Научная статья на тему 'Сельское население Кировской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг. ): демографический аспект'

Сельское население Кировской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг. ): демографический аспект Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1409
365
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СЕЛЬСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ / РОЖДАЕМОСТЬ / СМЕРТНОСТЬ / ПОЛОВОЗРАСТНОЙ СОСТАВ / ВОЕННАЯ МОБИЛИЗАЦИЯ / МИГРАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ / RURAL POPULATION / BIRTH RATE / DEATH RATE / AGE AND GENDER COMPOSITION / MILITARY MOBILIZATION / POPULATION MIGRATION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Русских Н. В.

Рассматриваются проблемы демографического развития сельского населения Кировской области в годы Великой Отечественной войны. Анализируются наиболее важные демографические аспекты: данные естественного прироста, эвакуация, военная и трудовая мобилизация. Даётся характеристика основных направлений миграционной подвижности сельского населения области.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

RURAL POPULATION OF THE KIROV REGION DURING THE GREAT PATRIOTIC WAR (1941-1945): THE DEMOGRAPHIC ASPECT

Some problems of demographic development of rural population in the Kirov region during the Great Patriotic War are discussed. Key demographic aspects: the data on natural increase, evacuation, military and labour mobilization are analyzed. Main directions of migration mobility of rural population in the region are also characterized.

Текст научной работы на тему «Сельское население Кировской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг. ): демографический аспект»

210

История

Вестник Нижегородского университетса им. Н.И. Лобачевского, 2009, № 4, с. 210-215

УДК 913+314(47.84)

СЕЛЬСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ КИРОВСКОЙ ОБЛАСТИ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941-1945 гг.): ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

© 2009 г. Н.В. Русских

Вятский государственный гуманитарный университет

russkihnatalia@mail.ru

Поступила в редакцию 10.04.2009

Рассматриваются проблемы демографического развития сельского населения Кировской области в годы Великой Отечественной войны. Анализируются наиболее важные демографические аспекты: данные естественного прироста, эвакуация, военная и трудовая мобилизация. Даётся характеристика основных направлений миграционной подвижности сельского населения области.

Ключевые слова: сельское население, рождаемость, смертность, половозрастной состав, военная мобилизация, миграция населения.

Четырём годам Великой Отечественной войны, из-за их экстремального характера, в памяти нескольких поколений суждено было стать тем периодом, который разделил их жизнь на «до» и «после войны». Жители деревни в это суровое время, невзирая на огромные трудности, справлялись со своей главной задачей -продовольственным обеспечением страны.

Большинство работ советских историков посвящены изучению социально-экономической истории деревни в годы войны. Наиболее значительный вклад внесли труды Ю.В. Арутюня-на и других ученых, изучивших влияние социально-экономических факторов на демографические процессы [1].

В третьем томе «Истории советского крестьянства», вышедшем в конце 1980-х гг., обобщены итоги советской историографии по истории крестьянства накануне и в период войны [2].

Некоторые проблемы механического движения населения частично рассматривались в рамках изучения эвакуации промышленных предприятий и прикреплённых к ним рабочих [3-7]. Однако для историографии 50-80-х годов характерно изучение эвакуационных процессов с точки зрения их экономической целесообразности. Социально-демографические аспекты в данных работах фактически не затрагивались.

Наиболее полной и глубокой по своим исследовательским задачам стала вышедшая в 1985 г. работа Л.Е. Полякова «Цена войны. Демографический аспект». Автор стремился показать последствия войн на народонаселение страны, классифицировать определённые демографические процессы (мобилизация, миграция и т.п.) [8].

Более полно влияние социально-демографических процессов на экономическое развитие деревни было проанализировано

Г.Е. Корниловым [9]. Используя данные статистики, исследователь выделил ряд факторов, приведших к резкому сокращению сельского населения уральского региона и изменению его социально-профессиональной структуры: мобилизация в действующую армию, перераспределение сельского населения между отраслями промышленности, резкое уменьшение рождаемости, значительная миграционная подвижность [9, с. 29].

На основе обширного архивного материала Г.Е. Корниловым рассматриваются проблемы миграции сельского населения в годы войны. Исследователем анализируются показатели миграционных процессов (эвакуации и реэвакуации в уральском регионе), а также даётся характеристика основных направлений миграционного движения и состав мигрантов. Главным фактором, послужившим нарушению демографического баланса на селе, по мнению историка, является механическая убыль населения.

