Научная статья на тему 'Русская Православная Церковь и советское государство в 1917-1940 гг. (по материалам Алтая)'

Русская Православная Церковь и советское государство в 1917-1940 гг. (по материалам Алтая) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
593
104
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ФЕВРАЛЬСКАЯ / ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИИ / СВЯТЕЙШИЙ СИНОД / ВРЕМЕННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО / СОВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО / ВСЕРОССИЙСКИЙ ПОМЕСТНЫЙ СОБОР / ДУХОВЕНСТВО / АЛТАЙ / АНТИЦЕРКОВНЫЕ АКЦИИ / THE FEBRUARY REVOLUTION / THE OCTOBER REVOLUTION / THE HOLY SYNOD / THE PROVISIONAL GOVERNMENT / THE SOVIET STATE / ALL-RUSSIAN LOCAL COUNCIL / CLERGY / ALTAI REGION / ANTICHURCH ACTIONS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Модоров Н. С., Мезенцев Р. В., Шкуратова Д. И.

В статье, на основе опубликованных источников и архивных материалов прослежены взаимоотношения Русской Православной Церкви и Советского государства в 1917-1940 гг. на Алтае.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

RUSSIAN OTRHODOX CHURCH AND THE SOVIET GOVERNMENT IN 1917-1940 (BASED ON ALTAI REGION)

In the article, based on a variety of published sources, archival and research work traced the relationship of the Russian Orthodox Church and the Soviet government in 1917-1940 Altai region.

Текст научной работы на тему «Русская Православная Церковь и советское государство в 1917-1940 гг. (по материалам Алтая)»

ным моментом может служить поворачивание умершего на правый или левый бок. Несомненно, это делалось уже после смерти, после облачения в похоронную одежду, до окоченения трупа. Дело в том, что у многих народов существует восприятие связи правой стороны с небесами, левой с потусторонностью, с хтоническими силами [15]. Соответственно, ориентируя умершего в жилище по сторонам горизонта, в скифской традиции, в частности, было принято поворачивать умершего на правый или левый бок («бийкенцев» на левый, « пазырыкцев» на правый), обеспечивая тем самым подготовку к реализации вертикальной космогонии непосредственно в погребальном сооружении.

Кроме того, важно отметить на предпохоронном этапе обряда живые соплеменники напрямую, физически, обеспечивали доставку умершего к могиле, но при реализации следующего этапа воздействовать могли лишь частично (помещали его в могильную яму, раскладывали инвентарь, жгли костры, окуривали (очищали) пространство, тем самым уже косвенно, исходя из мировоззренческих представлений, обеспечивали «правильный» путь в «иной мир». На послепохоронном этапе реализовы-

Библиографический список

валась идея периодических кормлений души и встречи с умершими родственниками. Тем самым в ходе реализации погребального обряда сакральная составляющая возрастала, а физическое влияние живых на обряд постепенно снижалось.

Следовательно, в погребальном обряде ранних кочевников реализованы две космогонических модели - горизонтальная и вертикальная. Горизонтальная исторически появилась ранее, что подтверждается на многочисленных примерах. Мы полагаем, что главной причиной появления вертикальной космогонии стала поло-возрастная и имущественная дифференциация, особенно ярко проявившейся в оформлении погребальных сооружений эпохи раннего железа, отраженная в кургане, сложном, многоуровневом, архитектурном сооружении, отражающем мировоззренческие представления народа.

Подводя итог рассмотрению погребальной космогонии, констатируем, что погребальный обряд ранних кочевников Горного Алтая имеет многоуровневую упорядоченную систему, построенную по принципу иллюстрации основных смыслов, через набор постоянных элементов, выполняющих определённую мировоззренческую парадигму.

1. Марсадолов, Л.С. Археологические памятники 1Х-Ш вв. до н.э. горных районов Алтая как культурно-исторический источник (феномен пазырыкской культуры): автореф. дис. ... д-ра культурологии. - СПб., 2000.

2. Рыбаков, Б.А. Языческое миропонимание // Наука и религия. - 1975. - № 2.

