Научная статья на тему 'Саморазвивающиеся системы: теоретико-методологический анализ'

Саморазвивающиеся системы: теоретико-методологический анализ Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
624
57
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Гаудеамус
ВАК
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Саморазвивающиеся системы: теоретико-методологический анализ»

Принцип единства типа ) впечатлений У

Рис. 3.

Выбор определяется благодаря научной и практической целесообразности. Но при любом выборе важно понять, что, произрастая из триады принципов, принцип народности порождает требования индивидуальности, целостности, единства типа впечатлений на уровне содержания, технологии образования и управления образовательной системой.

Триада принципов превращается в соответствующие требования на уровне содержания технологии образования и управления. В

этом мы усматриваем диалектическую связь «триада принципов - системообразующий принцип».

Технологическая сторона взаимодействия, взаимообогащения, взаимопроникновения розановских принципов и принципа народности показана на рис. 3.

Поступила в редакцию 07.08.2003.

(Окончание в следующем номере)

САМОРАЗВИВАЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ: ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Е.А. Уваров

(Окончание. Начало в № I (3), 2003.)

4. Неравновесность как одна из причин и условие саморазвития системы

В основе саморазвития систем, как мы уже не раз отмечали, лежат неравновесные состояния системы. Только неравновесность

может быть причиной эволюции открытой системы.

«На протяжении XIX в. в центре внимания находилось исследование конечного состояния термодинамической эволюции. Термодинамика XIX в. была равновесной. В настоящее иремя ситуация полностью изменилась. Ныне мы знаем, что вдали от равнове-

сия могут спонтанно возникать новые типы структур. В сильно неравновесных условиях может совершаться переход от беспорядка, теплового хаоса, к порядку. Могут возникать новые динамические состояния материи, отражающие взаимодействие данной системы с окружающей средой» [18, с. 3].

Особенность рассматриваемых нами процессов заключается в том, что при переходе от равновесных состояний к сильно неравновесным мы переходим от повторяющегося и общего к уникальному и специфичному. «Специальное и уникальное или повторяющееся и общее, универсальное, конкретное или абстрактное, вечное движение или покой, внутреннее или внешнее, качество или количество, зависимость от культуры или вневременные принципы, борение духа и самоизменение как постоянное состояние человека или возможность (и желательность) покоя, порядка, окончательной гармонии и удовлетворение всех разумных человеческих желаний - таковы некоторые аспекты этой противоположности» [29].

Процитированные слова Исайи Берлина свидетельствуют о противопоставлении в науке специфичного и уникального, повторяющегося и общего. По сути, мы видим противопоставление естественнонаучного понимания процессов гуманитарному. Действительно, законы равновесия обладают высокой общностью: они универсальны [18]. Что же касается поведения материи вблизи состояния равновесия, то ему свойственна «повторяемость». В то же время вдали от равновесия начинают действовать различные механизмы, соответствующие возможности возникновения диссипативных структур различных типов.

Об этом И. Пригожин и И. Стенгерс на примере химических процессов пишут, что каждый из нас интуитивно представляет себе протекание химической реакции: молекулы «плавают» в пространстве, сталкиваются и, перестраиваясь в результате столкновения, превращаются в новые молекулы. То есть возникает порядок нового, ранее не известного типа. В данном случае уместно говорить о новой когерентности, о механизме «коммуникации» между молекулами. Но связь такого типа может возникать только в сильно неравновесных условиях. Интересно

отметить, что подобная связь широко распространена в мире живого. Существование се можно принять за основу определения биологической системы [18].

Здесь мы приходим к выводу, что активность материи напрямую связана с неравновесными условиями, порождаемыми самой материей. Так же как и в макроскопическом поведении, законы флуктуации и корреляций в равновесных условиях (распределение Пуассона) носят универсальный характер. При переходе границы, отделяющей равновесную область от неравновесной, они утрачивают универсальность и обретают сильнейшую зависимость от типа нелинейности системы.

