Научная статья на тему 'Роль СМИ в процессе становления государственности Приднестровья'

Роль СМИ в процессе становления государственности Приднестровья Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
1088
125
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
«ТИТУЛЬНОЕ» И «НЕТИТУЛЬНОЕ» НАСЕЛЕНИЕ / ЭТНОКРАТИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА / ГРАЖДАНСКИЙ КОНФЛИКТ / ИДЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ / КОНСОЛИДАЦИЯ ОБЩЕСТВА / "TITLE" AND "NOT TITLE" POPULATION / ETHNOCRATIC POLICY / CIVIL CONFLICT / IDEOLOGICAL CONFRONTATION / CONSOLIDATION OF SOCIETY

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Олейников Сергей Викторович

Исторический анализ событий конца 80-х начала 90-х годов ХХ столетия позволяет по-новому взглянуть на причины их возникновения и определить потенциальные угрозы, которые могут ожидать нас в перспективе, если мы не усвоим уроки прошлого. Развал некогда единого государства не только повлёк за собой парад суверенитетов и образование новых государств, но и изменил исторический уклад как всей системы мироустройства, так и системы ценностей отдельной личности. Столкновение идеологий и, шире, цивилизаций в странах нового зарубежья вынудило жителей отдельных регионов встать на защиту своих интересов, вековых традиций и права на жизнь, своей культуры и языка. Огромную роль помимо исторических, политических, экономических и культурных факторов играли зарождающиеся информационные институты нового типа, отличного от советской теории прессы. Именно средства массовой информации на рубеже последних десятилетий ХХ века трансформировали и противопоставили идеологические позиции «титульного» и «нетитульного» населения. Стремительная динамика роста количества периодических изданий и электронных СМИ и появление их качественно новой информационной парадигмы отражены в статье. Описаны неординарные условия, в которых новые СМИ Приднестровья выполняли одновременно функции инструмента борьбы, идеологического противостояния с метрополией и консолидации общества в контексте собственного государственного строительства.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Historical analysis of the events of the late 1980s early 1990s allows us to take a fresh look at the reasons of their emergence and to define potential threats which we can expect in the long term, if we do not learn lessons of the past. The collapse of the once unified state not only caused a parade of sovereignties and formation of the new states, but also changed historical way as all system of a world order as the system of values of the individual. Collision of ideologies and, more widely, civilizations in the countries of the new abroad forced inhabitants of certain regions to rise in defense of the interests, century traditions and the right for life, the culture and language. The huge role in addition to historical, political, economic and cultural factors was played by the arising information institutes of a new type different from the Soviet theory of the press. It was the mass media that transformed and opposed ideological positions of the "title" and "not title" population at the turn of the last decades of the 20th century. Prompt dynamics of an increase in the number of both periodicals and electronic media and appearance of their new information paradigm is reflected in the article. The extraordinary circumstances in which the new media of Pridnestrovye performed as a tool of struggle, ideological opposition with the parent state and consolidation of society in the context of own state construction are described.

Текст научной работы на тему «Роль СМИ в процессе становления государственности Приднестровья»

http://www.zabvektor.com

ISSN 2542-0038 (Online) ISSN 1996-7853

УДК 341.231.5+070

DOI: 10.21209/1996-7853-2017-12-4-75-83

Сергей Викторович Олейников,

кандидат политических наук, доцент, Приднестровский государственный университет им. Т. Г. Шевченко (MD-3300, Приднестровская Молдавская республика, г. Тирасполь, ул. 25 октября, 128), e-mail: olen_serg@inbox.ru

Роль СМИ в процессе становления государственности Приднестровья

Исторический анализ событий конца 80-х - начала 90-х годов ХХ столетия позволяет по-новому взглянуть на причины их возникновения и определить потенциальные угрозы, которые могут ожидать нас в перспективе, если мы не усвоим уроки прошлого. Развал некогда единого государства не только повлёк за собой парад суверенитетов и образование новых государств, но и изменил исторический уклад как всей системы мироустройства, так и системы ценностей отдельной личности. Столкновение идеологий и, шире, цивилизаций в странах нового зарубежья вынудило жителей отдельных регионов встать на защиту своих интересов, вековых традиций и права на жизнь, своей культуры и языка. Огромную роль помимо исторических, политических, экономических и культурных факторов играли зарождающиеся информационные институты нового типа, отличного от советской теории прессы. Именно средства массовой информации на рубеже последних десятилетий ХХ века трансформировали и противопоставили идеологические позиции «титульного» и «нетитульного» населения. Стремительная динамика роста количества периодических изданий и электронных СМИ и появление их качественно новой информационной парадигмы отражены в статье. Описаны неординарные условия, в которых новые СМИ Приднестровья выполняли одновременно функции инструмента борьбы, идеологического противостояния с метрополией и консолидации общества в контексте собственного государственного строительства.

