сецессионизм может предполагать либо формирование нового центра политической власти, либо подчинение альтернат ивному центру, находящемуся за пределами «материнского» государства. В связи с этим Ф.А. Попов выделяет две разновидности сецессионизма: и ндепендизм, предполагающий образование нового центра власти, и ирредентизм, п редполагающий присоединение к другом у государству.

Обоснованием права на сецессию обычно служат следующие ар гументы: право народов на самоопределение; дискриминация представителей определенной этнической группы;нер авномерное распределени е экономических ресурсов и благ; восстановление исторической справедливости; о пас-ность потери своей этнической и культурной идентичности [14, с. 69].

А. Бьюкенен в каче стве условий, удовлетворяющих законности требования сецессии, называет незаконное включение территории группы в состав государства; экономическую дискриминацию региональной группы (применение экономических программ, систем налогообложения, которые прив одят к регулярному ущемлению определенных групп в пользу други х); политическую дискриминацию [1]. Тем не менее, эти условия не являются бесспорн ы-

ми.Во-первых, выявление «истинного владельца» любой территории представляется затруднительным, потому что историческое развитие многих регионов сопровождалось чередой аннексий и захватов. Следовательно, правопреемство между нын ешним и прошлым населением какого-либо региона можно подвергнуть сомнению. Во-вторых, нужны неоспоримые доказательства несправедливости экономической политики государства, так как дифференцированное распредел ение ресурсов само по себе не является дискр иминацией. Кроме того, не существует ни в теории, ни в широ кой практике критериев справедливого распределения ресурсов и благ. В-третьих, под политическую дискриминацию можно подвести любые государственные реформы, результатом которых является снижение самостоятельности отдельных регионов.

Право на сецессию обычно приписывается этническим группам и выводится из права народов на самоопре деление. Отметим, что в кон тексте деколонизации самоопределение означало непосредственную независимость. Однако н и суверенитет, ни самоопределение не являются абсолютным правом. Суверенитет ограничен не только правами других государств, неисчислимыми политическими и экономическими связями, которые связывают их, но также и обоснованным международным интересом к правам чел овека, окружающей среде. За пределами классического контекста европейской деколонизации применение права народов на самоопределение было ограничено конкуренцией великих держав, вопросами о потенциальной экономической и политической жизнеспособности новых государств, а также стремл ением международного сообщества поддерживать порядок и стабильность путем сохранения существующего территориального устройства.

Существует мнение, что самоопределение - это рефлексия на проблему этнического конфликта и насилия. Однако, как говорит Д. Го ровиц, сецессия почти никогда не решает этих проблем, но может их усугубить [3, с. 189]. Отделение неминуемо обостряет ме жгрупповые различия, так как в редких случаях население отделяемой территории бывает однородным по этническому, конфессиональному или любому другому признаку. В связи с этим в каждом новообразованном государстве этнокультурная неоднородность неизбежно приведет к возни кновению новой груп повой отличительности от нового доминирующего большинства и станет поводом для новых конфликтов и противоречий [18, с. 124]. Так,

Приштина считает Северное Косово с его компактным сербским м еньшинством своей территорией, заявляя о территориальной целостности своего государства, при этом Северное Косово слабо контролируется властями Косово. В связи с этим самоопределение не всегда должно выражаться в форме независимости.

Мировая практика демонстрирует, что сецессия может протекать как в достаточно мирных условиях на добровольных началах и в соответствии с международными правовыми нормами, так и в усл овияхвоенных действий с применением вооруженных сил. Безусловно,если противоречия между центром и стремящимся к отделению регионом не оставляют шанса на совместное будущее, то для противоборствующих сторон оптимальным выходом из сложившейся ситуации является своевременный «развод» по обоюдному согласию [13, с. 237]. Подобное решение представляет собой акт благоразумия, так как позволяе т избежать открытого вооруженного противостояния и, как следствие, челов еческих жертв и материальн ых убытков. Например, в результате мирной сецессии в 19 65 году экономически боле е развитый Си нгапур вышел из состава Малайзии и стал не зависимым государством. Руководство Малайзии, считавшее, что нахождение Сингапура в федерации нарушает этнический баланс в пользу китайского населения, не стало препятствовать сецесси и Сингапура [4, с. 39].

