Научная статья на тему 'РУССКАЯ АКАДЕМИЧЕСКАЯ ГРУППА Russian Academic Group'

РУССКАЯ АКАДЕМИЧЕСКАЯ ГРУППА Russian Academic Group Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
272
48
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «РУССКАЯ АКАДЕМИЧЕСКАЯ ГРУППА Russian Academic Group»

ИДЕИ, КОНЦЕПЦИИ, ПОЛИТИКА

КВАКИН Андрей

Владимирович, доктор исторических наук,

(1953-2014)

МУХАЧЁВ Юрий

Владимирович, кандидат исторических наук,

руководитель Центра комплексных исследований ИНИОН РАН

А.В. Квакин, Ю.В. Мухачёв

РУССКАЯ АКАДЕМИЧЕСКАЯ ГРУППА Russian Academic Group

Русская Академическая группа - объединение деятелей науки и культуры в эмиграции с целью развивать российскую академическую науку, поддерживать связи между учеными-эмигрантами и учебными заведениями российского зарубежья, организовывать взаимную материальную и моральную помощь, готовить молодых ученых для будущей России, оказывать поддержку русским беженцам при поступлении в высшие учебные заведения.

После 1917 г. с территории бывшей Российской империи выехало значительное число высокообразованных людей - ученых, профессоров, академиков и специалистов всех профессиональных отраслей. По данным Русского научного института в Белграде, на 1931 г. в российском зарубежье было зарегистрировано 1612 ученых-эмигрантов, преподавателей университетов и высших технических школ, в том числе пять академиков. Но эти цифры не могут считаться полными, т.к. анкетирование Русского научного института в Белграде не было ни обязательным, ни повсеместным. В них не учтены многие ученые, которые к тому времени порвали с наукой, скончались, а также те, чья эмиграция продолжалась лишь несколько лет или числилась как заграничная командировка. К концу Гражданской войны в России за границей работали академики Н.И. Андрусов, П.И. Вальден, В.И. Вернадский, П.Г. Виноградов, Н.П. Кондаков, А.Н. Крылов, М.И. Ростовцев, П.Б. Струве, В.А. Францев, И.В. Ягич (т.е. примерно четверть среднесписочного состава действительных членов), почетные академики П.Д. Боборыкин, И.А. Бунин, Ф.Ф. Зелинский, П.Н. Игнатьев, Н.С. Мальцев, принц и принцесса Ольденбургские, члены-корреспонденты А.А. Васильев, С.Н. Виноградский, Н.Н. Глубоковский,

A.А. Кизеветтер, С.М. Кульбакин, А.А. Максимов, С.П. Тимошенко, А.А. Чупров, Е.Ф. Шмурло, Ф.А. Щербина и др. Позднее к ним присоединились член-корреспондент Г. А. Гамов, академики

B.Н. Ипатьев, Я.В. Успенский и А.Е. Чичибабин. Они обосновались

29

главным образом в культурных центрах Европы, таких как Берлин, Прага, Белград, Париж и в меньшей мере - София, Брюссель.

Среди них было немало ученых, считавших себя призванными сохранить русский научный язык и традиции русской академической науки. Часть из них проявила себя прекрасными организаторами и практически сразу же приступила к созданию общественных объединений российских ученых в эмиграции. Был организован Союз русских академических организаций с целью сохранения единства русского научного сообщества за рубежом, координации деятельности его членов, оказания им всякого содействия, установления контактов с иностранными исследовательскими и правительственными организациями, обеспечения представительства в зарубежных государственных и общественных организациях, развития русских академических традиций и передачи их молодому поколению, обсуждения и публикации научных трудов на русском языке, оказания помощи русским ученым и молодежи в получении и повышении образования. Создатели русского научного сообщества в российском зарубежье надеялись аккумулировать научный потенциал русского научного зарубежья и сделать научные достижения достоянием Родины после ее освобождения от большевиков. Шло формирование целой сети русских научных организаций и высших учебных заведений.

Живая культурная деятельность российского зарубежья способствовала появлению в целом ряде столиц Европы русских академических организаций, союзов и других объединений. Во многом это была реакция на политику советской власти по уничтожению «старой» академической науки и замене ее на «новую», «пролетарскую», науку. Данное настроение эмигрантской научной интеллигенции и других деятелей культуры российского рассеяния перекликалось с аналогичными взглядами их европейских коллег, которые видели в большевизме опасность для

