Научная статья на тему '«Россия во мгле» Герберта Уэллса как источник по Российской повседневности'

«Россия во мгле» Герберта Уэллса как источник по Российской повседневности Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
2521
250
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИСТОРИЯ ПОВСЕДНЕВНОСТИ / HISTORY OF EVERYDAY LIFE / ГЕРБЕРТ УЭЛЛС / HERBERT WELLS / СОВЕТСКАЯ РОССИЯ / SOVIET RUSSIA / РЕВОЛЮЦИЯ / REVOLUTION / ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА / CIVIL WAR / ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ / INTELLIGENTSIA / ПЕТРОГРАД / PETROGRAD

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Яковлев А.А.

Статья посвящена книге английского писателя Г. Уэллса «Россия во мгле», которую он написал после посещения Советской России в 1920 г. Цель работы выявление основных особенностей книги как исторического источника по истории повседневной жизни. В связи с этим определяются и методы источниковедческого анализа. В результате проведенного исследования был сделан вывод о том, что исторический источник имеет три основные характеристики. Во-первых, он написан иностранцем, но посвящен событиям, происходившим в России. Во-вторых, писатель пробыл в России непродолжительный период времени. И, в-третьих, Г. Уэллс ранее бывал в России, что накладывает специфический отпечаток на повествование. В целом российская повседневность весьма ярко и информативно представлена в рассматриваемом источнике.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

‘RUSSIA IN THE SHADOWS’ BY HERBERT WELLS AS A SOURCE OF EVERYDAY LIFE IN RUSSIA

The article is devoted to the book ‘Russia in the shadows’ by Herbert Wells, which was written by him after his visit to Soviet Russia in 1920. The aim of the article is to research basic features of the book as a historical source of everyday life. In compliance with it the methods of the historical analysis are determined. As a result of the conducted research the author has come to the conclusion that this historical source has three main features. The first one is that the book about Russian events was written by the Englishmen. The next is that Herbert Wells was in Russia only for two weeks. Finally, the author was in Russia even before, which leaves a mark on the narration. On the whole, the book is a valuable and informative source of Russian everyday life.

Текст научной работы на тему ««Россия во мгле» Герберта Уэллса как источник по Российской повседневности»

Литературоведение

Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, 2015, № 2 (2), с. 314-318

УДК 93

«РОССИЯ ВО МГЛЕ» ГЕРБЕРТА УЭЛЛСА КАК ИСТОЧНИК ПО РОССИЙСКОЙ ПОВСЕДНЕВНОСТИ

© 2015 г. А.А. Яковлев

Российский государственный гуманитарный университет

ayakovlev13@yandex.ru

Поступила в редакцию 09.02.2015

Статья посвящена книге английского писателя Г. Уэллса «Россия во мгле», которую он написал после посещения Советской России в 1920 г. Цель работы - выявление основных особенностей книги как исторического источника по истории повседневной жизни. В связи с этим определяются и методы источниковедческого анализа. В результате проведенного исследования был сделан вывод о том, что исторический источник имеет три основные характеристики. Во-первых, он написан иностранцем, но посвящен событиям, происходившим в России. Во-вторых, писатель пробыл в России непродолжительный период времени. И, в-третьих, Г. Уэллс ранее бывал в России, что накладывает специфический отпечаток на повествование. В целом российская повседневность весьма ярко и информативно представлена в рассматриваемом источнике.

Ключевые слова: история повседневности, Герберт Уэллс, Советская Россия, революция, гражданская война, интеллигенция, Петроград.

Книга «Россия во мгле» ("Russia in the shadows") была создана Г. Уэллсом после посещения им Советской России осенью 1920 г. Произведение представляет собой сборник из семи очерков (7-й очерк - «Заключение»), посвящён-ных разнообразным темам (от описания жизни в Петрограде до встречи с В.И. Лениным), так или иначе связанным с непосредственно увиденным писателем во время визита в Россию. Книга была издана на родине писателя в том же 1920 г. На русском языке «Россия во мгле» издавалась в СССР в 1922, 1958 (1959), 1964 (в рамках издания Собрания сочинений) и 1970 гг., а также в Болгарии в 1921 г. Как не трудно заметить, книга была достаточно быстро переведена, что свидетельствует о её значимости не только для западной аудитории, но и для русскоязычной публики, при этом эмигрантское издание опережает советское. Отметим, что первоочередное значение имело издание очерков на Западе, так как во многом на это и было нацелено предложение советской стороны Г. Уэллсу посетить Россию: «В сентябре 1920 г. г. Каменев, член русской торговой делегации в Лондоне, предложил мне посетить Россию» [1, с. 9]. Сам автор подчёркивает в своей работе весьма важную для Советской России идею. Он призывает западные страны признать правительство большевиков и начать с ними по крайней мере торговое сотрудничество. Пафос работы очевиден из «Заключения», в котором автор,