Однако мирная с ецессия является скорее исключением из правил, чем правилом. В большинстве случаев государства стремятся отстоять свою территориальную целостность всеми возможными способами, в том числе и с помощью применения силовых методов. Вооруженное проти востояние центра и региона, стремящегося к сецессии, может закончи ться победой или центра ль-ного правительства, или неправительственных групп, борющихся за отделен ие конкретной территории.

Если в ходе военных действий победившей сто роной ока жется центр, то следует ожидать возврата восставшего региона под юрисдикцию «материнского» государства. Далее события могут раз виваться в рамках нескольких вариантов. Согласно первому варианту проблемный регион будет жестоко наказан и реинтегрирован силовым путем в состав «м атеринского» государства с последующим изменением административно-территориального деления страны по «нигерийскому сценарию». Так, попытка Биафры получить независимость от Нигерии была подавлена нигерийской армией

в ходе биафро-н игерийской войны (19671970 гг.). Пр авительство Нигерии было вынуждено провести ряд административно-территориальных реформ, направленных на укрепление государства. В результате предпринятых правительством Нигерии мер области были расформир ованы и заменены штатами, которые с тех пор напрямую подчиняются федер альному правительству [15, с. 56].

В соответствии со вторым вариантом проблемному региону предоставляется особый статус в государстве, как правило, подразумевающий широкую автономию. Например, в период с 1988 по 1997 год революционная армия Бугенвиля вела борьбу за независимость от Папуа - Новой Гвинеи. В 1997 году войскам Папуа - Новой Гви неи удалось окончательно подавить восстание и вернуть правительству контроль н ад большей частью острова. В 2 005 году при посредничестве ООН Бугенвиль получил статус автономного региона с широкими полномочиями (принятие собственной конституции, эмиссия денег, создание собственных сил охраны правопорядка) [16, с. 57].

В том случае, если в ходе вооруженной борьбы верх над центральным прави -тельством одержат се паратисты, логичным итогом будет провозглашение ими своего независимого государства. Например, осложнения в отношениях между пакистанским правительством и руководством Восточного Пакист ана п ривели к войне за независимость Бангладеш (1971 г.), в результате которой Восточный Пакистан стал суверенным государством Бангладеш. Выход Восточного Пакистана из состава единого государства был осуществлен во оружен-ным путем при во енной поддержке Ин дии [8, с. 1608]. Долгая война за независимость Эритреи от Эфиопии (1961-1 991 гг.) завершилась победой эритрейских сепаратистов, которые смогли нанести ряд крупных поражений прави тельственной армии. Посл е окончания во йны в Эритрее был проведен референдум (1993 г.), по результатам которого она о фициально стала независимо й страной [6, с. 191].

Таким образом,увенчав шихся успехом сецессий с последующим официальным международным признанием сравнительно мало. К их числу можн о отнести Сингапур, Черногорию, Эритрею, Восточный Тимор, Южный С удан и п ару д ругих г осударств, сумевших д обиться о тделения. У спешной реализации сецессии способствуют следующие факторы: наличие автономного статуса по отношению к другим регионам внутри государства перед началом сецессии; геопо-

литическое положение (вероятность успеха тем выше, чем мощнее государство-патрон, промотирующее суверенизацию младшего партнера); низкий уровень консолидации границ «матери нского» государства; военный конфликт с «материнским» государством; наличие собственного языка; наличие доминирующего этноса; внутренний суверенитет (подконтрольность власти легитимному, с точки зре ния большинства населен ия региона, центру и контроль за заявленными границами); введение миротворцев в зону конфликтов; при знание членами ООН [12]. Причем эти фактор ы в кажд ом конкретном случае могут встречаться как в сово купнос-ти, так и в неполн ом составе.