30

европейской культуры и мировой цивилизации. Поэтому идея сохранения и приумножения российской науки и культуры в российском зарубежье часто совпадала с суждениями в кругах западных мыслителей и общественных деятелей, с идеей спасения европейской цивилизации от гибели. Инициаторы академического движения в российском зарубежье чаще всего негативно оценивали деятельность ученых в Советской России. Они называли «соглашателями» С.Ф. Ольденбурга и А.Е. Ферсмана, осуждали их за сотрудничество с советской властью и не допускали иного пути спасения российской науки, чем эмиграция. Однако многие ученые-эмигранты были не согласны с претензиями российского зарубежья на исключительное право сохранения российской науки. Так, в письме к И.И. Пет-рункевичу В. И. Вернадский однозначно подчеркивал: «Центр мысли и научной работы не в эмиграции, а в России...» Сыну же он пишет, что у российского зарубежья «корней в России нет: там идет свой процесс»1. При создании русских академических организаций, союзов и других объединений были поставлены следующие задачи:

1. Сохранить российские культуру и науку, сделать все необходимое, чтобы передать ее молодому поколению российской интеллигенции;

2. Объединить русских ученых за рубежом и дать им возможность продолжать научную деятельность, читать публичные лекции и печатать свои работы. С данной целью периодически в 1920-х годах устраивались многочисленные собрания и съезды в Праге, Белграде, Софии и других европейских культурных центрах, на которых ученые и специалисты разных дисциплин читали лекции и обменивались мнениями. После окончания данных мероприятий тексты докладов и стенограммы научных дискуссий нередко издавались отдельными брошюрами или специальными сборниками.

Первая русская Академическая группа была создана в Берлине и сразу же в первые годы эмиграции основала Русский институт при Берлинском университете, в котором читались курсы для молодых беженцев из России и для бывших русских военнопленных. Вскоре в Праге в 1921 г. была создана и начала активно действовать Академическая группа (входила в Союз русских академических организаций, просуществовала до 1945 г.), при материальной и моральной помощи Чехословацкого правительства и чешского президента А. Масарика, известной в истории российского зарубежья как «русская акция». Русская академическая группа в Праге занималась чисто научными задачами, например подготовкой к защите научных работ. Она также представляла русскую научную общественность в Чехословакии на международной арене. Ее почетным председателем был А.С. Ломшаков. В первые годы существования Академической группой последовательно руководили П.И. Новгородцев, П.Б. Струве и Е.В. Спекторский. Здесь были созданы в начале 1920-х годов различные профессиональные и научные институты и университет. Их профессорами и приват-доцентами стали ученые-эмигранты, а студентам-эмигрантам выдавалась стипендия. Русская академическая группа в Праге действовала на всей территории Чехословакии и способствовала возникновению в Праге уникального научного семинара академика Н.П. Кондакова, научного института по изучению иконописи, древнерусского, византийского и восточного искусств в сравнительно-историческом плане. При Академической группе в Чехословакии действовали и другие эмигрантские научные учреждения, например Народный университет в Праге, который способствовал изданию научных работ своих сотрудников. Аналогичные функции выполнял Русский научный институт в Белграде, основанный Академической группой в Югославии.

Наибольшую известность получила Русская академическая группа в Париже. В феврале 1920 г. состоялось ее первое организационное собрание. С российской стороны участвовали Е. В. Аничков, П.П. Гронский, В.В. Дюфур, С.И. Карцев-ский, Н.М. Могилянский, М.И. Лот-Бородина, С.С. Почич, С.И. Метальников, М.И. Ростовцев, Ю.В. Семёнов, с французской - директор школы восточных языков Поль Буайе, бывший директор Французского института в Санкт-Петербурге Жюль Патуйе и профессор русского языка в Сорбонне Эмиль Оман. Но формально группа была основана 14 мая

1920 г. На общем собрании 19 октября 1920 г. председателем Группы был избран Е.В. Аничков, а после его отъезда в Белград, с 1 февраля 1921 г., его заменил профессор П. П. Гронский, а затем с 28 ноября 1922 г. до кончины в 1942 г. -А. Н. Анцыферов.

Группа помогала в организации защиты докторских и магистерских диссертаций, служила центром общения русских и иностранных научных работников. Академическая группа и Союз русских студентов организовали в январе 1921 г. лекцию профессора П.П. Гронского «Русская молодежь и будущее России». В прениях Г. Гребильский выступил против «старой эмиграции, которая поехала в Россию с "демократическими идеалами " и насадила там большевизм». Председательство -вал на данном собрании В. Д. Кузьмин-Караваев. Академическая группа приняла участие и в организации курсов по русской истории и литературе при содействии Института славистики. При проведении лекций, памятных литературных вечеров и Дней русской культуры Академическая группа сотрудничала с другими союзами и организациями. Совместно с Народным университетом 30 октября

1921 г. было проведено заседание памяти Ф. М. Достоевского в ознаменование 100-летия со дня его рождения. Дни русской культуры проводились Академиче-

31

ской группой совместно с Русским академическим союзом. П.Е. Ковалевский в 1971 г. отмечал: «Академическая группа в Париже за эти полвека не только объединяла русских профессоров во Франции, но поддерживала сношения с иностранными учреждениями всего мира. Ее члены участвовали в научных конгрессах, под ее покровительством был издан ряд книг и существовали научные семинары и Русский научный институт»2.

