Научная статья на тему 'Секрет мастера (к 70-летию Ю. И. Васильева)'

Секрет мастера (к 70-летию Ю. И. Васильева) Текст научной статьи по специальности «Искусство. Искусствоведение»

CC BY
109
109
Поделиться

Текст научной работы на тему «Секрет мастера (к 70-летию Ю. И. Васильева)»

Э. Ходом

СЕКРЕТ МАСТЕРА (К 70-ЛЕТИЮ Ю. И. ВАСИЛЬЕВА)

Васильев Юрий Иванович. Родился 19 ноября 1935 года в городе Бугуруслане Куйбышевской (ныне Самарской) области. Выпускник Куйбышевского музыкального училища (1958) по двум отделениям: дирижер-ско-хоровому и теоретическому. В 1963 году окончил Ленинградскую консерваторию по классу хорового дирижирования профессора А. В. Михайлова. Работал в музыкальном училище г. Ставрополя. С 1970 года преподает в РГМПИ - РГК. Создатель и руководитель ряда коллективов, в частности, Ростовского камерного хора, лауреата Международного конкурса им. Ч. А. Сегицци (Италия, 1981). Диплом лучшего дирижера на этом конкурсе. Заслуженный деятель искусств РСФСР (1987), профессор (1991). С 1982 - заведующий кафедрой хорового дирижирования РГК.

Среди учеников Ю. И. Васильева - руководители коллективов, народный артист России, заслуженные деятели искусств, заслуженные работники культуры, профессора и доценты различных вузов страны.

Публикации: Поет Ростовский камерный хор: Хоры без сопровождения / Сост. Ю. Васильев. М.: Советский композитор, 1988; Васильев Ю. Обработки и переложения для хора с сопровождением. Ростов н/Д: РГК им. С. В. Рахманинова, 2001.

Его творчеству посвящен ряд статей, в том числе, в журналах «Музыкальная жизнь» (1980, № 1 и 1982, № 4) и «Советская музыка» (1990, № 10).

О нем сняты два фильма: «Тридцать минут без оркестра» (режиссер Ю. Калугин) и «„Аккорд" Юрия Васильева» (режиссер К. Серебренников).

Имя Ю. И. Васильева вошло в справочные издания: Советские хоровые дирижеры: справочник / Сост. Э. Елисеева-Шмидт, В. Елисеева. - М.: Советский композитор, 1986; Культура Дона в лицах. Эксклюзивное досье. - Ростов н/Д: АООТ «Ростовское книжное издательство», 1997; Кто есть кто в Ростове-на-Дону и Ростовской области: Справочник. Вып. 2. - Ростов н/Д: ООО Продюсерский центр «До», 1998.

Во второй половине XX века, особенно в 70-80 годы, хоровое искусство в нашей стране достигло новой вершины. Среди тех, кто способствовал его расцвету, необходимо назвать и Ю. Васильева, чье имя по справедливости запечатлено на скрижалях истории этого вида исполнительства. Он - блестящий дирижер, продолжатель традиций Петербургской хоровой школы, талантливый музыкант, педагог, организатор. Так что писать юбилейные строчки о нем следует исходя из неоспоримого факта: Юрий Иванович Васильев - фигура историческая. Вместе с тем, юбиляр энергичен, деятелен, творчески и физически подвижен, что называется, легок на подъем, в нем нет «тяжести бронзы».

Ему выпала судьба родиться 19 ноября и, согласно утверждениям биоэнергетиков, прожить всю жизнь холериком, наподобие действующего вулкана. Эта «вулканическая порода» ощущается во всех сферах его бурной творческой и педагогической деятельности, проявляясь особенно ярко в момент управления хоровым коллективом. Он - созидатель по натуре. В нем счастливо сочетается отвага первооткрывателя и скрупулезность исследователя, детская непосредственность и мудрость творца. Известно, как важно для художника сохранить в характере черты детскости, что дает возможность, вне зависимости от возраста, сохранять способность ясно и чисто воспринимать мир, непосредственно реагировать на него. Это свойство характера придает творчеству Юрия Ивановича поразительную искренность музыкального высказывания, силу и яркость эмоционального импульса. Он покоряет слушателей той особой правдой высказывания, в которой сочетается естественность, пылкость, спонтанность самовыражения с высоким профессионализмом.

