Научная статья на тему 'Роль вставных конструкций в пространственной организации художественного текста'

Роль вставных конструкций в пространственной организации художественного текста Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
612
90
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
вставные конструкции / художественный текст / пространственно-временная организация текста / хронотоп / укрупнение пространственного плана / переключение пространственного плана текста / детализация / временной план / ментальный план / метафорический план / заполненность пространства / комический эффект / parentheses / art text / space-time organization of the text / chronotope / integration of the spatial plan / turning of the text spatial plan / specification / time plan / mental plan / metaphorical plan / space fullness / comic effect

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Кулаковский Михаил Николаевич

В статье рассматриваются особенности использования вставных конструкций как средства пространственной организации художественного текста. Материалом исследования послужили произведения русской художественной прозы первой половины ХХ века (романы и рассказы М. Агеева, А. Белого, М. А. Булгакова, В. В. Набокова, М. И. Цветаевой) и тексты современной русской литературы последних десятилетий (произведения П. М. Алешковского, Е. Г. Водолазкина, А. А. Матвеевой, Ю. М. Полякова, И. Ф. Сахновского, Л. Е. Улицкой, В. А. Шарова). В работе определяются наиболее характерные функции вставок в плане формирования пространственно-временной организации текста, их связь с различными информативными уровнями (в рамках предложения и текста в целом), роль в общей структуре художественного текста. Отмечается, что вставки могут содержать информацию дополнительного характера о месте действия и актуализировать различные пространственные образы, важные для информативного развертывания текста. Автор статьи обращает внимание на соотношение пространственных планов вставной конструкции и основного предложения, изменение направленности восприятия, актуализирующее новые реалии предметного мира или новых персонажей, укрупнение пространственного плана, взаимодействие различных образов в рамках единого пространства, взаимодействие пространственных характеристик с ментальным планом повествователя, оформление заполненности пространства, взаимодействие информативного и метафорического планов восприятия (с различной направленностью), метафорическую пространственную организацию внутреннего мира персонажа, актуализацию с помощью вставных конструкций комического эффекта. Проведенный анализ показывает функциональное многообразие вставок, формирующих хронотоп, и позволяет говорить о важной роли вставных конструкций в пространственной организации художественного текста.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Role of Parentheses in the Art Text Spatial Organization

In the article features of use of parentheses as a means of the art text spatial organization are considered. The material of the research is Russian art prose works of the first half of the XX century (M. Ageev, A. Bely, M. A. Bulgakov, V. V. Nabokov, M. I. Tsvetaeva's novels and stories) and modern Russian literature texts of the last decades (P. M. Aleshkovsky, E. G. Vodolazkin, A. A. Matveeva, Yu. M. Polyakov, I. F. Sakhnovsky, L. E. Ulitskaya, V. A. Sharov's works). In the work the most characteristic functions of parentheses are defined in respect of formation of the space-time organization of the text, their connection with various informative levels (within the sentence and the text in general), the role in the general structure of the art text. It is noted that parentheses may contain information of additional character on the scene of action and to update various spatial images important for informative expansion of the text. The author of the article pays attention to the ratio of spatial plans of parentheses and the main sentence, the change of perception direction updating new realities of the objective world or new characters, integration of the spatial plan, interaction of various images within uniform space, interaction of spatial characteristics with the mental plan of the storyteller, realisation of space fullness, interaction of informative and metaphorical plans of perception (of various directions), the metaphorical spatial organization of the inner world of the character, updating of the comic effect by means of parentheses. The carried-out analysis shows functional variety of the parentheses forming a chronotope and allows us to speak about an important role of parentheses in the art text spatial organization.

Текст научной работы на тему «Роль вставных конструкций в пространственной организации художественного текста»

