Научная статья на тему 'Семь слов (к 60-летию Е. Г. Шевлякова)'

Семь слов (к 60-летию Е. Г. Шевлякова) Текст научной статьи по специальности «Народное образование. Педагогика»

CC BY
56
15
Поделиться
Ключевые слова
Е. Г. ШЕВЛЯКОВ / КАФЕДРА ИСТОРИИ МУЗЫКИ / РОСТОВСКАЯ КОНСЕРВАТОРИЯ / МУЗЫКОВЕДЕНИЕ / МУЗЫКОВЕДЫ / E. G. SHEVLYAKOV

Аннотация научной статьи по народному образованию и педагогике, автор научной работы — Агеева Юлия Кузьминичнав

Статья посвящена юбилею Евгения Георгиевича Шевлякова, доктора искусствоведения, академика Российской академии гуманитарных наук, профессора кафедры истории музыки Ростовской консерватории. Автором публикации прослежен жизненный и творческий путь юбиляра, приведены фрагменты из его воспоминаний и интервью

Seven words (to the 60th anniversary of E. G. Shevlyakov)

The article is devoted to the jubilee of Evgeny Georgievich Shevlyakov, Professor of Art Studies, member of Russian Academy of the Humanities, Professor of History of Music Department of Rostov Conservatoire. The author of the publication traces his course of life and creative way and gives the extracts from his reminiscences and interviews

Текст научной работы на тему «Семь слов (к 60-летию Е. Г. Шевлякова)»

СЕМЬ (К 60-летию Е.

Мысль написать СЛОВА о Евгении Георгиевиче Шевлякове зрела у меня постепенно. Очень не просто говорить о человеке, которого, как тебе думается, ты знал всегда. Однако любые отношения имеют свою историю, а всякая история с чего-то да начинается. И наша первая встреча состоялась осенью восемьдесят второго года. О Евгении Георгиевиче ходили легенды: говорили, что это человек-энциклопедист, который очень много знает и страшно требователен, и помню ощущение ужаса перед непостижимым объемом знаний, помещающимся в его голове.

И вот в аудиторию заходит невысокий худощавый мужчина и с порога, не объявляя, как это положено, тему лекции, становится посреди аудитории, слегка раскачивается на пятках и начинает великолепно поставленным актерским голосом читать стихи Евгения Евтушенко. Через какое-то время чтения этого текста всем стало понятно, какой это артистичный, великолепный ум и контактный, мудрый и, я бы даже сказала, благо-мудрый человек.

После этого Евгений Георгиевич стал «тем самым Евгением Георгиевичем, который наизусть декламирует стихи». Это было первое впечатление. Потом нам, конечно, всяко приходилось, потому что он стремился воспитать из нас профессионалов высокого класса, за что ему огромное спасибо.

Я все еще никак не могу определить свое отношение к нему. Скорее всего, оно близко к благоговению, потому что Евгений Георгиевич - это семь совершенно разных людей, объединенных доброжелательностью к окружающему миру и людям.

Сегодня само имя Евгения Георгиевича Шевля-кова является брендом - брендом блистательного высокочтимого мэтра. И вот найдены Первый человек - и первое Слово - Блистательный.

Одно только перечисление его регалий займет более половины страницы. Мало кто из деятелей образования и науки может представить такой послужной список.

Действительный член Академии гуманитарных наук, член Российского философского общества,

Ю. Агеева СЛОВ Г. Шевлякова)

доктор искусствоведения, профессор кафедры истории музыки Ростовской государственной консерватории (академии) им. С. В. Рахманинова, член Союза композиторов России, член Союза музыкальных деятелей России.

Основатель, организатор работы Южного межотраслевого института дополнительного профессионального образования специалистов творческих профессий «ORPHEUS» при РГК.

Член Редакционной коллегии журнала «Научная мысль Кавказа» Северо-Кавказского научного центра высшей школы (с 1995 года); член Редакционной коллегии Приложения к журналу «Научная мысль Кавказа» Северо-Кавказского научного центра высшей школы «Труды молодых ученых. Концепции диссертаций» (с 1999 года); член Редакционной коллегии журнала «Гуманитарные и социальные науки на Северном Кавказе» Северо-Кавказского научного центра высшей школы (с 1999 года).

