Научная статья на тему 'Самоповреждения и влечения к модификации тела как парциальные нарушения инстинкта самосохранения'

Самоповреждения и влечения к модификации тела как парциальные нарушения инстинкта самосохранения Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

CC BY
2821
267
Поделиться
Ключевые слова
САМОПОВРЕЖДЕНИЕ / МОДИФИКАЦИЯ ТЕЛА / АДДИКЦИЯ / СУИЦИД

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Ворошилин Сергей Иванович

Расстройства инстинкта самосохранения включают расстройства двух относительно независимых инстинктов: инстинкта выживания и инстинкта сохранения целостности тела. Проявления влечения модификации тела в значительной степени зависят от принятых в обществе норм, которые меняются по законам моды (эволюции). Модификации, соответствующие принятым в данном обществе нормам не являются патологическими. Варианты модификации тела, которые приняты лишь небольшими маргинальными группами индивидуумов, часто обнаруживающих определенные особенности личности уровня акцентуаций, которые и определяют принятие ими модификаций, отклоняющихся от общепринятых норм, можно считать «пограничными нарушениями инстинкта сохранения целостности тела». К «патологическому влечению, проявляющегося крайними вариантами модификации, неприемлемыми даже в маргинальных группах, которые отличаются не столько степенью неприемлемости их в обществе, сколько обсессивно-компульсивным характером влечения у индивидуумов с такими влечениями и невозможностью их самостоятельно корригировать. Такие влечения следует относить к группе патологических привычек и влечений, т.е. к одному из проявлений нехимических поведенческих аддикций.

SELF-HARM AND ATTRACTION TO BODY MODIFICATION (BIID) AS A PARTIAL DISORDER OF SURVIVAL INSTINCT

Disorders include disorders of self-preservation of two relatively independent instincts: survival instinct and instinct of preserving the integrity of the body. Manifestations desire body modification is largely dependent on the socially accepted norms, which vary according to the laws of fashion (evolution). Modifications are in conformity with the norms of the society manifestations modifications are not pathological. Body modification options that are accepted only small fringe groups of individuals, often exhibit certain personality traits level accentuation, which determine their adoption of modifications that deviate from accepted norms, can be considered "borderline disorders instincts integrity of the body." To the "craving for body modification," exercise extreme variаntes modifications unacceptable even in marginalized groups that distinguish Xia not only unacceptable degree of them in society as an obsessive-compulsive-acter craving in individuals with such drives and the inability to self corrected. These drives should be assigned to a group of pathological habits and inclinations, that is one of the manifestations of non-chemical behavioral addictions.

Текст научной работы на тему «Самоповреждения и влечения к модификации тела как парциальные нарушения инстинкта самосохранения»

SUICIDES, PSYCHO-SOCIAL STRESS AND ALCOHOL CONSUMPTION IN THE COUNTRIES OF THE FORMER USSR

V.A. Rozanov

Odessa National Mechnikov University, Ukraine

Using European Health For All Database suicide mortality in the countries of the former USSR has been analyzed for the 30 years period from 1981 to 2011. On the basis of changing pattern of suicide indices it is possible to divide al countries into two big clusters.First cluster, which is characterized by high suicide indexes, unites all Baltic republics (Lithuiania, Latvia, Estonia) and Slavonic countries (Russia, Ukraine, Belarus). Kazakhstan also may be included here. Second cluster, which demonstrates suicide rates 5-8 times lower, consists of the countries of Caucasus (Georgia, Armenia, Azerbaijan) and several countries of

Central Asia (Uzbekistan, Turkmenistan and Tajikistan). In the "big cluster" countries social and economic processes of the period of transition (from middle of 80th to middle of 90th) have caused dramatic changes of suicide rates with sharp rise especially in men. In the "small cluster" countries these changes were not so strongly marked or did not exist at all. On the other hand analysis of mortality from diseases of circulatory system revealed that in both groups of countries there was a sharp rise of the same intensity. The changes in suicide and other stress-related mortality indices as well as alcohol consumption levels are discussed from the point of view of mechanisms of "canalization" of psycho-social stress in the period of transi-tion.Under most equal pressure of stressful situationscul-tural peculiarities and ability to keep the identity play important role in determination of suicides levels in men and women, as well as of alcohol consumption and its role as mediator between stress and suicides.

Key words: suicide, psycho-social stress, alcohol.

УДК 616.89-008.441.4:343.615.1(391.92)

САМОПОВРЕЖДЕНИЯ И ВЛЕЧЕНИЯ К МОДИФИКАЦИИ ТЕЛА КАК ПАРЦИАЛЬНЫЕ НАРУШЕНИЯ ИНСТИНКТА САМОСОХРАНЕНИЯ

С.И. Ворошилин

Уральская государственная медицинская академия, г. Екатеринбург, Россия

Контактная информация: Ворошилин Сергей Иванович, к.м.н., доцент кафедры психиатрии ГБОУ ВПО «Уральская государственная медицинская академия» МЗ РФ, г. Екатеринбург, e-mail: voros04@gmail.com

Расстройства инстинкта самосохранения включают расстройства двух относительно независимых инстинктов: инстинкта выживания и инстинкта сохранения целостности тела. Проявления влечения модификации тела в значительной степени зависят от принятых в обществе норм, которые меняются по законам моды (эволюции). Модификации, соответствующие принятым в данном обществе нормам не являются патологическими. Варианты модификации тела, которые приняты лишь небольшими маргинальными группами индивидуумов, часто обнаруживающих определенные особенности личности уровня акцентуаций, которые и определяют принятие ими модификаций, отклоняющихся от общепринятых норм, можно считать «пограничными нарушениями инстинкта сохранения целостности тела». К «патологическому влечению, проявляющегося крайними вариантами модификации, неприемлемыми даже в маргинальных группах, которые отличаются не столько степенью неприемлемости их в обществе, сколько обсессивно-компульсивным характером влечения у индивидуумов с такими влечениями и невозможностью их самостоятельно корригировать. Такие влечения следует относить к группе патологических привычек и влечений, т. е. к одному из проявлений нехимических поведенческих аддикций.

Ключевые слова: самоповреждение, модификация тела, аддикция, суицид.

Инстинкт самосохранения является одним из важнейших инстинктов человека, обеспечивающих, с одной стороны, стремление выжить в любых условиях и при любых обстоятельствах, а, с другой - сохранение целостности своего тела. Стремление к выживанию проявляет себя в готовности человека продолжать жить даже в самых тяжелых обстоятельствах как социально-психологических (потеря работы, имущества, близких, эмиграция, тюремное заключение и т.д.), так и медицинских (неизле-

чимое заболевание, беспомощность, обезображивание и т.д.) [3, 4]. Сила стремления к выживанию порождает ту борьбу мотивов, которая в случае возникновения стремления к самоубийству противодействует его совершению. Нарушения инстинкта самосохранения, кроме стремления к полному прекращению жизни, могут проявляться и в парциальной форме - самоповреждении. Иногда это стремление приводит к выраженному изменению тела, достигающего степени калечения, с раз-

ной степенью снижения функциональных возможностей человека, нередко, инвалидизации.