DOI 10.24411/2499-9679-2019-10318

УДК 81

М. Н. Кулаковский https://orcid.org/0000-0001-8826-0883

Роль вставных конструкций в пространственной организации художественного текста

В статье рассматриваются особенности использования вставных конструкций как средства пространственной организации художественного текста. Материалом исследования послужили произведения русской художественной прозы первой половины ХХ века (романы и рассказы М. Агеева, А. Белого, М. А. Булгакова, В. В. Набокова, М. И. Цветаевой) и тексты современной русской литературы последних десятилетий (произведения П. М. Алешковского, Е. Г. Водолазкина, А. А. Матвеевой, Ю. М. Полякова, И. Ф. Сахновского, Л. Е. Улицкой, В. А. Шарова). В работе определяются наиболее характерные функции вставок в плане формирования пространственно-временной организации текста, их связь с различными информативными уровнями (в рамках предложения и текста в целом), роль в общей структуре художественного текста. Отмечается, что вставки могут содержать информацию дополнительного характера о месте действия и актуализировать различные пространственные образы, важные для информативного развертывания текста. Автор статьи обращает внимание на соотношение пространственных планов вставной конструкции и основного предложения, изменение направленности восприятия, актуализирующее новые реалии предметного мира или новых персонажей, укрупнение пространственного плана, взаимодействие различных образов в рамках единого пространства, взаимодействие пространственных характеристик с ментальным планом повествователя, оформление заполненности пространства, взаимодействие информативного и метафорического планов восприятия (с различной направленностью), метафорическую пространственную организацию внутреннего мира персонажа, актуализацию с помощью вставных конструкций комического эффекта. Проведенный анализ показывает функциональное многообразие вставок, формирующих хронотоп, и позволяет говорить о важной роли вставных конструкций в пространственной организации художественного текста.

Ключевые слова: вставные конструкции, художественный текст, пространственно-временная организация текста, хронотоп, укрупнение пространственного плана, переключение пространственного плана текста, детализация, временной план, ментальный план, метафорический план, заполненность пространства, комический эффект.

M. N. Kulakovsky

Role of Parentheses in the Art Text Spatial Organization

In the article features of use of parentheses as a means of the art text spatial organization are considered. The material of the research is Russian art prose works of the first half of the XX century (M. Ageev, A. Bely, M. A. Bulgakov, V. V. Nabokov, M. I. Tsvetaeva's novels and stories) and modern Russian literature texts of the last decades (P. M. Aleshkovsky, E. G. Vodolazkin, A. A. Matveeva, Yu. M. Polyakov, I. F. Sakhnovsky, L. E. Ulitskaya, V. A. Sharov's works). In the work the most characteristic functions of parentheses are defined in respect of formation of the space-time organization of the text, their connection with various informative levels (within the sentence and the text in general), the role in the general structure of the art text. It is noted that parentheses may contain information of additional character on the scene of action and to update various spatial images important for informative expansion of the text. The author of the article pays attention to the ratio of spatial plans of parentheses and the main sentence, the change of perception direction updating new realities of the objective world or new characters, integration of the spatial plan, interaction of various images within uniform space, interaction of spatial characteristics with the mental plan of the storyteller, realisation of space fullness, interaction of informative and metaphorical plans of perception (of various directions), the metaphorical spatial organization of the inner world of the character, updating of the comic effect by means of parentheses. The carried-out analysis shows functional variety of the parentheses forming a chronotope and allows us to speak about an important role of parentheses in the art text spatial organization.

Keywords: parentheses, art text, space-time organization of the text, chronotope, integration of the spatial plan, turning of the text spatial plan, specification, time plan, mental plan, metaphorical plan, space fullness, comic effect.

Вставные конструкции активно участвуют в организации повествовательной структуры художественного произведения, взаимодействуя с различными текстовыми уровнями и выступая в качестве важного текстообразующего средства. Одна из главных функций вставок в структурном аспекте -их участие в пространственно-временной организации текста, которая объединяет два взаимосвязанных понятия - художественное пространство и художественное время.

© Кулаковский М. Н., 2019

При определении особенностей художественного пространства текста необходимо учитывать формальные признаки окружающего мира героя и изменение этого предметного мира как следствие пространственного перемещения героев или повествователя. Важными характеристиками текстового пространства являются его «закрытость» или «открытость» (в том числе - расширение или сужение пространства), «степень заполненности» пространства. Именно эти характеристики в значи-

тельной степени определяют образный мир автора и отражают особенности его восприятия действительности. Кроме того, реальный пространственный мир текста может быть расширен через «пространство воображаемое», которое формирует особый план произведения. Необходимо также учитывать, что в некоторых случаях пространственные образы в художественных текстах могут приобретать символический характер [19].

Характерной особенностью пространственной организации текста является ее динамизм, что во многом сближает литературное произведение с кинематографическим: и тому, и другому присуще активное переключение планов. «Сопоставление отдельных «кадров»-сегментов активизирует многочисленность элементов плана содержания, придавая им значение дифференциальных признаков и тем самым суггестируя смысловое содержание...» [12, с. 319]. Таким образом, важной характеристикой пространственной организации текста выступает соотношение «крупный - мелкий план», которое позволяет передать общее восприятие изображаемого или актуализировать его отдельные детали.

