Научная статья на тему 'Русские женщины в медицине во второй половине XIX — начале XX века: правовые и практические проблемы'

Русские женщины в медицине во второй половине XIX — начале XX века: правовые и практические проблемы Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
2149
219
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Кулагина Ирина Павловна

В статье рассматриваются доводы сторонников и противников допуска женщин в медицину. Подробно разбирается, каким образом зарождалось женское медицинское образование в Российской империи. Описываются, каким образом строился труд жен-щин-врачей в России.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Russian women in medicine in the first half of the XIX — the beginning of the XX centuries: legal and practical problems

This article about arguments of supporters and opponents of the admission of women in medicine. It understands how female medical education in the Russian empire arose. In it it is described, how work of women-doctors in Russia was under construction.

Текст научной работы на тему «Русские женщины в медицине во второй половине XIX — начале XX века: правовые и практические проблемы»

Солдатенков 0.0. Конституционные основы права публичной собственности на природные ресурсы: Дис... канд. юрид. наук. — Хабаровск, 2008; Грузин С.В. Конституционно-правовое регулирование отношений публичной собственности на природные ресурсы в Российской Федерации: Дис.. канд. юрид. наук. — СПб., 2007; и др.

4. Статья 552 Кодекса Наполеона, Германское гражданское Уложение 1896 года, судебный прецедент 1843 года (Англия).

5. История государства и права зарубежных стран / Под ред. О.А. Жидкова, Н.А. Крашенинникова. — М., 2005. — С. 570.

6. Егорова Е.Б. Указ. соч. — С. 95—96.

7. The national historic preservation act of 1966 (p. 470).

8. Краснова И.О. Экологическое право и управление в США. — М., 1992. — С. 26—27.

9. См.: История государства и права зарубежных стран / Под ред. О. А. Жидкова, Н.А. Крашенинникова. — М., 2002. — С. 533.

10. Транин A.A. Охрана окружающей среды: проблемы развития буржуазного права. — М., 1987. — С. 84.

11. Там же. — С. 84.

12. Венедиктов A.B. Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. — М., 2004. — Т. 2.

13. См. об этом подробно: Венедиктов A.B. «Теория» буржуазной собственности как «социальной функции» // Венедиктов A.B. Избранные труды по гражданскому праву. — М., 2004. — Т. 2.

14. Иоффе О.С. Гражданское правоотношение. Критика теории «хозяйственного права». — М., 2000. — С. 212.

15. См.: Исаев È.A. История государства и права России. — М., 2003. — С. 572.

16. Грузин С.В. Конституционно-правовое регулирование отношений публичной собственности на природные ресурсы в Российской Федерации: Дис... канд. юрид. наук. — СПб., 2007. — С. 33.

17. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. — 2-е изд., стереотип. — М., 2001. — С. 349.

И.П. Кулагина

Кулагина Ирина Павловна — ассистент кафедры гражданско-правовых дисциплин юридического факультета Муромского института (филиала) Владимирского государственного университета имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых

E-mail: k-ira13@ya.ru

Русские женщины в медицине во второй половине XIX — начале XX века: правовые и практические проблемы

В статье рассматриваются доводы сторонников и противников допуска женщин в медицину. Подробно разбирается, каким образом зарождалось женское медицинское образование в Российской империи. Описываются, каким образом строился труд жен-щин-врачей в России.

This article about arguments of supporters and opponents of the admission of women in medicine. It understands how female medical education in the

Russian empire arose. In it it is described, how work of women-doctors in Russia was under construction.

На протяжении многих поколений считалось, что люди не делают различий между мужчинами и женщинами при обращении к ним за медицинской помощью. При этом заболевшим безразлично во многих случаях от кого ее получать, лишь бы получить избавление от страданий. В ходу же было мнение о том, что медицинскую помощь лучше получать от лиц женского пола, нежели от мужчин. С древних времен на Руси повелось, что в каждой деревне практиковала «знахарка или бабка-заговорщица и причиталка». Такая ситуация чаще всего возникала в результате недостатка квалифицированных медицинских работников.

Когда же в середине XIX века встал вопрос о допуске женщин к получению медицинского образования, русская литература и русское общество развернуло «страстную полемику».