3. Очерки культурогенеза народов Западной Сибири. - Томск, 1994. - Т. 2.

4. Львова, Э.Л. Материалы к изучению истоков шаманизма // Этнография народов Сибири. - Новосибирск, 1984.

5. Дьяконова, В.П. Погребальный обряд тувинцев как историко-этнографический источник. - Л., 1975.

6. Алексеев, Н.А. Ранние формы религии тюркоязычных народов Сибири. - М., 1980.

7. Львова, Э.Л. Традиционное мировоззрение тюрков Южной Сибири. Пространство и время. Вещный мир / Э.Л. Львова, И.В. Октябрьская, А.М. Сагалаев, М.С. Усманова. -Новосибирск, 1988.

8. Василевич, Г.М. Дошаманские и шаманские верования эвенков // СЭ. - 1971. - № 5.

9. Анисимов, А.Ф Космогонические представления народов Севера. - М.; Л., 1959.

10. Косарев, М.Ф Западная Сибирь в древности. - М., 1984.

11. Семёнова, В.И. Мировоззренческие истоки погребальной обрядности в культуре народов Западной Сибири в эпоху средневековья: автореф. дис. ... д-ра культ. наук. - Томск, 2006.

12. Раевский. Д.С. Модель мира скифской культуры. - М., 1985.

13. Акишев, А.К. Искусство и мифология саков. - Алма-Ата, 1984.

14. Дашковский, П.К. Социальная структура и система мировоззрений населения Горного Алтая скифского времени: автореф. дис. ... канд. ист. наук. - Барнаул, 2002.

15. Тишкин, А.А. Социальная структура и система мировоззрений населения Алтая скифской эпохи / А.А. Тишкин, П.К. Дашковский. -Барнаул, 2003.

Bibliography

1. Marsadolov, L.S. Arkheologicheskie pamyatniki IX-III vv. do n.eh. gornihkh rayjonov Altaya kak kuljturno-istoricheskiyj istochnik (fenomen pazihrihkskoyj kuljturih): avtoref. dis. ... d-ra kuljturologii. - SPb., 2000.

2. Rihbakov, B.A. Yazihcheskoe miroponimanie // Nauka i religiya. - 1975. - № 2.

3. Ocherki kuljturogeneza narodov Zapadnoyj Sibiri. - Tomsk, 1994. - T. 2.

4. Ljvova, Eh.L. Materialih k izucheniyu istokov shamanizma // Ehtnografiya narodov Sibiri. - Novosibirsk, 1984.

5. Djyakonova, V.P. Pogrebaljnihyj obryad tuvincev kak istoriko-ehtnograficheskiyj istochnik. - L., 1975.

6. Alekseev, N.A. Rannie formih religii tyurkoyazihchnihkh narodov Sibiri. - M., 1980.

7. Ljvova, Eh.L. Tradicionnoe mirovozzrenie tyurkov Yuzhnoyj Sibiri. Prostranstvo i vremya. Vethnihyj mir / Eh.L. Ljvova, I.V. Oktyabrjskaya, A.M. Sagalaev, M.S. Usmanova. -Novosibirsk, 1988.

8. Vasilevich, G.M. Doshamanskie i shamanskie verovaniya ehvenkov // SEh. - 1971. - № 5.

9. Anisimov, A.F Kosmogonicheskie predstavleniya narodov Severa. - M.; L., 1959.

10. Kosarev, M.F Zapadnaya Sibirj v drevnosti. - M., 1984.

11. Semyonova, V.I. Mirovozzrencheskie istoki pogrebaljnoyj obryadnosti v kuljture narodov Zapadnoyj Sibiri v ehpokhu srednevekovjya: avtoref. dis. ... d-ra kuljt. nauk. - Tomsk, 2006.

12. Raevskiyj. D.S. Modelj mira skifskoyj kuljturih. - M., 1985.

13. Akishev, A.K. Iskusstvo i mifologiya sakov. - Alma-Ata, 1984.

14. Dashkovskiyj, P.K. Socialjnaya struktura i sistema mirovozzreniyj naseleniya Gornogo Altaya skifskogo vremeni: avtoref. dis. ... kand. ist. nauk. - Barnaul, 2002.