характеризуя Россию как цивилизацию западного типа, в данный момент (1920 г.) находящуюся в экстремальной ситуации, предрекает ей гибель, а вслед за этим и большие проблемы для Европы и Америки, если в отношении Советской России не будет изменено общественное мнение и не начнётся межгосударственный диалог.

Подробно не вдаваясь в жанровое своеобразие произведения и цели его создания, обратимся к тому предмету, который непосредственно нас интересует. Итак, в чём же особенность «России во мгле» как исторического источника по российской повседневности? В первую очередь рассмотрим фигуру автора. Герберт Уэллс к моменту создания источника был весьма известным литератором, но нам будет интересно то обстоятельство, что он являлся англичанином, то есть ситуацию в России в 1920 г. описывает иностранец, носитель определенного национального кода. Посетив Петроград и Москву, Г. Уэллс даст описание с позиции ино-культурного взгляда. Некоторые ситуации, как в дальнейшем будет показано, представлены писателем с точки зрения культурного узнавания - неузнавания.

Следующим важным аспектом является тот факт, что автор очерков провёл в России весьма незначительное время. Как отмечает сам Г. Уэллс, его визит занял 15 дней (большую часть которых он пробыл в Петрограде) [1, с. 9].

Может показаться, что подобного посещения совершенно недостаточно для репрезентации повседневной жизни, учитывая тот факт, что под повседневными практиками (составляющими ткань повседневной жизни) подразумеваются действия, регулярно повторяющиеся на протяжении длительного периода времени. Однако наблюдение Г. Уэллсом сцен городской жизни, посещение учреждений и личные встречи можно сравнить с проверкой товара на таможне, когда с целью получения представления обо всей партии работники ведомства проверяют случайно выбранный экземпляр товара. Литератор словно выхватил кусок жизни другой страны и представил его на всеобщее обозрение. Взгляд иностранца на окружающую его ино-культурную реальность может неточно отображать детали (в силу не погружённости в чужую культуру, недостаточного количества времени для наблюдения и т. д.), но зачастую ярко передаёт общий характер действительности за счёт так называемой незашоренности взора. (Отметим, что для Г. Уэллса не характерно искажение или непонимание деталей, что подтверждается свидетельствами других очевидцев.) [2; 3]

Третьей важной особенностью источника является тот факт, что его автор уже посещал Россию ранее, в 1914 г. Таким образом, застав государство и общество в критический момент существования, когда течение повседневной жизни зачастую нарушается событийными эксцессами, литератор будет сравнивать действительность 1920 г. с той картиной жизни, которую он видел в 1914 г. и которая теперь воспринимается как «нормальная» жизнь.

Ну и наконец, при анализе источника стоит учесть важные оговорки автора. Целью Г. Уэллса, как уже отчасти отмечалось ранее, было создание как можно более полной картины общественно-политической жизни в Советской России. При этом автор полностью отдаёт себе отчёт в особенностях официального визита: На каждом шагу, и дома и в России, мне твердили, что нам придётся столкнуться с самой тщательной маскировкой реальной действительности и что нас всё время будут водить в шорах [1, с. 9-10].

Писатель отмечает, что, по его мнению, ему удалось преодолеть барьер необъективного представления окружающей реальности: Почти немыслимо приукрасить два больших города ради двух случайных гостей (Г. Уэллс приехал в Россию со своим сыном - А.Я.), часто бродивших порознь, внимательно ко всему приглядываясь.