Член Ученого совета Ростовской государственной консерватории (академии) им. С. В. Рахманинова.

Заместитель председателя Специализированного совета по присуждению ученой степени кандидата искусствоведения в Ростовской консерватории, по специальности «Музыкальное искусство» (с 1994 года). Член Диссертационного совета по философским наукам в Южном Федеральном университете по специальности религиоведение, философская антропология и философия культуры (с 1997 года).

В 1999 и 2001 году Американским биографическим институтом был номинантом премии «Человек года».

Лучший лектор Дона (1984).

Включен в Исследовательское бюро консультантов Американского биографического института (февраль 1999).

Материалы (данные) о Е. Г. Шевлякове включены в Справочник «Культура Дона в лицах» (Ростов-на-Дону, 1998), «Международный справочник выдающихся деятелей мира» (9 издание) Американского биографического института (октябрь 1998).

Сам Евгений Георгиевич, человек невероятно скромный, более всего подчеркивает заслуги своих учителей, говоря: «Какие имена! У каких имен мне довелось учиться!»

Ростовское училище искусств он закончил в 1966 по классу виолончели у Луковникова Бориса Николаевича, а по классу теории музыки у преподавателей Барсегяна Георгия Михайловича и Соколовой Анны Антоновны.

Ростовский государственный музыкально-педагогический институт, ныне Ростовская государственная консерватория (академия) им. С. В. Рахманинова, окончена с отличием в 1971 году по специальности музыковедение, под руководством кандидата искусствоведения, профессора Хинчин Лии Яковлевны.

Евгений Георгиевич вспоминает:

«Я бы не взялся определить свое отношение к Лие Яковлевне Хинчин одним словом. Она была человеком неоднозначным.

В студенческие годы я смотрел на нее снизу вверх и почти боготворил. Но и тогда отношения безоблачными не были; она умела разжигать ярые инстинкты. Или, сказать по-научному, полемический задор.

Помню, закончив диплом двумя месяцами раньше установленного срока, сей счастливый факт я от своей наставницы скрыл.

Остаток уже теплых южных дней я провел на пляже, в блаженной неге и истоме. Объясняя свое отсутствие в классе срочными, ясное дело, научными изысканиями.

Еще помню черное для меня время, когда тайное стало явным. Помню, но никому не скажу.

Потом я работал на одной с ней кафедре, под ее руководством и рядом с ней. Это не было просто - и это было интересно. На первых порах перед каждой лекцией я обливался холодным потом - она ободряла меня. Не забывая поддеть при этом по поводу не мужской явно трусости. Школила тоже она -и уж безо всяких скидок на цветущую младость .

Еще она очень любила завиральные идеи. Любила выслушивать, но еще больше комментировать. Она уничтожала. Зажигала. Обнадеживала . Ругала и доводила.

О-ох, всяко было...

Так вот, помогала она всегда сама, не ожидая просьб. Если считала, что помощь нужна - а то ведь могла и бросить в мутные воды ректората, с исследовательским интересом наблюдая, выплывешь или нет.

Я действительно не знаю одного слова, чтобы вместить мое отношение к ней; уж больно много в ней было обертонов...

Но доминанту своих чувств определить могу.

Это - благодарность».

И вот высветился Второй человек - и второе Слово - Благодарный.

А затем был Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии им. Н. Черкасова, научно-исследовательский отдел, сектор музыки, аспирантура под руководством доктора искусствоведения, профессора Сохора Арнольда Наумовича, и кандидатская диссертация «Лирика в советской русской камерно-вокальной музыке 60-х - начала 70-х годов (Идеи. Образы. Жанры)», которая была защищена там же в 1978. И снова вспоминает Евгений Георгиевич:

«После экзаменов в аспирантуру Научноисследовательского отдела Ленинградского института театра, музыки и кинематографии, хорошо знакомого Вам как просто ЛГИТ-МиК, Арнольд Наумович поздравил меня чуть ли не последним. Он не забыл, он сказал сразу: сначала приказ о зачислении, потом поздравления; нечего дразнить судьбу. Зато узнал я о приказе от него же - и раньше других; Арнольд Наумович еще до подписи без зазрения переворошил бумаги на столе

начальника нашего НИО.