Примечательно, что когда новая структура возникает в результате конечного возмущения, флуктуация, приводящая к смене режимов, не может сразу «одолеть» начальное состояние. Она должна сначала установиться в некоторой конечной области и лишь затем распространиться и «заполнить» все пространство. Иначе говоря, существует механизм нуклеации. и в зависимости от того, лежат ли размеры начальной области флуктуации ниже или выше критического значения, флуктуация либо затухает, либо распространяется на всю систему. Таким образом, н ерав но вес ность есть то, что порождает «порядок из хаоса» [18].

5. Структурная неустойчивость - путь к потенциально новому состоянию системы

У В.В. Васильковой [3] мы находим необходимые признаки изменений сложноор-ганизованых систем, которые выделяются во взаимопереходах порядка из хаоса, то есть те атрибуты, которые сопряжены с неравновес-ностью и позволяют моделировать процессы самоорганизации. Они касаются, прежде всего, соотношения устойчивости и неустойчивости. Причем в ряде работ говорится не столько об устойчивости и неустойчивости в системе, сколько о связи устойчивости и неустойчивости, поскольку акцент исследовательских работ смещается в сторону изменяющихся, динамичных систем. Неустойчивость при этом выступает предпосылкой изменения поведенческого паттерна системы. Ведь неустойчивость и нарушение симметрии, то есть те факторы, которые интуитивно

связываются с беспорядком, ведут систему через критическое состояние к новой относительной устойчивости, от актуализации одного из потенциальных стационарных состояний.

И. Пригожин и И. Стенгерс [18] говорят об эволюции в ее собственном смысле тогда, когда диссипативные структуры встречаются с сильно неравновесными условиями. Сколько-нибудь жесткой и определенной схемы эволюции не существует. И это справедливо, поскольку ни в биологической, ни в социальной эволюции мы не можем считать заданным определенное множество взаимодействующих единиц или определенное множество преобразований этих единиц. Это означает, что определение системы необходимо модифицировать в ходе ее развития.

Простейший из примеров такого рода эволюции связан с понятием структурной устойчивости. Речь идет о реакции заданной системы на введение новых единиц, способных размножаться и вовлекать во взаимодействие различные процессы, протекающие в системе.

Проблема устойчивости системы относительно изменений такого типа сводится к следующему. Вводимые в небольшом количестве в систему новые составляющие приводят к возникновению новой сети реакций между ее компонентами, чго создает конкуренцию со старым способом функционирования системы. Если система структурно устойчива относительно вторжения новых единиц, то новый режим функционирования не устанавливается, а сами «инноваторы» погибают. Но если структурные флуктуации успешно «приживаются», то вся система перестраивается на новый режим функционирования: ее активность подчиняется новому алгоритму.

Синергетика различает два вида устойчивости. Первый связан с термодинамической необратимостью, когда система находится в состоянии, близком к равновесию. Это касается и идеальных закрытых систем, и открытых систем с высоким уровнем энтропии. В модели первого типа устойчивости мы встречаемся с первым порядком хаоса и порядка: максимально устойчивое, равновесное и симметричное состояние системы есть

описание молекулярного, термодинамического хаоса.

Другой тип устойчивости связан с эволюцией реальных сложных систем, которые, будучи открытыми, контактируют с не менее сложным и непредсказуемым окружением, например, человек и социальная среда. И здесь, чтобы понять, как образуется такое состояние, необходимо учитывать те изменения, которые разворачиваются в открытой системе за счет «переработки» ею внешнего вклада энергии и ресурсов.