Ключевые слова: «титульное» и «нетитульное» население, этнократическая политика, гражданский конфликт, идеологическое противостояние, консолидация общества

Вводная часть. Средства массовой информации на каждом историческом этапе развития общества и государства отражают актуальные для своего времени социокультурные процессы, причём их деятельность может выступать как катализатором, так и ингибитором этих процессов. Специфика постсоветского информационного пространства до последнего времени заключалась пусть и в инерционном, но всё же доминировании советской теории медиа, согласно которой государственные или санкционированные государством информационные институты определяют информационную политику.

По мере изучения их роли от диахронии к синхронии повышается вероятность выявления универсальной модели функционирования СМИ, согласно которой аудитория должна быть максимально вовлечена в сферу их влияния, а, соответственно, в большей степени контролируема государством. Необходимо также отметить, что социально-политическая трансформация последней четверти века повлекла за собой изменение функционального диапазона средств массовой информации, а интенсивное развитие сетевых технологий

кардинально изменило традиционные коммуникативные стратегии и тактики взаимодействия СМИ и аудитории, что, безусловно, требует научного анализа и осмысления.

Именно кризис общественного сознания, противоречивость политической системы и политического процесса, негативные экономические тенденции и непредсказуемая социокультурная динамика, которые в значительной мере проявились в приднестровском регионе, не только сыграли основную роль в резком повышении востребованности СМИ в исторической ретроспективе, но и предопределили актуальность изучения и вовлечения в орбиту современной гуманитарной науки системы средств массовой информации рубежа тысячелетий. Судьба и история любого государства, пути его создания и развития, эволюция системы власти определяются, как известно, совокупностью разнообразных факторов внутреннего и внешнего характера. История создания легитимной системы государственной власти в Приднестровской Молдавской Республике берёт своё начало со II Съезда депутатов всех уровней Приднестровья, состоявшегося 2 сентября

© Олейников С. В., 2017

75

1990 года. Именно эта дата является точкой отсчёта формирования не только собственной государственности, но и всей системы жизнеобеспечения государства, включая информационную сферу.

Методология исследования. Изучение средств массовой информации Приднестровья и Молдовы конца ХХ - начала XXI века, а также анализ научной литературы по исследуемой проблематике позволили выдвинуть гипотезу о том, что именно информационная сфера в отличие от политической, экономической, культурной была и остаётся единственным каналом коммуникации сторон, вовлечённых в молдово-приднестровский конфликт, перманентность которого в определённой степени перевела его из «острого» в «хронический».

Анализируя истоки конфликта на Днестре, П. М. Шорников наиболее точно трактует его природу: покушение на национальное равноправие, лишение молдавской нации культурного суверенитета и национальной идентичности [15, с. 315].

В отличие от всех независимых постсоветских государств лингвистическое законодательство Молдовы не только раскололо полиэтничное население в разрезе «титульное» - «нетитульное», но и разрушило единство самого «титульного» этноса [13, с. 207208], поскольку националистическая пропаганда румынистов основывалась на идее, что только тот, кто считает себя румыном, является настоящим патриотом и лояльным гражданином. Прочие молдаване объявлялись носителями «примитивного молдовениз-ма», не помнящими родства [9, с. 98]. Градус противостояния повышался не только из-за прямого или косвенного ущемления политических, социально-экономических и культурно-языковых прав «нетитульного» населения, не владеющего государственным языком, но и вследствие сокращения теле- и радиовещания на русском языке [2, с. 72]. Более того, часть новых молдавских интеллектуалов не устояла перед искушением объяснить все проблемы прошлого и настоящего интригами «чужаков» - славян, евреев и других [4, с. 373], которые якобы способствовали уничтожению молдавского языка и древних традиций молдавской культуры [9, с. 96].

В официальной печати РМ 90-х годов ХХ века резкой критике подвергалась идея исторической общности молдавского и русского народов. Зато история молдаван стала активно соотноситься с историей древних римлян и европейской цивилизацией [7,

с. 68]. Параллельно некоторыми историками РМ через государственные СМИ республики активно распространялось ещё одно важное политическое утверждение, суть которого сводилась к тому, что реально из-за негативной роли славян существует исторически сложившийся, но «трагическим образом разделённый» народ - румыны1.

