Научная статья на тему 'РУССКИЕ ВОЕННЫЕ ЭМИГРАНТЫ В ЕВРОПЕ В 1939–1941 гг.: НАСТРОЕНИЯ, РЕАКЦИИ И НАМЕРЕНИЯ'

РУССКИЕ ВОЕННЫЕ ЭМИГРАНТЫ В ЕВРОПЕ В 1939–1941 гг.: НАСТРОЕНИЯ, РЕАКЦИИ И НАМЕРЕНИЯ Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
578
161
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
А.П. Архангельский / Белое движение / Бахметьевский архив / Вторая миро- вая война / Гуверовский архив / Н.Н. Головин / А.И. Деникин / русская военная эмиграция / В.К. Витковский / А.А. фон Лампе / Русский Об- ще-Воинский Союз. / A.P. Arkhangelskii / Bakhmeteff Archive / Hoover archives / N.N. Golovin / A.I. Denikin / A.A. von Lampe / Russian All-Military Union / Russian military emigration / V.K. Vitkovskii / White Russian Movement / World War II.

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Александров Кирилл Михайлович

Статья посвящена русской военнойэмиграции в Европе, преимущественно в периодс осени 1939 г. по июнь 1941 г. Автор использо-вал источники, выявленные во время занятий вГуверовском архиве Стэнфордского университе-та и Бахметьевском архиве Колумбийского уни-верситета. В научный оборот вводятся новые све-дения об «акции РОВС» в Финляндии зимой1939/40 гг., настроениях и намерениях русскихвоенных эмигрантов в начальный период Второймировой войны. Особое внимание автор уделилпозиции генерала А.И. Деникина. На основанииизученных источников сделан вывод о доминиру-ющих настроениях в среде русских военных эми-грантов в Европе летом 1941 г., которые пред-определили создание Отдельного Русского Кор-пуса в Сербии.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE RUSSIAN MILITARY EMIGRANTS IN EUROPE IN 1939–1941: MOODS, REACTIONS AND INTENTIONS

The article deals with Russian military emigration in Europe mainly during the period from the autumn of 1939 to June of 1941. The author used the sources revealed by research in Hoover Institution Archives of Stanford University and Bakhmeteff Archive of Columbia University. New data on «ROVS action» in Finland during Winter war of 1939/40, state of public opinion, reactions and intentions of the Russian military emigrants in an initial stage of World War II are introduced into scientific circulation. The author paid special attention to a position of the general A.I. Denikin. On the basis of the studied sources has been done the conclusion about the dominating state of public opinion among the Russian military emigrants in Europe in the summer of 1941 which predetermined creation of the Separate Russian Corps in Serbia.

Текст научной работы на тему «РУССКИЕ ВОЕННЫЕ ЭМИГРАНТЫ В ЕВРОПЕ В 1939–1941 гг.: НАСТРОЕНИЯ, РЕАКЦИИ И НАМЕРЕНИЯ»

УДК 94(47).084.3

Александров Кирилл Михайлович

кандидат исторических наук. Санкт-Петербургский институт истории РАН, отдел истории революций и общественного движения России aleksandrov_k@inbox.ru

Русские военные

ЭМИГРАНТЫ В ЕВРОПЕ В 1939-1941 гг.: НАСТРОЕНИЯ, РЕАКЦИИ И НАМЕРЕНИЯ

Kirill M. Alexandrov

candidate of historical sciences.

St. Petersburg institute stories of the Russian Academy of Sciences, department of history of revolutions and social movement of Russia aleksandrov_k@inbox.ru

The Russian military

EMIGRANTS IN EUROPE IN 1939-1941: MOODS, REACTIONS AND INTENTIONS

Аннотация. Статья посвящена русской военной эмиграции в Европе, преимущественно в период с осени 1939 г. по июнь 1941 г. Автор использовал источники, выявленные во время занятий в Гуверовском архиве Стэнфордского университета и Бахметьевском архиве Колумбийского университета. В научный оборот вводятся новые сведения об «акции РОВС» в Финляндии зимой 1939/40 гг., настроениях и намерениях русских военных эмигрантов в начальный период Второй мировой войны. Особое внимание автор уделил позиции генерала А.И. Деникина. На основании изученных источников сделан вывод о доминирующих настроениях в среде русских военных эмигрантов в Европе летом 1941 г., которые предопределили создание Отдельного Русского Корпуса в Сербии.