Вот что по этому поводу мы находим у

В.В. Васильковой: «Изменения энтропии во времени в данном случае связаны с двумя противоположными процессами: «потоком энтропии», зависящим от обмена системы с окружающей средой (негэнтропии), и «производством энтропии», обусловленным необратимыми процессами внутри системы. В стационарном состоянии положительное производство энтропии компенсируется отрицательным потоком энтропии за счет обмена с окружающей средой. Несмотря на то, что производящая энтропию активность продолжается, в стационарном состоянии энгропия системы не изменяется. Так возникает особого рода устойчивое состояние в системе, находящейся вдали от равновесия (сильно неравновесной)» [3, с. 167]. И далее: «Вместе с тем, такое «устойчивое стационарное состояние» является крайне неустойчивым в своем хрупком балансе энтропийно-негэнтропийных потоков. Эта неустойчивость проявляется в том, что такое состояние чрезвычайно чувствительно к флуктуациям. Рхли рассмотренная ранее равновесная система с высокой энтропией с легкостью гасила такие флуктуации, то сильно неравновесная система может реагировать на них самым решительным образом. Возможность потери устойчивости состояний, далеких от равновесия, при определенных условиях открывает путь переходным явлениям, приводит к новому режиму функционирования, отличному от «нормального», устойчивого поведения. Могут формироваться новые динамические состояния. названные И. Пригожиным диссипативными структурами» [3, с. 167].

Следует заметить, что в равновесных замкнутых системах диссипация уничтожает исходную упорядоченность - устанавливает

термодинамическое равновесие. Но в сильно неравновесных открытых системах размывающий процесс диссипации (диффузия) приводит, напротив, к возникновению новых структур, в том числе за счет того, что диссипация, благодаря малым случайным воздействиям, устраняет все неустойчивые стационарные образования, оставляя лишь те, которые в данных условиях устойчивы [3; 6; 7; 12; 16; 18; 27].

Анализ признаков возникающего порядка приводит к выводу, что порядок порождается обоюдодействующей работой хаоса в неравновесных состояниях: с одной стороны, хаос «поставляет» флуктуации в открытую систему, с другой. - через диссипацию (рассеивающее термодинамическое начало) отсекает все лишнее и нежизненное [3, с. 196].

Первый признак возникающего порядка - возникновение макроскопической упорядоченности при сохранении микроскопической разупорядоченности. Как ни парадоксально это выглядит, но порядок на макроуровне вполне уживается с хаосом на микроуровне.

Второй признак - появление согласованности, когерентности, «коллективного поведения» отдельных частей в диссипативных структурах, когда происходит синхронизация пространственно разделенных процессов.

Особое место занимает вопрос о соотношении сложности системы и ее устойчивости. Действительно, чем сложнее система, тем. по мнению И. Пригожина и И. Стенгер-са [18], более многочисленны типы флуктуации, угрожающие ее устойчивости. Но почему в таком случае сложные системы сохраняют свою структуру? Частичным объяснением подобных процессов может быть ссылка на стабилизирующее влияние связи между частями систем, процессов диффузии. В сложных системах, где отдельные части системы вступают между собой в многочисленные и разнообразные взаимодействия, связь между ними не может не быть достаточно эффективной. Между устойчивостью, обеспечиваемой связью, и неустойчивостью из-за флуктуации имеется конкуренция. От исхода этой конкуренции зависит порог устойчивости [18].

Таким образом, структура изменяющейся системы характеризуется единством ус-

тойчивости и неустойчивости, и этот вид взаимосвязи в синергетике является базовым, поскольку из него вытекает понятие «нелинейности».

6. Нелинейность - путь к многовариативности развития системы

По мнению ряда авторов, необходимым и достаточным условием для возникновения процессов самоорганизации системы является нелинейность ее развития.

У В.Н. Костюка [8] мы обнаруживаем, что нелинейностью называется свойство системы иметь в своей структуре различные стационарные состояния, соответствующие различным допустимым законам поведения.

В.Ю. Крылов [10] рассматривает некоторые характерные свойства нелинейных систем, которые качественно отличают их от линейных.

Во-первых, для линейных систем сила реакции системы пропорциональна силе внешнего воздействия на систему. То есть, если какое-либо воздействие на систему приводит к некоторой реакции системы, то увеличение воздействия приведет к пропорцио-натьному возрастанию реакции.