Повышение интереса к историко-демографическим исследованиям в 90-е годы прошлого века привело к появлению целого ряда обобщающих научных трудов [10-14]. В них впервые затронута проблема достоверности статистических источников.

В современной исторической науке значительно расширяется область изучения механической подвижности населения (вопросы мобилизации, миграции и эвакуации) [15-21]. Безусловно, одной из важнейших задач по изучению истории войны 1941-1945 гг., без решения ко-

торой невозможно полное рассмотрение демографических процессов на селе, является более глубокий анализ проходившей мобилизации, как военной, так и трудовой. В данном направлении ученым еще предстоит более детальное изучение архивного материала, в том числе краеведческого.

Опубликованные работы, посвященные проблемам населения Кировской области в годы войны, фактически отсутствуют. Однако в ряде краеведческих исследований указываются общие демографические показатели [22-25].

Вопросам социальной политики, в том числе и по отношению к эвакуированному населению, посвящены работы Г.Г. Загвоздкина и Ф.А. Киселева [26-29]. В указанных трудах рассмотрены основные направления социальной политики государства по отношению к различным категориям населения.

Данное исследование основывается на изучении архивного фонда Кировского областного статистического управления, а также опубликованных переписей 1939-го и 1959 годов [30]. Из статданных необходимо отметить годовые отчеты о естественном движении населения (содержат различные формы учёта рождаемости, смертности, брачности, разводимости по месяцам, единовременные отчеты сельсоветов и т.д.) и итоговые отчёты механического движения населения по годам (сведения о передвижении населения, половозрастной состав категорий «прибывших» и «выбывших»).

Широкий круг источников различного характера (справки, докладные записки контролёров, отчёты Кировского областного военкомата, отчёты о работе Кировского обкома ВКП(б) за период войны и т.п.) содержат фонды Государственного архива социально-политической истории Кировской области [31]. В указанных архивных материалах содержится информация не только о процессах эвакуации, реэвакуации и мобилизации, но и экономическая, хозяйственная и административная характеристика Кировской области.

К началу войны общая площадь Кировской области составляла 121.7 тыс. кв. км, что составляло около 0.5% территории СССР и 2.5% территории РСФСР. Область включала в себя 55 административных районов, 2 города областного подчинения (г. Киров, г. Слободской), 11 городов и 24 рабочих поселка [32, л. 3].

По переписи 1939 г., в Кировской области проживало 2334 тысячи человек (1.9% от населения РСФСР) [33, с. 361], из них по национальному признаку преобладали русские - 2132 тысячи человек [32, л. 3].

Динамику численности населения области, в том числе и сельского, можно проследить по данным, представленным на рис. 1 [34, л. 93-93об; 35, л. 2; 36, л. 1-1об.; 37, л. 3-3об.; 38, л. 79].

2500

гс

х 2000

о>

S

£ s 15СО

X =Г

£ о

о г юоо

о р

х

| 500

2

T 0

1939 г. 1940 г. 1941г. 1942 г. 1943 г. 1944 г. 1945 г. 1946 г.

| □ Всего населения ■Сельское население]

Рис. 1. Динамика численности населения Кировской области в годы Великой Отечественной войны (данные на 1 января)

В предвоенные годы сельское население (85%) Кировской области значительно превышало городское (15%), однако с началом войны в стране началась военная и трудовая мобилизация, главным источником которой являлось сельское население [32, л. 4].

Городское население области пополнялось в основном за счёт прибывшего в города и городские поселения эвакуированных с заводами рабочих, а также трудовой мобилизации сельчан. За полтора года войны количество городского населения увеличилось почти на 150 тысяч человек, в то время как доля сельских жителей сокращалась с каждым годом: 1939 г. - 85%,

1941 г. - 77%, 1943 г. - 78%, 1945 г. - 76% [34, л. 93-93об.; 35, л. 2; 36, л. 1-1об.; 37, л. 3-3об.; 38, л. 79].