Особое место в структуре художественного текста занимает «пространственное моделирование» понятий, которые формально не связаны с пространственными категориями. Некоторые символические образы произведения приобретают определенные пространственные характеристики, что позволяет зрительно выстроить и упорядочить важнейшие абстрактные понятия. Создание подобной модели становится одним из важных средств восприятия и осмысления действительности, поскольку «пространственная структура того или иного текста, реализуя пространственные модели более общего типа (творчества определенного писателя, того или иного литературного направления, той или иной национальной или религиозной культуры), представляет всегда не только вариант общей системы, но и определенным образом конфликтует с ней, деавтоматизируя ее язык» [12, с. 277].

В текстах современной литературы важную роль может играть и формируемое автором виртуальное пространство, функции которого, как отмечает Ю. Г. Пыхтина, достаточно многообразны - «от создания особой фантастической ауры, передающей искаженное, деформированное мировосприятие автора, и характеристики персонажей, сознательно или бессознательно уходящих в «инобытие» (например, игровое), до организации сюжета, жанра и идейной основы художественного текста» [21, с. 118].

Объектом современных лингвистических исследований является и концепт «пространство»

(например, в романе А. Белого «Котик Летаев»), поскольку «категория пространства, несомненно, значима в моделировании языковой личности главного героя» [22, с. 54].

Следует отметить, что в тексте достаточно часто наблюдается метафоризация пространства. Так, О. В. Кублицкая отмечает, что «метафоризация пространства - это естественный когнитивный механизм, транслируемый культурой в различных формах» [11, с. 273].

С понятием художественного пространства неразрывно связано и понятие художественного времени. Такую «существенную взаимосвязь временных и пространственных отношений, художественно освоенных в литературе» [4, с. 234], М. М. Бахтин определил как хронотоп. Анализ современной прозы также показывает важную роль хронотопа в структуре художественного текста. «Включая в свою систему помимо привычных элементов «время» и «пространство» компонент «субъект», образ времени-пространства у автора обретает ярко выраженную эмотивно-экспрессивную репрезентацию. Благодаря особому набору языковых средств выражения и структура-ции художественного времени и пространства он образно обобщает сложные психологические процессы внутреннего мира персонажей, которые символизируют их духовное перерождение и материализуют в образах основные идеи и задумки автора» [18, с. 58]. Таким образом, многоплановость пространственно-временной организации текста предполагает и соответствующее разнообразие аспектов ее анализа.

Вставные конструкции как элемент экспрессивного синтаксиса играют важную роль в структуре художественного текста. Формально они часто выступают в качестве показателя расчленения текста. О. В. Марьина отмечает, что «степень расчленения основного предложения вставной конструкцией может быть различной и зависит от следующих показателей:

— наличия / отсутствия формальных средств связи между вставным компонентом и предложением, его содержащим;

— их смысловой и структурной полноты / неполноты;

— совпадения / несовпадения по типу повествования, эмоциональной и стилистической окраске;

— единичности / множественности вставных конструкций в составе основного предложения;

— структуры вставной конструкции» [13, с. 67].

Е. И. Гаврилова подчеркивает, что «нарушение

линейности речи является определяющим существенным признаком вставки» [9, с. 108].

С другой стороны, во вставных конструкциях «тенденция к синтаксическому слиянию проявляется наряду с тенденцией к синтаксическому расчленению. Это находит отражение в активизации ассоциативных связей между компонентами предложения, а также в возрастании значимости такого способа связи, как соположение (в целом аналогичном замене сильной связи на слабую)» [7, с. 43-44].

Таким образом, «вставка как интеграционный синтаксический процесс имеет следующие основания для своего выделения: специфика повествования (повествование во включающем и вставном компонентах ведется либо от 1-го лица, либо от 3-го лица); единство видо-временных связей включающего и вставного компонентов; структурно-композиционное единство включающего и вставного компонентов; наличие формальных показателей связи между включающим и вставным компонентами конструкции. Вставка как дезинтеграционный процесс имеет следующие основания для своего выделения: специфика повествования (повествование во включающем и вставном компонентах разное: от 1-го лица, от 3-го, несобственно-прямая речь); нарушение видо-временных связей между включающим и вставным компонентами; нарушение структурно-композиционного единства между включающим и вставным компонентами; наличие нескольких самостоятельных предложений в составе вставной конструкции; отсутствие формальных показателей связи между включающим и вставным компонентами конструкции» [14, с. 122-123].

Вставки в художественном тексте характеризуются функциональным разнообразием. При этом «общие функции возникают в процессе реализации частных функций. Последние могут возникать как независимо друг от друга, так и накладываясь одна на другую» [3, с. 8].