Часть молдавской этноэлиты, препятствуя расколу общества, выступила против введения дискриминационного языкового режима. Идеи национального равноправия активно пропагандировали лингвист И. Д. Чобану, а также редактор журнала «Лимба молдовеня-скэ» В. Б. Сеник, литератор В. Н. Стати, другие учёные-молдаване2. Академик А. М. Лазарев в статье «Я - молдаванин» осудил тех, кто готовит Молдавии участь румынской провинции. Его призыв сохранить национальное достоинство: «Не сметь позориться, встать!»3, обращённый к интеллигенции, готовой подчиниться диктату румынистов, стал фактором мощной активизации молдавского сознания.

Возрождению приднестровской государственности активно способствовали сторонники молдавской самобытности, рассчитывающие создать восточнее Днестра базу сопротивления румынизму. Уроженец левобережья видный российский историк В. Я. Гросул дал историческое, а В. Н. Яковлев - правовое обоснование восстановления молдавской автономии на левом берегу Днестра4. Несмотря на противостояние молдавских патриотов, парламент республики Молдова однозначно высказался за возвращение к государственности образца 1940 года, т. е. за создание унитарного государства.

1 Мариан Б. Призрак бродит по Молдове // Независимая Молдова. - 1989. - 7 сент.; Ченуша В. Следовать воле народа // Независимая Молдова. - 1989. - 12 сент.

2 Бабилунга Н. В. История - не игра в кубики // Советская Молдавия. - 1988. - 9 дек.; Стати В.Н. Латиница: вымысел и правда // Рыбницкий металлург. - 1989. -30 июня; Корлэтяну Н. Этапы развития молдавского языка // Советская Молдавия. - 1988. - 9 янв.; Раевский Н. Контактеле романичилор рэсэритень ку славий: Пе база де дате лингвистиче. - Кишинэу, 1988; Сеник В. Кувынтул ши даторииле ноастре. - Кишинэу, 1988; Стати В. Лимба молдовеняска ши рэувоиторий ей. - Кишинэу, 1988; Чо-бану И.Д. Родной язык в моей судьбе. - Тирасполь, 1993; Чобану И. Д. Слово о судьбе родного языка // Народное образование. - 1988. - 5 нояб. и др.

3 Советская Молдавия. - 1989. - 20 июня.

4 Гросул В. Я. Автономия Приднестровья: историческое обоснование // Трудовой Тирасполь. - 1989. -16 дек.; Гросул В. Я. Приднестровская автономия: историческое обоснование // Единство. - 1989. - 1 дек.; Яковлев В. Н. Тернистый путь к справедливости // Рыбницкий металлург. - 1990. - 6 марта; Яковлев В. Н. Приднестровская МССР: не миф, а реальное суверенное государство // Днестровская правда. - 1991. - 28 окт.

Ситуацию осложняла позиция Христиан-ско-демократического фронта Молдавии (ранее - «Народный фронт» Молдавии), который на своём III Съезде в феврале 1992 года настаивал на передаче Румынии не только районов Бессарабии и Буковины, но и левобережья Днестра, которое никогда не входило в состав Румынии и до того не включалось в планы ни молдавских, ни румынских унионистов.

Запад в целом с пониманием отнёсся к национальной политике Молдовы. В подавляющем большинстве западные средства массовой информации не сочувствовали положению русскоязычного населения, не по своей воле оказавшегося в строящихся молодых национальных государствах, которые устремили свои взоры на Запад и стали удаляться от России. Так, русских в Молдове некоторые западные журналисты называли «порождением старого строя»1.

Вопрос разрешения молдово-придне-стровского конфликта с самого начала его открытой вооружённой фазы получил особый резонанс и в российском информационном пространстве, поскольку Приднестровье находится в приоритете национальных интересов России в ближнем зарубежье [6, с. 4].

В работе европейских исследователей "The Dniestr Conflict: between Irredentism and Separatism" [17, с. 973-1000] в отличие от представителей науки РМ [8; 10; 11; 14], которые природу молдово-приднестровского конфликта связывают исключительно с Россией и её поддержкой приднестровского сепаратизма, обоснованно показано, что молдо-во-приднестровский конфликт стал результатом столкновения российского геополитического интереса с румынским.