Annotation. The article deals with Russian military emigration in Europe mainly during the period from the autumn of 1939 to June of 1941. The author used the sources revealed by research in Hoover Institution Archives of Stanford University and Bakhmeteff Archive of Columbia University. New data on «ROVS action» in Finland during Winter war of 1939/40, state of public opinion, reactions and intentions of the Russian military emigrants in an initial stage of World War II are introduced into scientific circulation. The author paid special attention to a position of the general A.I. Denikin. On the basis of the studied sources has been done the conclusion about the dominating state of public opinion among the Russian military emigrants in Europe in the summer of 1941 which predetermined creation of the Separate Russian Corps in Serbia.

Ключевые слова: А.П. Архангельский, Белое движение, Бахметьевский архив, Вторая мировая война, Гуверовский архив, Н.Н. Головин,

A. И. Деникин, русская военная эмиграция,

B. К. Витковский, А.А. фон Лампе, Русский Обще-Воинский Союз.

Keywords: A.P. Arkhangelskii, Bakhmeteff Archive, Hoover archives, N.N. Golovin, A.I. Denikin,

A.A. von Lampe, Russian All-Military Union, Russian military emigration, V.K. Vitkovskii, White Russian Movement, World War II.

При изучении источников по истории русской военной эмиграции в Европе в годы Второй мировой войны имеет важное значение исследование малоизвестных материалов Архива Гу-веровского института, Бахметьевского архива Колумбийского университета и других зарубежных архивов. По состоянию на 1937 г. численность неассимилированных русских беженцев в Европе составляла примерно 342 тыс. человек [19, с. 2-4]. Теоретически эмиграция могла мобилизовать для участия в боевых действиях против СССР от 10 тыс. до 20 тыс. человек.

Чины Белых армий внимательно следили за развитием политической ситуации и международных противоречий. Негативное отношение к сталинскому государству принимало более острый характер по мере поступления за рубеж свидетельств о коллективизации, голоде и репрессиях [13, с. 2]. При этом, среди эмигрантов-военных не было единства мнений по вопросу об участии в борьбе на стороне противников СССР. Разные точки зре-

ния колебались в диапазоне от безоговорочного согласия до согласия на определенных условиях, нейтрального отношения и - решительного неприятия и действий, и намерений.

Комбинированную позицию отстаивал генерал-лейтенант А.И. Деникин. «И пангерманизм, и коммунизм несут рабство народам, - рассуждал он в январе 1940 г. - Иго немецкое, большевиц-кое или немецко-большевицкое одинаково гибельны. И поэтому, подняв оружие, нельзя останавливаться на полпути, а необходимо покончить навсегда с обоими врагами человечества» [9, с. 1]. Наилучшим вариантом развития событий бывший Главнокомандующий ВСЮР считал войну англо-французского блока против СССР, при условии, что его армии пойдут «не против России, не против народа русского, а только против большевизма и советской власти» [9, с. 9]. Однако, последующая история показала, что позиция А.И. Деникина не приобрела широкой поддержки в эмиграции.

207

Наиболее значительной воинской организацией Зарубежья был Русский Обще-Воинский Союз (РОВС). Старшие начальники подчеркивали преемственность РОВС от Белого движения [6], но вместе с тем многие белоэмигранты демонстрировали готовность поддерживать командиров Красной армии, которые рискнут выступить против Сталина [21, с. 3]. Накануне войны позицию чинов РОВС разъяснил начальник I (Французского) отдела Союза генерал-лейтенант

В. К. Витковский: «Мы рассеяны по разным странам, интересы коих зачастую не совпадают, некоторые страны даже состоят в союзе с нашими врагами - большевистской властью, в силу чего наше вмешательство во внутренние дела страны рассеяния совершенно недопустимо. Мы должны служить только России» [16]. Новая европейская война изменила политическую ситуацию, нарушив привычный уклад жизни эмигрантских организаций.