Выявляются и новые функции вставок. Так, А. А. Элатик отмечает, что в прозе Б. Акунина «с помощью вставных конструкций писателем создается общее коммуникативное пространство, в котором повествование приобретает черты диалога рассказчика с самим собой или с читателем» [27, с. 182]. В рассказах Д. Рубиной «проявляются такие функции вставок, как создание второго сюжета, развивающегося параллельно динамике основного действия, как в рассказе «Мастер-тарабука», и детальное раскрытие двух пересекающихся образов, наиболее важных с точки зрения автора-повествователя [10, с. 131]. О. В. Янковская рассматривает вставные конструкции в аспекте организации хронотопа, отмечая, что «во вставных конструкциях содержатся указания на пространственные характеристики, значения которых раскрываются опосредованно, через соотнесение с понятий-

ными категориями (нематериальные формы пространства)» [28, с. 71].

Рассмотрим основные особенности участия вставных конструкций в формировании пространственного плана текста. Проведенный функциональный анализ показал, что вставки могут содержать информацию дополнительного характера о месте действия и актуализировать различные пространственные образы, важные для информативного развертывания текста.

Через несколько дней (уже в Латвии) Мартын нашел в русской газете новую бубновскую «новеллу»... (В. Набоков. Подвиг) [17].

Автор определенным образом выстраивает в произведении систему пространственных координат.

Мы с Севой делим комнату на башенке. У нее круговой обзор (сзади лес, впереди море), что для опытных авиаторов немаловажно (Е. Водолазкин. Авиатор) [8].

Подобные пространственные характеристики могут быть достаточно детализированными.

...Вокруг немало дорог (в трех километрах от нас развилка старого тракта на Арал и на Мангышлак, довольно близко проходит и недостроенная, заброшенная железная дорога на Ар-калык), южнее кальдеры железку пересекает дорога на Челябинск (В. Шаров. Возвращение в Египет) [26].

При этом следует обратить внимание на соотношение пространственных планов вставной конструкции и основного предложения. Наиболее характерной является ситуация, когда один и тот же пространственный план объединяет и вставку, и основной контекст.

На что Хирге (он как раз опирался руками о стол и от усилия подняться так перекосил лицо, словно смертельно ранен в спину) с ленивым отвращением мотнул головой (М. Агеев. Роман с кокаином) [1].

Однако в этом общем пространственном плане автор периодически изменяет направленность восприятия, актуализируя новые реалии предметного мира или новых персонажей (подобное, как уже отмечалось, наблюдается и в кинематографе, когда камера изменяет направленность обзора с сохранением общего плана).

Сначала Магда излила весь свой гнев на него [Кречмара], потом обрушилась на режиссера (заодно попало совершенно непричастному Гроссману, толстяку с ячменем) (В. Набоков. Камера обскура) [16].

В других случаях автор с помощью вставки подчеркивает определенное изменение пространственных характеристик.

Елка, хоровод. Мои руки липки от чьего-то по-

та, мне противно, но рук не разжать и из хоровода не вырваться. Кто-то говорит, что из присутствующих я самый маленький (это мы уже сидим на стульях вокруг елки). Он откуда-то знает, что я умею читать стихи, просит прочесть (Е. Водолазкин. Авиатор) [8].

Характерным для вставных конструкций является укрупнение пространственного плана. В этом случае можно говорить о формальном приближении к рассматриваемому объекту с целью обратить внимание на его детали.

Мамочка свои руки разведет (с полотенцем — одна и с флаконом — другая); и - кланяется головою в колени... (А. Белый. Крещеный китаец) [5].

В качестве такого объекта для детализации может выступать не только персонаж, но и конкретный зрительный образ.

Кречмар мельком взглянул на афишу (пожарный, несущий желтоволосую женщину) и взял билет (В. Набоков. Камера обскура) [16].

Вставные конструкции могут использоваться в качестве своеобразного показателя переключения пространственного плана текста. В одних случаях это происходит в рамках единого временного плана.

Это, кажется, единственный человек за все мое младенчество, который над моими стихами не смеялся (мать - сердилась), меня ими, как красной тряпкой быка, не вводил в соблазн гнева... (М. Цветаева. Дом у Старого Пимена) [25].

Вошел неизвестный в белом халате. Стоял, положив руку на губы, смотрел на меня (в дверной щели еще чья-то голова). Я же, в свою очередь, смотрел на него - не открываясь как бы (Е. Водолазкин. Авиатор) [8].

В других случаях (и это наблюдается значительно чаще) одновременно меняется и временной план.

Турбин думал о том, что бы это означало (полуденный визит Болботуна Турбин проспал), и, вертя головой, всматривался в тротуары (М. Булгаков. Белая гвардия) [6].

Определенная модификация временного плана (при формальной статичности плана пространственного) отмечается в том случае, когда во вставке представлена динамика изменения топонима.