В пользу недопуска женщин в медицину было высказано множество причин. Основной из этих причин стала теория о том, что если женщин допустить в медицину, то это может угрожать распадом института семьи. Другим веским основанием недопуска женщин к врачебной деятельности стала возможность гибели существующего государственного и религиозного порядков. Противники женщин-врачей не учитывали тот факт, что еще в XI веке женщины с успехом занимались медициной, в том числе читали лекции на медицинских факультетах университетов Италии. Они не учли и того, что на акушерках и повивальных бабках ис-покон веков лежала обязанность по направлению и ведению беременных женщин, а также родовспоможению.

Кулагина И.П. Русские женщины в медицине во второй половине XIX — начале XX века: правовые и практические проблемы

Кулагина И.П. Русские женщины в медицине во второй половине XIX — начале XX века: правовые и практические проблемы

Если прогнозы, которые выдвигали противники женщин-врачей, для общества были особенно мрачными, то защитники будущих работниц медицины окружали эту профессию самыми радужными перспективами: «они бы устранили громадную болезненность русского народа, уничтожили бы в корне многочисленные эпидемии, ежегодно терзающие русский народ, низвели бы до минимума страшную детскую смертность, равной которой не имеется нигде в Европе, повысили бы физическое благосостояние народа, сделали бы гигиену достояыем каждого пейзана и пейзанки, приобщили бы массы к культуре, создали бы на прочных основаниях народное образоваые, потекли бы медвяные реки в кисельных берегах»1.

По мнению Г.М. Герценштейна, наиболее непримиримым противником недопуска женщин в медицину был киевский профессор анатомии Вальтер, «который в издававшемся им журнале «Современная медицина» громил попытку привлечеыя женщин к медицинскому образованию всеми доступными ему способами. Тут были анатомические соображеыя, доходившие до оценки сравнительного веса мужского и женского мозга, до сравнеыя числа и глубины мозговых извилин; были соображеыя физиологические: организм женщины имеет свои специальные функции, препятствующие именно врачебной деятельности; были ссылки на «мудрую природу», категорически указавшую женщинам их роль — плодить и размножать потомство, а не изучать медицину; были соображеыя этические — погибель нравственности целомудренных девиц, перед которыми раскрывалась завеса таинственных знаний; соображеыя государственные — поругаые семьи, свободная любовь, отрицание государства и религии»2.

При этом не тех ни других не интересовало, что же толкает русских девушек и женщин на приобретение этой тяжелой (хоть и уважаемой) профессии.

По мнению Г.М. Герценштейна, существует прямая связь между отменой крепостного права и желанием женщины получать высшее образование, в том числе и медицинское. Такую связь он обусловливает тем, что до падения «прежнего строя, основанного на полном обеспечении не трудящихся классов»3, помещикам не нужно было думать о завтрашнем дне и об обеспечении себя и своих потомков, так как крепостные избавляли их от этих забот, принося доход и выполняя всю работу. Приближенные к помещикам чиновники, купцы и подрядчики тоже могли не задумываться о будущем, так как получали содержание и доходы благодаря работе крестьян помещиков, при которых кормились. Поэтому, как само собой разумеющееся, и русские женщины не видели нужды задумываться о своей участи. Так как крепостной труд обеспечивал им беспроблемное и безбедное существование.

Однако после отмены крепостного права ситуация кардинально изменилась, каждый должен был обеспечивать себя и свою семью самостоятельно. В связи с этим остро встал вопрос об обеспечении

детей вышеуказанных классов. И если с устройством сыновей проблем не возникало, так как была возможность их устройства в военное или гражданское ведомство, то вопрос о дальнейшей судьбе дочерей оставался открытым. В связи с этим открывался вопрос о женском труде, который обещал дочерям помещиков и приближенных к ним чиновников, подрядчиков и купцов независимую, самостоятельную, почетную и свободную жизнь.

Первоначально женщины, стремившиеся получить высшее медицинское университетское образование, обучались за рубежом, в большинстве своем в швейцарских университетах. При этом на долю девушек и женщин, пожелавших обучаться за границей, выпала борьба с родными и окружением и возникла необходимость пренебрегать предрассудками, сплетнями и недвусмысленными предположениями. Основным предрассудком стало непонимание того, что толкало русских женщин на проживание и обучение за границей, когда была возможность вполне удачно выйти замуж в России.