И еще один штрих к портрету юбиляра: особая легкость, с которой он идет по жизни. Но легкость эта, такая очевидная для окружающих, является отнюдь не следствием легкомысленности натуры или легковесности свершаемого. Напротив, здесь присутствует та самая тайна таланта, - по выражению Т. Манна, - «непостижимая и веселая». Секрет Ю. Васильева к тому же состоит и в том, что он никогда не жалуется, не ноет, умеет многое «брать на себя» и, самое главное, - умеет любить то, что делает, и делать то, что любит. Он счастливый человек, потому что умеет им быть. Маленький пример из далекой юности, его воспоминание о пер-

вой поездке в Куйбышев (ныне г. Самара) на прослушивание в музыкальное училище. Семья Васильевых жила более чем скромно, денег на поездку не было, а учиться очень хотелось. Выход из такого положения «с легкостью» был найден. Бесплатно можно было проехать только на крыше вагона, единственное неудобство - пришлось пригибаться при переездах под мостами. И продержаться следовало всего-то три часа в одну сторону(!).

Легкость легкостью, но повороты в жизни Ю. Васильева достаточно резкие и неожиданные. Случай не позволил ему стать профессиональным военным, о другом пути юный Васильев поначалу не мыслил. Впервые он приобщился к искусству музыки, к коллективному музицированию в оркестре народных инструментов Дворца пионеров г. Бу-гуруслана под руководством своего любимого учителя В. А. Соколова. Он и посоветовал поступать в музыкальное, а не военное училище. Эта «подсказка» определила его дальнейшую судьбу. В 1958 г. он оканчивает Куйбышевское музыкальное училище по двум отделениям - дирижерско-хоровому и теоретическому - и в этом же году поступает в Ленинградскую консерваторию. По окончании консерватории (1963) его направляют на работу в музыкальное училище г. Ставрополя, где молодой специалист руководит оркестром народных инструментов, преподает теоретические дисциплины

(сольфеджио, гармония), дает уроки дирижирования, много сочиняет. Жизнь наполнена до отказа, огромное поле деятельности захватывает. Его ценят, ему доверяют, в конце-концов, он горд и тем, что хорошо обеспечивает свою семью в материальном отношении.

И вдруг все это течение вполне упорядоченной жизни резко изменяется. Осенью 1969 г. он получает приглашение от ректора Ростовского музыкально-педагогического института В. Г. Шипулина на работу в качестве преподавателя кафедры хорового дирижирования. Приглашение Владимира Германовича, который хорошо знал Юрия Васильева по Ленинградской консерватории, было принято с благодарностью и решение о срочном переезде в Ростов-на-Дону пришло сразу, без проволочек. Уже со второго семестра 1969/70 учебного года Юрий Иванович - преподаватель музыкального вуза.

Этот поворот вывел Ю. Васильева на дорогу, ставшую для него поистине столбовой, открывшую перед ним возможности новых творческих свершений, успехов, постоянного движения к постижению тайн мастерства и художественных озарений. В 1970 году дирижер создает Ростовский камерный хор. Время рождения коллектива совпало с началом нового этапа в развитии российского хорового искусства. В конце 60-х годов XX столетия в отечественном музыкальной культуре возникает новый пласт - камерное хоровое исполнительство. Не случаен и тот факт, что коллектив возник в живой и творческой атмосфере только что открытого музыкального вуза, полной настоящего профессионального энтузиазма. Уже в 1978 году хор получает республиканское признание, а в 1981 завоевывает звание лауреата на Международном конкурсе камерных хоров имени Ч. А. Сегицци (Италия), став одним из ведущих камерных хоров страны.