Большая часть сецессионистских конфликтов остаётся поли тически неразрешенными и переходит в разряд «замороженных». Такая ситуация часто приводит к тому, что на месте проблемных регионов образуются квазигосударства, которые представляют собой результат дезинт егра-ционных стремлений, зачастую (но не всегда) нацеленных на юри дическую сецессию, но добившихся лишь фактической сецессии [10]. Квазигосударства име ют контроль над «своей» тер ритории и обладают со бствен-ными дееспособными управленческими структурами (армия, пол иция, правительство, парламент), но юридически признаны ограниченным числом стран или вообще не имеют международного признания (Приднестровье, Север ный Кипр, А бхазию, Нагорный Карабах, Западная Сахара, Косово и др.).

Не вызывает сомнения, что любое государство стремится минимизировать риски возникновения с ецессионизма п утем р аз-личного рода де йствий. Распространенными мерами предупреждения и профилактики сецессионистских дви жений являются установление «налога на выход», который обязывает отделяющуюся территорию выплатить компенсацию «материнскому» государству; пропаганда, разъясняющая деструктивные последствия сецессии как для отделяющихся, так и для остающихся; государственное инвестирование в инфраструктуру проблемных регионов [14, с. 69].

Несмотря на продолжающиеся требования права на сецесси ю этническими группами в странах Азии, Африки, Европы и бывшего Советского Сою за, никакое такое право до сих пор не было признано международным сообществом. В связи с тем, что государственность не явля ется необходимой для обеспечения законных прав групп и отдельных лиц в целях защиты и поощрения их культуры, языка и культуры, междуна-

родное со общество должно поощрять уре -гулирование требований самоопредел ения средствами, исключающими сецессию, кроме тех случаев, ко гда стороны договариваются о разделен ии государства. Снисходительное или даже поощрительн ое отношение к режимам, возникшим в результате сецессии, может привести к дезинте грации все большего числа г осударств.

1. Бьюкенен А. Сецессия: Право на отделение, права человека и территориальная целостность государства. URL: http://old.sakharov-center. ru/publications/sec/004.html (дата обращения: 08.11.2016).

2. Гонтарь Н.В. Сецессия как проявление отчуждения общества и государства // Политическая концептология. 2015. № 3. С. 69-80.

3. Горовиц Д. Разрушенные основания права сецессии // Власть. 201 3. № 11. С. 189-191.

4. Казанник А.И. Конституционно-правовые гарантии единства и территориальной целостности современных федеративных государств (сравнительный анализ) // Вестник Омского университета. Серия «Право». 2015. № 4. С. 35-46.

5. Лубский А.В. Конфликтогенные факторы на юге России: методология исследования и социальные реалии. Ростов н/Д.: СКНЦ ВШ, 2005. 192 с.

6. Малов Д.В. Политико-правовой анализ деятельности ООН по урегулированию этнических конфликтов на территории Африки в 19902012 гг. // Вестник Омского университета. 2013. № 1. С. 189-195.

7. Нарочницкая Е.А. Многообразный се пара-тизм: проблема типологии и европейские реальности // Актуальные проблемы Европы. 2015. № 1. С. 32-55.

8. Паничкин Ю.Н., Мусаев Ф.А. Военный конфликт 1971 года меж ду Индией и Пакистаном. Национальная трагеди я Пакистана и отношения с Афганистаном // Фундаментальные исследования. 2013. № 10. С. 1607-1610.

9. Попов Ф.А. География сецессионизма в современном мире. М.: Новый Хронограф, 2012. 672 с.

10. Попов Ф.А. От «безгосударственной территории» к «государству де-факто». URL: http://www. intertrends.ru/twenty-sixth/003.htm (дата о браще-ния: 14.11.2016).

11. Попов Ф.А. Сецессионизм как угроза безопасности // Восточная аналитика. 2011. № 2. С. 84-93.

12. Признаки отделимости. URL: http://www. kommersant.ru/doc/2768174 (дата обращения: 19.11.2016).

13. Рябцев В.Н. Влияние международных факторов на исход «замороженных» сецессионистских конфликтов (на материале Балкан, Причерноморья и Южного Кавказа) // Научные ведомости Бе лго-родского государственного университета. Серия: История. Политология. 2009. № 7. С. 2 36-244.

14. Сидоренко А.И. Сецессия: способен ли федерализм предотвратить угр озу? // Власть. 2010. № 5. С. 68-72.

15. Сокова З.Н. Бюрократия западной Африки в постколониальный период: идейно-политические ориентации // Вестник Тюменского государственного университета. 2012. № 2. С. 5 4-59.