Стремление к сохранению целостности тела является одним из важнейших инстинктов человека. Общая практика показывает, что даже незначительные изменения внешности или частей тела становятся для большинства людей источником мучительных переживаний. Многие болезненно переживают не только выраженные повреждения тела, но и любые, нередко физиологические признаки его изменения: возрастные, потеря отдельных зубов, полнота, облысение и т.д. К этой категории, вероятно, можно отнести и случаи возникновения страхов у маленьких дети при стрижке волос и ногтей и др. Возможно, что стремления к выживанию и к сохранению целостности тела - это близкие, но разные инстинкты, или они являются составными частями более общего инстинкта самосохранения.

Расстройства инстинкта самосохранения включают расстройство двух относительно независимых инстинктов: инстинкта выживания и инстинкта сохранения целостности тела. Нарушения инстинкта сохранения целостности тела проявляются в виде самоповреждений у больных с психотическими или психопатическими расстройствами, а также в форме влечения к модификации тела. Наиболее опасны расстройства поведения в форме самоповреждений и калечащих вариантов модификаций тела. Лица с этой категорией расстройств относятся к группе повышенного суицидального риска.

Проявления влечения к модификации тела различны. Обычно они определяются принятыми в обществе нормами и меняются по законам моды. Варианты модификации тела, выходящие за традиционно допустимые нормы, и принимаемые лишь небольшими маргинальными группами индивидуумов, можно считать «пограничными нарушениями инстинкта сохранения целостности тела». К патологическим формам относятся крайние варианты модификации, неприемлемые даже в маргинальных группах. Они отличаются не столько степенью неприемлемости их в обществе, сколько обсес-сивно-компульсивным характером влечения у этих индивидуумов. Такие нарушения могут быть отнесены к группе патологических привычек и влечений, т.е. к одному из проявлений нехимических поведенческих аддикций.

До недавнего времени расстройствам инстинкта сохранения целостности тела в феноменологии психических и поведенческих расстройств уделялось незначительное место. Описывались лишь отдельные случаи самопо-

вреждений, совершаемых психически больными, но они были достаточно редкими. Кроме того, всегда были достаточно хорошо известны случаи самоповреждений у психопатических личностей, чаще в криминальной среде. Выраженные самоповреждения протестного характера или совершенные по иным мотивам нередко совершаются заключенными и подследственными. В частности, издавна известны членовредительства, состоящие в нанесении самоповреждений с целью избежать пребывания в армии или в заключении.

В последние два десятилетия в печати стали появляться работы, посвященные такому виду расстройства влечения как влечение к модификации тела, которое у некоторых лиц проявлялись такими тяжелыми самоповреждениями как добровольные ампутации пальцев рук или ног, редко в стремлении к ампутации конечностей, а также в операциях на наружных половых органах [1]. Кроме того, возросло число случаев косметических операций, связанных с выраженными вмешательствами в строение тела, которые в некоторых случаях приводят к тяжелым последствиям, вплоть до инвалидизации.

Таким образом, помимо суицидального поведения в обществе имеется обширный слой индивидуумов, наносящих себе повреждения по различным мотивам, которые могут иметь последствия, сравнимые с последствиями суицидального поведения.

Контингенты лиц, совершающих самоубийство и наносящих себе повреждения, часто пересекаются. Установлено, что среди лиц совершивших суицид, частота лиц, совершавших до этого самоповреждение, в 60 раз выше, чем в случайной популяции [16, 19].

Расстройства любых инстинктов обычно разделяют на варианты, проявляющиеся ослаблением инстинкта, его усилением и различными вариантами извращения. При этом каждый из вариантов расстройств инстинкта может проявляться на двух уровнях: на психотическом - психологически непонятном для окружающих и возникающих на основе психотических расстройств; и на пограничном уровне, когда поведение, связанное со снижением инстинкта самосохранения, воспринимается окружающими как психологически более или менее понятное, относительно приемлемое для морали общества, или как действие противоправное, состоящее в открытом нарушении требований закона или морали, а потому требующее применения юридических или общественных (религиозных, моральных) санкций.

Наибольшее число работ посвящено вариантам ослабления (суицидальное поведение) и усиления (защитное, оборонительное поведение) инстинкта самосохранения. Число работ, посвященных проявлениям извращения инстинкта самосохранения, относительно невелико.

Извращения инстинкта самосохранения - проявляются как у больных с психотическими, так и непсихотическими расстройствами.

1.1. Влечение к самоповреждению у больных с психотическими расстройствами.

Самоповреждения у психотических больных возникают под влиянием вербальных императивных галлюцинаций, на фоне бредовых идей, реже при импульсивном возбуждении. Наблюдаются повреждения конечностей, проникающие ранения брюшной полости, повреждения лица, глаз, зубов. Реже, такие экстремальные как отсечение фаллоса, кастрация.

1.2. Влечение к самоповреждению у больных с пограничными расстройствами.

Аффективные самоповреждения. Самоповреждения в состоянии аффекта нередко совершаются людьми с проявлениями акцентуаций или психопатий, чаще возбудимого или истерического типов в рамках ситуационной реакции, в условиях конфликта. Обычно наблюдается стремление нанести себе случайные, демонстративные ранения режущими предметами (чаще с травмированием предплечья и груди), реже нанесение ударов головой об стену. Распространено такое поведение в и экстремальных условиях тюремного заключения. Отмечены случаи, когда заключенные в знак протеста отрезали себе нос, уши и т.д.

1.3. Влечение к модификации тела.

Однако наиболее многочисленную группу

нарушений влечения к самоповреждению тела составляют влечения к модификации тела, которые наблюдаются в рамках различных субкультур. В умеренной форме они наблюдаются у значительной части населения, подчиняющейся влиянию моды. В выраженной форме их можно видеть у акцентуированных и психопатических личностей, причем проявления их могут быть таковы, что вызывают у окружающих сомнения в психическом здоровье носителей модификаций.

Инстинктивные влечения к модификации тела имеют более сложную природу, поскольку, являясь по своим проявлениям действиями по нарушению целостности тела, они в значи-

тельной степени первично развиваются на основе сексуальных инстинктов. Сексуальное влечение включает в себя несколько инстинктов, из которых одни определяют влечение к определенным особям, в норме принадлежащих к противоположному полу, определяют признаки объекта полового влечения. Другие инстинкты определяют непосредственные действия по реализации сексуального поведения -ухаживание, борьбу с соперниками, совершение полового акта. Одной из компонент полового поведения у человека является оценка собственного облика в плане его привлекательности, стремление к его изменению с целью повышения привлекательности для партнера и стремление демонстрировать себя в новом виде, получая уже от одного этого сексуальное или иное удовольствие.

Среди вариантов модификации собственного облика у человека наблюдаются проявления, которые воспринимаются окружающими как непонятные или даже патологические. В литературе все чаще встречаются описания случаев модификации тела, выходящих за пределы общепринятых норм, в том числе, включающие применение хирургических операций. В настоящее время эти расстройства не нашли достаточного отражения ни в международной классификации болезней МКБ-10, ни в американской классификации DSM-IV. Однако, в виду того, что эти нарушения все чаще стали оказываться в поле зрения психиатров, с конца 20 века возникали различные предложения по определению таких расстройств. В числе прочих были предложены такие термины, как Partial suicide (Menninger 1935, 1938), antisuicide (Simpson 1976), deliberate self-harm (Pattison and Kahan, 1983), delicate self-cutting (Pao, 1969), wrist-cutting syndrome (Graft and Mallin, 1967; Rosenthal et al., 1972), self-mutilation. Наиболее последовательное их исследование было проведено в Нью-Йорке Армандо Фавацца (Armando Favazza) - создателя транскульту-ральной психиатрии (сultural psychiatry). Фа-вацца предложил для этих расстройств термин «самоповреждающее поведение» (Self-injurious behaviors - SIB) и главным признаком этих расстройств он определил «намеренное причинение прямого физического вреда своему телу без намерения умереть от этого». Фавацца выделил 4 группы этих расстройств [15]:

1. Стереотипные расстройства (битье головой, битье себя, кусание губ или рук, щипание и царапание кожи, кусание себя, выдергивание волос) - наблюдающиеся при умственной отста-

лости, аутизме, синдромах Леш-Нихана, Корне-ли де Ланге, Прадера Вилли (Prader Willi).