Тембровое своеобразие - одна из стилистических особенностей Ростовского камерного хора. Поражала необычайная легкость и чистота звучания. Пение хора отличалось высокой культурой, безупречным интонированием, гибкостью и разнообразием артикуляции. «Высокое художественное мастерство определяется культурой исполнения, а культура Ростовского камерного хора на должной высоте», - сказал еще в 1980 году после одного из выступлений коллектива в Москве В. Н. Минин. Репертуар хора, накопленный за почти четверть века своего существования, поражает масштабом. На первом этапе Ю. Васильев отдавал предпочтение

старым мастерам. Затем в афишах появляются имена современных отечественных композиторов: Г. Свиридова, Р. Щедрина, В. Калистратова, Ю. Фали-ка, В. Гаврилина, обработки народных песен, сочинения зарубежных авторов XX века, таких как П. Хиндемит, Дж. Гершвин, И. Стравинский, О. Мес-сиан, Б. Бриттен, Дж. Леннон, П. Маккартни и многих других. В середине 80-х годов в концертах хора звучат произведения крупной формы: «Литургия Св. Иоанна Златоуста» С. Рахманинова, «Литургия» П. Чеснокова, «Страстная седмица» А. Гречанинова etc. Коллективу оказалось доступным воплощение и этого хорового пласта, требующего высокой исполнительской культуры, разнообразия звуковых красок, отточенной ансамблевой техники, умения сочетать полнозвучность и мощь с легкостью и изяществом, а также сосредоточенностью и благоговейной проникновенностью. В программах конца 1980-х - начала 1990-х годов нашла отражение идея живой связи времен, когда прекрасные памятники национальной музыкальной культуры органично сочетались с сочинениями современников.

Высочайший профессионализм, вкус, техническое мастерство коллектива под руководством Ю. Васильева задали тон дальнейшему становлению хорового искусства на Дону. Под непосредственным влиянием замечательного мастера хорового дела проходило последующее создание певческих коллективов в Ростове-на-Дону и области, других городах России, а впоследствии и за рубежом: В. Гончаров и А. Канцберг, В. Русанов и С. Тараканов, В. Буланов и В. Ляшенко, известные как основатели и руководители хоровых капелл, в течение многих лет были певчими Ростовского камерного хора.

С 1982 года Юрий Иванович возглавляет кафедру хорового дирижирования РГК, продолжая традиции Петербургской школы, заложенные основателем кафедры Владимиром Германовичем Шипу-линым. Он свято сохраняет основные принципы ее работы: духовность и профессионализм, открытость и требовательность, искреннюю заинтересованность в успехах и достижениях своих товарищей, тактичность и подлинную демократичность во взаимоотношениях со студентами, преданность своему делу, постоянный поиск, совершенствование и неуспокоенность в творчестве. Сам он - выпускник Ленинградской консерватории по классу заслуженного деятеля искусств России профессо-

ра А. В. Михайлова - естественно и органично вписывается в эту атмосферу, являя собой замечательный пример духа великой хоровой школы. Хор факультета под руководством Ю. Васильева ведет большую концертную деятельность. В репертуаре коллектива - хоровая музыка без сопровождения, крупные вокально-симфонические произведения: «Маг-нификат» и Месса си-минор И. С. Баха, «Немецкий реквием» И. Брамса, «Стикс» Г. Канчели, «Реквием» В. А. Моцарта, «Колокола» С. Рахманинова, «Иоанн Дамаскин» С. Танеева и многое другое.

Еще более неожиданным творческим поворотом выглядит яркая страница творчества Ю. Васильева, связанная с созданием в составе Ростовского камерного хора мужского квартета, поющего в стиле «Бар-бершоп». Прекрасно владея высоким голосом, практически захватывающим диапазон тенора-альтино, красиво окрашенного, с мягким светло-серебристым тембром, он в течение восьми лет исполнял партию первого тенора. Это новое музыкальное увлечение было поистине историей любви с первого взгляда. В 1987 году, находясь на гастролях в Германии с Ростовским камерным хором, он впервые услышал барбершоп, с его особой гармонией, «вибрирующими» аккордами - этой уникальной музыкальной идиомой, неповторимой манерой исполнения - и был покорен. Первое восторженное впечатление оказалось глубоким чувством, и четверо энтузиастов во главе с Ю. Васильевым начали «погружение» в этот новый мир, специфический род музыки, шире - стиль жизни, определенный тип радостного ее восприятия, сложившийся в идеологии нескольких поколений американцев.