16. Соколов С.Н. Региональные изменения политической карты мира в XXI веке / / Фундамен-

тальные и прикладные исследования: проблемы и результаты. 2014. № 13. С. 49-58.

17. Соколовский С.В. Права меньшинств: ант -ропологические, социологические и международно-правовые аспекты. URL: http: //society. polbu. ru/sokolovsky_prava/ch18_i.html (дата обращения: 24.11.2016).

18. Тишков В.А. Этнология и политика. Науч -ная публицистика. М.: Наука, 2001. 240 с.

References

1. B'jukenen A. Secessija: Pravo na otdelenie, prava cheloveka i territorial'naja celostnost' gosudarstva, available at: h ttp://old.sakharov-center.ru/ publications/sec/004.html ( accessed 08.11.2016) [ in Rus].

2. Gontar' N.V. (2015) Politicheskaja konceptologija, no. 3 , pp. 69-80 [in Rus].

3. Gorovic D. (2013) Vlast', no. 11, pp. 189-191 [in Rus].

4. Kazannik A.I. (2015) Vestnik Omskogo universiteta. Serija «Pravo», no. 4 , pp. 35-46 [in Rus].

5. Lubskij A.V. (2005) Konfliktoge nnye faktory na Juge Rossii: metod ologija issledovanija i so cial'nye realii. Rostov-on-Don, SKNC VSh, 192 p. [in Rus].

6. Malov D.V . (2013) Vestnik Oms kogo universiteta, no. 1, p p. 189-195 [in Ru s].

7. Narochnickaja E.A. (2015) Aktual'nye problemy Evropy, no. 1 , pp. 32-55 [in Rus].

8. Panichkin Ju.N. (2013) Fundamental'nye issledovanija, no. 10, p p. 1607-1610 [in Rus].

9. Popov F.A. (2012) Geografija secessionizma v sovremennom mire. Moscow, Novyj Hronograf, 672 p. [in Rus].

10. Popov F.A. Mezhdunarodnye process, available at: http://www.intertrends.ru/twenty-sixth/003.htm (accessed 14.11.2016) [in Rus].

11. Popov F.A. (2011) Vostochnaja analitika, no. 2, pp. 8 4-93 [in Rus].

12. Ko mmersant.ru. 20.0 7.2015, avai lable at: http://www.kommersant.ru/doc/2768174 (a ccessed 19.11.2016) [in Rus].

13. Rjabcev V.N. (2009) Nauchnye vedomosti Belgorodskogo gosudarstvennogo universiteta. Serija: Istorija. Politologija, no. 7 , pp. 236-244 [in Rus].

14. Sidorenko A.I. (2010) Vlast', no. 5, pp. 68-72 [in Rus].

15. Sokova Z.N. (2012) Vestnik Tjumenskogo gosudarstvennogo universiteta, no. 2 , pp. 5 4-59 [in Rus].

16. Sokolov S.N. (2014) Fundamental'nye i prikladnye issledovanija: problemy i rezul'taty, no. 13, pp. 49-58 [in Rus].

17. Sokolovskij S.V. Prava men'shinstv: antropologicheskie, s ociologicheskie i mezhdunarodno-pravovye a spekty, a vailable a t: http://society.polbu.ru/sokolovsky_prava/ch18_ i.html (accessed 24.11.2016) [in Rus].

18 Tishkov V.A. (2001) Jetnologija i politika. Nauchnaja publicistika. Moscow, Nauka, 240 p. [in Rus].

UDC 329.273

SECESSION AS A POLITICAL PHENOMENON

Markelova Anna Aleks androvna,

Ural Federal University named after the first President of Russia B.N. Eltsin, Post-graduate Student, Yekaterinburg, Russia. E-mail: markelova9292@inbox.ru

Annotation

Secession is a real threat to the territorial integrity and national security of m odern states. Being a form of separatism, secession challenge from inside the sovereignty of a state over some region included in it. In connection with this, the vital theoretical task is to define the main characteristics o f secession as a social and po litical phenomenon.

Key concepts:

disintegration,

separatism,

secessionism,

secession,

territorial integrity.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.