2. Выраженные (major) самоповреждения (кастрация, энуклеация или иное повреждение глаза, ампутации пальцев или конечностей) -наблюдающиеся при шизофрении, аффективных психозах, органических психозах, тяжелых расстройствах личности, при транссексуализме.

3. Компульсивные (выдергивание волос, щипание кожи, кусание ногтей) - наблюдающиеся при трихотилломании и «стереотипном двигательном расстройстве с самоповреждающим поведением».

4. Импульсивные (порезы кожи, ожоги кожи, битье себя) - наблюдающиеся при пограничном (borderline) и диссоциальном расстройствах личности, а также при других «импульсивных расстройствах личности», опьянении, черепно-мозговой травме, посттравматическом стрессовом расстройстве.

Общее число лиц с Self-injurious behaviors (SIB) оценивается в 1-4% в общем населении и в 5-21% среди лиц с психическими расстройствами. При больших (major) самоповреждениях в 10 раз чаще страдают половые органы (частичная или полная ампутация члена, разрезание члена, кастрация), затем глаза (полные удаления, выкалывания, обжигание кислотой или щелочью) [16, 19].

Феноменология влечения к модификации тела. Если рассматривать все возможные варианты стремления к модификации тела, то очевидно, что это значительно более широко распространенное явление, причем границы запрещенного обществом, «табуиро-ванного» вида модификаций, неустойчивы и меняются во времени, от эпохи к эпохе, от культуры к культуре.

Различные варианты модификации тела наблюдались во всех культурах Homo sapiens sapiens, от примитивных (50000-20000 лет до н. э.) до культуры современного цивилизованного человека [8, 9]. Первые признаки его выявляются археологами еще в палеолите, с первых признаков появления Homo sapiens archaic и даже Homo neanderthalensis.

Вероятно, древнейшими вариантами были раскраска тела, затем татуировка и украшение шрамами (шрамирование), поскольку первоначально, при проживании людей исключительно в экваториальных широтах, ношение одежды было не столько условием выживания, сколько также элементом декорирования тела. Значение одежды существенно возросло и стало обязательным лишь после миграции части человечества из экваториальной Африки, а затем из Азии

в северные или более высокоширотные южные широты Азии и Европы, а в дальнейшем в Австралию, острова Океании и на Американский континент. Постепенно число способов модификации тела значительно возросло.

Перечень всех возможных вариантов модификации тела включает следующие виды модификации, которые можно разделить на две подгруппы:

1. Модификации тела, которые при изменении внешнего облика человека не наносили телу никаких повреждений, были обратимы и потому остались приемлемыми даже для современного общества. Таковыми являются раскраска тела, ношение на теле украшений, одежды, стрижка волос и иные манипуляции с ними (окраска, плетение косичек), манипуляции с ногтями, ограниченная татуировка и минимальный пирсинг (чаще сережки в ушах у женщин).

2. Модификации тела, проявляющиеся нанесением телу заметных необратимых изменений с причинением боли, а потому приемлемые только для экстремальных групп современного общества. Часть из этих модификаций - пирсинг, шрамирование, тоннели, микродермалы, трансдермалы, имплантации, добровольные ампутации частей тела (в основном пальцев рук и ног), оскопление и кастрация, раздвоение языка, раздвоение фаллоса, эльфийские уши. Однако все эти виды экстремальных для современного человека модификаций наблюдались в самых различных примитивных человеческих культурах в прошлом и в настоящем. Этнографами были выделены и проанализированы следующие основные функции модификаций тела: 1) маркирующая - обозначение возраста, гендера, социальной или этнической принадлежности носителя; 2) ритуально-социализирующая; 3) эстетическая и 4) апот-рическая - функция оберега [2, 8, 9]. По другой трактовке модификации тела являются (1) средством очищения, так как большинство из них направлены на удаление пограничных зон тела (крайней плоти, клитора, зубов и т.д.) и (2) - маркером изменения социального статуса своего носителя. Фавацца, описывая «культу-рально санкционированные самоповреждающие ритуалы и обычаи», отмечал, что они повторяются многими поколениями, входят в традицию и веру, разделяются большинством населения. У них 3 функции: целительская, духовная и поддержание порядка. Патологические самоповреждения негативно оцениваются в своей культуре.

За последние 50 лет возросло разнообразие вариантов модификаций тела. При этом особенно сильно распространились виды модификации из второй подгруппы, которые до этого были характерны лишь для отдельных, чаще маргинальных групп населения (татуировка и пирсинг). Кроме того, эти варианты некоторыми лицами стали применяться в неумеренном объеме, когда татуировка стала покрывать значительную часть тела, нередко и все тело, а украшения пирсинга стали множественными, распространяясь при этом на самые различные части тела, в том числе на половые органы. Но самым необычным стало появление множества новых, не характерных для европейской культуры способов украшения тела, часто весьма травматичных, заимствованных из различных примитивных культур прошлого и настоящего. В их число входят все варианты второй подгруппы. Обе подгруппы модификаций (особенно вторая) включают экстремальные варианты, допускаемые только психопатическими личностями. Они вызывают у большинства окружающих неприятие и воспринимаются как допустимые только больными или «странными» людьми.

Распространение экстремистских вариантов модификации тела явилось одним из проявлений, возникших на западе направлений молодежной контркультуры 1980-х - 1990-х гг., выражавшей прямой вызов господствующей культуре современного западного общества. Модификации тела распространились на основе таких молодежных направлений контркультуры, как боди-арт и современный или городской примитивизм (modern or urban primi-tivism), которые, в свою очередь, выросли из контркультур 1960-х, таких как движения панков, хиппи, сексуальной революции, движения за сексуальные свободы, за свободу употребления наркотиков и т.д. [5]. Примитивизм пропагандирует анархистскую критику истоков и достижений цивилизации, к возвращению к культуре первобытных людей [12, 14, 25]. Наиболее серьезным последствием пропаганды примитивистов явилось распространение в 1990-е и последующие годы экстремальных модификаций тела.

Таким образом, варианты модификации тела можно разделить на обратимые и необратимые. К обратимым относятся: 1) раскраска тела (в современных условиях - это макияж и боди-арт); 2) украшения на теле; 3) одежда; 4) манипуляции с волосами (прически, бороды, усы) и ногтями. Эти модификации, очевидно,

не являются проявлением собственно самоповреждения тела.

Необратимые варианты модификации тела, несомненно, являются проявлением самоповреждения. По степени выраженности их можно разделить на калечащие и некалечащие варианты.

