Научная статья на тему 'Русский рок о русском роке: «Песня простого человека» Майка Науменко'

Русский рок о русском роке: «Песня простого человека» Майка Науменко Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
1558
114
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Русский рок о русском роке: «Песня простого человека» Майка Науменко»

что автор принадлежит к иному национально-лингво-культурному сообществу и в его паремиологическом фонде знания о реалиях иноязычной рок-культуры представлены недостаточно полно.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Чудинов А.П. Политический нарратив и политический дискурс // Лингвистика. Бюллетень Уральского лингвистического общества. Екатеринбург, 2000. Т. 8. С. 69-77

2. Смулаковская Р.Л. Своеобразие использования прецедентных феноменов в газетном дискурсе // Лингвистика. Бюллетень Уральского лингвистического общества. - Т. 12. Екатеринбург, 2004. С. 111 - 120

3. Слышкин Г.Г. От текста к символу: лингвокультурные концепты прецедентных текстов в сознании и дискурсе. - М., 2000 - с. 48, 33.

4. Павликова С.К. Русские и английские прецедентные высказывания (сравнительный анализ). Дисс. ... канд филол. наук. М., 2005 - с. 39-40.

© Косарев М.И., 2007

РОК-КЛАССИКА

Доманский Ю.В.

Тверь

РУССКИЙ РОК О РУССКОМ РОКЕ:

«ПЕСНЯ ПРОСТОГО ЧЕЛОВЕКА» МАЙКА НАУМЕНКО

1

В русском роке 1980-х годов есть песни, содержащие рефлексию по поводу того направления, в котором творят их авторы. В качестве особого приёма такой рефлексии можно отметить упоминание имён исполнителей рока и, чаще всего, названий рок-групп. Вспомним, например, названия западных рок-групп и исполнителей в песнях «Двадцать лет» «Аквариума» и «Меломан» «Алисы». В такого рода контексте показательны встречающиеся в русском роке упоминания названий русских рок-групп и рок-авторов. Это несколько раз фигурирующий в песнях Башлачёва «Б.Г.»; это песня московской группы «Окно» с восторженновозвышенными оценками, употребляемыми при перечислении представителей ленинградского рока; это «Тоталитарный рэп» «Алисы», в котором названия ленинградских групп обыгрываются; это монолог милиционера, направленного обеспечивать порядок в рок-клубе («ДДТ»)...

Мы обратимся к одному примеру - «Песне простого человека» Майка Науменко («Зоопарк»). Песня по первому исполнению может быть датирована 1983 годом, первая студийная запись -1984 год, альбом «Белая полоса». Исходя из датировки, можно

смело сказать, что эта песня - одна из первых авторефлексий в истории русского рока.

Прежде чем говорить об интересующем нас фрагменте этой песни, где перечисляются названия музыкальных групп, укажем на некоторые особенности «Песни простого человека», принципиальные для заявленного аспекта. На первый взгляд очевидно, что «Песня простого человека» принадлежит к ролевой лирике. Однако у песенной ролевой лирики есть важная особенность, существенно отличающая её от печатной ролевой лирики: в песенной ролевой лирике персонаж говорит (точнее - поёт) голосом автора-исполнителя1. То есть мы можем наблюдать синтез двух уровней бытия: перед нами, если использовать терминологию И.В. и Л.П. Фоменко2, синтез художественного мира и мира, в котором живёт автор.

В результате в песенной ролевой лирике происходит неожиданное сближение Я-автора, Я-исполнителя и Я-героя, характе-ризирующееся нераздельностью-неслиянностью всех Я, автор реализуется в трёх ипостасях - биографическое Я, исполнительское Я, геройное Я (ведь герой в прямом смысле поёт голосом автора, даже несмотря на возможные изменения тембра или интонации).

Итак, субъект ролевой лирики в песенной поэзии вообще, а в рок-поэзии (и, кстати, в авторской песне) в частности в силу звучащей природы произведения неожиданно сближается с авто-ром-творцом и с лирическим героем. Нельзя утверждать, что такого сближения лишена печатная ролевая лирика3, но всё же в звучащей ролевой лирике единение разных типов «я» оказывается более наглядным.