1 сентября 1939 г. начальник РОВС генерал-лейтенант А. П. Архангельский, проживавший в Брюсселе, в своем распоряжении № 115 (пункты 1-2) писал: «Невозможно предугадать, как в дальнейшем разовьются события, но будем верить, что начавшаяся новая война принесет в конечном результате возрождение нашей Великой Родины. В предвидении этого роль Русского Обще-Воинского Союза возрастает» [4, с. 5; 14. Л. 1]. Однако, нейтралитет РОВС по отношению к странам рассеяния не исключал возможности возобновления борьбы и война, как казалось многим белым воинам, открывала перспективы для совместных действий эмигрантов и советских военнопленных.

Первый успешный опыт такого сотрудничества был получен во время советско-финляндской войны. Зимой 1939/40 гг. в I отделе РОВС подавали рапорта о зачислении добровольцами в финскую армию горный инженер А. Никольский, полковник В. М. Ржондковский и другие чины Союза. 30 декабря 1939 г. Георгиевский кавалер штабс-капитан А. В. Борщов подал рапорт с предложением сформировать при помощи союзников Особый Русский Финляндский Корпус [20]. В свою очередь генерал Деникин занял нейтральную позицию по данному вопросу, считая его деликатным [11. Л. 1].

В декабре 1939 г. с инициативой создания отрядов Русской народной армии (РНА) из пленных выступил Б.Г. Бажанов - бывший секретарь Политбюро, бежавший из СССР в 1928 г. Его поддержал генерал Архангельский, санкционировавший «финляндскую акцию РОВС». С аналогичными предложениями к фельдмаршалу

К. Г. Маннергейму обращался из Рима генерал-майор А.В. Туркул, возглавлявший Русский Национальный Союз участников войны (РНСУВ) [8, с. 163, 166]. Архангельский предоставил в распоряжение Бажанова кадры Финляндского подотдела РОВС во главе с капитаном Ф.Д. Шульгиным. Одним из его ближайших помощников и соратников стал подпоручик В. В. Бастамов, состоявший в кадрах Марковского артдивизиона.

Предполагалось сформировать до шести отрядов (по 30 бойцов) под командованием офицеров РОВС под общим названием «отряды Русской народной армии». К 12 февраля в отряды РНА записались 550 пленных. Из них для направления в боевую линию эмигранты отобрали 150 бойцов, укомплектовав ими пять отрядов. Расчет Бажанова и Шульгина зиждился на том, что под влиянием пропаганды красноармейцы начнут переходить на сторону РНА, после чего развернутся повстанческие действия на Севере и Северо-Западе СССР. Краткая программа РНА была созвучна антисталинским лозунгам 1930-х гг.: «Роспуск колхозов и раздача земли крестьянам, свобода труда для рабочего» [Цит. по: 1, с. 35]. В листовке для красноармейцев командование и военнослужащие РНА заявляли: «Нас оторвали от семей и послали погибать за то, чтобы советская власть смогла бы ограбить финского крестьянина и финского рабочего, так же, как она ограбила русских» [22].

Отряд капитана В. Киселёва успел принять участие в одной боевой операции. Она состоялась между 2 и 4 марта севернее Ладоги, в полосе войск IV корпуса генерал-майора Й. В. Хегглун-да. По оценкам финского командования бажа-новцы выдержали экзамен. Они выполнили задачу и вернулись с перебежчиками [7, с. 52-53]. Однако, 13 марта в связи с окончанием войны короткая история отрядов РНА завершилась. Эмигранты не добились конечной цели, но приобрели первый удачный опыт сотрудничества с «подсоветскими» людьми [12. Л. 5].