Некалечащие варианты модификаций:

1. Татуировка. Татуировка является древнейшим способом стойкого декорирования тела человека. Впервые европейцы увидели ее у первобытных народов Океании, а археологами были найдены признаки татуировки на телах, захороненных несколько тысяч лет назад. Интересно, что китайская традиция выводит само понятие культуры из древнейшего обычая украшать тело татуировкой (или разрисовкой). Китайский иероглиф вэнь, используемый для обозначения понятия «культура» (вэнь-хуа) и «письменность» (вэнь-цзи), в своем древнейшем значении обозначал татуировку или ритуальную раскраску тела, которые были древнейшими символами, знаками, которые использовал человек для передачи информации о том, на кого были нанесены знаки татуировки или раскраски [7]. В историческое время у европейских народов татуировка применялась обычно исключительно в мужской среде в условиях ношения однородной одежды, как, например, униформы солдат и моряков, у членов мафиозных группировок, или у заключенных и каторжников. Ограниченно она встречалась у подростков, как результат подражания авторитетным (антисоциальным) взрослым.

Нанесение татуировки является болезненным процессом, который при большой площади изображения вызывает нарушение здоровья. Человек с татуировкой, которая не соответствует нормам общества, вызывает отторжение со стороны окружающих.

В 1960-1990-е г.г. нанесение умеренной татуировки стало распространенным элементом молодежной культуры, и стало допустимым для мужчин из средних слоев общества, и даже для женщин [24, 25, 28]. В США 15% взрослых жителей татуированы, но 60% негативно относятся к этой моде. Среди лиц 40-56 лет татуи-рованыдо 10%. Среди тех, кому 25-34 года, татуированы более 30%. Еще больше татуированных среди тех, кто моложе 25 лет.

Маргинальный вариант татуировки состоит в многократном нанесении татуировки, в том числе на лицо, в покрытии татуировкой всего тела. Некоторые испытывают компуль-сивное влечение к нанесению новых татуировок. В книгу рекордов Гиннеса попали Том

Леппард (человек леопард) из Шотландии, ДеннисАнвер из Дакоты (человек-кот), Лаки Даймонд Рич из Австралии, Изабель Варлей из Канады, покрывшие свое тело татуировкой до 100%. Но не стремление к рекорду было мотивом татуированию, а компульсивное желание снова и снова наносить новые татуировки, несмотря на болезненность и стоимость этой процедуры. Новым экстравагантным вариантом татуировки является татуировка на глазном яблоке. Здесь была заимствована техника косметической татуировки глаза у слепых с бельмом на глазу.

2. Нанесение шрамов, шрамирова-ние, скарификация - это получение узоров на коже путем специального нанесения на тело шрамов. Этот вид изменения тела возник первоначально в результате полученных ранений и ожогов, которые становились для человека его «особой приметой». Нанесенные шрамы были свидетельством его храбрости, а в дальнейшем приобрели знак его отличия, принадлежности к своему племени, к месту, которое он занимает в своем племени. Нанесение шрамов часто входило в ритуалы инициации.

Современное шрамирование в европейском и американском обществе появилось в результате заимствования примитивистами техники, применяемой в первобытных культурах. Оно состоит в нанесении на тело декоративных шрамов в виде рисунка или узора. Существует несколько разнообразных техник нанесения шрамов: надрезами скальпелем под разным углом, используются прижигания как термические, так и химические, с помощью кислот или щелочей, нанесение ожогов жидким азотом, интенсивным трением, зацепления верхнего слоя колючками или крючками [24, 25]. Чаще всего шрамирование делают под местной анестезией.

Эти формы модификации в России в целом наблюдаются реже и имеют распространение в узких группах единомышленников.

3. Пирсинг (от англ. pierce - «дырявить») - прокалывание ушей, бровей, языка, крыльев носа, надбровных дуг, губ, подбородка, сосков, пупка, половых органов и других частей тела серьгами (пирсами) из хирургической стали [24, 25, 27]. До последнего времени допускаемым в обществе вариантом пирсинга было лишь ношение серег в мочках ушей женщинами. Менее допустимым и достаточно редким было ношение серьги (чаще одной) мужчинами (морской обычай носить серьгу в знак пересечения экватора).

В настоящее время происходит экспансия пирсинга. У истоков этой экспансии пирсинга в современное западное общество стояли три субкультурные группы: «панки», «современные дикари» (Modern Primitives) и «фетишисты». Они стали проводниками этого явления, к 198090 годам ХХ века охватившего широкие слои общества. Современная «пирсинг-культура» вышла из тусовок геев и иных представителей психосексуальной субкультуры БДСМ (BDSM -Bondage & Discipline, Domination & Submission, Sadism & Masochism), развившихся в 1967-1973 гг. в США. К настоящему время стали допустимыми в рамках западной молодежной субкультуры умеренный пирсинг в виде единичных украшений в ноздре, языке, на губах. Это явление все более распространяется и в России, в том числе в студенческой среде.

Маргинальные варианты включают пирсинг в самых различных участках тела, в том числе на наружных половых органах и мужчин, и женщин, на грудных железах и в неумеренном количестве, когда в каждый из упомянутых органов вживляется до 10-15 колец, игл или иных украшений. В число видов пирсинга в настоящее время маргиналами включено значительное число вариантов, заимствованных в различных культурах, вплоть до «ампаланга» - стержня длиной до 20-см, протыкающего фаллос.

Калечащие варианты модификаций:

1. Модификации зубов. Этнографами описаны самые разнообразные модификации зубов: окрашивание их в различные цвета, обтачивание или опиливание зубов и придание им определенной формы, инкрустирование зубов, выбивание отдельных зубов. В настоящее время получило распространение в рамках моды приклеивание к их поверхности различных украшений: скайсов - драгоценных и полудрагоценных камней, страз - кристаллов стекла или хрусталя, твинклсов (twinkles) -аппликаций из белого или желтого золота разных форм и размеров, виниров (брекетов) - украшений, выполненных из фарфора. Применяется «татуировка» изображений на зубах, стразы и скайсы, татуировка на зубах, вырывание зубов, окрашивание зубов, опиливание зубов [24, 25]. Впрочем, все перечисленные украшения носят временный характер и легко могут быть удалены. Однако отдельные лица применяют и обтачивание зубов с приданием им, например, формы клыков (пример - человек-кот).

2. Тоннели - украшения, которые вставляются в прокол большого размера (до 20 мм) на различных частях тела, чаще в ушах. Закрытые тоннели называются «плагами». Плаги де-

лаются в ушах и в губе. Наиболее популярны проколы большого размера, сделанные в носу, в том числе и перегородки носа, в ушах - в мочках и хрящах. В заранее сделанный прокол постепенно вставляется специальный расширитель из акрила и хирургической стали [26, 27].

3. Микродермалы, трансдермалы, имплантация - разновидность пирсинга, отличающаяся от других видов тем, что серьга или иное украшение вживляется под кожу [25, 26]. Такие модификации стали возможны только в современных условиях, когда стало известно значение дезинфекции и стерилизации для проведения операций на теле. Трансдермалы вживляются под кожу: делается надрез, куда вставляется трансдермал, над которым вырезается скальпелем панчем отверстие, в которую выводится "торчащая" часть серьги, после чего надрез зашивается.