Во-вторых, реакция на одновременное применение к системе нескольких воздействий равна сумме реакций системы на каждое из этих воздействий. Часто оба эти свойства объединяют вместе. Тогда общее свойство линейных систем выглядит следующим образом: для линейных систем линейной комбинации воздействий соответствует линейная комбинация реакций.

Эволюция линейных динамических систем характеризуется тем, что состояние, в котором линейная система находится в настоящий момент, полностью определяет будущее системы.

Нелинейные системы по своим свойствам радикально отличаются от линейных. Одним из главных свойств нелинейных систем является необратимость и многовариантность возможных путей развития. Типичная ситуация для нелинейных систем выглядит примерно следующим образом. У системы имеется некоторое количество присущих ей. возможных для нее путей развития. Система может развиваться лишь по од-

ному из них. Никакими сколь угодно сильными воздействиями на систему нельзя заставить ее развиваться по каким-либо другим, не свойственным ей путям. С другой стороны, в ходе развития системы имеются такие моменты (ситуации неустойчивости системы), в которые сколь угодно слабое внешнее воздействие на систему может ра-дикатьно изменить путь се развития, сменив один возможный путь на другой. Вблизи такого момента развития системы (анализируемой ранее теории бифуркации) сходным состояниям системы могут отвечать совершенно различные пути дальнейшего развития. В этом смысле будущее развитие нелинейной системы вблизи таких точек определяется не предысторией развития системы, а тем. на какой путь развития попадет система в ближайшем будущем.

Другими словами, дальнейшее развитие системы определяется тем, куда ведет систему тот путь, на который она попадет, то есть, и мы об этом говорили ранее, развитие системы определяется ее будущим, а не прошлым.

В подтверждение этому В.В. Василькова [3] делает вывод о возможности прогнозирования и управления развивающимися системами. Эволюция поведения данного типа систем сложна и неоднозначна, флуктуации или внешние воздействия могут вызвать отклонения системы от ее стационарного состояния в любом направлении. То есть энтропийная модальность может быть как положительной, так и отрицательной. Состояние такой системы при одних условиях может быть устойчиво, при других неустойчиво, что способствует переходу в другое стационарное состояние. Потенциатьность, возможность изменения поведения как свойство заложено в понятии нелинейности самоорганизующихся систем. В этой связи делается вывод, что изменяющаяся система характеризуется не только своими свойствами и стру ктурой, существующими в данный момент в данном месте (актуатьная структура). но и набором потенциальных «здесь и теперь» структур, находящихся между собой в отношении альтернативности [3, с. 27]. И датсс по В.В. Васильковой [3. с. 149], «механизм актуатизации потенциальных структур может быть связан с различными факторами -

с сильным внешним воздействием, с обменом устойчивостями внутри системы».

Различные возможные для нелинейной системы варианты будущего называются в синергетике аттракторами - структурами, притягивающими множества траекторий развития данной системы. Натичие аттракторов делает развитие системы предсказуемым. Если мы знаем, что система находится на пути развития, притягивающимся к данному аттрактору, то мы можем предсказать ее будущее. Естественно, что такой тип развития системы носит принципиально необратимый характер.

Из сказанного выше об эволюции нелинейных систем следует, что под управлением нелинейной системой следует понимать перевод системы с одного возможного для нее пути развития на другой. Для этого нужно воздействовать на систему в тот момент, когда она находится в состоянии ее наибольшей неустойчивости - вблизи точки бифуркации.

Таким образом, в современных системных исследованиях отличают эволюцию изменяющихся нелинейных систем от эволюции и развития вообще. Вот что об этом говорит В.Н. Костюк [8. с. 86]: «это происходящая в системном пространстве-времени смена качеств, присущих ее потенциальной структуре, актуализация новых стационарных состояний этой структуры, существовавших ранее лишь потенциально. Развитие вообще включает как эволюцию в этом смысле, так и возникновение новых потенциальных структур. Поэтому развитие характеризуется большим богатством возможных форм, большей степенью неопределенности, большей степенью сложности, большим разнообразием внутренних импульсов».