Хотя 19 февраля 1861 года и было отменено крепостное право, но количество крестьянок, желающих стать медицинскими работниками и поступивших на курсы ученых акушерок при Медикохирургической академии (женских врачебных курсах), не было велико. За 10 лет существования указанных курсов их окончили всего 9 бывших крестьянок. Первой женщиной-крестьянкой, которая впоследствии стала врачом, была Надежда Прокофьевна Суслова (по мужу Эрисман). Она родилась в с. Панине Нижегородской губернии в семье вольноотпущенного крепостного графа Шереметьева. В 1854 году семья переехала в Москву. Отец — человек передовых взглядов — считал необходимым дать детям образование, для чего был избран частный пансион, не перегружавший девичью голову знаниями. С 1860 года семья Сусловых жила в Петербурге. Круг общения Н.П. Сусловой здесь — передовые женщины, стремившиеся к серьезному образованию: М.А. Обручева (в будущем супруга И.М. Сеченова), сестры Корсини. Вместе с ними в числе первых Надежда Прокофьевна стала посещать лекции в университете, а затем и в Медикохирургической академии. В 1862 году4 в «Медицинском вестнике» Суслова опубликовала статью «Изменение кожных ощущений под влиянием электрического раздражения». В сферу интересов Сусловой входила физиология. Поэтому после того, как царское правительство в 1863 году запретило женщинам посещать лекции, Надежда Прокофьевна уехала в Швейцарию. В 1864 году она вошла в число слушателей Цюрихского университета и в 1867 году первая из русских женщин получила диплом доктора медицины и хирургии и акушерства за диссертацию «Доклад о физиологии лимфы», выполненную под руководством профессора Ивана Михайловича Сеченова5.

Пример Н.П. Сусловой, вернувшейся в Россию и осуществляющей практическую деятельность, стал еще одним шагом на пути к завоеванию жен-

щинами права на медицинское образование и работу по медицинской специальности. Ободренные примером госпожи Сусловой женщины, получившие хорошее общее образование, также последовали на обучение за границу. Однако не многие из желающих приобрести медицинское образование могли себе позволить дорогостоящее проживание. Поэтому возникала необходимость в создании образовательных учреждений для получения женщинами образования по медицинскому профилю. Данный вопрос все чаще стал подниматься общественностью и даже теми, кто не являлся сторонниками женского образования вообще и женского медицинского образования в частности.

В 1872 году под компетенцией военного министра Милютина были открыты курсы ученых акушерок при медико-хирургической академии, в скором времени превратившиеся в женские врачебные с таким же пятилетним курсом обучения, что и на медицинских факультетах и в медицинских академиях. Открытию данных курсов способствовали благотворительные пожертвования, а также работа главного военно-медицинского инспектора Н.П. Козлова, пропаганда профессора В.И. Тарнов-ского и его жены, ставшей одной из первых студенток открывшихся курсов.

Цель данных курсов: «дать возможность хорошо подготовленным слушательницам приобретать зван1е акушерок, с правом самостоятельной акушерской и гинекологической врачебной практики»6.

Однако согласно «Временному положению» поступающие должны были сдавать вступительные экзамены «в размере курса мужских классических гимназий» (за исключением экзамена по латинскому языку «в пределах четырех классов мужской классической гимназии». Допускались к экзаменам «лица женского пола» не моложе 20 лет, окончившие женскую гимназию, институт или педагогические курсы, а из получивших домашнее образование — имеющие «диплом на звание домашней учительницы по предметам гимназического курса».

В целом требования к абитуриенткам были весьма высокими. При поступлении, кроме общих обязательных документов, требовались также «дозволение родителей, опекуна или мужа и удостоверение какого-либо лица о возможности безбедного существования во время прохождения курса и о близком знакомстве с каким-либо семейством в Петербурге» (для иногородних)7.

Все это говорит о высоких требованиях к поступающим. Несмотря на это, женщины стремились получить медицинскую профессию.