После кампании 1940 г. в Европе наиболее вероятным противником Советского Союза стал Третий Рейх. В краткосрочной перспективе столкновение двух государств выглядело неизбежным, хотя, как писал в феврале 1941 г. Архангельский, «трудно предвидеть, кому будет принадлежать инициатива» [5]. Нацисты относились к белым русским настороженно. В Бельгии деятельность генерала Архангельского была поставлена под контроль местного Управления делами русской эмиграции, а фактически - запрещена оккупационными властями. Гитлер, планируя зимой 1941 г. войну на Востоке, заявил о недопустимости возвращения к власти в России «буржуазно-аристократической интеллигенции», особенно эмигрантов. С точки зрения фюрера, в перспективе это могло бы привести к возрождению Российского государства, враждебного Рейху [10, с. 709]. При этом, нацисты стремились нейтрализовать и пресечь активность руководителей РОВС [17].

21 м ая 1941 г. начальник Объединения Русских Воинских Союзов (ОРВС) генерал-майор А.А. фон Лампе обратился с письмом к Главнокомандующему Вермахта генерал-фельдмаршалу В. фон Браухичу. Генерал фон Лампе заявил о неизбежности столкновения Германии и СССР, полагая, что Вермахт «будет бороться не с Россией, а с овладевшей ею <...> властью совнаркома» [18, с. 123-124] . В заключение он просил допустить чинов ОРВС на Восточный фронт, но официальной реакции на письмо не последовало.

208

29 июня генерал Архангельский сформулировал позицию РОВС в связи с началом войны между Германией и СССР. Главным условием участия эмиграции в борьбе против советской власти генерал ставил создание русского национального центра и правительства. И далее он подчеркивал значение военных кадров эмиграции в качестве основы для создания русской армии [15]. После этого заявления цензурный контроль над перепиской Архангельского усилился. 30 июня в Берлине состоялось совещание представителей МИД, Верховного командования Вермахта, Главного управления СС и других ведомств Рейха. В соответствии с установками Г итлера, в боевых действиях на Востоке исключалось участие чехов и русских эмигрантов [3, с. 273].

Таким образом, настроения русских военных эмигрантов к 1941 г. выглядели неоднозначно, но преобладало намерение возобновить вооруженную борьбу, которую они не считали завершенной с эвакуацией Крыма. Особую роль играли надежды на объединение своих сил с противниками власти на родине. Об этом свидетель-

Литература:

1. Александров К.М. Антисталинский протест в период советско-финляндской войны 19391940 гг. // Русские солдаты Вермахта. М. : «Яуза», «Эксмо», 2005. С. 8-60.

2. Александров К.М. Николай Николаевич Головин: последние годы жизни // Труды III Международных исторических чтений, посвященных памяти профессора, Генерального штаба генерал-лейтенанта Н.Н. Головина (1875-1944). СПб. : «Скрипториум», 2013. С. 33-102.

3. Бэйда О.И. Французский легион на службе Гитлеру 1941-1944. М. : «Вече», 2013. 336 с.

4. Брюссель В. Часовой. 1939. 5 окт. № 244. С. 5.

5. Выписка из письма от 6 февр. 1941 генерала А.П. Архангельского. Hoover Institution Archives (HIA), Stanford University. Holy Trinity Seminary Manuscript Collection. ROVS Collection. Reel 1. Box 1. Folder 5.

6. Выписка из Протокола собрания начальников РОВС (сент. 1938). Ibid. Box 12. Folder 1.

7. Геуст К.Ф. Советские военнопленные в финской армии в 1939-1940 гг. Санкт-Петербург и страны Северной Европы. Материалы Двенадцатой ежегодной международной научной конференции. СПб. : Изд. РХГА, 2011. С. 46-59.

8. Густав Маннергейм и белая эмиграция. Сост. Л.В. Власов, М.А. Власова. СПб. : Европейский Дом, 2008. 208 с.

9. Деникин А.И. Русский вопрос, янв. 1940. Columbia University Libraries, Rare Book and Manuscript Library, Bakhmeteff Archive (BAR). Arkhangel'skii A.P. Collection. Box 3. Folder «Manuscripts».