Он обогнул старое здание драмтеатра, перестроенное под Федеральный центр духовного роста, пересек улицу Безопасности (бывшую 8 Марта, бывшую Троцкого, бывшую Метельную) и углубился в безлюдные дворы (И. Сахновский. Свобода по умолчанию) [23].

В некоторых случаях вставки могут актуализировать неожиданность появления определенной пространственной характеристики.

Но поначалу Турбанов долго не мог отыскать ту брошюру из серии «Стань полезен для страны!», а потом, когда она все же нашлась (почему-то на обувной полке, под старыми сандалиями), там вдруг не оказалось того объявления о «престижной работе в новой медицинской отрасли» (И. Сахновский. Свобода по умолчанию) [23].

Кроме того, важным для автора может оказаться и взаимодействие различных (иногда даже контрастных) образов в рамках единого пространственного плана.

С каждой строкой воскресало все, что сопровождало ее в моем ушедшем времени, - кашель бабушки, звон упавшего на кухне ножа и (оттуда же) запах жареного, дым отцовской папиросы (Е. Водолазкин. Авиатор) [8].

В других случаях пространственные понятия оказываются тесно связанными с ментальным планом повествователя.

Мостов здесь видимо-невидимо и много грандиозных: погоди - увидишь. (Часто бывает — думаешь, что ты на широчайшей улице, ан -это Троицкий или Литейный мост.) (Л. Улицкая. Лестница Якова) [24].

Таким образом, вставные конструкции отражают динамику изменения (в большей или меньшей степени) пространства текста, которая может быть связана:

1) с переключением пространственного плана,

2) изменением направленности восприятия,

3) укрупнением зрительного плана.

Вставные конструкции в тексте художественного произведения могут выступать в качестве кон-кретизаторов, характеризующих степень заполненности пространства. При этом одновременно наблюдается изменение направленности восприятия, укрупнение зрительного плана и переход в «воображаемое пространство».

Закусается после надолго квартира (и здесь му-равейчик, и там муравейчик)... (А. Белый. Крещеный китаец) [5].

При этом пространственную организацию метафорически оформляет и внутренний мир персонажа.

Глубоко внутри себя (а там было и вправду глубоко - летучая мышь прокладывала новые маршруты каждый день) Вера считала, что делает Юльке одолжение (А. Матвеева. Завидное чувство Веры Стениной) [15].

Активную роль играют вставные конструкции и в организации образной системы произведения, развивающей пространственные мотивы. Соотнося отдельные образы с пространственными категориями, они не только актуализируют данную информацию, подчеркивая ее метафоричность, но и вы-

страивают в зрительном плане особый художественный (а часто и символический) мир.

Дети, действительно, жили под родителями, как под спудом: то, по чему родители, со всеми их тяжестями, всей своей тяжестью, ступали, было для детей - верхом, то есть попросту лежало у них на головах. Вроде Атлантов, держащих небосвод с небожителями. (Недаром их «низ» был со сводами!) (М. Цветаева. Дом у Старого Пимена) [25].

При этом взаимодействие информативного и метафорического планов может иметь различную направленность (в следующих примерах в первом случае наблюдается переход от информативного плана в основном предложении к метафорическому во вставке, а во втором - представлена обратная тенденция).

И вот так я парю себе в церкви, проплываю над священником, машущим кадилом, - сквозь ароматный дым. Над хором - сквозь его песнопения (замедленные взмахи регента и его же гримасы на высоких нотах). Над старухой свечницею и заполнившим храм (обтекая столпы) народом, вдоль окон, за которыми заснеженная страна (Е. Водолазкин. Авиатор) [8].

Но игра продолжалась, и, как всегда бывает, рядом с высоким примостилось низкое: ореховая угловая витринка с рюмками и стаканами мутно-зеленого стекла, по которым пробегали разноцветные отсветы от гирлянды, с толстыми бедрами и узкой талией (в ней хранились тарелки) и приметно выдвинутой вперед грудью (отделением для ножей и вилок) смахивала на удалую девку из трактира (П. Алешковский. Крепость) [2].

Образное восприятие пространства может тесно взаимодействовать с образным восприятием времени. Такое соотнесение не только формально объединяет две взаимосвязанные категории, но и включает их в единую систему отсчета: пространство и время начинают восприниматься образно в одних единицах измерения.

Гнет был не от их присутствия, а от всепри-сутствия, всюдусущия: в самом воздухе дома и на тридцать верст вокруг (на тридцать лет вперед!) (М. Цветаева. Дом у Старого Пимена) [25].

Пространственная конкретизация, представленная во вставке, может актуализировать возникающий в рамках текста комический эффект.