Имплантаты в модификации тела представляют собой различные металлические предметы - шарики, штанги, кольца и т.п., которые вживляются под кожу так, чтобы их было хорошо видно. На коже делается нарез, в который вставляется имплантант, т.е. объемная фигурка из титана, стали или твердого силикона. Клиенты получают на голове объемные выступы в форме шишечек, рожек на лбу, гигантские надбровные дуги и иное необычное образование. Вариантом имплантаций является также помещение бусинок или металлических стержней под кожу пениса у мужчин, бусинок в малые губы у женщин. Описана также имплантация шаров в мошонку (scrotal implants). Практикуется также имплантация экстраокулярных имплантов (extraocular implant, eyeballjewelry) - иплантация в наружные оболочки глаза платиновых пластинок в форме звезд, сердечек.

4. Раздвоение (сплиттинг) языка -разрезание языка скальпелем от кончика до середины, в результате чего язык становится раздвоенным, как у змеи. В среднем, язык заживает за две недели [26, 27]. Этот вид самоповреждения распространился в последние годы во многих странах у обоих полов, чаще у мужчин. После операции движения половинок раздвоенного языка напоминают движения языка змеи. Хотя при этом у большинства резко нарушается и становится неразборчивой речь, такое рассечение все больше распространяется. В США этот вид модификации приобрел такое распространение, что в Армии США был издан приказ, требующий от лиц, желающих поступить в Армию по контракту, восстановить

язык, если он подвергнут операции сплиттинга, чтобы его речь стала разборчивой.

5. Удаление или расщепление грудных сосков - чаще осуществляется мужчинами [26].

6. Раздвоение или рассечение пениса о существляется в нескольких вариантах. Раздвоение (bisection) состоит в том, что пенис разрезается продольно от основания до головки, так что после операции у человека оказывается два параллельно лежащих пениса, у каждого из которых имеется своя головка. Инцизия (incision) состоит в разрезании тела пениса от головки до основания так, что после операции у пациента оказывается два тела, соединенные общей головкой. Практикуются также «подрезание» (subincision) - рассечение задней стенки фаллоса и мочеиспускательного канала (заимствован у аборигенов Австралии) и superincision - рассечение передней стенки пениса и мочеиспускательного канала [25]. Все эти варианты описаны у различных племен первобытной культуры и все приводят к повышению сексуальной чувствительности. Распространены также меатотомия - рассечение уретры в пределах головки, а также раздвоение головки (headsplitting) .

7. Нуллификация - полное удаление наружных половых органов - оскопление, кастрация (у мужчин), эксцизия, инфибуляция (у женщин). Крайней степенью самоповреждения и модификации тела у мужчин является удаление наружных половых органов (оскопление) и семенников (кастрация). Во многих странах, где влиятельны ислам и иудаизм, сохранятся практика обрезания крайней плоти у мальчиков. Особой жестокостью проявляется практикуемая в мусульманских государствах (особенно в Африке) практика женского обрезания (с целью лишения женщин оргазма и предотвращения небрачных связей и инцеста от родных). Данная операция (фараоново обрезание, инфи-буляция) включает в максимальном варианте удаление клитора, малых и больших губ у девочек с зашиванием влагалища и оставлением только отверстия уретры [17, 23, 27]. Перед родами влагалище разрезается (или в настоящее время делается кесарево сечение), а после родов снова зашивается. Все операции проводятся обычно без обезболивания и соблюдения асептики и антисептики.

В рамках влечения к модификации у отдельных личностей, исключительно у мужчин, наблюдаются стремление к удалению пениса и даже кастрации [20]. Дополнительно к операциям такого рода подвергается все большее

число мужчин и женщин, стремящихся к смене своего пола в рамках транссексуализма. Первоначально они осуществляют модификацию своего тела приемом половых гормонов. Затем для полного изменения своего пола они подвергаются пластическим операциям на лице, в дальнейшем производится удаление внутренних половых органов и пластика наружных половых органов. У некоторых мужчин -транссексуалов, сменивших свой пол, в дальнейшем возникало желание осуществить добровольную ампутацию конечности [25].

8. Добровольные ампутации конечности. Этнографы неоднократно описывали в различных племенах первобытных культур такой вид модификации тела, как ампутации пальцев рук и ног, от одной фаланги на одном пальце до удаления многих фаланг на нескольких пальцах. Такие ампутации чаще всего осуществлялись в память об умерших родственниках (по одной фаланге за умершего), как жертва. У японских мафиози «якудзи» ампутации пальцев осуществлялись или в знак преданности боссу, или в качестве наказания за провинность. Начиная с 1990-х гг. добровольные ампутации пальцев рук или ног стали наблюдаться в качестве варианта влечения модификации тела в молодежных кампаниях. Такие ампутации обычно осуществлялись или с помощью друзей с использованием подручного инструментария (нож, стамеска) и примитивной анестезии пивом, или силами так называемых «художников по ампутациям» (amputation artists), не имеющих медицинского образования. В отдельных случаях отмечалось влечение к частичной или полной ампутации руки или ноги и даже обеих ног.

Для феномена, который отмечался еще ранее, было предложено несколько наименований. В 1977 году Джон Мани предложил термин апотемнофилия, которым он обозначил влечение человека к ампутации собственной конечности. Используются также термин аме-лиотазис, ампутофилия, а лица с таким влечением именуются ваннаби (wannabees). Отдельную группу составляют претендеры (pretenders) - имитаторы, которые, имея влечение к ампутации руки или ноги, ограничиваются тем, что они имитируют желаемое ими отсутствие конечности [11, 23]. Например, женщина появляется на публике с пустым рукавом (спрятав под одеждой руку), или на костылях, с согнутой и спрятанной под юбкой ногой, от чего она испытывает удовлетворение. Некоторые из «претендеров» в дальнейшем иногда станови-

лись «ваннаби'» и добивались проведения им ампутации [11, 20].

В 2002 году Smithand Furth предложили для определения такого влечения к ампутациям термин Amputee Identity Disorder (AID). В дальнейшем его вытеснил более широкий термин Body Integrity Identity Disorder (BIID), который можно перевести как «нарушение целостности восприятия тела», или проще переводить как «влечение к ампутации».

Единичные случаи влечения к добровольным ампутациям отмечались еще в конце XIX в. ив 1930-е годы XX века. Но настоящий взрыв влечения к совершению добровольных ампутаций произошел в 1990-е - 2000-е годы. Росту такого влечения определенно способствовала сеть интернет, в которой размещены в большом количестве материалы по различным видам модификации тела (больше пирсинг и тату), но в том числе по добровольным ампутациям. В интернете имеется несколько сот сайтов, с фотографиями женщин с ампутациями для тех, кто находит их сексуально привлекательными (такие лица именуются «девоти'»

- devotee), и которые привлекательны также для тех, кто сам мечтает о том, чтобы подвергнуться такой операции, именуемых «ваннаби'»

- wannabee [25, 27]. Слова ваннаби' и девоти' произносятся с ударением на последнем слоге. Сайты, посвященные мужчинам с ампутациями, немногочисленны и составляют не более 5% от общего числа таких сайтов [27]. Такие операции проводили те же люди, которые помогают осуществлять пирсинг или татуировку. Лица, специализировавшиеся на таких несложных операциях, именовались «художниками по ампутациям» - amputations artists. Кроме того, были отмечены в небольшом числе случаи, когда по желанию пациентов им проводились ампутации ступни или кисти, или более высокие ампутации руки или ноги на уровне голени, предплечья, бедра, или даже ампутации обеих ноги выше колена [13, 21]. Описывались случаи, когда пациенты сами повреждали себе конечность так, чтобы ее нельзя было не ампутировать [10]. Некоторые из них отстреливали конечность из огнестрельного оружия, отсекали ее бензопилой, накладывали на много часов жгут, поместив одновременно конечность в мешок с сухим льдом. Описаны случаи, когда ампутации конечностей были проведены по рекомендации психотерапевтов, с целью освобождения желающих от мучительного для них навязчивого влечения. При этом проведение такой операции оправдывалось тем, что переживания таких пациентов аналогичны пережи-

ваниям лиц с транссексуализмом, настаивающих на проведении им операций, изменяющих их наружные половые органы. У претендеров и ваннаби, стремившихся к большим ампутациям, чаще всего отмечалось желание добиться ампутации одной ноги выше колена, реже обеих ног выше колена, еще реже потери одной руки выше локтя. Чаще всего они отмечали возникший у них в детстве или в подростковом возрасте интерес к лицам с ампутацией и желание походить на них, пережить их опыт.