Влияние войны на народонаселение может быть убедительно продемонстрировано с помощью показателей, характеризующих изменение динамики естественного движения. Показатели брачности населения Кировской области и всей страны в целом за период 1941-1945 гг. значительно сократились по сравнению с довоенным периодом. Резкое сокращение брачности на селе произошло к началу 1942 г., и эта тенденция сохранялась вплоть до 1944 г. Если к началу войны коэффициент брачности сельского населения области составлял 5.0%о, то в 1942 г. - 1.3%о, в 1943 г. - 1.7%, в 1944 г. - 2.9% [30, л. 3-3об.; 32, л. 4; 34, л. 93-93об.]. В самой неблагоприятной ситуации оказались женщины, родившиеся в 1924-1928 гг., т.к. их многочисленному контингенту соответствовал небольшой контингент мужчин 1918-1923 гг. рождения.

Коэффициент разводимости на протяжении всей войны был стабильно низким. Большинство мужчин брачного возраста были мобилизованы в армию, и проблемы семейных взаимоот-

ношений в условиях войны отошли на второй план [39, л. 100-100об.; 34, л. 93-93об.].

Война, с одной стороны, нарушила половую пропорцию ровесников, а с другой - усугубила непропорциональное соотношение полов в соседних возрастных группах мужчин и женщин (рис. 2), которое существовало еще в 1939 г. как следствие Первой мировой и гражданской войн. Однако если в начале войны диспропорция полов представляла собой соотношение 10:12 в пользу женщин, то уже к 1943 г. на десять мужчин, проживающих в сельской местности области, приходилось семнадцать женщин [40, л. 15-15об.; 32, л. 4; 37, л. 3-3об.; 37, л. 3-3об.; 40, л. 38-38об.].

1941г. 1942 г. 1943 г. 1944 г. 1945 г.

■ Мужчины □ Женщины

Рис. 2. Соотношение численности сельского населения Кировской области по полу в 1941-1945 гг.

Таким образом, деформация половозрастного состава населения тыловых районов и соответственно сокращение числа заключаемых браков явились главными причинами резкого падения рождаемости.

Начиная с 1936 г. показатели рождаемости на селе постепенно увеличивались, однако коэффициент рождаемости по сельской местности области снизился с 39.5%о в 1939 г. до 35.6%о в

1940 г. [41, л. 2об.].

Падение рождаемости в 1940 г. связано с начавшейся советско-финской войной и увеличением количества абортов. Несмотря на принятие в 1936 г. ЦИК и СНК СССР постановления «О запрещении абортов», численность их по-прежнему увеличивалась, и в 1940 г. в Кировской области было зарегистрировано 3799 абортов [42, л. 50.; 41, л. 2об.].

Резкое сокращение рождаемости в условиях начавшейся войны фиксируется только с апреля

1942 г. К концу 1945 г. количество рождений на селе сократилось по сравнению с первым годом войны в 3.7 раза [43, л. 16; 41, л. 2об.].

Только в 1943 г. общий коэффициент рождаемости населения области стабилизировался на низком уровне (на 1 тысячу сельских жителей приходилось 9 живорожденных детей). Несмотря на небольшой рост, к концу войны показатели естественного прироста населения Кировской

области по-прежнему оставались отрицательными [44, л. 14-14об.; 45, л. 46; 46, л. 36, 56; 47, л. 2-43].

Война очень многое изменила в укладе деревенской жизни. Расселение на новых местах эвакуированного вглубь страны населения способствовало быстрому распространению различных инфекционных заболеваний. Уже зимой 1941-1942 гг. в сельской местности ряда областей, в том числе и Кировской, наблюдается резкий рост заболеваемости сыпным и брюшным тифом, дифтерией, корью, скарлатиной.

В целом заболеваемость на селе в годы войны была высокой, а основной причиной этого стало общее ухудшение материально-бытовых условий, в том числе и санитарно-гигиенических. Указанные выше факторы в сочетании с возросшими физическими и психологическими нагрузками оказали негативное воздействие на ход демографических процессов, в частности привели к увеличению смертности, особенно детской.

В 1942 г. из числа всех родившихся в сельской местности Кировской области детей более трети не доживали до 1 года, и лишь с 1944 г. показатель младенческой смертности снижается [44, 50-50об.; 34, л. 93-93об.; 40, л. 15-15об ].