ствовала не только «акция РОВС» в Финляндии, но и массовая регистрация летом 1941 г. в Управлении I отдела РОВС в Париже генералов, штаб- и обер-офицеров, изъявивших желание отправиться в качестве добровольцев на Восточный фронт [2, с. 43].

Очевидно, что подобные намерения и чаяния противоречили долгосрочным планам и идеологическим установкам нацистов, опасавшихся национально-патриотических настроений эмиграции. В итоге, дискриминационные меры в отношении эмигрантов, включая чинов воинских организаций, были неизбежны. Однако, на практике целесообразность и реалии конкретной военно-политической ситуации были сильнее запретов берлинских инстанций, тем более что их преодолению способствовали ведомственные разногласия в Рейхе по вопросам восточной политики. Поэтому, стремление «продолжить гражданскую войну» стало массовым настроением среди белых воинов и молодого поколения эмиграции и привело к созданию в оккупированной Сербии осенью 1941 г. Русского Корпуса генерал-майоров М.Ф. Скородумова и Б.А. Штейфона.

Literature:

1. Aleksandrov K.M. Antistalinskij protest v period sovetsko-finlyandskoj vojny 1939-1940 gg. // Russ-kie soldaty Vermahta. M. : «YAuza», «EHksmo», 2005. Р. 8-60.

2. Aleksandrov K.M. Nikolaj Nikolaevich Golovin: poslednie gody zhizni // Trudy III Mezhdunarodnyh istoricheskih chtenij, posvyashchennyh pamyati professora, General'nogo shtaba general-lejtenanta

N.N. Golovina (1875-1944). SPb. : «Skriptorium», 2013. Р. 33-102.

3. Behjda O.I. Francuzskij legion na sluzhbe Gitleru 1941-1944. M. : «Veche», 2013. 336 р.

4. Bryussel' V. Chasovoj (Bryussel'). 1939. 5 okt. № 244. Р. 5.

5. Vypiska iz pis'ma ot 6 fevr. 1941 generala A.P. Arhangel'skogo. Hoover Institution Archives (HIA), Stanford University. Holy Trinity Seminary Manuscript Collection. ROVS Collection. Reel 1. Box 1. Folder 5.

6. Vypiska iz Protokola sobraniya nachal'nikov ROVS (sent. 1938). Ibid. Box 12. Folder 1.

7. Geust K.F. Sovetskie voennoplennye v finskoj armii v 1939-1940 gg. Sankt-Peterburg i strany Severnoj Evropy. Materialy Dvenadcatoj ezhegod-noj mezhdunarodnoj nauchnoj konferencii. SPb. : Izd. RHGA, 2011. Р. 46-59.

8. Gustav Mannergejm i belaya ehmigraciya. Sost.

L.V. Vlasov, M.A. Vlasova. SPb. : Evropejskij Dom,

2008. 208 р.

9. Denikin A.I. Russkij vopros, yanv. 1940. Columbia University Libraries, Rare Book and Manuscript Library, Bakhmeteff Archive (BAR). Arkhangel'skii A.P. Collection. Box 3. Folder «Manuscripts».

209

10. Док. № 298. Запись от 3 марта 1941 в дневнике штаба оперативного руководства ОКВ. 1941 год. Сост.: Л.Е. Решин, Л.А. Безыменский и др. В 2 кн. Кн. I. М. : МФ «Демократия», 1998. 830 с.

11. Копия письма генерала А. И. Деникина во французские газеты (февр. 1940). BAR. Denikin A.I. and K.V. Collection. Box 3. Folder «Outgoing drafts 1936-1947».

12. Не для печати. Отчет от 30 марта 1940. А.П. Архангельского. HIA. Arkhangel'skii A.P. Collection. Box 1.

13. Орехов В.В. Будем правдивы. Часовой (Брюссель - Париж). 1937. Янв. № 182-183. С. 2.

14. От Управления I отдела РОВС. № 862. 18 сент. 1939. HIA. Holy Trinity Seminary Manuscript Collection. ROVS Collection. Box 12. Folder 7.