Разумеется, не все очерки одинаково информативны для реконструкции повседневности. Стоит отметить 1-й очерк - «Гибнущий Петроград», который даёт обширную картину повседневной жизни города в кризисную эпоху. Произошедшие в России события (революции, гражданская война) писатель оценивает как катастрофу, которой ещё не знала история. Ярким проявлением произошедших изменений (в том числе последовавшей за ними разрухи) стала жизнь в бывшей столице. Первое, что отмечает Г. Уэллс, - это именно контрасты с так называемым «нормальным» периодом существования. Опустевшие дворцы и улицы, отсутствие ярких вывесок на магазинах, да и фактическое отсутствие самих магазинов. При этом подмечена контрастная деталь (то, что характерно для описываемой эпохи) - в поблёкшем и опустевшем городе, где многие люди попросту голодают, продаются цветы! Примерно за 7 шиллингов по теперешнему курсу - можно купить очень красивый букет больших хризантем [1, с. 11]. Продолжая описывать ситуацию на улицах, автор пытается с помощью сравнений, через определённые топосы передать уникальность сложившейся в России ситуации: Я не уверен, что слова «все магазины закрыты» дадут западному читателю какое-либо представление о том, как выглядят улицы в России. Они не похожи на Бонд-стрит или Пикадилли в воскресные дни, когда магазины с аккуратно спущенными шторами чинно спят, готовые снова распахнуть свои двери в понедельник [1, с. 12]. Г. Уэллс рассуждает и о том, что в сущности представляет из себя современный город, какие элементы делают его узнаваемым. По мнению писателя, это длинные ряды магазинов, ресторанов и тому подобные вещи.

Отметим, что для перемещения среди этих объектов неплохо было бы иметь транспорт -если не личный, то хотя бы общественный. Какова же ситуация с дорогами и транспортом в городе? Дороги без надлежащего ремонта находятся в плачевном состоянии, трамваи ходят с перебоями, они перегружены (появляется такой элемент городской жизни, как «висельники», т. е. люди, которые прицепились к трамваю снаружи). В связи с описываемыми реалиями меняются внутригородские коммуникации. По выражению автора, в Петрограде больше никто не прогуливается [1, с. 12]. Потерялся сам мага-зинно-ресторанный смысл прогулок. Место прежних городских обывателей заняли редкие прохожие, спешащие куда-то со своей поклажей.

Ситуация в городе усугублялась плачевным состоянием канализационной системы, наличием рукотворных руин на улицах (дома разбирали на дрова) и проблемами с внутренним и наружным освещением (в этой связи название книги - «Россия во мгле» - имеет и прямое значение). Петроград, с точки зрения иностранца и человека, существующего в рамках «нормальной» повседневной жизни, переживая катастрофу, перестаёт быть городом! А с ним и вся Россия выходит за рамки цивилизованного существования.

Г. Уэллс отмечает большую нехватку предметов потребления (продуктов питания, одежды, медикаментов и т. д.) и связанное с этим введение пайковой системы распределения и контроль над её реализацией. Писатель видит в этом единственно правильное решение сложившихся проблем, подчёркивает, что, если бы война для Англии продлилась до 1920 г., в Лондоне распределение материальных благ происходило бы аналогичным путём.

Нехватка товаров и запрет товарно-денежных отношений порождали спекуляцию, появились так называемые «мешочники» -неотъемлемый элемент повседневной жизни того периода. В анализе жёсткой борьбы советской власти со спекуляцией прослеживается позиция иностранного наблюдателя: В России это (введение пайковой системы - А.Я.) пришлось делать на основе не поддающегося контролю крестьянского хозяйства и с населением, недисциплинированным по природе и не привыкшим себя ограничивать [1, с. 14].

Под стать облику города были и его обитатели. Трудности со снабжением приводили к тому, что горожане выглядели болезненно, оборванно, неопрятно. Яркая деталь, подмеченная автором, хорошо описывает ситуацию: Несколько крупных учёных и писателей, с которыми я встречался, не имели воротничков и обматывали шею шарфами [1, с. 17].

В конце своего первого очерка о России Г. Уэллс пишет: Я не знаю, смогут ли эти разрозненные подробности дать западному читателю представление о повседневной жизни Петрограда в настоящее время [1, с. 18]. Таким образом, автор сам указывает одну из задач написания очерка - дать картину повседневного существования большого города (бывшей столицы империи)! Эта задача помогает осуществить цель написания книги. Г. Уэллс, как указывалось ранее, описывает гибнущую цивилизацию и призывает мировое сообщество эту цивилизацию если не прямо спасать, то по крайней мере не усугублять положение, ибо

сама западная цивилизация не понимает, какими бедствиями для неё может обернуться окончательная гибель России. В этой связи именно повседневная жизнь становится той призмой, через которую проще понять масштаб происходящих событий.