Данные курсы просуществовали десять лет, а потом были упразднены, так как в военном министерстве не желали их больше содержать. Другой причиной упразднения данных курсов можно назвать свертывание реформ Александра II после воцарения Александра III.

Несмотря на краткий срок существования указанных курсов, их работу можно считать успешной. И даже если учитывать имеющиеся недостатки, та-

кие как: «отсутствие постоянного учебного плана, на первое время смешанный характер слушательниц и др.», курсы «принесли значительную пользу для дальнейшего развит1я судьбы высшего женского образоваыя в Росс1и»8. За годы работы данные курсы окончили более семисот женщин, поступивших на работу в медицинские учреждения Российской империи. Приняты на курсы 959 слушательниц, прошедших серьезные испытания. Основная масса поступающих на курсы слушательниц была в возрасте от 20 до 22 лет, при этом большинство из поступивших (а именно 417 человек) получили гимназическое образование, а 216 человек поступили по диплому, выданному домашними учителями9. Если рассматривать, к каким классам относились слушательницы, то можно говорить о том, что большинство относилось к родственникам чиновников, женщин из купеческого класса насчитывалось 137 человек, приблизительно по сто человек представляли классы военных и мещан, также обучение на данных курсах проходили представительницы дворянского класса, духовенства, солдат не офицерского чина, крестьянки, иностранки, родственницы ремесленников.

Так как курсы ученых акушерок при Медикохирургической академии существовали в Петербурге, то и количество местных студенток было наибольшим. Однако даже студентки из самых удаленных местностей изъявили желание обучаться медицинскому искусству.

Исследуя вопрос о семейном положении студенток, обучающихся медицине, необходимо упомянуть о том, что он являлся наиболее важной причиной, по которой женщинам хотели запретить занимать врачебные должности, так как противники женского медицинского образования считали, что тем самым подрывается институт семьи, а женщины обрекаются на безбрачие, аборты. По данным, приведенным Г.М. Герценштейном в его очерке «Женщины-врачи на поприще практической деятельности в России (К двадцатилетию их первого массового выпуска)», «из 796 поступивших было 84 замужних и вдов. В течение 8 лет из 712 девушек 116 вышло замуж; бесспорно также, что многие, будучи невестами, отложили свадьбу до окончания курса. Чем дольше продолжалось пребывание на курсах, тем процент выходивших замуж все более и более возрастал»10.

Из вышеизложенного следует прямой вывод о том, что женщины и девушки, обучающиеся врачебному ремеслу, остаются людьми, не лишенными потребности в счастье. Необходимо сказать о том, что противники женского медицинского образования боялись распада института семьи, но этот институт наоборот, самым благоприятным образом влиял на женское образование. В большинстве своем мужья поддерживали жен, а женщины ощущали, что теперь и они могут являться опорой для своей семьи.

Зимой 1877 года осуществился первый выпуск женщин-врачей в Российской империи, которые были приняты на курсы ученых акушерок при Ме-

Кулагина И.П. Русские женщины в медицине во второй половине XIX — начале XX века: правовые и практические проблемы

Кулагина И.П. Русские женщины в медицине во второй половине XIX — начале XX века: правовые и практические проблемы

дико-хирургической академии. Большая их часть по собственной воле была отправлена выполнять непосредственные обязанности на фронтах восточной военной кампании (русско-турецкая война 1877—1878 гг.). С выпускницами на военные фронты поехала также и часть слушательниц курсов, отправившихся туда кто по своему желанию, а кто по указанию Н.И. Козлова. Деятельность женщин-вра-чей в госпиталях фронтов показала их отношение к своей специальности. Женщины проявляли самопожертвование, полностью осознавали свой долг и прекрасно зарекомендовали себя как специалисты медицинской специальности, убедив даже самых негативно настроенных к женскому медицинскому образованию в состоятельности женщин его получать.

«14 1юля 1880 г. последовало Высочайшее соизволение на присвоение лицам женского пола, окончившим упомянутые курсы, нагрудного знака с надписью «женщина-врач», и предоставлено право самостоятельной врачебной практики; имена их согласно ст. 128 т. XIII уст. врач., стали вноситься в Российский медицинский список»11.