Общий уровень смертности сельского населения вырос в 1942 г. сразу на 13% по сравнению с

1941 г. Выше средней по РСФСР (19-23%) смертность была в Вологодской, Ярославской, Кировской и ряде других областей [14, с. 122]. Коэффициент смертности сельского населения области достиг наивысшей точки в 1942 г. - 33.9%.

В связи с ростом показателей смертности естественный прирост населения области начал стремительно сокращаться с началом Великой Отечественной войны. Положительная динамика увеличения рождаемости и снижения смертности за 1936-1939 гг. сменилась постепенным уменьшением показателей естественного прироста. Однако к началу 1942 года он стал отрицательным и был таковым вплоть до окончания войны [42, л. 50; 43, л. 1; 44, л. 2; 45, л. 4-5об.; 46, л. 5-5об.; 47, л. 2-43; 48, л. 8-14] (рис. 3).

0 -I-------------------------------------------------------,----------------------------------------------,----------------------------------------------г

1939 г. 1940 г. 1941г. 1942 г. 1943 г. 1944 г. 1945 г.

|—♦- Показатели коэф-та рождаемости -ш— Показатели коэф-та смертности

Рис. 3. Соотношение коэффициентов рождаемости и смертности сельского населения Кировской области в 1941-1945 гг.

Итак, отрицательные показатели естественного прироста наряду с активной механической подвижностью (в основном за счет эвакуации, а также военной и трудовой мобилизации сельчан) способствовали изменению демографической ситуации в Кировской области.

22.06.1941 г. Президиум Верховного Совета СССР издал Указ о мобилизации военнообязанных территории 14 военных округов, в том числе Уральского, в который входила Кировская область. К главным принципам политики мобилизации людских ресурсов на фронт относились: всеобщая мобилизация военнообязанных граждан, выборочный подход к мобилизации отдельных категорий граждан, поддержка добровольческого движения, массовая подготовка населения к военной службе.

Призыв осуществлялся на основе закона «О всеобщей воинской повинности» от 1.09.1939 г. [49, с. 174]. Всего за 1941-1945 гг. в Кировской области было мобилизовано и призвано в Вооруженные силы 585 тысяч человек, большинство из них - сельские жители [22, с. 22]. Основная волна мобилизации пришлась на первые месяцы войны. К 1.10.1941 г. было призвано в Красную Армию 133.5 тысячи жителей области, что позволяет говорить об интенсивности военно-мобилизационных процессов [50, л. 108]. За два последующих военных года из Кировской области было отправлено на фронт более 185 тысяч человек 1923-1926 годов рождения [51, л. 112].

Значительное влияние на миграционные процессы оказала трудовая мобилизация, главная задача которой состояла в решении проблемы нехватки рабочих рук в городах и рабочих поселках Кировской области. По данным областного бюро учёта и распределения рабочей силы, в 1942 г. в области было привлечено в порядке мобилизации и трудгужповинности 125 тысяч человек, тогда как в 1943 г. - 262 тысячи [52, л. 8]. Численность городского населения увеличилась благодаря активной трудовой мобилизации сельского населения на работы в город (т.е. миграционного потока «село - город»). К началу 1945 г. в городах области проживало более 466 тысяч жителей [36, л. 1—1об.; 37, л. 9].

Механическое движение населения Кировской области, в первую очередь за счет интенсивности мобилизации и миграционных процессов, достигло небывалых размеров в годы войны. Сальдо миграции сельского населения Кировской области на протяжении всей войны было положительным [53, л. 24-24об., 30-30об.; 54, л. 9-10об.; 55, л. 8-9об.; 56, л. 5-5об.; 35, л. 6-7об.; 57, л. 8-9об.]. Наибольший механиче-

ский прирост сельского населения области пришелся на 1943 г. Коэффициент эффективности движения сельского населения достиг своего максимума к началу 1943 г. - 0.5% [56, л. 7— 7об.], в то время как интенсивность миграционных процессов была ниже, чем в довоенное время. Так, в 1939—1941 гг. около 5% сельчан было охвачено миграционными процессами, к началу 1942 г. данный показатель снизился до 3% и оставался таковым на протяжении всей войны [37, л. 3—3об.; 55, л. 7—8об.].

Снижение данного показателя связано с уменьшением категории «выбывающих». Сельские жители не желали покидать нажитые места в столь суровое время. Область находилась в глубоком тылу. Это обстоятельство вселяло в местных жителей определённую уверенность в стабильности их положения.