Несмотря на крах всего того, что писатель называет «цивилизацией», наука и культура продолжали своё существование в условиях экстраординарности. И это, без сомнения, очень важная деталь повседневности того времени. Не случайно и название очерка, в котором ведутся рассуждения на данную тему, - «Потоп и спасательные станции». Именно людям культуры, искусства и науки, той части интеллигенции, которая осталась в Советской России, писатель предрекает важную миссию восстановления «цивилизации» (стоит отметить, что к русской эмиграции, особенно к той её части, которая строила планы о смене политической власти, Г. Уэллс относится пренебрежительно).

Г. Уэллс отмечает, что наиболее устойчивым к потрясениям оказался театр: Мы слышали величайшего певца и актёра Шаляпина в «Севиль-ском цирюльнике» и «Хованщине». Мы были на «Садко», видели Монахова в «Царевиче Алексее» и в роли Яго в «Отелло» (жена Горького, г-жа Андреева, играла Дездемону) [1, с. 23]. Из последующего описания театральных впечатлений явствует, что в результате произошедших событий театр демократизировался: Ни блестящих мундиров, ни вечерних платьев в ложах и партере. Повсюду однообразная людская масса, внимательная, добродушная, вежливая, плохо одетая. Как на спектаклях лондонского театрального общества, места в зрительном зале распределяются по жребию. В большинстве случаев билеты бесплатны [1, с. 23-24]. В то же время политика ещё не успела начать оказывать давление на сферу культуры и искусства.

Не в пример театру обстояли дела у писателей или учёных. По словам автора, новый, незрелый ещё общественный строй не нуждается в учёных» [1, с. 25]. Тем не менее, работа представителей интеллигентных профессий не прекращалась даже в самых суровых условиях. Впрочем, автор часть вины перекладывает и на западные страны: Наша блокада отрезала русских учёных от иностранной научной литературы [1, с. 25-26].

Г. Уэллс, помимо всего, отмечает очень важные ощущения представителей интеллигенции Советской России, возникшие в результате общения с английским писателем. Кроме того, описание этих ощущений не лишено специфики инокультурного восприятия: В течение трёх

лет, очень мрачных и долгих, они (представители интеллигенции - А.Я.) жили в мире, который, казалось, неуклонно опускался с одной ступени бедствий на другую. Совершенно очевидно, что они никак не ожидали, что им когда-либо придётся снова увидеть свободного и независимого человека, который, казалось, без затруднений прибыл из Лондона и который мог не только приехать, но и вернуться снова в потерянный для них мир Запада [1, с. 27]. Это описание чужого восприятия, чужих реакций, эмоций, прорастающих из повседневного существования, чрезвычайно важно. Г. Уэллс невольно застал ситуацию генезиса так называемого «железного занавеса», того, что вскоре станет прочным элементом повседневной жизни.

В книге уделяется внимание и проблемам просвещения и воспитания. Автор в целом остаётся доволен качеством школьного образования (разумеется, тем, что он смог увидеть за посещение нескольких учебных заведений). Г. Уэллс отмечает, что в образовательных учреждениях сохраняется старый персонал, что, разумеется, накладывает особый оттенок на процесс обучения. Однако не ускользает от внимания автора и катастрофическая ситуация, сложившаяся в отношении воспитания детей и молодёжи (повсеместное падение нравственности, участие детей в спекулятивной торговле, проблема беспризорничества и т. п.). Писатель не обходит вниманием и меры, предпринимаемые властями для исправления положения, а именно организацию школ-интернатов: Подобно детям высших классов Англии, городские дети России учатся в школах-интернатах [1, с. 58].

Заслуживает упоминания и ещё один элемент только формирующейся повседневной жизни советских людей. Г. Уэллс пишет о создании в Петрограде дома отдыха для рабочих: Я хочу сказать несколько слов о доме отдыха для рабочих на Каменном острове. Это начинание показалось мне одновременно и превосходным, и довольно курьёзным. Дом отдыха -прекрасная дача с большим парком, оранжереей и подсобными помещениями [1, с. 60].

Г. Уэллс упоминает в своей книге и некоторые моменты, связанные с повседневностью политической и государственной жизни. Автор обращает внимание на бюрократическую неразбериху, административную чехарду, чрезвычайно затрудняющие жизнедеятельность государственного организма: Россия сейчас нуждается в административно-технических кадрах даже ещё больше, чем в медикаментах и про-

довольствии. Самое обычное делопроизводство в русских правительственных учреждениях ведётся из рук вон плохо, с неописуемой расхлябанностью и небрежностью [1, с. 53].