15. Tishkin, A.A. Socialjnaya struktura i sistema mirovozzreniyj naseleniya Altaya skifskoyj ehpokhi / A.A. Tishkin, P.K. Dashkovskiyj. - Barnaul, 2003.

Статья поступила в редакцию 21.10.13

УДК 94 (571.151 ):281.2 «1917/1940»

Modorov N.S., Mezencev R.V., Shkuratova D.I. RUSSIAN OTRHODOX CHURCH AND THE SOVIET GOVERNMENT

IN 1917-1940 (BASED ON ALTAI REGION). In the article, based on a variety of published sources, archival and research work traced the relationship of the Russian Orthodox Church and the Soviet government in 1917-1940 Altai region.

Key words: The February Revolution, The October Revolution, The Holy Synod, the Provisional Government, The Soviet state, All-Russian Local Council, clergy, Altai region, antichurch actions

Н.С. Модоров, д-р ист. наук, проф., Горно-Алтайский гос. университет, г. Горно-Алтайск; Р.В. Мезенцев, канд. ист. наук, доц. каф. истории и права АГАО им. В.М. Шукшина, г. Бийск; Д.И. Шкуратова, аспирант, АГАО им. В.М. Шукшина, г. Бийск, E-mail: mnko@mail.ru

РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ И СОВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО В 1917-1940 ГГ. [ПО МАТЕРИАЛАМ АЛТАЯ)

В статье, на основе опубликованных источников и архивных материалов прослежены взаимоотношения Русской Православной Церкви и Советского государства в 1917-1940 гг. на Алтае.

Ключевые слова: Февральская, Октябрьская революции, Святейший Синод, Временное правительство, Советское государство, Всероссийский Поместный Собор, духовенство, Алтай, антицерков-ные акции.

Февральская революция 1917 г. открыла новую страницу в истории России. Главным ее событием, бесспорно, стало падение монархии в стране. Русская Православная Церковь (РПЦ), длительное время (с начала XVII в. - Авт.) противостоявшая самодержавию, сразу же пошла на контакт с новой властью. Даже члены Святейшего Синода отказались (26 февраля 1917 г. - Авт.) обратиться с воззванием к народу «дабы поддержать самодержавие». Более того, Синод опубликовал 6 марта послание, в котором призвал «верных чад Православной Церкви» поддержать Временное правительство [1, с. 35].

Другой оборотной стороной Февральской революции явилось углубление «внутрицерковного кризиса», порожденного еще 1905 г. Тогда, как известно, основная часть духовенства, в том числе и епископата, проявила «недовольство» политикой Святейшего Синода и потребовала «реформ». Однако в силу обстоятельств, добиться их «клерикалам» в то время не удалось. Потому-то падение монархии и установление республиканского строя в стране было повсеместно встречено «симпатией и сочувствием». И Алтай в этом плане не составил исключения. Так, в Барнауле, по получении известия об отречении Николая II от престола, был проведен на Новобазарной площади «многолюдный молебен», на котором священник, по словам очевидца, приветствовал «революцию» словами Апостола: «Братие, вы рождены для свободы». В «революционном духе» отреагировала на события в Петрограде и городская дума: она постановила переименовать Новобазарную площадь, где состоялся «исторический молебен» в «площадь Свободы» (ныне - это площадь им. Сахарова -Авт) [2, с. 7].

Всколыхнула революция и население Горного Алтая. Об отречении царя в Улале, узнали 4 марта. В тот же день по звону колокола, свидетельствовал очевидец, народ повалил в церковь, где священник Павел Сорокин, прочтя манифест, стал затем пояснять, народу, что случившегося не надо «бояться», а, наоборот, «надо радоваться». После этого «разволновавшийся народ послал правительству благодарность» [3, с. 20]. Аналогичная ситуация имела место и в Кош-Агаче. Здесь, по словам местного священника Владимира Токмашева, собравшиеся кричали: «Царь, где царь твое самодержавие, где царство твое и где твоя могучая полиция? Пусть теперь доносят царю духовенство и проклятые полицаи, что мы ругаем царя». Правда, на первых порах священник был все же избран в комитет, но потом «как служитель старого режима» был выведен из его состава [3, с. 20].