Интересна география миграционных процессов. Преобладающая часть сельчан переезжала в 1941—1943 гг. в соседние субъекты, которые в географическом плане были представлены следующими регионами: Северный (Архангельская область, Коми АССР), Центральный (Горьковская область, Марийская АССР), Уральский и Западно-Сибирский (Молотовская, Свердловская области и Удмуртская АССР).

Большинство населения прибывало в область из Северных и Северо-Западных (Ленинградская область, Карело-Финская АССР), а также Центральных районов СССР (Смоленская, Московская, Калининская область и др.), т.е. тех регионов, территории которых в дальнейшем были оккупированы или на которых велись боевые действия.

К концу 1943 г. география миграционной подвижности населения начинает меняться. Успехи военных операций советских войск на нескольких фронтах боевых действий способствовали развёртыванию процесса реэвакуации, возвращению жителей на место постоянного пребывания. Именно поэтому преобладающая часть выбывшего сельского населения (66.7% в

1943 г.; 94.9% — 1944 г.; 87.9% — 1945 г.) отправлялась в Северный (Ленинградская область, Карело-Финская АССР), Западный (со второй половины 1944 г. страны Прибалтики и Белорусская ССР), Центральный (Курская, Московская области), Южный (Украинская ССР) и Юго-Восточный (Куйбышевская, Сталинградская области) регионы страны [53, л. 7—7об.; 54, л. 9—10об.; 55, л. 7—8об.; 56, л. 5—5об.; 35, л. 6— 7об.; 57, л. 8—9об.].

Механические процессы деформировали половозрастную структуру сельского населения области. Если в 1939—1941 гг. из числа при-

бывших в сельскую местность области доминировало мужское население (в основном работоспособного возраста от 16 до 59 лет), то уже к

1942 г. численность прибывших лиц женского пола почти в два раза превышала количество лиц мужского пола [55, л. 12].

Эвакуация населения в области временно и частично компенсировала отсутствующее в результате мобилизации население. К началу

1942 г. в Кировскую область было эвакуировано 123 849 человек из различных регионов [58, л. 19]. Из общего количества эвакуированных 119 970 человек (или 96.9%) было размещено в сельской местности, более 64% из которых -женщины, подростки, дети [59, л. 45-45об.; 58, л. 1-1об ]. Большинство эваконаселения приняли Зуевский, Оричевский, Кировский, Пижан-ский районы.

К 1.01.1943 г. в Кировской области было размещено 108 183 эвакуированных [34, л. 116-116об ]. Со второй половины 1943 г. активно развертываются реэвакуационные процессы, связанные с освобождением оккупированных районов, в результате чего численность эвакуированного населения, проживающего на территории Кировской области, сократилась до 77 052 человек. К концу 1945 г. подавляющая часть населения, прибывшего в Кировскую область в результате эвакуации, возвратилась в родные места. По данным статистики, уже к

1.01.1945 г. в районах области оставалось 31 528 эвакуированных [60, л. 24-24об.].

Таким образом, война и порожденный ею глубокий кризис отразились на половозрастной структуре сельского населения, привели к еще более выраженному дисбалансу полов в деревне. Основные показатели естественного движения населения существенно снизились, а некоторые из них (рождаемость, детская смертность) приняли угрожающий характер. Отрицательный показатель естественного прироста сельского населения, как следствие первого военного года, оставался стабильно низким на протяжении всей войны. Его падению препятствовало не только реализуемое социальное законодательство, но и способность человеческого организма к мобилизации всех «внутренних резервов», следствием чего стала частичная адаптация людей к тяготам военного времени.

Однако с точки зрения демографического развития села основным фактором сокращения сельского населения была его механическая убыль, принявшая в годы войны небывалые размеры. Война нарушила тот демографический баланс между городом и деревней, который существовал перед её началом. Необходимо также

отметить, что миграция («село - город»), повлиявшая на снижение численности, носила региональный характер, т.е. отток сельского населения осуществлялся в города и городские поселения Кировской области либо в соседние регионы.

Демографическое «эхо» войны еще долгие годы давало о себе знать в увеличении смертности и снижении рождаемости, ухудшении здоровья людей, переживших военные невзгоды, особенно фронтовиков, в сиротстве многих детей и вынужденном безбрачии их матерей.