Нехватка врачебных кадров в сельской местности заставила вернуться к вопросу об открытии женского медицинского института. Теперь уже этот вопрос не встретил былого противодействия. Местом основания института был выбран город Санкт-Петербург. Открытие института состоялось 15 октября 1897 года. Он был открыт на частные пожертвования. Срок обучения составлял 5 лет, плата за обучение была достаточно высокой, что не остановило лиц женского пола в их стремлении получить медицинское образование. Указанный институт давал возможность окончившим женские гимназии и соответствующие им учебные заведения с медалью или отличием стать специалистами в области женских и детских болезней. В момент открытия произвели набор в 190 человек, а в 1900 году конкурс на одно место был 3 человека.

Формально новый институт был поставлен ниже медицинских факультетов университетов: выпускницы могли занимать врачебные должности только в женских отделениях больниц, не имели право самостоятельно проводить судебно-медицинскую экспертизу, не допускались к соисканию степени доктора медицины, вследствие чего доступ к профессуре им закрывался. В 1904 году институт перешел на государственное обеспечение и был приравнен к медицинским факультетам университетов. Окончившие его женщины могли получить звание лекаря (врача), провизора, зубного врача, аптекарского помощника, степень магистра фармации, доктора медицины.

Есл и рассматр ивать трудовую деятельность женщин в медицине, то нельзя точно говорить об их количественном, а уж тем более возрастном составе. Несмотря на все попытки Медицинского департамента Министерства внутренних дел вести статистику медицинских работников в целом и жен-щин-врачей в частности, статистика отличалась

большим количеством ошибок. Это происходило из-за того, что некоторых женщин-врачей, работавших в городских, земских и других больницах, учитывали как вольнопрактикующих. Много было опечаток относительно возрастного состава, а также часто встречались ошибки, когда один врач упоминался дважды, например, когда первый раз женщина учитывалась под своей девичьей фамилией, а второй раз под фамилией мужа.

При этом в 1890 году доктором В.И. Гребенщиковым были собраны данные о работе 409 женщин-врачей12. Им отмечалась тенденция, в связи с которой средний возраст женщин-врачей был достаточно большим (приравненный к 42 годам). Причиной этому стало отсутствие поступления новых слушательниц на курсы обучения медицинскому делу. Необходимо отметить и то, что медицинские работники вообще и в России в частности работали не большой по продолжительности срок (как мужчины, так и женщины). Врачебная профессия является одной из профессий, связанных с причинением вреда здоровью самого работающего, поэтому окончившие обучение в уже достаточно зрелом возрасте женщины-врачи сокращали свою медицинскую практику. При этом немаловажно отметить и то, что в молодые годы женщинам-врачам было легче завести семью и оставить практическую деятельность, чем сделать это в более зрелом возрасте.

Ранний уход женщины из профессии и необходимость создания женщиной семьи говорили в пользу отмены женского медицинского образования и недопуска женщин в медицинскую профессию. Однако это смягчалось тем, что при наличии у женщины медицинского образования она становилась более грамотной в ведении хозяйства и воспитании детей.

Одним из факторов, которые отталкивали представительниц женского пола от медицинской профессии, стал вопрос об оплате их труда. Труд медицинских работников (хоть и почетный) оставался малооплачиваемым, при чем женский труд ценился ниже мужского. В пользу этого высказывались такие доводы, что женщины не способны к наукам и не способны к тяжелому труду, да и к труду вообще.

Доктор В.И. Гребенщиков в своих трудах определил, что средний заработок женщин-врачей, состоящих на службе при учреждениях здравоохранения, в год составлял 723 рубля13. Существеннее заработки были у женщин-врачей, занимающихся частной практикой.

Рассматривая распространение женщин-врачей по географическому расположению, необходимо говорить о том, что преимущественно они сосредоточились в столичном регионе, а также в крупных городах, таких как Москва, Одесса, Киев. Однако были и такие женщины, которые работали при земских лечебных учреждениях в Московской, Новгородской, Тверской, Вятской, Псковской, Смоленской и других губерниях.