Очень быстро ростовский барбершоп-квартет (первый отечественный коллектив, пропагандирующий барбершоп в нашей стране) достиг прекрасных результатов. Следует отметить, что американцы с большим почтением относятся к барбершоп и поддерживают его, наряду с джазом, как национальную традицию. В США даже действует Ассоциация по спасению и сохранению барбершоп-квартетов во всем мире. Именно Ассоциации ростовчане обязаны своим участием в международном фестивале 1990 года в США. Ошеломляющий успех ожидал ростовский квартет «Тихий Дон» в 14 городах Америки, в том числе в Нью-Йорке, где они выступали в Карнеги-холл. Вспоминая эти незабываемые встречи, музыканты признаются, что никогда в жизни им не предоставлялась возможность выступать перед огромной аудиторией, настроен-

ной столь тепло и сердечно. Ансамбль был принят крупнейшими политическими деятелями страны - экс-президентом США Р. Рейганом и сенатором Г. Дукакисом, являющимися большими почитателями барбершоп стиля.

Диапазон творческих возможностей Ю. Васильева поистине широк. Прекрасный знаток хора и его возможностей, он постоянно занимается работой аранжировщика. Его обработки отличает особое слышание хора, тонкость и прозрачность фактуры, изящество линий хоровых голосов, изысканность гармонических красок. В 2001 году вышел в свет сборник, включающий его обработки и переложения для хора без сопровождения. Большинство из них сделано мастером для Ростовского камерного хора и созданного им в 1995 году вокального ансамбля «Аккорд». Сегодня эти переложения и обработки входят в репертуар многих хоровых коллективов страны, а «Вокализ» Рахманинова записан на СБ камерным хором Московской консерватории под управлением народного артиста России, профессора Б. Тевлина (Диск «Международный фестиваль современной музыки „Московская осень" - 2004»).

Ю. Васильев все делает талантливо и результативно. Это относится и к его увлечению спортом, который он наблюдает не со стороны, не по телевизору, или еще ближе, - на стадионе, а активно занимается различными его видами. В школе были беговые коньки (результат - 2 разряд), в студенческие годы - лыжи (2 разряд) и плавание (1 разряд). В Ставрополе к этому ряду добавились настольный теннис, а также пулевая стрельба - оказалось, что Ю. Васильев обладает природным даром стрелка. Он быстро выполнил 3, 2 и 1 разряды по пулевой стрельбе из пистолета и только трех очков не хватило ему до звания мастера спорта. Входил в состав сборных команд Ставропольского края, а затем, с 1970 года - Ростовской области по пулевой стрельбе. Настольным теннисом продолжает заниматься и по сей день. Кстати, 1 разряд получил уже в Ростове.

День профессора Васильева начинается рано, частенько до 8 утра он уже в консерватории - надо сосредоточиться, настроиться на творчество. И в заполненной всяческими делами и заботами суете будней с трудом выкроилось время для разговора о хоровом искусстве, о главных вопросах жизни Ю. И. Васильева, секретах его творческой молодости.

Эвелина Ходош: Юрий Иванович, назовите, пожалуйста, сочинения, работа над которыми принесла Вам наибольшее удовлетворение.

Юрий Васильев: Из сочинений кантатно-ора-ториального жанра, спетых хором факультета с симфоническим оркестром, назову Мессу си минор Баха, «Колокола» и «Весну» Рахманинова, «Весну» -особенно, «Лицейские песни» и «Страсти по Анне» Ходоша. Большое удовольствие доставило мне разучивание и исполнение Реквиема Верди и Немецкого реквиема Брамса. Из а'сарре11'ной музыки, прежде всего - музыка Виталия Ходоша. Мы исполнили все его хоровые циклы и с Ростовским камерным хором, а затем и с факультетским. Очень интересное, яркое творчество. Я с большой любовью отношусь ко всему, что написано им, но все же «Зо-рюшки-зори» (хоровой концерт на стихи Л. Мея) и «По прочтении „Архиерея" А. П. Чехова» - «самое-самое», прекрасная музыка. Огромное удовольствие доставили мне хоровой концерт на стихи М. Лермонтова и Кантата на тексты М. Ломоносова талантливого ростовского композитора Л. П. Клиничева.

Э. Х.: Ваша собственная реакция, как исполнителя, на концертные выступления разных лет? Очевидно, учитывая интенсивность концертной деятельности, это сделать не просто, тем не менее...