2

Но вернёмся к «Песне простого человека» Майка Науменко. Ролевая природа песни актуализирована в известных нам автометапаратекстах через экспликацию заглавия, в котором номинирован ролевой субъект. Ср.:

«“Песня простого человека”, посвящается ряду моих знакомых»;

«Я начну с песни, которая называется “Песня простого ленинградского человека”. Она мне очень нравится тем, что я в ней предсказал победу группе “Зенит” на чемпионате Советского Союза по футболу»;

«Начну я с песни, которая называется “Песня очень простого ленинградского человека”».

Экспликацией заглавия автор-исполнитель отделяется от субъекта песни, но вслед за этим субъект поёт голосом автора-исполнителя, что подталкивает слушателя к их отождествлению.

Ср. в воспоминаниях жены Майка Натальи Науменко:

«Когда я услышала впервые “Отель под названием «Брак»” и “Песню простого человека”, сильно обиделась: враньё и гнусная клевета на всю страну! За что?

- Это же не про нас! - оправдывался Майк. - Лирический герой рассказывает.

- Я-то знаю, но все, кто услышит тебя, будут жалеть не лирического героя, а бедного Майка и ругать истеричную супругу, устраивающую ему разнообразные пакости.

- Ладно, я перед каждым концертом буду объявлять, что у меня лучшая в мире жена, - пообещал Майк, улыбаясь»4.

Относительно «Песни простого человека» возмущение Натальи Науменко вызвал следующий куплет:

У меня есть жена, и она мила,

Она знает всё гораздо лучше, чем я.

Она прячет деньги в такие места,

Где я не могу найти их никогда.

Она ненавидит моих друзей За то, что они приносят портвейн.

Когда я делаю что-то не то,

Она тотчас надевает пальто И говорит: «Я еду к маме»5.

Вся песня представляет из себя комплекс нескольких фрагментов бытия просто человека: жена, друг, футбол, музыка, обрамлённых «обобщающими сентенциями» о сущности и смысле жизни «обычного парня».

Вот начало:

Я обычный парень, не лишён простоты,

Я такой же как он, я такой же как ты,

Я не вижу смысла говорить со мной -Это точно то же самое, что говорить с тобой,

Я такой, как все.

А вот финальный куплет:

И если вы меня спросите: «Где здесь мораль?»

Я направлю свой взгляд в туманную даль.

И скажу вам, что, как мне ни жаль,

Ей-богу я не знаю, где здесь мораль.

Вот так мы жили, так и живём,

Так и будем жить, пока не умрём.

И если мы живём вот так -Значит так надо!6

В куплетах о футболе и музыке эксплицирется ленинградское происхождение простого человека: он болеет за «Зенит»

Летом я хожу на стадион.

Я болею за «Зенит», «Зенит» - чемпион!

Я сижу на скамейке в ложе «Б»

И играю на большой жестяной трубе.

Но давеча я слышал, что всё выйдет не так И чемпионом станет «Спартак».

Мне сказали об этом в Москве!7 И он слушает ленинградский рок. Именно список того, что слушает простой человек, нас и будет интересовать.

Начнём с варианта этого куплета на «номерном» альбоме «Белая полоса» (1984):

По субботам я хожу в рок-клуб В рок-клубе так много хороших групп Я гордо вхожу с билетом в руке А мне поют песни на родном языке Я люблю Аквариум Я люблю Зоопарк Я люблю Секрет Я люблю Странные Игры Я люблю Кино Я не люблю Землян Я люблю только любительские группы Варианты с других записей:

Бонус к «Белой полосе»

А зимой я хожу в Рок-клуб.

В рок-клубе так много хороших групп.

Я гордо вхожу с билетом в руке,

А мне поют песни на родном языке.

Я люблю Аквариум Я люблю Зоопарк Я люблю Кино Я люблю Странные игры Я люблю Тамбурин Я не люблю Землян

Я люблю только то, что пишет Андрей Тропилло!

Майк и Цой. Сейшн на Петроградской. 1983.