Дух обретенной «свободы» породил целый ряд антицер-ковных акций. На смену старым «правилам» пришли: выборный порядок замещения всех духовных должностей, коллегиальное управление и т.д. Была демократизирована и «приходская жизнь» [4, с. 37]. Подобные «новшества» захватили не только центр, но и окраины страны. Их утверждению, в частности на Алтае, способствовали решения трех «православных съездов», прошедших в Бийске и дважды в Барнауле в марте, апреле и мае 1917 г. [5, сс. 9, 10-13, 18-19].

Сближение «духовенства и народа, демократизация управления духовными делами» на местах нашли «полное понимание» у «обновленного Святейшего Синода». Он не только утвердил право епархиальных съездов выбирать себе епископов, но и наделил 6 июля 1917 г. приход правом «быть самоуправляющейся основой демократической Церкви» [6, с. 10-12]. Эти и другие «модернизации церковной жизни» поддержал и Всероссийский Поместный Собор, начавший свою работу 15 августа 1917 г. в Москве [6, с. 10-12].

Набиравшее силу «обновление» РПЦ являло собой естественную реакцию православного духовенства и церковной общественности на бытовавшие при «царизме бесправное положение Церкви и ее зависимость от самодержавного государства». Используя завоевания Февральской революции, деятели

РПЦ стремились исправить это положение и «обновить» Церковь, «демократизировать» ее внутреннюю жизнь. Продолжать решение этой «глобальной» задачи намерены были они и после прихода к власти большевиков в октябре 1917 г., тем более, что их «обновленческие усилия» были поддержаны новой властью. Однако надеждам церковных «реформаторов» не суждено было сбыться, ибо все точки над «Ь> расставил Третий Всероссийский съезд Советов (г. Петроград, 10-13 января 1918 г.). Принятые на нем Декреты («О свободе совести», Об отделении церкви от государства» и др.) сразу же поделили российское общество на два противоположных лагеря: атеистов и верующих. Представители православной интеллигенции (экономист и теолог С.Н. Булгаков, живописец И.Д. Кузнецов, религиозный философ Е.Н. Тубецкой и др.) решительно выступили против этих «дискриминационных документов», предлагая «обновить внут-рицерковную жизнь», но никак не отделять церковь от государства [7, с. 42].

Не было принято во внимание и обращение Патриарха Тихона (Беллавина - Патриаршество было, как известно, восстановлено «определением Всероссийского Церковного Поместного Собора 14 ноября 1917 г. - Авт.). Более того, большевики продолжили свою репрессивную деятельность по отношению к Церкви. Ее внутреннее «обновление» они использовали как «инструмент» для борьбы с «Патриаршей Церковью». Порукой тому - преследования «приверженцев Патриарха Тихона» и судебные процессы 1918-1919 гг. над ними [8].

Дискредитируя последних, власти целенаправленно поддерживали противников «тихоновцев». Особенно зримо проявилось это после ареста 22 мая 1922 г. Патриарха Тихона и создания после этого органами ОГПУ «Живой Церкви», ставшей «ударной силой обновленческого движения» [8, с. 152-154]. Благодаря поддержке государства, «обновленцам» удалось взять «власть в свои руки». Из 30 тыс. действовавших в то время в стране церквей две их трети они подчинили своему влиянию [9, с. 83].

Внутрицерковное противостояние имело место и на Алтае, где формирование «обновленческого» направления началось осенью 1922 г. Проходило оно (как и в других районах страны) при поддержке органов государственной власти. К примеру, в Барнауле сложилось к сентябрю 1922 г. группа сторонников «Живой Церкви», которая была зарегистрирована губисполко-мом 3 сентября. Ей противостояли «тихоновцы» во главе с благочинным церквей г. Барнаула Иннокентием Долининым. Действия последнего были признаны властями «противоправными» и в декабре того же года он был арестован ими и «предан публичному суду» [10].