Поздравив меня, наконец, и поморгав глазами на мою щенячью радость, он пригласил проводить его по теплому в ту пору Ленинграду. Я был горд собой и эйфоричен. Арнольд Наумович поглядывал на меня с усмешкой и негромким голосом втолковывал будущему покорителю научных высот:

- О-ох, Женя, Женя! Сейчас, до реальной работы над диссертацией, Вы убеждены, что знаете в Вашей теме все.

Я с готовностью покивал головой.

- Примерно через год Вы поймете, что не знаете ровным счетом ничего. И Вы придете в отчаянье.

Из вежливости я не стал возражать.

- Еще через пару-тройку лет у Вас в голове начнет что-то брезжить. Что-то весьма туманное. В этот момент Вы защититесь.

Все остальное, Женя - и не делайте скептической мины! - остальное на протяжении всей Вашей жизни.

Излишне говорить, что прогноз Учителя оправдался. Но ко дню моей защиты, к 25 апреля 1978, Арнольда Наумовича уже не было в живых... На самой защите, когда главное уже кончилось и мне предоставили заключительное слово перед голосованием, я сказал, что если меня ждет поражение, это лишь мой удел. Но если победа, то общая. С Арнольдом Наумовичем.

Автореферат диссертации и стенограмму защиты я отнес на его могилу, вместе с цветами».

И вот перед нами является портрет Третьего человека - и третье Слово - Благородный.

Затем дорога судьбы ведет в Московскую государственную консерватория им. П. И. Чайковского, к научному консультанту доктору искусствоведения, профессору Тараканову Михаилу Евгеньевичу, для подготовки второй диссертации, уже докторской. Фундаментальный исследовательский труд на тему «Музыкальный неоклассицизм и его преломление в отечественной музыке 60-80-х годов» принес Евгению Георгиевичу ученую степень доктора искусствоведения в 1993.

Из беседы с Евгением Георгиевичем:

«Труды Михаила Евгеньевича я знал, разумеется, давно, но лично знаком с ним не был. Когда возникла мысль о написании мною докторской диссертации, я начал выяснять, кто бы мог стать научным консультантом, и, в конце концов, обратился к нему. Я помню, насколько просто, естественно и

органично он разговаривал. Даже на сложные темы. Кстати, бывало, что он от меня отмахивался: «Э-э, это вы в другой раз!» Очень настаивал, чтобы я сократил заключение к своей диссертации: «Это ведь, собственно, другая диссертация, только в тезисах». Я все же его не послушал. Он покачал головой, даже хмыкнул, но возражать не стал.

Честно говоря, отношения у нас просто сложились. Я готов был приписать это чему угодно, в том числе своему влиянию, и уже в самом конце нашего общения он обронил, что он ведь тоже из Ростова. Я не убежден, что у меня не сохранилось тогда не обалделое выражение лица.

К сожалению, уже очень вскоре после защиты я узнал, что он умер».

И вот в сознании проявляются черты Четвертого человека - четвертого Слова -Благомыслящего.

Пятый человек - и пятое Слово и очевидны, и находятся сразу: Благомудрый учитель, методист, практик.

Энциклопедизм мышления доктора наук Е. Г. Шев-лякова и широта проблематики его исследований просто поражают. Результаты масштабных научных разработок филигранно методически выстроены и воплощены в восьми программах учебных курсов: «Из истории художественных культур Северного Кавказа» (программа спецкурса для слушателей ИППК при РГУ по специализации «Культурология», 1997), «Мировая художественная культура» (программа курса для «Детского центра духовного развития» г. Волгодонска. Разделы «Основные методические принципы», «Основные художественно-культурные эпохи, направления и стили искусства», части 1 и 2, «Синтез искусств», 19951996), «Народы Юга России в зеркалах искусства» (программа специального лекционного курса для студентов отделения регионоведения РГУ, 2002), «Основы теории, типологии и истории мировой художественной культуры» (программа комплексного курса для Ростовского филиала Санкт-Петербургского государственного университета культуры, с приложениями, 1999), «Теоретические основы музыкальной культуры» (программа учебного курса для студентов теоретико-композиторского факультета РГК, 2003), «Художественная культура народов Юга России» (программа специального лекционного курса для студентов отделения регионоведения РГУ, 2003), «Художественные культуры

Востока и Запада» (программа спецкурса для слушателей ИППК при РГУ по специализации «Культурология», 2000), «Художественные культуры народов Северного Кавказа» (программа лекционносеминарского курса для студентов отделения реги-оноведения РГУ, 2000) и пр.