По субботам я хожу в рок-клуб В рок-клубе так много хороших групп Я гордо вхожу с билетом в руке А мне играют песни на родном языке Я люблю Аквариум Я люблю Россиян Я люблю Кино Я люблю Зоопарк

Я не люблю Машину времени Я люблю только подпольные группы «Буги-вуги» (1987). Напомним автометапаратекст: «“Песня простого человека”, посвящается ряду моих знакомых».

По субботам я хожу в рок-клуб В рок-клубе так много хороших групп Я гордо вхожу с билетом в руке А мне поют песни на родном языке Я люблю Аквариум Я люблю Зоопарк Я люблю Кино Я люблю Секрет Я не люблю Землян Я люблю только любительские группы Домашний концерт с Цоем (1985). Здесь автометапаратекст такой: «Я начну с песни, которая называется “Песня простого ленинградского человека”. Она мне очень нравится тем, что я в ней предсказал победу группе “Зенит” на чемпионате Советского Союза по футболу».

По субботам я хожу в рок-клуб В рок-клубе так много хороших групп Я гордо вхожу с билетом в руке А мне поют песни на родном языке Я люблю Аквариум Я люблю Зоопарк Я люблю Кино Я люблю Секрет Я люблю Странные игры Я не имею ничего против Алисы Я не люблю Землян

Потому что я люблю только любительские группы Б.Г., Майк, Цой: «Исполнение разрешено»: концерт в Сосновом Бору (15.12.1984). Автометапаратекст: «Начну я с песни, которая называется “Песня очень простого ленинградского человека”»

По субботам я хожу в рок-клуб В рок-клубе так много хороших групп Я гордо вхожу с билетом в руке А мне поют песни на родном языке Я люблю Аквариум Я люблю Зоопарк Я люблю Кино Я люблю Секрет Я люблю Странные игры Я не люблю Землян

Я люблю только любительские группы (Аплодисменты)

Как видим, список групп, которые любит простой человек Майка (или Майк - простой человек), довольно-таки стабилен -по большей части, это флагманы ленинградского рока начала 1980-х: «Аквариум» по всех шести вариантах открывающий список; сам «Зоопарк» пять раз из шести занимающий второе место, и один раз - на самом первом из известных нам записей (1983 года) - замыкающий список любимых групп, состоящий из четырёх названий; «Кино», пять раз стоящее не третьем месте и один раз на пятом, завершающем (альбом «Белая полоса»); «Странные игры» на «Белой полосе» на третьем месте (перед «Кино»), на бонусе к «Белой полосе» на четвёртом, на домашнем концерте с Цоем и на концерте в Сосновом Бору - на пятом, итого - четыре упоминания из шести вариантов. По одному разу упомянуты «Россияне» (первая запись, 1983, вторая позиция, сразу после «Аквариума», где потом будет «Зоопарк»; последующее исключение «Россиян» из списка связано, как нам кажется, с трагической судьбой Георгия Ордановского), «Тамбурин» (последняя позиция на бонусе к «Белой полосе»), «Алиса» (на домашнем концерте с Цоем в иной, чем все прочие упоминания, и, конечно же, значимой в плане экспликации «непростого» авторского отношения конструкции: «Я не имею ничего против Алисы»).

В таком контексте грандов ленинградского рок-клуба несколько странным видится настойчивое внесение в список «Секрета»: третья позиция на «Белой полосе», четвёртая на «Буги-вуги (1987), домашнем концерте с Цоем и концерте в Сосновом Бору -итого четыре упоминания из шести. «Секрет» в первой половине 1980-х годов был никому неизвестен, потом уже этот «бит-квартет» станет популярной группой, но не столько в рок-среде, сколько среди девочек-подростков. Как же «Секрет» оказался в столь уважаемой парадигме? Укажем на то, что по поводу отношения Майка к «Секрету» вспоминает Артём Троицкий: «Кстати у него <Майка. - Ю.Д.> были какие-то странные любимчики, которые кроме него никому, по-моему, не нравились, типа группы “Почта” или бит-квартета “Секрет”, то есть близкие ему по каким-то сентиментальным совпадениям люди; вот о них он мог говорить, ставить записи. Я помню, что первые записи “Секрета” мне поставил Майк, сказав, что это его протеже, хорошие ребята, и это то, что ему в Питере нравится больше всего»8. Упоминание «Секрета» заставляет, таким образом, задуматься о ролевой природе «Песни простого человека» - так кто же перед нами:

простой человек? лирический герой? Майк Науменко? Как представляется, упоминание «Секрета» как раз и указывает на сближение героя лирики «простого человека» и биографического автора М.В. Науменко.