9. Пластические операции. В современных условиях обнаружился рост стремления к и модификации своего лица и фигуры техникой пластической хирургии. В редких случаях такая модификация оправдана реально имевшимся уродством лица. Большая часть операций осуществляется под влиянием модных тенденций (изменение формы носа, разреза глаз в соответствии с желаемым образцом), для устранения признаков постарения. У некоторых стремление к совершению повторных или экстравагантных операций приобретает навязчиво-насильственный характер.

10. Похудание, достигаемое значительным ограничением приема пищи. В ХХ веке в связи с распространением моды на стройную женскую фигуру, особенно на «фигуру Твиг-ги», распространилось сверхценное стремление девушек подросткового и юношеского возраста к похуданию через посредство ограничения приема пищи с дополнительной физической нагрузкой. Степень похудания у многих из таких девушек ведет к значительным нарушениям физического здоровья, а в некоторых случаях может привести их к летальному исходу. Хотя влечения к модификации тела не имеют своей целью уход из жизни, но в отдельных случаях они приводят к таковому исходу.

Виды модификаций тела не исчерпываются перечисленными выше. Большое число модификаций, известных из этнографических исследований или исторических материалов, не применяются потому, что требуют многолетних усилий, начиная с младенческого возраста. К ним относятся:

1. Китайский обычай деформации ступней тугим бинтованием с детства для их миниатюризации. Этот бычай существовал в Китае Х-Х11 в.в. до 1930-х гг. Идеальная стопа "цзи-лань" ("золотой лотос") должна была иметь длину всего в 10 см.

2. Удлинение шеи наращиванием числа шейных колец у народов падонг (Таиланд) и календжин (Кения). Рекорд удлинения шеи -40 см.

3. Деформации черепа бинтованием его с детства для придания требуемой обычаем формы. Практиковалось у египтян и скифов древности, в Южной Америке у майя, в центральной и южной Европе, в Туркмении до начала 20 века.

4. Трепанации черепа, наблюдаемые на черепах палеолита.

5. Вставление в верхнюю или нижнюю губу деревянного или керамического диска диаметром до 20 см у некоторых народов Центральной Америки и в Африке.

6. Уплощение груди бинтованием и привязыванием тяжести.

7. Удлинение пениса привязыванием к нему тяжестей.

8. Уменьшение диаметра талии ношением корсета.

9. Увеличение полноты девушек и женщин специальным кормлением [1, 2, 18].

В то же время можно отметить, что с появлением в настоящее время новых возможностей модификации тела появились такие новые модификации, как импланты, изменение пола, ампутации рук или ног, устранение признаков постарения и иные косметические операции.

Факторы распространения патологического влечения к модификациям тела многообразны и включают социальные и психологические предпосылки.

Социальные предпосылки, главным образом, проявляются закреплением этих паттернов поведения в населении, в популяции или в ее части - «социальной субпопуляции». Такой субпопуляцией может быть племя, сословие, каста, семья или какое-то формальное или неформальное объединение типа криминальных или молодежных групп, кружков по интересу и т.д. В такой группе может закрепляться какой-то поведенческий паттерн, который был впервые продемонстрирован авторитетным членом группы, или который был заимствован у другой группы подражанием ей, а затем распространился в субпопуляции также подражанием. В дальнейшем он становится обязательным видом поведения для всех, кто принадлежит к этой группе. Распространение в последние годы в рамках молодежной субкультуры маргинальных вариантов модификации тела явились результатом влияния молодежной контркультуры, возникшей в 1960-е гг. [5].

Контркультура - это субкультура, резко отличающаяся от господствующей, и являющаяся прямым вызовом ей. Различные варианты контркультуры возникали всегда, и либо исчезали, подавленные обществом и государ-

ством, или становились основой субкультуры и даже становились принятыми обществом и составной частью новой измененной культуры. Несколько факторов предопределили возникновение многих движений контркультуры 1960-х. Это было одним из последствий бэби-бума - резкого подъема рождаемости в США после 2 мировой войны, что привело к появлению в 1960-е годы многочисленного контингента стремящейся к независимости молодежи и ужесточению конфликта «отцов и детей». Это было время протестов против войны во Вьетнаме, распространения среди молодежи наркотиков, обострения борьбы за права меньшинств, (негров, женщин, сексуальных меньшинств, наркоманов, психически больных) и начала борьбы «зеленых» экстремистов за сохранение окружающей среды.

На распространение интереса распространению татуировки, пирсинга и иных еще более маргинальных видов модификации тела сыграло направление, именуемое примитивизм или анархопримитивизм, пропагандирующий анархистскую критику истоков и достижений цивилизации [10, 12, 21]. Создателем и идеологом примитивизма был американский инженер, известный под именем Факир Мусафар (Fakir Musafar, до 1966 г. он был Roland Loomis) [14]. Примитивисты пропагандируют отказ от цивилизации посредством: деиндустриализации, ликвидации разделения и специализации труда, упразднения технологии, сокращения численности населения Земли и возвращению к образу жизни и к культуре первобытных людей. Но реально в наибольшей степени они способствовали распространению боди-арта в самых его экстремистских проявлениях.

Распространению вариантов маргинальной моды способствует происходящая демократизация общества, допускающая почти любые отклонения от общепринятого поведения без каких-либо санкций за это, если они не ведут непосредственно к социально опасному поведению. В том числе этому способствует ослабление роли религии в современном мире. Благодаря этому в ХХ веке стало возможно ношение брюк женщинами, допущение смены полов транссексуалами и безопасность для трансве-стистов. Ранее были приняты допустимыми мастурбация и гомосексуализм.

Очень важную роль для распространения новых видов влечения к модификации тела определяет появление новых технических возможностей. Так, разработка методик современных пластических операции и других технологий косметологии в медицине привело к появ-

лению большого числа людей, стремящихся к проведению повторных косметических операций. Доступность и относительная безболезненность с использованием анестезиологического пособия способствовало более широкому использованию хирургической техники для модификации тел (ампутации, раздвоение языка, пирсинг, татуировки и др.).