В небольшом по объёму очерке «Петроградский совет» автор, наблюдавший работу нового законодательного органа, любопытным образом ведёт описание, опираясь как на опыт английской палаты общин, так и на те впечатления, которые остались у него после посещения в 1914 г. Государственной думы: Нам говорили, что этот законодательный орган сильно отличается от английской палаты общин, и это действительно так [1, с. 62]. В целом писатель негативно оценивает работу Петроградского совета, отмечая его нерациональность, бессистемность в сочетании с большим грузом ответственности, возложенным на этот орган. Однако совет не похож и на Думу, где Г. Уэллс слушал «скучные речи» и где пустовало много мест. Совет же переполнен, на тысячу мест в нём несколько тысяч участников, они бурно реагируют, кричат, обсуждают. Это скорее митинг, чем парламент: Всё это гораздо больше напоминало рабочий митинг в Куин Холле, чем работу законодательного органа в понимании западноевропейца [1, с. 65]. Однако, несмотря на живость, Петроградский совет так же далек от английского парламента, как груда разрозненных часовых колёсиков от старомодных, неточных, но всё ещё показывающих время часов [1, с. 65].

В заключение необходимо отметить, что проведённый анализ источника показывает наличие в нём трёх основных особенностей. Во-первых, источник создан иностранцем и посвя-щён важному периоду истории отечества. Во-вторых, автор провёл на месте описываемых событий непродолжительный период времени, и, в-третьих, застав Россию в период кризисного существования, Г. Уэллс в своём описании мог опираться на ранее имевшийся опыт. Однако, несмотря на проявляющийся в тексте ино-культурный код, автору удалось яркое описание повседневной жизни в Советской России, он зафиксировал не только общий характер происходящих событий, но яркие детали, которые особым образом дополняют картину, возникающую перед читателем и исследователем. Непродолжительное пребывание в России также не сказалось на качестве представленной информации, о чём можно с уверенностью говорить, опираясь на свидетельства иных очевидцев. Наконец, наличие у писателя представлений о «нормальном» периоде повседневного существования России позволяет ему более чётко сфокусироваться на произошедших изме-

нениях, тех эксцессах, которые встраиваются в размеренное течение повседневной жизни и заменяют собой отдельные её элементы.

Г. Уэллс поднимает в своём повествовании различные пласты повседневной жизни в Советской России. Наиболее важными, по нашему мнению, являются те, что касаются городской жизни и проблем, связанных с культурой и интеллектуальным пространством (две эти сферы, кроме того, полнее представлены в тексте источника). Как уже отмечалось ранее, именно яркое описание повседневной жизни Петрограда было одной из задач автора. Наряду с этой задачей важно для автора и передать чувства, мысли, настроения, эмоции тех людей, с которыми он встречался. Эти элементы в свою оче-

редь являются такими же составными частями повседневной жизни, как рацион питания или система передвижения в городском пространстве. Таким образом, будучи для автора весьма важной, российская повседневность ярко и информативно представлена в рассматриваемой книге, что делает её ценным историческим источником.

Список литературы

1. Уэллс Г. Россия во мгле. М., 1959. 104 с.

2. Анненков Ю.А. Дневник моих встреч. Цикл трагедий. М., 2005. 732 с.

3. Чуковский К.И. Дневник. 1901-1929. М., 1991. 544 с.

'RUSSIA IN THE SHADOWS' BY HERBERT WELLS AS A SOURCE OF EVERYDAY LIFE IN RUSSIA

A.A. Yakovlev

The article is devoted to the book 'Russia in the shadows' by Herbert Wells, which was written by him after his visit to Soviet Russia in 1920. The aim of the article is to research basic features of the book as a historical source of everyday life. In compliance with it the methods of the historical analysis are determined. As a result of the conducted research the author has come to the conclusion that this historical source has three main features. The first one is that the book about Russian events was written by the Englishmen. The next is that Herbert Wells was in Russia only for two weeks. Finally, the author was in Russia even before, which leaves a mark on the narration. On the whole, the book is a valuable and informative source of Russian everyday life.

Keywords: the history of everyday life, Herbert Wells, Soviet Russia, revolution, civil war, intelligentsia, Petrograd.

References 2. Annenkov Yu.A. Dnevnik moikh vstrech. Tsikl

tragediy. M., 2005. 732 s.

3. Chukovskiy K.I. Dnevmk. 1901-1929. M., 1991. 1. Wells G. Rossiya vo mgle. M., 1959. 104 s. 544 s.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.