Ю. В.: Большое впечатление оставила работа и исполнение с камерным хором Мотета ми минор Баха с сопровождением фисгармонии. Был такой инструмент у нас в консерватории в начале 1970-х годов, играл на нем С. Х. Арабкерцян. Концертное выступление состоялось в филармонии, в той замечательной старой Ростовской филармонии с шикарной акустикой, которой она была до ремонта: муха пролетит - все слышно без микрофонов. Яркие воспоминания связаны с участием в Международном конкурсе в Гориции (Италия). В начале даже не понял, что произошло, как мы пели -накал волнения был невероятный. Только потом анализировал, сопоставлял, к сожалению, записи конкурсного выступления не осталось. На пластинке, выпущенной к 20-летию конкурса, которую мне прислали по этому случаю, сохранилась запись русской народной песни «Блоха» в обработке В. Кали-стратова. Тогда же поразила реакция публики. Как неистово-восторженно принимали «Магнификат» Дж. Габриели, «На могиле» С. Танеева, «Два сольфеджио» Ю. Фалика! Во второй номинации -«Фольклор» - здорово принимали настоящее действо со свечами «Шел-прошел месяц» и «Плач невесты-сироты» В. Калистратова, где солировала Лариса Галушко (Терентьева) - взвывала, голосила. Это было что-то невероятное.

Ярчайшими событиями этих дней стали вечерние концерты лауреатов. После номинации «Полифония» - вечером концерт. Таня Барсова, царствие ей небесное, солировала в «Ave Maria» Ф. Шуберта. Невозможно передать словами, что творилось с публикой. И на следующий день, после победы в номинации «Фольклор» был снова концерт, где мы исполняли уже другую музыку, а публика требовала «Ave Maria». Но мы не выполнили горячую и настоятельную просьбу аудитории. Гениальное исполнение, не побоюсь быть нескромным, бывает только один раз. Этого - не забыть.

Э. X.: Что вы думаете о сегодняшнем дне хоровой культуры и, в этой связи, о трудностях современной творческой молодежи, о выпускниках нашего факультета?

Ю. В.: Вопросы сложные. Начну издалека. Когда я учился в общеобразовательной школе, а это было очень давно, в ней было 4 самодеятельных хоровых коллектива. Во всем небольшом городке Бугу-руслан было всего 8 школ, и в каждой было столько же, если не больше. И руководили ими люди, не имеющие специального образования. Лишь у некоторых за плечами было музыкальное училище. К примеру, хором, в котором пел я, руководил баянист Вячеслав Агеевич Стерешин. Интересно следующее: ежегодно устраивались городские фестивали и конкурсы школьных хоров. Пели, и с превеликим удовольствием, на два, три голоса. Конечно, такую тягу к хоровому пению можно объяснить отсутствием телевизора, театра, каких-то других развлечений, жили скромно, бедно... В 2005 году в Ростовской области состоялся Первый конкурс хоровых коллективов общеобразовательных школ и Домов творчества, который проходил в г. Батайске. За три дня мы прослушали более 50 детских коллективов. Естественно, что хоров значительно меньше, чем когда-то, но культура гораздо выше. Кстати, среди руководителей коллективов, представленных на конкурсе, подавляющее число - выпускники дирижерско-хоровых отделений училищ и консерваторий.

Еще пример из собственной жизни. Шел 1970 год, приближалась 100-я годовщина В. И. Ленина, вся страна собиралась торжественно отметить эту дату. Ростовский медицинский институт решал эту задачу с размахом, на праздничном концерте должен был петь многоголосный хор. Этим вопросом занимался ректор. Было прослушано более 150 человек, стали репетировать. Первоначально на спев-

ках присутствовали деканы. В скором времени студенты-медики искренне заинтересовались занятиями и, хотя деканов уже не было, 90 человек исправно пели, даже без сопровождения. В концерте было исполнено 3 произведения, все прошло прекрасно, рождался настоящий коллектив. После успешного выступления, последовал вызов к ректору: «Спасибо, но больше в Ваших услугах мы не нуждаемся. Медицинскому институту хор не нужен. Юбилей прошел». Я был готов работать бесплатно, студенты толпами ходили за мной в консерваторию, но восторжествовало не хоровое искусство. Затем была попытка создания хора в университете, но после трех лет его успешного существования, коллектив также «зарубили». Не нужен университету - таков вердикт. Вот характерное отношение к хоровому искусству: потребность людей в нем - и полное равнодушие чиновников.