Особо значима для изменяющихся систем зона перехода потенциального в актуарное. И здесь авторами вводится дефиниция «критичность», заключающая в себе наличие особых критических состояний нелинейной системы, в окрестностях которой происходят бифуркации и усиливается рост флуктуаций. В критической области незначительная флуктуация может стать, по мнению И. Пригожина и И. Стенгерса [18, с. 56], началом эволюции в совершенно новом направлении. «То есть в этой области доста-

точно малых воздействий на систему, для того чтобы она скачком перешла из одного ранее устойчивого состояния, ставшего неустойчивым, в новое состояние, изменив характер своего поведения, то есть для того чтобы актуализировалось новое потенциальное состояние» [3, с. 150]. Причем организовать воздействие следует очень точное, незначительное по силе, именно такое, которое переведет систему на желаемый путь.

Модель развития нелинейной системы включает в себя еще один момент, который связан с уровнями ее иерархической сложности, без понимания которой невозможно показать, как меняется поведение системы при переходе от начальною уровня самозарождения, первичных локальных структур к уровню общесистемной организации.

Ключ к решению этой проблемы лежит в механизме распределения основного ресурса жизнеобеспечения системы и ее способности освоить, переработать этот ресурс. В данном случае источник ресурса выступает как не-гэнтропийный источник, который своим воздействием упорядочивает среду вокруг себя. Всякая простейшая структура возникает вокруг точки максимальной концентрации ресурса, некоего ядра и разворачивается вокруг своего «энергетического центра» в ходе освоения ресурса (его разгрузки).

При этом в динамике саморазвития структур сохраняется одна закономерность -структура разворачивается, смещается в ту сторону, где потенциал базового ресурса выше [4]. То есть самоорганизация осуществляется в направлении от исходного центра, максимальной концентрации ресурса навстречу новому неосвоенному ресурсу.

Рассуждая по поводу самоорганизующихся систем, хотелось бы подвести некую черту и напомнить, что «синергетику в первую очередь интересуют нестационарные состояния, живая динамика, взаимопереходы и созидание. В синергетическом описании возникает новый образ мира - мир открыт и сложноорганизован, он не «ставший», а «становящийся», непрерывно возникающий и изменяющийся. Он эволюционирует по нелинейным законам, то есть полон неожиданных поворотов, связанных с выбором путей датьнейшего развития» [3. с. 21].

В основе синергетики лежит абсолютно новое мировосприятие, новая теоретическая модель самоорганизующегося мира, которая рисует новую «картину мира». Наука классического периода оперировага простыми системами с периодическим поведением, с обратимостью во времени. В ньютоновской картине мира движение любого явления можно было вычислить с той или иной долей вероятности, если знать, какие начатьные условия ему заданы (так называемый «лапла-совский детерминизм»),

В.В. Василькова в своей работе отмечает, что классическое естествознание мыслило мир как правильный процесс, а природу -как мертвое, пассивное начато, действующее но принципу автомата. Отсюда, по всей видимости, культ рационатьности в науке (особенно характерный для западного ментати-тета). Классическая наука основное внимание уделяла устойчивости, порядку, равновесию, то есть тем понятиям, которые характерны замкнутым, механическим системам с линейным соотношением, в которых незначительный стимул на входе системы вызы-ват адекватный сдвиг на выходе из нее. По сути, это была монополия классической рациональности, с традицией познавательного расчленения целого на части (западный рационализм).

В основном же мир состоит из открытых систем, в которых присутствует обмен энергией, веществом, информацией с окружающей средой и характеризуется разнообразием, неустойчивостью нелинейностью, нерав-новесностью [18].

«Синергетика является одним из последовательных этапов прорастания нового па-радигматьного неклассического знания». И далее, «мы можем говорить о неком методологическом синтезе в рамках современной картины мира, который осуществляется в синергетическом мировидении: синергетика несет в себе стиль мышления постнекласси-ческой науки, но вместе с тем - и существенные элементы предшествующих ей де-терменистического (классического) стиля и вероятностного (нсклассического) стиля, связанного с термодинамикой. Синергетика пытается рационатьно объяснить не рацио-натьно устроенный мир» [3, с. 29].