В условиях современного либерального демократического западного общества в последние годы сформировалось понятие о «морфологической свободе», о «праве человека на собственное тело». «Морфологическая свобода» определяет право человека сохранять неизменным, либо изменять собственное тело так, как он считает нужным. Его желание может быть выражено как в виде обращения за медицинской услугой, так и в виде отказа от таковой [18, 21]. Термин впервые был предложен философом Максом Мором в статье «Technological Self-Transformation: Expanding Personal Extropy», где он определил морфологическую свободу как «возможность изменять свое тело по собственному желанию посредством таких технологий, как хирургия, генная инженерия, нанотехноло-гия и загрузка сознания» [18]. Позже, Андрю Сандбергом термин был определён как «расширение права человека на собственное тело, не только на владение им, но и на его изменение по собственному желанию» [21].

Психологические предпосылки влечения к модификации тела. Самоповреждения, не относящиеся к влечению к модификации тела, следует считать проявления парциального снижения инстинкта самосохранения, ограничивающегося готовностью нарушить целостность своего тела в ущерб сохранению жизнедеятельности. Такие самоповреждения возникают вследствие меньшей борьбы мотивов, чем при совершении суицидальной попытки. В условиях нормального поведения самоповреждение допускается в рамках некоторых видов активности, как, например, в условиях борьбы, преследования, при попытке вырваться из безнадежного положения, где получение даже тяжелой травмы является оправданной платой за спасение жизни. Но снижение инстинкта самосохранения здесь также имеет место.

Сложнее генез формирования влечения к модификации тела. Вероятно, в основе их лежит элемент полового поведения, стремления привлечь внимание к себе. Образец поведения возникает чаще всего на основе подражания значимым лицам из окружения. В некоторых случаях, как видно из самоотчетов, необычное влечение возникает по механизму импринтин-

га. Например, увидев женщину на костылях на одной ноге, девушку с татуировкой или с пирсингом, или с очень большими грудными железами, молодого человека с расщепленным языком или с прической ирокез, человек испытывает чувство выраженного интереса, на основе которого возникает желание снова увидеть ее (его) и / или походить на них. Такое подражание, очевидно, осуществляется через нейроны памяти (memory neurons).

Основу для предпосылок формирования экстремальных вариантов молодежной субкультуры составляет характерная для подросткового возраста готовность к возникновению ряда патохарактерологических реакций: 1) эмансипации; 2) группирования; 3) увлечения и 4) сексуального поведения. Модификации тела, в первую очередь, мало травматичные варианты, такие как татуировки, прически часто становились объектом распространения в молодежной среде, тем более, что в их генезе имеется и заметная сексуальная составляющая [6].

Второй группой психологических предпосылок распространения экстремальных вариантов модификации тела являются особенности личности [4]. Наблюдения показывают, что поначалу неприемлемые варианты модификации тела, их осваивают наиболее экстравагантные и акцентуированные и психопатические личности, предпочтительно шизоидного типа. Эти лица склонны к проявлению интереса к явлениям, минимально приемлемым для окружающих, даже при наличии сильного противодействия со стороны общества. Для них характерен интерес к тому, что является либо проявлением экстравагантной авангардистской моды, либо лежит даже за ее пределами. Такие люди первыми начинали носить бороды, когда их никто не носил, делать татуировки, когда они были неприемлемыми, бриться наголо, когда это у остальных вызывало неприязнь. Они же первыми становились пропагандистами экстремистских вариантов модификации тела. Но тогда, когда модификация приобретала характер необычной, еще не общепринятой, но уже приемлемой моды, когда демонстрация нового становилась средством выделиться и этим привлечь к себе позитивное влияние, она становится приемлемой для истероидных личностей, сначала психопатического уровня, затем акцентуированного. Последними в число принявших уже не новые новации модификации тела присоединяются конформные личности, следующие за пионерами. Но тогда проявления модификации утрачивают степень экстравагантного и становятся общепринятыми. А

место экстравагантных вариантов занимают другие проявления.

В клинической картине тех, кто обнаруживает влечение к экстремальным модификациям, можно видеть проявления, характерные для других вариантов нехимических поведенческих аддикций. У них часто обнаруживается ком-пульсивное влечение снова и снова демонстрировать новые, еще более экстремальные варианты модификации тела. В результате некоторые покрывают татуировкой все лицо и все тело, несмотря на болезненность процедур татуирования (и ее стоимость). Начав с пирсинга отдельных украшений, они в дальнейшем вставляют в кожу все новые и новые кольца и иные украшения. Начав с ампутации кончика одного пальца, некоторые в дальнейшем испытывают потребность проводить все новые и новые ампутации, удаляя одну фалангу за другой.

Таким образом, для отнесения проявления влечения к модификации тела необходимо использовать два критерия. Первый критерий, предложенный Брауном [5], включает: 1) особенность, «сверхценность» (salience); 2) эйфорию (euphoria); 3) рост толерантности (tolerance); 4) симптомы отмены (with drawal symptoms); 5) конфликт с окружающими и самим собой (conflict) и 6) рецидив (relapse). Второй критерий - это социально - психологический критерий приемлемости обществом рассматриваемого поведения, которое может не соответствовать современным представлениям о норме. Принятие обществом поведенческой нормы эволюционирует как мода, и потому непредсказуемо. Оно рассматривается, как ненормальное (или преступное) тогда, когда поведение человека не соответствует представлениям общества о том, что приемлемо или неприемлемо. Оно рассматривается как болезненное, если оно возникает не столько из социальных обстоятельств, сколько из особенностей личности. Такое экстремальное поведение может наблюдаться обычно не более, чем у 1-3-5% населения.

Главным критерием отнесения именовать «патологического влечение к модификации тела» к группе нехимических поведенческих аддикций следует считать не столько степень неприемлемости их в обществе, сколько обсес-сивно-компульсивный характер влечения, невозможность его самостоятельно корригировать. В ситуации, когда на формирование признака влияет множество факторов, биологических, социальных, психологических, проявления признака всегда распределяются по кривой, приближающейся к кривой Гаусса, в кото-

рой неизбежно наблюдаются крайние отклонения признака до патологического уровня, в том числе психологические признаки.

Заключение. Расстройства инстинкта самосохранения включают расстройства двух относительно независимых инстинктов: инстинкта выживания и инстинкта сохранения целостности тела. Расстройства инстинкта сохранения целостности тела проявляются в виде самоповреждений у больных с психотическими или психопатическими расстройствами, а также в форме влечения к модификации тела. Лица с расстройством инстинкта сохранения целостности тела относятся к группе риска возникновения суицидального поведения. Проявления влечения модификации тела в значительной степени зависят от принятых в обществе норм, которые меняются по законам моды (эволюции). Модификации, соответствующие принятым в данном обществе нормам проявления модификации, не являются патологическими.

Варианты модификации тела, которые приняты лишь небольшими маргинальными группами индивидуумов, часто обнаруживающих определенные особенности личности уровня акцентуаций, которые и определяют принятие ими модификаций, отклоняющихся от общепринятых норм, можно считать «пограничными нарушениями инстинкта сохранения целостности тела».

К «патологическому влечению к модификации тела», проявляющегося крайними вариантами модификации, неприемлемыми даже в маргинальных группах, которые отличаются не столько степенью неприемлемости их в обществе, сколько обсессивно-компульсивным характером влечения у индивидуумов с такими влечениями и невозможностью их самостоятельно корригировать. Такие влечения следует относить к группе патологических привычек и влечений, т.е. к одному из проявлений нехимических поведенческих аддикций.