В начале 90-х Гена раскопал дикие цифры: каждый третий депутат нового демократического Моссовета состоял на психучете. Шабельский пробежал печальными глазами убойный фельетон «Палата № 13» (Моссовет заседал тогда на улице Горького, 13), посмотрел на смельчака с левантийской тоской и молвил: - Да, революцию делают сумасшедшие. Но об этом ты напишешь лет через

двадцать. Договорились? - и спрятал статью в сейф (Ю. Поляков. Любовь в эпоху перемен) [20].

Таким образом, проведенный анализ позволяет говорить о важной роли вставных конструкций в пространственной организации художественного текста.

Библиографический список

1. Агеев, М. Роман с кокаином [Текст] / М. Агеев // Роман с кокаином; Паршивый народ. - М. : Художественная литература, 1990. - С. 3-186.

2. Алешковский, П. М. Крепость [Текст] / П. М. Алешковский. - М. : Редакция Елены Шубиной,

2015. - 592 с.

3. Афанасьева, Е. А. Структура и функции вставных конструкций в поэзии Н. М. Карамзина [Текст] / Е. А. Афанасьева // Вестник Оренбургского государственного университета, 2016. - № 11. - С. 3-12.

4. Бахтин, М. М. Вопросы литературы и эстетики [Текст] / М. М. Бахтин. - М. : Художественная литература, 1975. - 504 с.

5. Белый, А. Крещеный китаец [Текст] /

A. Белый // Серебряный голубь. - М. : Современник, 1990. - С. 461-604.

6. Булгаков, М. А. Белая гвардия [Текст] / М. А. Булгаков // Белая гвардия; Мастер и Маргарита. - Минск : Ураджай, 1988. - С. 16-270.

7. Вердеш, А. А., Покровская Е. А. Вставные конструкции в контексте тенденций к синтаксическому расчленению и слиянию [Текст] / А. А. Вердеш, Е. А. Покровская // Lingua mobilis, 2014. - № 2. -С. 37-45.

8. Водолазкин, Е. Г. Авиатор [Текст] / Е. Г. Водолазкин. - М. : Редакция Елены Шубиной,

2016. - 416 с.

9. Гаврилова, Е. И. Вставка и линейность речи [Текст] / Е. И. Гаврилова // Известия Волгоградского государственного педагогического университета, 2016. - № 1. - С. 104-109.

10. Клепикова, В. И. Функционирование вставных конструкций в рассказах Д. Рубиной [Текст] /

B. И. Клепикова // Lingüistica juvenis, 2017. - № 19. -

C. 120-132.

11. Кублицкая, О. В. Дестинация как элемент тра-велогемы: способы метафоризации и освоения пространства [Текст] / О. В. Кублицкая // Филологические науки. Вопросы теории и практики, 2018. - № 9-2. -С. 271-275.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12. Лотман, Ю. М. Структура художественного текста [Текст] / Ю. М. Лотман. - М. : Искусство, 1970. - 384 с.

13. Марьина, О. В. Вставные конструкции как показатель расчленения текста (на материале русских прозаических текстов 1980-2000-х годов) [Текст] / О. В. Марьина // Филология и человек, 2009. - № 4. -С. 61-67.

14. Марьина, О. В., Будникова Н. Н. Вставка как интеграционный и дезинтеграционный синтаксиче-

ский процесс [Текст] / О. В. Марьина, Н. Н. Будникова // Филология и человек, 2018. -№ 3. - С. 117-124.

15. Матвеева, А. А. Завидное чувство Веры Стениной [Текст] / А. А. Матвеева. - М. : АСТ, 2015. -544 с.

16. Набоков, В. В. Камера обскура [Текст] /

B. В. Набоков // Романы. - М. : Современник, 1990. -

C. 257-392.

17. Набоков, В. В. Подвиг [Текст] / В. В. Набоков // Другие берега. - М. : Книжная палата, 1989. - С. 150-258.

18. Николаева, О. О. Текстовая реализация художественного топохроноса в малых повествовательных формах прозы Б. Шлинка [Текст] / О. О. Николаева // Ученые записки Петрозаводского государственного университета, 2016. - № 1. - С. 53-59.

19. Николина, Н. А. Филологический анализ текста [Текст] / Н. А. Николина. - М. : Академия, 2008. -268 с.

20. Поляков, Ю. М. Любовь в эпоху перемен [Текст] / Ю. М. Поляков. - М. : АСТ, 2015. - 512 с.

21. Пыхтина, Ю. Г. Виртуальное пространство в литературе: типология, структура, функции [Текст] / Ю. Г. Пыхтина // Вестник Оренбургского государственного университета, 2017. - № 1. - С. 114-118.