В рамках научной дискуссии высказываются достаточно спорные мнения, согласно которым Россия вмешалась в приднестровский конфликт на стороне Тирасполя по причине формирования националистической платформы [16, с. 132], авторитарного режима с военизированным компонентом [5, с. 350], утвердившего взаимосвязь российской внутренней политики и приднестровских событий.

С самого начала политического противостояния очевидным было лоббирование геополитического интереса сторон, которое продолжается и в настоящее время путём коррумпирования политической инфраструктуры: финансированием различных партий,

1 Frankfurter Allgemeine Zeitung. - 1991. - 30 august, 19 oktober.

изданий; нагнетанием информационного пространства [3, с. 243]. Так, в начале 90-х годов ХХ века в ряде территориальных единиц Приднестровья, в частности, в Дубоссарах, в информационном отношении сложилась ситуация двоевластия, когда, к примеру, городская газета выступала с позиций Приднестровья, тогда как районная поддерживала центральные власти Республики Молдова. В Бендерах городская газета заняла центристскую позицию и старалась избегать крайних оценок, но это дало повод создать альтернативное городское издание «Новое время». Особенно отчётливо информационное противостояние внутри Приднестровья проявилось уже к осени 1990 года и продолжилось практически до вооружённой фазы конфликта.

Тем не менее противоречивость информационного пространства в регионе не смогла дезинтегрировать и разобщить приднестровское население, напротив, она активизировала его патриотические чувства. Тем самым подтвердилась интернациональная природа исторически сложившихся в Республике взаимоотношений между представителями различных этнокультурных групп. Проведённый контент-анализ приднестровских печатных СМИ за период 1991-2005 годов, когда активно формировалась региональная идентичность приднестровцев, подтверждает консолидирующую роль региональных медиаструктур. Объектами исследования стали республиканские газеты «Приднестровье», «Профсоюзные вести», «Днестровская правда» за 1991-2005 годы. Периодизация исследования на три этапа: 1991-1996 годы, 1997-2001 годы и 2002-2005 годы была обусловлена тем, что именно в это время в Республике проходили выборы в Верховный Совет ПМР и формировались органы исполнительной власти. В ходе эксперимента нами выделялись четыре группы публикуемых материалов: внешняя политика; внутренняя политика; экономика; духовная жизнь.

К первой группе были отнесены материалы, освещавшие молдово-приднестровские отношения, переговорный процесс по урегулированию конфликта, а также представлявшие мнения российских и украинских политиков о приднестровской государственности.

Во вторую группу вошли материалы, касающиеся предвыборных кампаний, законодательные акты, указы, информация пресс-служб Президента и Верховного Совета ПМР.

Третью группу составили публикации достижений промышленных предприятий Республики, экономических инноваций, а также

концепций развития отдельных отраслей народного хозяйства.

Материалы четвёртой группы представляли не только культурную жизнь Приднестровья, но и исторические факты, свидетельствующие о событиях, происходивших в периоды вооружённого конфликта 1992 года и Второй мировой войны. При этом военная тематика была превалирующей и несла в себе внешнеполитический акцент молдо-во-приднестровской проблемы.

В данной работе также представлены результаты социологического исследования по актуальным аспектам становления приднестровской государственности и приднестровского регионализма, которые, начиная с 1993 года проводились в рамках деятельности кафедры социологии, Центра социально-политических исследований «Перспектива» ПГУ им. Т. Г. Шевченко и Независимого центра аналитических исследований «Новый Век».

Результаты исследования и их обсуждение. Генезис молдово-приднестров-ского конфликта подтверждает, что именно СМИ активно способствовали формированию идеологических стереотипов на обоих берегах Днестра.

Отсутствие в начале 1990-х годов в Приднестровье собственной информационной базы, способной противостоять распространению негативной информации, касающейся конфликтных событий, обусловило в период 1989-1992 годов информационный вакуум, в котором находилась молодая Республика. Недостаток объективной информации мог усилить дезориентацию приднестровского социума, лишить твёрдой уверенности в правильности политического выбора. Именно во время массовых забастовок начинает свою историю приднестровская периодика, которая издаётся в большинстве случаев на средства трудовых коллективов республиканских предприятий. Так, ещё в августе 1989 года стали выходить в свет газеты «Трудовой Тирасполь» (орган Объединенного совета трудовых коллективов) и «Известия рабочего комитета» (орган Рабочего комитета Бендер), целью которых стала защита русского языка в Молдове и борьба за придание ему статуса второго государственного языка. Это были многотиражные издания, в основном в формате А3, объёмом 1 печатный лист. Отдельного внимания заслуживает еженедельник «Днестровский меридиан», который в отличие от других являлся «толстушкой», первым

аналитическим изданием, выходившим в свет от имени Верховного Совета ПМР.