Дипломные работы студентов-музыковедов, написанные в классе Евгения Георгиевича, следуя широте интересов руководителя, имеют междисциплинарную тематику, и посвящены актуальным темам: «О функционировании музыки в фильме» (О. Р. Астахова, 1982), «Драматургия балета М. Каж-лаева „Горянка“» (З. А. Басиева, 1976), «Опыт конкретного социологического исследования музыкальной культуры студенческой молодежи (на примере Ростовского государственного университета)» (М. М. Тохателова, 1980), «Опыт конкретно-социологического исследования музыкальных вкусов. На примере одной из групп не музыкальной аудитории г. Ростова-на-Дону» (И. А. Юрченко, 1983).

Великолепному уму Шестого человека хочется посвятить шестое Слово - Благодатный. Перу ученого, искусствоведа, философа Е. Г. Шевлякова принадлежит свыше 170 научных трудов, среди которых 3 монографии - «Неоклассицизм и отечественная музыка 60-80-х годов», по специальным заявкам направленная в книгохранилища Библиотеки Конгресса США, Библиотеки Йельского университета (США), Библиотеки Питтсбургского университета (США), Библиотеки Вашингтонского университета (Славянская и Восточно-Европейская секция, США), Библиотеки Варшавского университета (Польша), Библиотеки Словацкого университета (Братислава), Библиотеки Университета Осло (Норвегия), Национальной библиотеки им. Кирилла и Мефодия (София, Болгария), Национальной библиотеки (Берлин, Германия), Библиотеки славистики Национальной библиотеки Чехии (Прага), Национальной библиотеки Румынии (Бухарест), Пакистанской библиотеки Магиват аль Хик-мет (Карачи); электронная монография «Культура и музыка в ХХ веке», «Музыкальный неоклассицизм ХХ века»; статьи, иные труды по проблемам философии культуры, культурологии, теории художественной культуры и музыкознания, по теории, истории и методике образования и многое другое.

Естественным продолжением научных исканий Евгения Георгиевича стали созданные под его научной опекой кандидатские диссертации - как на соискание ученой степени кандидата философских наук («Автопортрет как форма самопознания личности» - С. В. Крузе, 2004; «Элитарность художественной деятельности и стиля жизни творцов „Серебряного века“» - М. А. Сычева, 2002; «Дизайн, его место и роль в культуре» - Е. М. Фандеева, 2004), так и на соискание ученой степени кандидата искусствоведения («Эволюция пиано-аккордеона: функционирование, конструкция, репертуар» -Е. В. Показанник, 1999; «Проблема бинарности в музыкальном языке современных композиторов»

- М. И. Сараева, 1998; «Оперная поэтика Глинки в контексте национальных культурных традиций» -Е. В. Смагина, 2002).

Активная творческая и педагогическая позиция Евгения Георгиевича уникальным образом сочетается с Благотворным даром Седьмого человека -крупного музыкально-общественного деятеля. Ему принадлежит идея создания центра повышения квалификации специалистов творческих профессий «ORPHEUS». Среди многочисленных докладов академика Е. Г. Шевлякова на международных и региональных конференциях такие, как: «Требуется Орфей. О региональном межотраслевом Центре переподготовки и повышения квалификации работников творческих профессий», «О концепции и практической деятельности Северо-Кавказского межотраслевого Центра переподготовки и повышения квалификации специалистов художественно-творческих профессий „ORPHEUS“, «Социальные ценностные приоритеты и художественная культура, или «Северо-Кавказский меловый круг», «Художественная культура на переходе к новому тысячелетию: диалог культур», «О формах влияния художественной культуры на общее социальное развитие», «Культура и музыка в ХХ веке» и многие другие.

Блистательный. Благодарный. Благородный. Благомыслящий. Благомудрый. Благодатный. Благотворный. И при этом - невероятно Благожелательный, академик, профессор, доктор искусствоведения Е. Г. Шевляков за свою профессиональную карьеру внес весомый вклад в развитие науки и педагогики.