Список литературы

1. Арутюнян Ю.В. Советское крестьянство в годы Великой Отечественной войны. М.: Наука, 1970. 466 с.

2. История советского крестьянства. Крестьянство накануне и в годы Великой Отечественной войны (1938-1945 гг.) / Отв. ред. М. Вылцан. Т. 3. М.: Наука, 1987. 447 с.

3. Мунчаев Ш.М. Эвакуация населения в годы Великой Отечественной войны // История СССР. 1975. № 3. С. 133-141.

4. Лихоманов Н.И., Позина Л.Т., Финоянов Е.И. Партийное руководство эвакуацией в первый период Великой Отечественной войны (1941-1942 гг.). Л.: ЛГУ, 1985. 168 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Советский тыл в Великой Отечественной войне. Трудовой подвиг народа / Под ред. П.Н. Поспелова. Кн. 2. М.: Мысль, 1974. 367 с.

6. Щеголев К.М. Участие эвакуированного населения в колхозном производстве Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны // История СССР. 1959. № 2. С. 139-145.

7. Эшелоны идут на Восток. История перебазирования производительных сил СССР в 1941-1945 гг. М.: Наука, 1966. 263 с.

8. Поляков Л.Е. Цена войны. Демографический аспект. М.: Финансы и статистика, 1985. 136 с.

9. Корнилов Г.Е. Уральская деревня в период Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). Свердловск: Изд-во Уральского университета, 1990. 234 с.

10. Андреев Е.М., Дарский Л.Е, Харькова Т.Л. Население Советского Союза. 1922-1991 гг. М.: Наука, 1993. 139 с.

11. Анисков В.Т. Крестьянство против фашизма. 1941-1945 гг. История и психология подвига. М.: Памятники исторической мысли, 2003. 500 с.

12. Людские потери в период Второй мировой войны. Сборник статей. СПб.: Блиц, 1995. 190 с.

13. Население России за 100 лет (1897-1997). Статистический сборник. М.: Госкомстат России, 1998. С. 222.

14. Население России в XX веке. Т. 2. М.: РОССПЭН, 2002. 456 с.

15. Ванюков Д.А. Великая Отечественная война. М.: Мир книги, 2007. 240 с.

16. Данилов П.П. Эвакуация населения и оборудования из Ленинграда в 1941-1943 годах // Отечественная история. 2006. № 3. С. 55-64.

17. Кнышевский П.Н. Государственный комитет обороны: методы мобилизации трудовых ресурсов // Вопросы истории. 1994. № 2. С. 53-66.

18. Куманев Г.А. Война и эвакуация в СССР. 1941-1945 годы // Новая и новейшая история. 2006. № 6. С. 7-27.

19. Потемкина М.Н. Эвакуация и национальные отношения в советском тылу в годы Великой Отечественной войны (на материалах Урала) // Отечественная история. 2002. № 3. С. 148-156.

20. Потемкина М.Н. Эваконаселение в уральском тылу: опыт выживания // Отечественная история. 2005. № 2. С. 86-97.

21. Корнилов Г.Е. Миграция сельского населения Уральского региона в годы войны // Отечественная история. 1993. С. 67-82.

22. Козлов П.Е. Сотворение победы. Киров: Администрация Кировской области, 1995. 207 с.

23. Козлов П.Е. Все для фронта. Город Киров. 1941-1945 гг. Киров: Дом печати Вятка, 2005. 570 с.

24. Перчиков Ю.А. Советы Волго-Вятского региона РСФСР 1941-1945 гг. Самара: Изд-во Саратовского университета, 1992. 146 с.

25. 200 лет Вятской губернии. 60 лет Кировской области. Стат. сб. Киров: ГИПП Вятка, 1996. 448 с.

26. Загвоздкин Г.Г. В битве за Отечество: 19411945 гг. // Энциклопедия земли Вятской. Т. 4. Киров: Областная писательская организация, 1995. С. 393401.

27. Загвоздкин Г.Г. Цена победы: социальная политика военных лет. Киров: Волго-вятское книжное изд-во, 1990. 262 с.

28. Киселев Ф.А. Эвакуация населения в Кировскую область и Удмуртскую АССР в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) // Межвуз. сб. Киров: Изд-во ВятГУ, 2003. С. 148-156.