15. Памятная записка от 29 июня 1941, фотокопия. Личный архив Александрова К.М. (ЛАА)

16. Письмо от 6 окт. 1938 генерала В. К. Витков-ского - полковнику [Б.И.] Закрепе. BAR. ROVS Collection. Box 29. Folder «Correspondence. 1938. French Provinces to I otdel (4).

17. Письмо от 30 апр. 1941 генерал-лейтенанта А.П. Архангельского - генерал-майору А. А. фон Лампе. HIA. Arkhangel'skii A.P. Collection. Box 4.

18. Письмо от 21 мая 1941 генерал-майора А.А. фон Лампе - генерал-фельдмаршалу В. фон Браухичу. Материалы по истории Русского Освободительного Движения 1941-1945 гг. Сост. А.В. Окороков, С.И. Дробязко. Вып. 2. М. : Изд-во им свт. Игнатия Ставропольского, 1998. C. 123-124.

19. Поремский В.Д. Политическая миссия российской эмиграции. [Франкфурт-на-Майне:] «Посев», 1954. 32 с.

20. Рапорт от 30 дек. 1939 штабс-капитана А.В. Борщова. BAR. ROVS Collection. Box 50. Folder «Correspondence 1939» (3).

21. Редакционная статья. Часовой (Париж). 1930. 31 окт. № 42. С. 3.

22. «Товарищи красноармейцы!» Листовка РНА [1940], скан ЛАА.

10. Dok. № 298. Zapis' ot 3 marta 1941 v dnevnike shtaba operativnogo rukovodstva OKV. 1941 god. Sost.: L.E. Reshin, L.A. Bezymensky i dr. V 2 kn. Kn. I. M. : MF «Demokratiya», 1998. 830 р.

11. Kopiya pis'ma generala A.I. Denikina vo fran-cuzskie gazety (fevr. 1940). BAR. Denikin A.I. and K.V. Collection. Box 3. Folder «Outgoing drafts 1936-1947».

12. Ne dlya pechati. Otchet ot 30 marta 1940. A.P. Arhangel'skogo. HIA. Arkhangel'skii A.P. Collection. Box 1.

13. Orekhov V.V. Budem pravdivy. CHasovoj (Bryussel' - Parizh). 1937. YAnv. № 182-183. Р. 2.

14. Ot Upravleniya I otdela ROVS. № 862. 18 sent. 1939. HIA. Holy Trinity Seminary Manuscript Collection. ROVS Collection. Box 12. Folder 7.

15. Pamyatnaya zapiska ot 29 iyunya 1941, fotokop-iya. Lichnyj arhiv Aleksandrova K.M. (LAA)

16. Pis'mo ot 6 okt. 1938 generala V. K. Vitkovskogo - polkovniku [B.I.] Zakrepe. BAR. ROVS Collection. Box 29. Folder «Correspondence. 1938. French Provinces to I otdel (4)».

17. Pis'mo ot 30 apr. 1941 general-lejtenanta

A.P. Arhangel'skogo - general-majoru A.A. fon Lampe. HIA. Arkhangel'skii A.P. Collection. Box 4.

18. Pis'mo ot 21 maya 1941 general-majora

A.A. fon Lampe - general-fel'dmarshalu V. fon Brauhichu. Materialy po istorii Russkogo Osvo-boditel'nogo Dvizheniya 1941-1945 gg. /Sost. A.V. Okorokov, S.I. Drobyazko. Vyp. 2. M. : Izd-vo im svt. Ignatiya Stavropol'skogo, 1998. Р. 123-124.

19. Poremskij V.D. Politicheskaya missiya rossijskoj

ehmigracii. [Frankfurt-na-Majne:] «Posev», 1954.

32 р.

20. Raport ot 30 dek. 1939 shtabs-kapitana

A.V. Borshchova. BAR. ROVS Collection. Box 50. Folder «Correspondence 1939» (3).

21. Redakcionnaya stat'ya. CHasovoj (Parizh). 1930. 31 okt. № 42. Р. 3.

22. «Tovarishchi krasnoarmejcy!» Listovka RNA [1940], skan LAA.

210

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.