В отличие от «тихоновцев», их противники, пользуясь покровительством властей «процветали». К началу 1923 г. они образовали свою епархию, которую сначала возглавил архиепископ Гавриил (Ландышев), а к концу года - архиепископ Александр (Введенский) [11]. Барнаульских «обновленцев» поддержала и «новая Сибирская митрополия» [12].

Несколько иная ситуация складывалась в этом плане в «Бийской зоне» Алтайской губернии. Здесь «обновленцы» натолкнулись «на крепкое противодействие тихоновцев», которые объединились вокруг епископа Бийского Иннокентия (Соколова). Сибирская митрополия («Сибцерковь»), поддерживавшая барнаульских «живоцерковцев», приняла решение уволить «противника» в связи с его преклонным возрастом». Однако семидесятипятилетний епископ отказался сдать свою кафедру, а, тем более, менять свои «староцерковные взгляды». Столкнувшись с «непониманием» Иннокентия, «обновленцы» обратились за помощью к местным властям. Последние отреагировали незамедлительно: епископ был арестован и увезен в Москву [13, с. 30].

Устранив «главного тихоновца, обновленцы смирили» его сторонников и создали в Бийске Временный Церковный Совет. В сентябре 1925 г. им было проведено епархиальное собрание духовенства и мирян, на котором было объявлено о «церковном перевороте, в связи с русской социальной революцией» [14]. Опираясь на ее «завоевания», «обновленцы» подчинили к 1928 г. своему влиянию почти все церкви Бийска и 30 сельских приходов [13, с. 30].

И все же «староцерковники» нашли в себе силы, чтобы воспротивиться натиску «обновленцев». Особенно воспрянули они духом, когда на «помощь» им пришел сам «Патриарх», утвердив их «пастырем» епископа Никиту (Прибыткова). Разместив свою кафедру в Тихвинском монастыре (в пригороде Бийска -Авт.), он твердо и настойчиво начал защищать «традиционное

Библиографический список

православие». Несмотря на противодействие властей, ему удалось восстановить в регионе «староцерковническую епархию», которая просуществовала здесь до 1932 г. [15].

Однако это был последний успех не только «тихоновцев», но и Церкви в целом. Ослабленная внутрицерковной борьбой, она не смогла устоять в дальнейшем перед административным и идеологическим давлением большевиков и их налоговым прессом. Разграбленная, потерявшая (в результате репрессий) большую часть своих священнослужителей и верующих [16], Русская Православная Церковь прекратила, по сути дела, к началу 40-х гг. XX в. свою деятельность. Однако окончательно искоренить православную веру воинствующему атеизму не удалось, ибо нельзя было уничтожить то, что складывалось веками и стало духовной силой российского общества.

1. Поспеловский, Д.В. Русская Православная Церковь в XX в. - М., 1995.

2. Документы по истории церквей и религиозных объединений в Алтайском крае. - Барнаул, 1999.

3. Демидов, В.А. От Каракорума к автономии. - Новосибирск, 1996.

4. Левитин, А. Очерки по истории церковной смуты / А. Левитин, А. Краснов [и др.]. - М., 1996.

5. Съезды, конференции, совещания социально-классовых, политических, религиозных, национальных организаций Алтайской губернии (март 19178 ноябрь 1918). - Томск, 1992.

6. Русская Православная Церковь и право. - М., 1999.

7. Глушкова, С.М. Православная интеллигенция в условиях большевистского режима: попытка противостояния // Толерантность и власть: судьбы российской интеллигенции. - Пермь, 2002.

8. Русская Православная Церковь и коммунистическое государство. 1917-1941. Документы и фотоматериалы. - М., 1996.

9. Шкаровский, М.В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве. - М., 1999.

10. Государственный архив Алтайского края (ГААК). Ф. 138. Оп. 1. Д. 25. Л. 35-46.

11. ГААК. Ф. 138. Оп. 1. Д. 25. Л. 259.

12. ГААК. Ф. Р-10. Оп. 4. Д. 21. Л. 160.