Литература:

1. Ворошилин С.И. Патологическое влечение к модификации тела. Биологические, психологические и социальные факторы, определяющие его распространение в населении // Психологические проблемы развития и существования человека в современном мире. - Екатеринбург: УрГПУ, 2009. - С. 113 - 146.

2. Гринько И.А. Искусственные изменения тела в системе социо-культурных символов традиционных обществ: Автореф. дисс.... канд. ист. наук. - М., 2006. - 27 с.

3. Зотов П.Б. Суицидальное поведение онкологических больных. Отношение врачей онкологов // Суицидология. - 2011. - № 4. - С. 18-25.

4. Зотов П.Б., Куценко Н.И. Мотивы суицидальной активности и факторы антисуицидального барьера у больных рассеянным склерозом // Суицидология. - 2011. - № 3. - С. 21-26.

5. Косарецкая С.В., Косарецкий С.Г., Синягина

H.Ю. Неформальные объединения молодежи. Профилактика асоциального поведения. - М.: Изд-во: КАРО, 2006. - 400 с.

6. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. - Л.: Медицина, 1983. - 255 с.

7. Мартыненко Н.П. «Культура» как превращение знаков - «вэньхуа» // Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. - 2006. - № 3. - С. 32-69.

8. Медникова М.Б. Неизгладимые знаки: татуировка как исторический источник. - М.: Языки славянской культуры, 2007. - 216 с.

9. Раш Дж. Э. История культуры татуировок, скарификации, клеймения и вживления имплантов. - СПб.: ИГ «Весь», 2011. - 192 с .

10. Bensler J.M., Paauw D.S. Apotemnophilia masquerading as medical morbidity // South Med. J. - 2003, Jul. - Vol. 96, № 7. - Р. 674-676.

11. Bruno Richard L. Devotees, Pretenders, and Wannabes: Two Cases of Factitious Disability Disorder // Sexuality and Disability. - 1997, Winter. - Р. 243-260.

12. Camphausen R.C. Return of the Tribal: A celebration of body adornment. Rochester, VT: Park Street Press, 1997. - 128 p.

13. Elliot C. A new way to be mad // The Atlantic Monthly. - 2000. - Vol. 286, №6. - Р. 72-84. Parts

I, 2 & 3.

14. Fakir Musafar, Thompson M. Fakir Musafar: Spirit + Flesh. - Santa Fe, NM: Arena Ed., 2002. - 184 p.

15. Favazza A.R. Bodies Under Siege: Self-mutilationand Body Modificationin Cultureand Psychiatry. Maryland: The Johns Hopkins University Press, 1987-1996. - 400 p.

16. Hawton K., Zahl D., Weatherall, R. Suicide following deliberate self-harm: long-term follow-up of patients who presented to a general hospital // British Journal of Psychiatry. - 2003. - № 182. -Р. 537-542.

17. Heger Boyle E. Female genital ratting: raltm-al

in the global community. Baltimore, Maryland: The Johns Hopkins University Press, 2002. -208 p.

18. More Max Technological self-transformation: expanding personal extropy. Extropy. - 1993. #10. -Vol. 4, № 2.

19. Murphy E., Kapur N., Webb R., Purandare N., Hawton K., Bergen H., Waters K., Cooper J. Risk factors forrepetition and suicide following self-harm in older adults: multicentre cohort study // Br. J. Psychiatry. - 2012. - №200. - Р. 399-404.

20. Riddle Grant C. Amputees and devotees. - N-Y: Irvington Publishers Inc., 1990. - 337 p.

21. Sandberg, Anders (2001). Morphological Freedom - Why we not just want it, but need it. http://www.nada.kth.se/~asa/Texts/MorphologicalF reedom.htm. Retrieved 2007-01-28.

22. Vale V., Juno A. Modern primitives. San Francisco, CA: RE/Search Publications, 1989. - 212 p.

23. Wise T.N., Kalyanam R.C. Amputee fetishism and genital mutilation: case report and literature review // J. Sex Marital. Ther. - 2000. - Oct-Dec. - Vol. 26, № 4. - Р. 339-344.

24. www.bmezine.com

25. www.bodymodify.ru

26. www.devguide.org

27. www.piercing.ru

28. www.ultratattoo.ru

SELF-HARM AND ATTRACTION TO BODY MODIFICATION (BIID) AS A PARTIAL DISORDER OF SURVIVAL INSTINCT

S.I. Voroshilin

Urals State Medical Academy, Yekaterinburg, Russia

Disorders include disorders of self-preservation of two relatively independent instincts: survival instinct and instinct of preserving the integrity of the body. Manifestations desire body modification is largely dependent on the socially accepted norms, which vary according to the laws of fashion (evolution). Modifications are in conformity with the norms of the society manifestations modifications are not pathological. Body modification options that are accepted only small fringe groups of individuals, often exhibit certain personality traits level accentuation, which determine their adoption of modifications that deviate from accepted norms, can be considered "borderline disorders instincts integrity of the body."

To the "craving for body modification," exercise extreme vamntes modifications unacceptable even in marginalized groups that distinguish Xia not only unacceptable degree of them in society as an obsessive-compulsive-acter craving in individuals with such drives and the inability to self corrected. These drives should be assigned to a group of pathological habits and inclinations, that is one of the manifestations of non-chemical behavioral addictions.

Key words: self-harm, body-modification, BIID, suicide.

УДК: 616.89-008.447:001.11

КОНЦЕПЦИИ СУИЦИДАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ

В.А. Руженков, В.В. Руженкова, А.В. Боева

Белгородский государственный национальный исследовательский университет, г. Белгород, Россия

Руженков Виктор Александрович, д.м.н., профессор, заведующий кафедрой психиатрии, наркологии и клинической психологии ФГАОУ ВПО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет», телефон: (4722) 34-43-81, e-mail: ruzhenkov@bsu.edu.ru

Реженкова Виктория Викторовна - студентка 6 курса медицинского факультета ФГАОУ ВПО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет», тел.: (4722) 34-43-81

Боева Алевтина Викторовна, к.м.н., доцент кафедры психиатрии, наркологии и клинической психологии ФГАОУ ВПО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет», тел.: (4722) 34-43-81

В обзоре излагаются основные взгляды на генез суицидального поведения, приводится разработанная авторами классификация концепций суицидального поведения, анализируется вклад в его генез индивидуально-личностных, анатомо-антропологических, генетических, социально-средовых и клинических факторов. Ключевые слова: суицидальное поведение, самоубийство, теория суицида, факторы риска суицида.

Анализ доступных данных литературы показал, что в настоящее время существует ряд различных концептуальных взглядов на предполагаемые механизмы формирования суицидального поведения. В зависимости от отрасли науки, лежащей в основе интерпретации генеза суицидального поведения, можно выделить: социологическую, анатомо - антропологическую, психологическую, генетическую, биохимическую, клиническую (психиатрическую) и эклектическую концепции.

I. Социологическая теория самоубийства.

Первым фундаментальным научным трудом, объясняющим механизм формирования суицидального поведения, была работа социолога Э. Дюркгейма «Самоубийство. Социологический этюд» [23], впервые изданная в 1897 году. Он выделил четыре типа суицида: аноми-ческий, фаталистический, эгоистический и альтруистический. Первые два относятся к регуляции социальной жизни общества, остальные два - к характеристикам личности.

Аномический суицид (аномия - нарушение закона) имеет место в обществах с внезапным нарушением регуляции социальной