Укажем и на то, что на концертах в провинции Майк вставлял в список любимых групп этой песни названия местных коллективов, часто выступавших в том же концерте на «разогреве».

Теперь о тех, кого не любит простой человек. В каждом из вариантов такая позиция одна и здесь вариативность минимальна: пять раз «Я не люблю “Землян”» и один раз - на самой первой записи 1983 года - «Машина времени». Из неучтённых нами фонограмм известен ещё вариант «Я не люблю “Аракс”»9. Отношение Майка к этим группам в первой половине 1980-х обусловлено тем, что все они - группы профессиональные, официальные. Ср. в воспоминаниях Александра Липницкого: «...Майк был обозлён на “Машину” за её капитуляцию перед законами “совка” в 80-е годы»10. Все три группы объединяет и то, что это группы «хорошие», но «продавшиеся властям», герой же Майка любит «только любительские группы» (один раз, на первой записи, «только подпольные», и один раз - на бонусе к «Белой полосе» -«только то, что пишет Андрей Тропилло» - напомним, что запись «Белой полосы» была сделана в студии Андрея Тропилло). Почему же самыми устойчивыми оказались «Земляне»? Видимо, повлияла их ленинградская прописка, ведь вся парадигма - ленинградские коллективы, а «Машина времени» и «Аракс» - московские группы.

Итак, хит-парад простого человека - это всё-таки хит-парад Майка Науменко, это его рок-пристрастия и рок-антипатии, которые могли варьироваться в зависимости от разных факторов, но варьироваться в целом незначительно. Следовательно, и на таком уровне можно говорить о парадоксальном сближении ролевого героя, лирического героя и биографического автора.

3

В заключительной части поделимся некоторыми внешними наблюдениями над жизнью «Песни простого человека» «в устах» других исполнителей. Несколько раз «Песня простого человека» после смерти Майка Науменко пелась другими исполнителями. При общей относительной стабильности текста куплет о музыкальных пристрастиях оказывается предельно вариативен, даже - даёт простор для вариаций. Посмотрим на такие варианты «чужих» исполнений «Песни простого человека». Сравнительно нейтральный вариант принадлежит Василию Шумову 1:

По субботам я хожу в рок-клуб В рок-клубе так много хороших групп Я гордо вхожу с билетом в руке А мне поют песни на родном языке Я люблю Аквариум Я люблю Зоопарк Я люблю Звуки Му Я торчу на отечественных группах Кроме изменения последней строки («я торчу на» вместо «я люблю»), существенным дополнением к «каноническому» началу списка («Аквариум», «Зоопарк») оказывается в версии Шумова оригинальная третья (заключительная в этом варианте) позиция: в принципе невозможная у Майка в его ленинградской парадигме московская группа «Звуки Му» (кстати, не первую половину 1980х годов простому человеку неизвестная). Укажем и на отсутствие строки об антипатиях.

И две версии, в которых вариативность песни Майка Науменко достигает крайних пределов и становится способом самовыражения новых исполнителей.

«Ва-Банк». «Обычный парень». (Обратим внимание, что после «футбольного» куплета А.Ф. Скляр выкрикивает: «Спартак! Спартак! Спартак! Спартак - чемпион! Спартак - чемпион! Спартак - чемпион! Спартак - чемпион!):

По субботам я хожу в рок-клуб В рок-клубе так много интересных групп Я гордо вхожу с бутылкой в руке А мне поют песни на родном языке Я люблю Ладу Дэнс Я люблю Лику Стар Я люблю Кармен Я люблю Любэ

Я ненавижу Ва-Банк (4 раза). Ва-Банк - чемпион (4 раза) «Кирпичи». «Обычный парень»:

По субботам я хожу в Полигон-клуб В Полигоне так много хороших групп Я гордо вхожу по фэйс-контролу И мне поют песни на разных языках Я люблю Текилуджаззз <Териііаиа222>,

Я люблю Колыбль Я люблю Джан Ку <Далее следуют три строки, названия групп в которых практически неизвестны «простому человеку», воспроизвести их с фонограммы «простому человеку» тоже трудно. Видимо, эти названия представляют элитарную клубную культуру. - Ю.Д.>

Я люблю Кирпичей

Я ненавижу группу Агата Кристи

Заметим, что обе версии озаглавлены «новыми авторами» «Обычный парень», что в какой-то степени редуцирует установку на ролевую природу. «Кирпичи» вводят в список свои музыкальные пристрастия - клубную музыку начал XXI века - и свою антипатию: классиков свердловского рока группу «Агата Кристи». «Ва-Банк» инверсирует симпатии и антипатии, давая список российской попсы 1990-х годов, а в строку об антипатиях вставляя своё название, что делает песню ироничной, а героя - как кажется, окончательно отдаляет от биографического автора12.

Итак, уже на основании всех этих наблюдений можно резюмировать, что

□ изучение вариантов в русском роке позволяет увидеть систему ценностей через трансформацию оценки музыкальных пристрастий;

□ ролевая природа песни указывает не систему ценностей простого человека;

□ сложность ролевой природы указывает на систему ценностей биографического автора и лирического героя Майка Науменко, либо на системы ценностей (пусть и от обратного, как у «Ва-Банка») «новых авторов».

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Ср. по поводу песенной ролевой лирики Высоцкого: «...автор с такой эмоциональной силой и психологической достоверностью воплощает это чужое “я”, что у слушателей складывается впечатление о том, что автор отображает свои собственные впечатления, рассказывает о своей собственной судьбе» (Сафарова Т.В. Жанровое своеобразие песенного творчества Владимира Высоцкого. Автореф. дис. ... канд. филол наук. Владивосток, 2002. С. 23).

2. См.: Фоменко И.В., Фоменко Л.П. Художественный мир и мир, в котором живёт автор // Литературный текст: проблемы и методы исследования. IV. Тверь, 1998.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Ср.: «Герой “ролевого” стихотворения - субъект сознания - обладает резко характерной речевой манерой, своеобразие которой выступает на фоне литературной нормы. Эта манера позволяет соотнести образ “я” с определённой социально-бытовой и культурно-исторической средой. “Ролевые” стихотворения двусубъектны. Одно, более высокое сознание, обнаруживается прежде всего в заглавиях: в них определяется герой стихотворения (“Косарь”, “Пахарь”, “Удалец” Кольцова, “Катерина”, “Калистрат” Некрасова) и иногда - прямо или в иронической форме -выражается отношение к нему (“Хищники на Чегеме” Грибоедова, “Нравственный человек” Некрасова). Сферой другого сознания является

основная часть стихотворения, принадлежащая собственно герою. Но здесь же скрыто присутствует и более высокое сознание - как носитель речевой нормы и иного социальной бытового и культурно -исторического типа.

Герой “ролевого” стихотворения выступает, следовательно, в двух функциях. С одной стороны, он субъект сознания; с другой стороны, он объект иного, более высокого сознания» (Корман Б.О. Лирика Некрасова. Ижевск, 1978. С. 98-99).

Добавим к этому суждения Д.Е. Максимова о герое лермонтовского «Завещания»: «Это обыкновенный человек. У него обыденная биография и обыденная речь, построенная на разговорной фразеологии, с естественными в интимном, взволнованном монологе недомолвками и паузами» (Максимов Д.Е. Поэзия Лермонтова. М.; Л., 1964. С. 159); однако «Всё, что можно утверждать о герое “Завещания” как о “простом человеке”, не исключает <...> присутствия в сознании этого героя главного “лермонтовского комплекса” <...>. .все основные черты умирающего воина как простого человека являются вместе с тем основными чертами центрального лермонтовского героя» (Там же. С. 167).