22. Родина, Ю. Д. Средства репрезентации концепта «пространство» в автобиографическом романе

A. Белого «Котик Летаев» [Текст] / Ю. Д. Родина // Филоlogos, 2018. - № 1. - С. 52-59.

23. Сахновский, И. Ф. Свобода по умолчанию [Текст] / И. Ф. Сахновский. - М. : Редакция Елены Шубиной, 2016. - 352 с.

24. Улицкая, Л. Е. Лестница Якова [Текст] / Л. Е. Улицкая. - М. : Редакция Елены Шубиной, 2015. -736 с.

25. Цветаева, М. И. Дом у Старого Пимена [Текст] / М. И. Цветаева // Проза. - М. : Современник, 1989. - С. 122-163.

26. Шаров, В. А. Возвращение в Египет [Текст] /

B. А. Шаров. - М. : Редакция Елены Шубиной, 2015. -768 с.

27. Элатик, А. А. Структурно-семантические особенности вводных и вставных конструкций в прозе Б. Акунина [Текст] / А. А. Элатик // Филологические науки. Вопросы теории и практики, 2017. - № 6-1. -

C. 173-183.

28. Янковская, О. В. Вставные конструкции как средство реализации категории хронотопа [Текст] / О. В. Янковская // Весшк БДУ Сер. 4. - 2009. - № 3. -С. 68-71.

Reference list

1. Ageev, M. Roman s kokainom = Flirtation with cocaine [Tekst] / M. Ageev // Roman s kokainom; Parshivyj narod = Flirtation with cocaine. Nasty people. - M. : Hudozhestvennaja literatura, 1990. - S. 3-186.

2. Aleshkovskij, P. M. Krepost' = Fortress [Tekst] / P. M. Aleshkovskij. - M. : Redakcija Eleny Shubinoj,

2015. - 592 s.

3. Afanas'eva, E. A. Struktura i funkcii vstavnyh kon-strukcij v pojezii N. M. Karamzina = Structure and functions of parentheses in N. M. Karamzin's poetry [Tekst] / E. A. Afanas'eva // Vestnik Orenburgskogo gosudarstven-nogo universiteta = Bulletin of Orenburg state university

2016. - № 11. - S. 3-12.

4. Bahtin, M. M. Voprosy literatury i jestetiki = Questions of literature and esthetics [Tekst] / M. M. Bahtin. -M. : Hudozhestvennaja literatura, 1975. - 504 s.

5. Belyj, A. Kreshhenyj kitaec = Baptized Chinese [Tekst] / A. Belyj // Serebrjanyj golub' = Silver pigeon. -M. : Sovremennik, 1990. - S. 461-604.

6. Bulgakov, M. A. Belaja gvardija = White Guard [Tekst] / M. A. Bulgakov // Belaja gvardija; Master i Margarita = White Guard; Master and Margarita. -Minsk : Uradzhaj, 1988. - S. 16-270.

7. Verdesh, A. A., Pokrovskaja E. A. Vstavnye kon-strukcii v kontekste tendencij k sintaksicheskomu raschleneniju i slijaniju = Parentheses in the context of tendencies to syntactic partition and fusion [Tekst] / A. A. Verdesh, E. A. Pokrovskaja // Lingua mobilis, 2014. - № 2. - S. 37-45.

8. Vodolazkin, E. G. Aviator =Aviator [Tekst] / E. G. Vodolazkin. - M. : Redakcija Eleny Shubinoj, 2016. - 416 s.

9. Gavrilova, E. I. Vstavka i linejnost' rechi = Insertion and linearity of the speech [Tekst] / E. I. Gavrilova // Izvestija Volgogradskogo gosudarstvennogo pedagog-icheskogo universiteta = News of Volgograd state pedagogical university,2016. - № 1. - S. 104-109.

10. Klepikova, V I. Funkcionirovanie vstavnyh kon-strukcij v rasskazah D. Rubinoj = Functioning of parentheses in D. Rubina's stories [Tekst] / V. I. Klepikova // Linguistica juvenis, 2017. - № 19. - S. 120-132.

11. Kublickaja, O. V Destinacija kak jelement trave-logemy: sposoby metaforizacii i osvoenija prostranstva = Destination as an element of travelogeme: ways of meta-phorization and development of space [Tekst] / O. V. Kublickaja // Filologicheskie nauki. Voprosy teorii i praktiki = Filologicheskie nauki. Voprosyi teorii i praktiki 2018. - № 9-2. - S. 271-275.

12. Lotman, Ju. M. Struktura hudozhestvennogo tek-sta = Structure of the art text [Tekst] / Ju. M. Lotman. -M. : Iskusstvo, 1970. - 384 s.