Хоровое искусство сегодня не востребовано. Оно вроде бы и живо, но влачит жалкое существование. Что касается наших выпускников, то, как это ни обидно, продолжают наше дело не многие, а только идущие учиться по зову сердца. К великому сожалению, мужчины, оканчивающие консерваторию, подающие надежды, вынуждены заниматься чем угодно, но не хоровым искусством, так как это род деятельности не может обеспечить им достойную жизнь. Картина достаточно пессимистическая и, вместе с тем... Еще совсем недавно филармонические залы были пусты. В конце 80-х годов прошлого века в Ростов приезжал В. Н. Минин со своим великолепным хором и В. Т. Спиваков с оркестром «Виртуозы Москвы» - публики не было. Последние же годы зал филармонии полон и на значительных концертах и даже не очень. Поэтому уверен - не за горами и подъем хорового движения, жаль только жить в эту пору прекрасную, уж не придется.

Э. Х.: Согласны ли Вы с высказываниями ведущих хоровых педагогов и исполнителей о том, что, распрощавшись с Хоровым обществом, мы потеряли большую часть достигнутых успехов не только в любительском, но и в академическом хоровом движении? Считаете ли Вы, что воссоздание Российского хорового общества может быть источников «новой волны» в хоровом исполнительстве?

Ю. В.: Я скептически отношусь к Хоровому обществу. Какое-то положительное влияние на развитие хорового движения, оно, очевидно, имело, но порой - откровенно вредило. Могу сказать, что к

моему великому сожалению, наше Ростовское отделение Хорового общества ничего не сделало для сохранения Ростовского камерного хора. Думаю даже, что именно «благодаря» ему коллектив больше не существует. Многое зависит от отношения конкретных людей в администрации города, области, за примером далеко ходить не надо. В г. Таганроге работает прекрасный муниципальный камерный хор «Лик». Администрация всячески поддерживает и другие коллективы, ставшие также муниципальными: народный ансамбль, камерный и духовые оркестры. В Ростове такая поддержка отсутствует. Расскажу забавный случай. Было это в 1987 году в Германии, в г. Зибурге, когда на концерт Ростовского камерного хора пожаловала официальная делегация Ростовской области во главе с первыми лицами. Зал - битком. В первом ряду почетные гости - ростовчане (отмечалось 10 лет партнерских отношений Ростов-Дортмунд). Мы поем, публика принимает нас горячо и с восторгом. Наши сидят, не аплодируют, услышали аплодисменты -присоединились. Увидели, что зал стоит, не отпускает, только тогда встали. А после концерта вся делегация подошла с поздравлениями: «Как вы хорошо поете». Тогда я сказал: «Извините, наш хор существует уже 17 лет, и вы ни разу не были на наших концертах дома, в Ростове. И вот впервые услышали нас в Германии и то - по случаю». Это пример отношения власти к искусству. Вот так и живем.

Э. Х.: Большинство людей работают, чтобы жить, и лишь немногие живут, чтобы работать, творить. Вы, безусловно, относитесь ко второй группе. Но все-таки, как часто посещают мысли об отдыхе, и что он означает для Вас?

Ю. В.: Без работы своей жизни не мыслю. Меня уже в этом смысле не переубедить, не переделать. Такое отношение к делу вообще характерно для людей моего поколения. Наступления лета жду с особым чувством, потому что учебный год чаще бывает тяжелый или очень тяжелый. Но, когда наступает долгожданный отдых, как только он начинается, в голове тут же рождаются мысли и планы относительно следующего сезона. Хочется скорее подойти к коллективу, услышать возникающие под твоими руками звуки хоровых аккордов. Я вспоминаю Владислава Геннадиевича Соколова, когда он работал на одной из первых хоровых творческих мастерских в Москве. Работал великолепно, прекрасно, а ведь ему было тогда более 80 лет. Работа с хором обязывает быть в форме и стимули-

рует силу, энергию и активность. Думаю, что жить без коллектива, конечно, можно, но это не жизнь, а прозябание.

Э. X.: Таким образом, вы подтверждаете выводы ученых о том, что труд обладает целебным свойством, более сильным, чем лекарство. Но все же, что позволяет удерживать такую прекрасную творческую форму?