Синергетика довольно точно передает некоторые особенности эволюции сложных систем. В частности, она раскрывает природу трудностей «управления» развитием системы, зависящей от большого числа взаимодействующих элементов. Каждое отдельное действие или локальное вмешательство в систему обретает коллективный аспект, который может повлечь за собой совершенно неожиданные глобальные изменения. В настоящее время мы еще мало знаем о наиболее вероятной реакции системы на то или иное изменение. Очень часто отклик системы на возмущение оказывается противоположным тому, что подсказывает- нам гипотеза [ 18].

Исследователи до сих пор приучены мыслить в терминах линейной причинности, но теперь они нуждаются в новых «средствах мышления». Мы склонны считать, что модели. построенные на основе понятия «порядок через флуктуации», помогут нам справиться со многими вопросами, а при определенных обстоятельствах будут способствовать более точной формулировке сложного взаимодействия между индивидуальным и коллективным аспектами поведения человека.

К этому кругу проблем исследователи относят проведение различия, с одной стороны. между состояниями системы, в которых всякая индивидуальная инициатива малозначима. а с другой. - между областями бифуркации, в которых индивидуальная идея или даже новое поведение может порождать глобальное состояние. Вот что по этому поводу пишут И. Пригожин и И. Стенгерс: «Но даже в областях бифуркации усиление - удел далеко не каждой индивидуальной идеи и не каждого индивидуального поведения, а лишь «опасных», то есть способных обратить себе на пользу нелинейные соотношения, обеспечивавшие устойчивость предыдущего режима».

Таким образом, одни и те же нелинейности могут порождать порядок из хаоса элементарных процессов, а при других обстоятельствах приводить к разрушению того же порядка, и в конечном счете, к возникновению новой когерентности, лежащей уже за другой бифуркацией.

Синергетика позволяет говорить о паттернах нового стиля мышления, инициированного развитием теории самоорганизации. Делая ссылку на В.В. Василькову [3, с. 30],

мы перечисляем ряд позиций, с которыми в принципе нельзя не согласиться, поскольку, на наш взгляд, они заключают в себе основные моменты синергетического миропонимания:

предметом науки помимо общего, повторяющегося, является случайное, индивидуальное, неповторимое:

- естественный порядок мироздания динамичен, а материя не является пассивной субстанцией, ей присущи источники самодвижения и внутренней активности;

- детерминизм в описании мира не исключает случайность - они согласуются и взаимодополняют друг друга: если в точке бифуркации действует случайность, непредсказуемость, то после выбора пути развития, на этапе более устойчивого существования системы в силу вступает детерминизм:

развитие системы происходит через неустойчивость, при значительной роли хаоса, флу ктуаций в развитии, то есть хаос не только разрушителен, но и констру ктивен;

развитие мира происходит по нелинейным законам, нельзя сводить его к кумулятивной поступательности, темп и направление развития не заданы однозначно;

- управление сложноорганизованными системами должно ориентироваться не столько на желание управляющего, сколько на собственные тенденции развития этих систем, а также допускать возможность существования зон, свободных от контроля.

В дальнейшем, с учетом вышеизложенных положений теории самоорганизации, мы намерены в своих исследованиях попытаться раскрыть сущностные характеристики, механизм. направленность развития индивидуальности человека на разных этапах онтогенеза, что, на наш взгляд, позволит решить ряд задач теоретического и практического плана.

Глоссарий:

- диссипация (от лат. dissipatio - рассеивание);

- флуктуация (от лат. fluctuatio - колебание);

- бифуркация (от лат. bifurcus - раздвоенный);

- гистерезис (от греч. hysteresis - отставание, запаздывание);

- энтропия (от грен. еШгоре - поворот во

внутрь, мера внутренней неупорядоченности).

1. Анохин П.К. Полезный результат как организующий фактор системы // Синергетика и психология. Тексты. Вып. 2. Социальные процессы / Под ред. И.Н. Трофимовой. М., 1999.