А кроме того, реплики Б.О. Кормана о герое стихотворения Н.А. Некрасова «Пьяница»: «Приглядимся к его речи <...>, и мы заметим, что бедняк наш для характеристики своего положения и состояния прибегает к традиционной поэтической лексике, звучащей в его устах совершенно естественно <...>. Он свободно пользуется не только высокой поэтической лексикой, но и просторечьем <...>, и отложениями фольклорной стилистики <...>. Сочетание поэтической лексики и просторечия создаёт очень сложный, прихотливый смысловой узор, за которым стоит речевое сознание образованного бедняка»; «Герой “Пьяницы” находится на таком уровне развития, когда становится возможным самоанализ, когда в предмет размышлений превращается собственный внутренний мир: он умеет видеть себя со стороны, объективирует своё состояние и как бы отделяется от него; он говорит о себе, как если бы он говорил о другом человеке или о многих, себе подобных. В стихотворении преобладают объективные формы изображения внутреннего мира: либо констатация, описание того, что обычно бывает с неким человеком <...>, либо обобщённо-личные предложения <...>, либо, наконец, безличные конструкции»; «Собственная судьба, личность, биография - всё это воспринимается героем как индивидуальный вариант общей судьбы многих людей, как проявление каких-то закономерностей» (Корман Б.О. Указ соч. С. 105, 106, 107).

4. Майк: Право на рок. Тверь, 1996. С. 274.

5. Михаил «Майк» Науменко. Песни и стихи. М., 2000. С. 86.

6. Ср. характеристику «Песни простого человека» в одной из первых рецензий на альбом «Белая полоса» в «Рокси» (№ 8, январь, 1985): «“Песня простого человека” - посмотрите вокруг! Производят единицы, а потребляют тысячи. В этом нет ничего плохого: внимательное прикосновение к психологии потребителя, но без каких-либо требований к нему» (Майк: Право на рок. С. 159-160).

7. Относительно этого куплета позволим себе заметить, что тут ролевой герой - простой человек - оказывается отдалён от автора-творца: Майк Науменко не был увлечён футболом, болением за «Зенит». Отсюда и неточность: на стадионе имени С.М. Кирова, где ленинградский «Зенит» проводил домашние матчи чемпионата СССР, не было ложи Б, вообще - лож не было, а были сектора; например, один из фанатских секторов - 33. Ещё укажем на оговорку в одном из автометапаратекстов, где «Зенит» назван «группой»

8. Майк: Право на рок. С. 230.

9. Михаил «Майк» Науменко. Песни и стихи. С. 88.

10. Майк: Право на рок. С. 245.

11. По поводу взаимоотношений Майка Науменко и Шумова ср.:

Из интервью Галины Пилипенко с Майком Науменко («Ура! Бум! Бум!», № 5, 1990):

«- Майк, в творчестве ты традиционен. Не хотелось бы тебе немного поэкспериментировать? Ну, не как “Центр”, а как-то по-своему?

- Ну, у Васи Шумова свои заморочки, а я люблю классический рок-н-ролл, традиционный» (Майк: Право на рок. С. 224); Из воспоминаний Артёма Троицкого: «Мне трудно судить в какой степени песни Майка повлияли на творчество Кузьмина, Шумова или Мамонова, но то, что повлияли, это точно, потому что Майк шёл не по каким-то кривым дорожкам рок-лирики, а по рок-н-ролльному мейнстриму» (Там же. С. 232).

12. Одну из записей «Песни простого человека» нам обнаружить так и не удалось: «Уездный город N - 20 лет спустя». 2005 г. Трибьют, посвященный 50-летию Майка. Группа «С.О.К.» - «Песня простого человека».

© Доманский Ю.В., 2007

Ярко А.Н.

Тверь

СПОСОБЫ ВАРИАНТООБРАЗОВАНИЯ В РУССКОМ РОКЕ («Слёт-симпозиум» и «Подвиг разведчика» А. Башлачёва)

Традиционное литературоведение связывает понятие вариативности с фольклором. Фольклористика же понимает под вариативностью «способ проявления культурного наследия, передава-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.