13. Мезенцев, Р.В. Обновленческий церковный раскол 1922-1943 гг. на Алтае // Горный Алтай: исторический сборник. - Горно-Алтайск, 2002. - Вып. 6.

14. ГААК. Ф. 138. Оп. 1. Д. 99. Л. 5-6.

15. ГААК. Ф. 138. Оп. 1. Д. 140. Л. 19-20.

16. См.: Красный террор в годы гражданской войны (по материалам Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков) / ред.-сост. Фельштинский. - Лондон, 1992.

Bibliography

1. Pospelovskiyj, D.V. Russkaya Pravoslavnaya Cerkovj v XX v. - M., 1995.

2. Dokumentih po istorii cerkveyj i religioznihkh objhedineniyj v Altayjskom krae. - Barnaul, 1999.

3. Demidov, V.A. Ot Karakoruma k avtonomii. - Novosibirsk, 1996.

4. Levitin, A. Ocherki po istorii cerkovnoyj smutih / A. Levitin, A. Krasnov [i dr.]. - M., 1996.

5. Sjhezdih, konferencii, sovethaniya socialjno-klassovihkh, politicheskikh, religioznihkh, nacionaljnihkh organizaciyj Altayjskoyj gubernii (mart

19178 noyabrj 1918). - Tomsk, 1992.

6. Russkaya Pravoslavnaya Cerkovj i pravo. - M., 1999.

7. Glushkova, S.M. Pravoslavnaya intelligenciya v usloviyakh boljshevistskogo rezhima: popihtka protivostoyaniya // Tolerantnostj i vlastj: sudjbih rossiyjskoyj intelligencii. - Permj, 2002.

8. Russkaya Pravoslavnaya Cerkovj i kommunisticheskoe gosudarstvo. 1917-1941. Dokumentih i fotomaterialih. - M., 1996.

9. Shkarovskiyj, M.V. Russkaya Pravoslavnaya Cerkovj pri Staline i Khrutheve. - M., 1999.

10. Gosudarstvennihyj arkhiv Altayjskogo kraya (GAAK). F. 138. Op. 1. D. 25. L. 35-46.

11. GAAK. F. 138. Op. 1. D. 25. L. 259.

12. GAAK. F. R-10. Op. 4. D. 21. L. 160.

13. Mezencev, R.V. Obnovlencheskiyj cerkovnihyj raskol 1922-1943 gg. na Altae // Gornihyj Altayj: istoricheskiyj sbornik. - Gorno-Altayjsk, 2002. - Vihp. 6.

14. GAAK. F. 138. Op. 1. D. 99. L. 5-6.

15. GAAK. F. 138. Op. 1. D. 140. L. 19-20.

16. Sm.: Krasnihyj terror v godih grazhdanskoyj voyjnih (po materialam Osoboyj sledstvennoyj komissii po rassledovaniyu zlodeyaniyj boljshevikov) / red.-sost. Feljshtinskiyj. - London, 1992.

Статья поступила в редакцию 17.10.13

УДК 687.021(09)

Moskvin A.Yu. THE CALCULATION - GRAPHICAL CLOTHES DESIGN METHODS EVOLUTION IN THE 19TH CENTURY. The article is devoted to organizing information about the clothes engineering methods of the 19th century. Based on the analysis presented in the historical sources techniques, the obtaining baseline data and design methods applied in practice principles are determined, chronological limits of their application and interdependence are identified.

Key words: historical costume, historical cut, sewing garments, clothes design, construction, engineering methods.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

А.Ю. Москвин, аспирант каф. конструирования и технологии швейных изделий Санкт-Петербургского гос. университета технологии и дизайна, г. Санкт-Петербург, E-mail: lelikn2@mail.ru

ЭВОЛЮЦИЯ РАСЧЕТНО-ГРАФИЧЕСКИХ МЕТОДОВ КОНСТРУИРОВАНИЯ ОДЕЖДЫ В 19 ВЕКЕ

Статья посвящена систематизации информации о методах инженерного проектирования одежды 19 века. На основании анализа представленных в исторических источниках методических разработок, определены при-

4З7

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.