13. Mar'ina, O. V Vstavnye konstrukcii kak poka-zatel' raschlenenija teksta (na materiale russkih pro-zaicheskih tekstov 1980-2000-h godov) = Parentheses as an indicator of the text partition (on the material of the Russian prosaic texts of the 1980-2000 years) [Tekst] / O. V. Mar'ina // Filologija i chelovek= Filologiya i che-lovek, 2009. - № 4. - S. 61-67.

14. Mar'ina, O. V., Budnikova, N. N. Vstavka kak in-tegracionnyj i dezintegracionnyj sintaksicheskij process = Insertion as integration and disintegration syntactic process [Tekst] / O. V Mar'ina, N. N. Budnikova // Filologija

i chelovek = Filologiya i chelovek, 2018. - № 3. -S. 117-124.

15. Matveeva, A. A. Zavidnoe chuvstvo Very Steninoj = Enviable feeling of Vera Stenina [Tekst] / A. A. Matveeva. - M. : AST, 2015. - 544 s.

16. Nabokov, V. V. Kamera obskura = Room of obscure [Tekst] / V. V. Nabokov // Romany = Novels. - M. : Sovremennik, 1990. - S. 257-392.

17. Nabokov, V V. Podvig = Feat [Tekst] / V. V Nabokov // Drugie berega = Other coasts. - M. : Knizhnaja palata, 1989. - S. 150-258.

18. Nikolaeva, O. O. Tekstovaja realizacija hudozhestvennogo topohronosa v malyh povestvovatel'n-yh formah prozy B. Shlinka = Text realization of art topo-chronos in small narrative forms in B. Shlink's prose [Tekst] / O. O. Nikolaeva // Uchenye zapiski Petroza-vodskogo gosudarstvennogo universiteta = Scientific notes of Petrozavodsk state university 2016. - № 1. -S. 53-59.

19. Nikolina, N. A. Filologicheskij analiz teksta = Philological analysis of the text [Tekst] / N. A. Nikolina. -M. : Akademija, 2008. - 268 s.

20. Poljakov, Ju. M. Ljubov' v jepohu peremen = Love during the era of change [Tekst] / Ju. M. Poljakov. -M. : AST, 2015. - 512 s.

21. Pyhtina, Ju. G. Virtual'noe prostranstvo v literature: tipologija, struktura, funkcii = Virtual space in literature: typology, structure, functions [Tekst] / Ju. G. Pyhtina // Vestnik Orenburgskogo gosudarstven-nogo universiteta = Bulletin of Orenburg state university, 2017. - № 1. - S. 114-118.

22. Rodina, Ju. D. Sredstva reprezentacii koncepta «prostranstvo» v avtobiograficheskom romane A. Belogo «Kotik Letaev» = Means of representation of the concept «space» in the autobiographical novel by A. Bely «Cat Letaev» [Tekst] / Ju. D. Rodina // Filologos, 2018. -№ 1. - S. 52-59.

23. Sahnovskij, I. F. Svoboda po umolchaniju = Freedom as a default [Tekst] / I. F. Sahnovskij. - M. : Redakcija Eleny Shubinoj, 2016. - 352 s.

24. Ulickaja, L. E. Lestnica Jakova = Jacob's ladder [Tekst] / L. E. Ulickaja. - M. : Redakcija Eleny Shubinoj, 2015. - 736 s.

25. Cvetaeva, M. I. Dom u Starogo Pimena = The house at Old Pimen [Tekst] / M. I. Cvetaeva // Proza = Prose - M. : Sovremennik, 1989. - S. 122-163.

26. Sharov, V A. Vozvrashhenie v Egipet = Return to Egypt [Tekst] /V A. Sharov. - M. : Redakcija Eleny Shubinoj, 2015. - 768 s.

27. Jelatik, A. A. Strukturno-semanticheskie osoben-nosti vvodnyh i vstavnyh konstrukcij v proze B. Akunina = Structural-semantic features of introductory and parenthetical constructions in B. Akunin's prose [Tekst] / A. A. Jelatik // Filologicheskie nauki. Voprosy teorii i praktiki = Filologicheskie nauki. Voprosyi teorii i praktiki, 2017. - № 6-1. - S. 173-183.

28. Jankovskaja, O. V. Vstavnye konstrukcii kak sredstvo realizacii kategorii hronotopa = Parentheses as a means for implementing the category of chronotope [Tekst] / O. V. Jankovskaja // Vesnik BDU. Ser. 4. -2009. - № 3. - S. 68-71.

Дата поступления статьи в редакцию: 15.12.2018 Дата принятия статьи к печати: 24.01.2019

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.