29. Киселев Ф.А. Прием эвакуированного населения, прибывшего в Кировскую область и Удмурт-

скую АССР в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) // Межвуз. сб. Киров: Изд-во ВятГУ, 2004. С. 141-150.

30. Государственный архив Кировской области (ГАКО). Ф. Р. - 2344. Оп. 1, 2, 5.

31. Государственный архив социальнополитической истории Кировской области (ГАСПИ КО). Ф. 1290. Оп. 7, 8, 9, 10. Ф. 1291. Оп.1.

32. ГАКО. Ф. Р. - 2756. Оп. 5. Д. 2. Л. 3.

33. Население России в XX веке. Исторические

очерки. Т. 1. 1900-1939. М.: РОССПЭН, 2000.

463 с.

4. 3 ГАКО. Ф. Р. .Д 2. п. .О 4. 4 3 2 - 1225. Л. 116.

5. 3 ГАКО. Ф. Р. - 2344. Оп. 2. Д. 1275. Л. 18.

6. 3 ГАКО. Ф. Р. - 2344. Оп. 2. Д 1683. Л. 91.

7. 3 ГАСПИ КО Ф. - 1291. Оп. 1. Д. 7. Л. 165.

8. 3 ГАСПИ КО Ф. - 1291. Оп. 1. Д. 17. Л. 416.

9. 3 ГАКО. Ф. Р. .Д 5. п. .О 4. 4 3 2 - 1. Л. 74.

0. 4 ГАКО. Ф. Р. - 2344. Оп. 2. Д. 1229. Л. 104.

41. ГАКО. Ф. Р. - 2344. Оп. 1. Д. 5. 8 .Л. 5. 7 9 2

2. 4 ГАКО. Ф. Р. - 2344. Оп. 1. Д. 2280. Л. 113.

3. 4 ГАКО. Ф. Р. - 2344. Оп. 2. Д. 464. Л. 66.

44. ГАКО. Ф. Р. - 2344. Оп. 2. Д. 860. Л. 68.

5. 4 ГАКО. Ф. Р. - 2344. Оп. 2. Д. 1226. Л. 66.

6. 4 ГАКО. Ф. Р. - 2344. Оп. 2. Д 0. 8 .Л. 3. 7 2

7. 4 ГАКО. Ф. Р. - 2344. Оп. 2. Д. 5. 4 .Л. 7. 9 6

8. 4 ГАКО. Ф. Р. - 2344. Оп. 5. Д. 8. Л. 47.

49. Великая Отечественная война 1941-1945. Эн-

циклопедия. М. Советская энциклопедия, 1985.

832 с.

50. ГАСПИ КО. Ф. 1290. Оп. 7. Д. 38. Л. 131.

51. ГАСПИ КО. Ф. 1290. Оп. 10. 36. Л. 131.

52. ГАКО. Ф. Р. - 2169. Оп. 1. Д. 754. Л. 49.

53. ГАКО. Ф. Р. - 2344. Оп. 1. Д. 2284. Л. 261.

54. ГАКО. Ф. Р. - 2344. Оп. 2. Д. 465. Л. 76.

55. ГАКО. Ф. Р. - 2344. Оп. 2.Д. 863. Л. 61.

56. ГАКО. Ф. Р. - 2344. Оп. 2. Д. 1227. Л. 30.

57. ГАКО. Ф. Р. - 2344. Оп. 2. Д. 1679. Л. 19.

58. ГАКО. Ф. Р. - 2344. Оп. 2. Д. 469. Л. 24.

59. ГАКО. Ф. Р. - 2344. Оп. 2. Д. 468. Л. 54.

60. ГАКО. Ф. Р. - 2344. Оп. 2. Д. 1681. Л. 87.

RURAL POPULATION OF THE KIROV REGION DURING THE GREAT PATRIOTIC WAR (1941-1945): THE DEMOGRAPHIC ASPECT

N. V. Russkikh

Some problems of demographic development of rural population in the Kirov region during the Great Patriotic War are discussed. Key demographic aspects: the data on natural increase, evacuation, military and labour mobilization - are analyzed. Main directions of migration mobility of rural population in the region are also characterized.

Keywords: rural population, birth rate, death rate, age and gender composition, military mobilization, population migration.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.