Однако деятельность отдельных Академических групп не ограничивалась только территорией страны своего пребывания. Они способствовали расширению сферы деятельности Академических групп. Например, Русская академическая группа в Париже на заседании правления 6 декабря 1927 г. обсуждала вопрос о поручении Н.А. Тарновскому, уезжающему в Америку, принять меры, в согласии с проф. М.И. Ростовцевым, к образованию в Соединенных Штатах Русской академической группы. (Hoover Institution on war, revolution and peace. Baroness Maria Vrangel', Box 18. Folder 188.)

Годы Второй мировой войны и последовавшая советская военная оккупация стран Восточной Европы внесли немало изменений в жизнь русских эмигрантов европейских столиц. Русским изгнанникам всех возрастов, в том числе и недавно прибывшим из оккупированных гитлеровскими фашистами земель СССР, пришлось вторично бежать все дальше на Запад, причем зачастую люди уходили с одним чемоданом в руках лишь за несколько часов до прихода Красной Армии в их страны. Им пришлось пережить период лагерей для так называемых «перемещенных лиц» (displaced persons, или «ди-пи») в Западной Германии и Австрии. Это были временные лагеря для беженцев всех национальностей, созданные Организацией Объединенных Наций под управлением ее местных учреждений. Здесь оказалось большое количество молодых людей, не успевших получить среднее или высшее образование. В конце 1940-х

32

годов для бывших советских военнопленных и других лиц, попавших за границу и не пожелавших возвращаться в СССР, были организованы курсы по различным специальностям и даже один полноценный университет, организованный в Мюнхене под эгидой УНРРА.

Тогда же из перенаселенной и разоренной Европы началось переселение в заокеанские государства, главным образом в Северную и Южную Америку и Австралию. Как сообщает профессор К.Г. Белоусов: «В США прибыл почти полностью преподавательский состав Мюнхенского (интернационального) УНРРА-университе-та, в котором сотрудничали почти все народности из-за "железного занавеса". По инициативе бывших деканов отдельных его факультетов (профессора Белоусова, Билимовича, Митинского, Свентицкого) была создана Ассоциация американских и иностранных ученых с правами юридического лица с целью продолжить работу университета в США, куда эвакуировалось и значительное число студентов. В рамках ассоциации в 1947-1948 гг. создалась русская секция, получившая традиционное название "Русская Академическая группа в США"»3. Первым председателем данной группы в 1948-1951 гг. был профессор Е. В. Спекторский, бывший ректор Киевского университета и один из наиболее крупных русских специалистов по философии, социологии и государственному праву. Вторым председателем в 19511965 гг. был профессор М.М. Новиков, доктор естественных наук, выдающийся международно признанный русский физиолог, зоолог и последний свободно избранный ректор Московского университета. Третьим председателем в 1966-1970 гг. был профессор А.А. Боголепов, бывший проректор Петроградского университета; сначала в России, а затем в Праге - профессор административного права, а в ПТ ТА и профессор канонического права. Четвертым председателем, в 1976-1977 гг., был профессор Н.С. Арсеньев, бывший профессор богословия в Кёнигсбергском

университете в Восточной Пруссии и ряде других европейских и американских университетов; религиозный философ, знаток мировой литературы и поэт. Пятым председателем, в 1978-1982 гг., был А.П. Оболенский, профессор русского языка и литературы в ряде американских университетов. С 1982 г. председателем Академической группы являлся профессор русского языка и литературы в Нью-Йорке Н.А. Жернакова. С 1967 г. регулярно выходит ежегодный

сборник статей «Записки Русской академической группы в США». В настоящее время Группа насчитывает около 130 человек.

Таким образом, благодаря этим Академическим группам российского зарубежья сохранялась, спасалась от уничтожения и часто приумножалась российская наука, особенно в плане гуманитарных и общественно-политических дисциплин.

Примечания

Цит. по: Колчинский Э.И. Наука и эмиграция: Судьбы и цифры // Зарубежная Россия, 19171939. - СПб., 2003.: Сб. ст. - Кн. 2. - С. 168.

Ковалевский П.Е. Парижская русская академическая группа // Ковалевский П.Е. Зарубежная Россия. - Париж, 1971. - С. 83.

Жернакова Н.А. О Русской академической группе в США и о ее Записках // Записки Русской академической группы в США. - N.Y., 1996-1997. - Т. 28. - С. 495.

33

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.