С. 34-37.

2. Ахромеева Т.С., Курдюмов С.П., Мачинецкий Г.Г., Самарский А.А. Нестационарные структуры и диффузный хаос. М., 1992.

3. Васиїькова В.В. Порядок и хаос в развитии социальных систем: (Синергетика и теория социальной самоорганизации). СПб., 1999.

4. Зимов С.А. Азбука рисунков природы. М., 1993.

5. Князева Е.Н. Саморефлективная синергетика // Вопр. философии. 2001. № 10. С. 99-113.

6. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Антропный принцип в синергетике // Вопр. философии. 1997. №3. С. 62-79.

7. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Законы эволюции и самоорганизации сложных систем. М., 1994.

8. Костюк В.Н. Нелинейность как объект системного исследования // Теория, методология и практика системных исследований: Тез. докл. Секция 1. М., 1984.

9. Крылов В Ю. Психосинергетика как возможная новая парадигма психологической науки // Психол. журнал. 1998. Т. 19. № 3. С. 56-62.

10. Крылов В./О., Курдюмов С.П.. Малинец-кий Г. Г. Психология и синергетика / Ин-т прикладной математики им. М.В. Келдыша. Препринт №41. М., 1990.

11.Ломов Б.Ф. Системность как принцип математического моделирования в психологии // Вопр. кибернетики. М.. 1979. Вып. 50. С. 3-18.

12. Николис Г., Пригожин И. Познание сложного. Введение. М., 1990. С. 13-20.

13.Николис Г, Пригожин И. Самоорганизация в неравновесных системах. М., 1979.

14. Николис Дж. Роль хаоса в коммуникационных системах II Синергетика и психология

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

С. 145-160.

15. Поддубный Н.В. Синергетика: диалектика самоорганизующихся систем. Белгород. 1999.

16. Пригожин И. От существующего к возникающему. М., 1985.

17 .Пригожин И. Перспективы исследования сложности // Системные исследования: методологические проблемы. Ежегодник. 1986 М., 1987. С. 50.

18. Пригожин И.. Стенгерс И. Процесс самоорганизации в популяции насекомых // Синергетика и психология... С. 26-33.

19.Пригожин И.. Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой: Пер. с англ. Ю.А. Данилова. 3-є изд. М., 2001.

20. Прохоров А О. Психология неравновесных состояний. М., 1998.

21. Раппопорт А Параметры самоорганизации в группах из трех испытуемых // Синергетика и психология... С. 67-89.

22.Режабек ЕЯ. Философия на рубеже веков. СПб.. 1996. С. 52.

23. Трофимова И.Н. Моделирование социального поведения // Синергетика и психология...

С. 133-142.

24. Уваров Е.А. Единство сущности человека: поиск методологического базиса // Псих.-пед. журнал Гаудсамус. Тамбов, 2001. № 1. С. 59-71.

25. Уваров Е.А. Индивидуальность студента как системное качество // Экология образования: актуальные проблемы: Сб. науч. ст. Т. 1. Системный подход в образовании. Архангельск, 2001. С. 423-426.

26.Хакен Г. Можем ли мы применить синергетику в науках о человеке? // Синергетика и психология... С. 10-25.

21. Хакен Г. Синергетика. М., 1980.

28. Штеренберг М.И. Синергетика и биология // Вопр. философии. 1999. № 2. С. 95-108.

29. Berlin /. Against the Current. Selected Writings ' Ed. H. Hardi. N. Y., 1980. P. 109.

30. Flood R.L., Jackson А/С Creative Problem Solving. Total Systems Intervention. Chichester, 1991.

Поступила в редакцию 03.12.2002.

КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ

СИСТЕМ И КОМПЛЕКСОВ НЕПРЕРЫВНОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Ю.В. Шмарион

Основы подходов к социальному цроек- жены Э. Дюркгеймом и М. Вебером, которые

гированию развития образования были зато- исследовати социальные функции образова-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.