Ю. В.: Хоровое пение - особый вид искусства. Для того чтобы оно возникло, необходимо найти контакт с коллективом, увлечь его. И в этом первостепенную роль играет репертуар. Я всегда выбираю произведения, которые нравятся мне и хору. Критерии отбора, которыми я всегда руководствуюсь как в классическом, так и современном творчестве, просты: высокое качество, яркость, талантливость. Предпочтение отдаю тем современным произведениям, музыкальный язык которых базируется на традициях русской национальной школы. Благодаря сложной разнообразной музыке, которую мы оживляли и дарили слушателям, Ростовский камерный хор - любительский коллектив -просуществовал 23 года. Мы творили вместе и никогда не шли на поводу у публики. Но в конечном счете мы работали ради нее. Когда хор увлечен творческим замыслом композитора, когда он влюблен в эту музыку, когда горит огонь вдохновения, тогда нравится слушателю, тогда есть отклик в его сердце. И это - высшая награда. Такое возможно только если ты предан своему делу и отдаешь ему себя до конца, вот что самое главное. Убежден: именно творческое горение является стимулом жизненной энергии.

Э. X.: Продолжая эту тему, нельзя не вспомнить о том, что спорт занимал и занимает сегодня значительное место в Вашей жизни. Очевидно, это также один из источников радостного восприятия мира, неиссякаемой активности. Несмотря на более чем серьезное отношение к спорту, вспомните, пожалуйста, что-нибудь курьезное из Вашей спортивной жизни.

Ю. В.: В Кавголово проходили соревнования по лыжам на 10 км. Бежал я, бежал и вдруг увидел, что нет ни флажков, ни указателей - сбился с маршрута. Обидно, что пока его искал, прошло 1,5 минуты, именно их и не хватило до первого разряда.

Э. X.: Годы Вашей учебы в Ленинградской консерватории совпали со знаменитой «оттепелью». Для слушателей Москвы и Ленинграда середины 50-х -

начала 60-х годов XX века открылась бурная картина мирового музыкального исполнительства. Не могли бы Вы припомнить ярчайшие встречи?

Ю. В.: Прежде всего, это приезд в Ленинград Роберта Шоу со своим знаменитым камерным хором и оркестром. Исполнялась Месса си минор И. С. Баха. Звучание хора из 30 человек - фантастика! Невероятный ажиотаж публики вызвали гастроли Венского филармонического оркестра под управлением Герберта фон Караяна. Март, в Ленинграде это еще зима, холод. Мы с ребятами-консерваторцами всю ночь бегали вокруг Художественного музея, согреваясь, держали очередь, и билеты все же удалось купить. Моцарт - «Маленькая ночная серенада», Бетховен - Пятая симфония, Р. Штраус - «Дон Жуан» и «на бис» И. Штраус - «Сказки Венского леса». Никакой схемы, необыкновенно сильное чувство образной сферы. Великий Маэстро стоял с закрытыми глазами и ворожил, по-другому не скажешь. Вообще, творческая атмосфера, царившая в эти годы в Ленинградской филармонии, незабываема: Роберто Бенци, Франц Конвичный, Гленн Гульд и многие, многие другие. Любимым моим дирижером был и остается Натан Рахлин: какая магическая сила, как захватывает зал, какая буря чувств! Не могу не сказать и о том постоянном влиянии, которое оказывал на меня мой учитель, профессор Авенир Васильевич Михайлов. Это был замечательный музыкант и прекрасный педагог, светило. Я горд, что пел в великолепном хоре Ленинградской консерватории под его управлением. Еще одно воспоминание - печальное, но ярчайшее, потрясающее: прощание в Малом зале консерватории с А. А.Егоровым, основателем и первым заведующим кафедрой хорового дирижирования. Было много музыки драматической, бурной, и вдруг, в резко наступившей тишине - звучание музыки «Грез» Шумана а'сарре11а. Словно ангелы запели -необыкновенно тихо, чисто и проникновенно...

Э. X.: Что считаете главным в человеке и художнике?

Ю. В.: Кем бы ты ни был, каких бы высот в искусстве и творчестве ни достигал, необходимо уважать других людей и ценить их труд. Быть человеком для творческой личности - главное. Для меня это означает порядочность, служение искусству, преданность своему делу до конца. Вспомню великие слова: «Надо любить искусство в себе, а не себя в искусстве».