Противники женской медицины высказывались и по поводу того, что женщины не способны про-

являть себя в научной деятельности и продвигать медицину вперед, так как не совершают никаких новых открытий. Они не учитывали, что мужчины-врачи также не стремятся развивать медицинскую науку, несмотря на то, что поставлены в более благоприятные условия для деятельности.

Однако женщины делали определенные успехи в медицинской науке. В 1877 году появилась первая женщина — доктор медицинских наук, уроженка Орловской губернии, впоследствии осуществляющая практическую деятельность в Москве, — Окунькова Зинаида Николаевна. Свое обучение она начала в Петербургской военно-хирургической академии, а затем продолжила обучаться в Цюрихском университете. Свою докторскую диссертацию госпожа Окунькова защищала в Парижском университете, где также проходила обучение на медицинском факультете.

Подводя итог вышеизложенному, можно говорить о яростной и многолетней борьбе женщин за право учиться медицинскому искусству и осуществлять деятельность по охране здоровья. И несмотря на все трудности и барьеры, стоящие перед женщинами, они их преодолели и отстояли себе это право. Удивительно, что, доверив женщине охрану жизни и здоровья населения, в том числе и детей, законодатели так и не решались доверить ей менее ответственные обязанности, допустив женщину в юстицию, образование и технические отрасли.

Примечания

1. Герценштейн Г.М. Женщины-врачи на поприще практической деятельности в России (К двадцатилетию их первого массового выпуска) // Мир божий. — СПб., 1898. — № 4. — С. 147.

2. Там же. — С. 148.

3. Там же. — С. 149.

4. См.: Павлюченко Э.А. Женщины в русском освободительном движении от Марии Волконской до Веры Фигнер. — М., 1988. — С. 142—156.

5. См.: Осипов Г.В. Первая русская женщина-врач Надежда Прокофьевна Суслова // Здоровье. — 1988. — № 9.

6. Зинченко Н. Женское образоваше в Россш: Исторически очеркъ. — СПб., 1901. — С. 28.

7. Сущинский П.П. Женщина-врач в России: Очерк десятилетия женских врачебных курсов. — СПб., 1883. — С. 33.

8. Зинченко Н. Указ. соч. — С. 29.

9. См.: Герценштейн Г.М. Указ. соч. — С. 150.

10. Там же. — С. 151.

11. Шохоль К. Правовое положеые женщин-врачей // Право. — 1912. — № 19. — Стб. 1079.

12. Гребенщиков В.И. Опыт разработки результатов регистрации врачей в Россш. Справочная книга для врачей. — Спб., 1890. — Т. I.

13. Герценштейн Г.М. Указ. соч. — С. 158.

А.Н. Лушин

Лушин Александр Николаевич — доцент кафедры теории и истории государства и права Нижегородской академии

МВД России, кандидат юридических наук, доцент

E-mail: aleksr.lushin@pochta.ru

Именитые и почетные граждане в России в XVII — начале XX века: становление и развитие правового статуса

В статье рассматриваются причины учреждения и особенности становления и развития почетных званий, вводимых российскими монархами в XVII — начале XX века для поощрения наиболее выдающихся представителей отечественной торгово-промышленной и интеллектуальной элиты. Особое внимание уделяется правовому статусу обладателей почетных званий, изменяющему сословное положение и доставляющему значительные льготы и привилегии.

The article discusses the reasons for establishment and characteristics of development of honorary titles, which were entered by the Russian monarchy in the XVII — early XX century to reward the most outstanding representatives of commercial and industrial and intellectual elite. Special attention is given to the legal status of the holders, changing their social position and receiving substantial benefits and privileges.

Значение в историко-правовом плане исследуемого вопроса приобретает в настоящее время возрастающую актуальность, что связано с активными общественными процессами, когда от усилий и достижений граждан зависит не только их вклад в развитие страны (региона, города), но и

появляется четкая мотивация последующей активизации деятельности. Можно вспомнить, например, что в соответствии с Уставом города Нижнего Новгорода решениями городской думы за особые заслуги в области экономики, социальной сферы, науки и культуры в качестве высшей формы про-

Лушин А.Н. Именитые и почетные граждане в России в XVII — начале XX века: становление и развитие правового статуса

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.