Несмотря на противоречивость информационного контента внутри Приднестровья в первые годы государственности, политические настроения в обществе оставались незыблемыми. Так, результаты исследования, проведённого кафедрой социологии в 1993 году, свидетельствуют о том, что большинство населения ПМР (98,62 % опрошенных) поддерживало идею суверенного независимого государственного образования в разных формах её возможной реализации1.

Согласно данным социологического опроса, проведённого в конце 1997 года тирас-польским центром «Стратегия», за укрепление государственного статуса ПМР высказались 82 % опрошенных, против - 8 %, затруднились ответить - 10 %. В то же время участие ПМР в интеграционных процессах стран СНГ поддерживали 91 % граждан: ориентированных на сближение Приднестровского государства с Россией - 66 %, с Украиной - 17 %, с Молдовой - 10 %; затруднились ответить 7 % респондентов [1, с. 63].

Трудности экономического и политического характера сформировали общественное мнение о том, что интеграционные процессы со странами бывшего Союза приведут к улучшению ситуации в Республике. Изменения политической ситуации на постсоветском пространстве сказываются на предпочтениях приднестровцев относительно внешнеполитического развития ПМР. Именно этим фактором объясняется тенденция к увеличению в 2003-2004 годах количества респондентов, связывающих будущее Республики с Украиной. Традиции, единство исторических судеб Приднестровья, России и Украины на протяжении более двухсот лет, а также роль российских миротворческих сил в разрешении конфликта с Молдовой и значение экономических связей Приднестровья со славянскими странами бывшего Союза обусловливают стабильную восточную ориентацию государственного курса Приднестровья.

Можно сделать вывод, что аксиологическая шкала приднестровцев, складывающаяся на протяжении многовековой истории и давно утвердившаяся в лучших традициях российской ментальности, испытывая в первые десятилетия Приднестровской государственности многократно усиленное негатив-

1 Изучение общественного мнения как фактор принятия обоснованных решений и повышения ответственности трудящихся за судьбу Республики: вопросы приватизации и статуса ПМР: отчёт социологического исследования. - Тирасполь: ПГКУ, 1993.

ное воздействие со стороны политических оппонентов, позволила не только укрепить уверенность народа в правильности выбранного пути, но и сохранить пророссийские настроения в обществе. Данный вывод подтверждается результатами исследования, проведённого в августе-сентябре 2004 года, согласно которым отождествляли себя с самостоятельным государственным образованием 55,9 % приднестровцев, 47,6 % из них считали, что их отечество - Российская Федерация, 44,4 % - Украина, и всего 8 % - Республика Молдова1.

Результаты контент-анализа публикаций приднестровских газет позволили нам определить специфику функционирования СМИ во время вооружённого конфликта и в постконфликтный период (1991-1996 гг.). Так, полученные данные свидетельствуют о том, что на протяжении первых пяти лет в периодике Приднестровья наблюдалось повышенное внимание к внешнеполитической тематике: и объём материалов этой направленности составил в 1992 году 35 % от всех опубликованных в СМИ. Материалы того периода, относящиеся к духовной сфере, практически полностью были посвящены трагедии молдово-приднестровского конфликта2. Необходимо констатировать, что своего апогея внешнеполитический блок достиг лишь в 1993 году, составив 59 % от всех опубликованных материалов.

Результаты исследования второго периода (1997-2001 гг.) дают возможность определить специфику функционирования СМИ Приднестровья в условиях реструктуризации государственного управления. Так, в этот период сохранялось повышенное внимание к материалам внешнеполитического характера, что обусловлено выборами президентов Республики Молдова (начало 2001 г.) и Приднестровской Молдавской Республики (конец 2001 г.)3. Кроме того, на увеличение материалов внешнеполитической направленности

1 Механизм и принципы организации государственной власти в условиях системной трансформации // Ежегодный отчёт Центра социально-политических исследований «Перспектива», 2004.

2 Пал смертью храбрых // Днестровская правда. -1992. - 26 сент.; Он не дожил до 22 // Днестровская правда. - 1992. - 24 нояб.; Боль матери // Днестровская правда. - 1993. - 26 янв.; О чём шумят тополя // Днестровская правда. - 1993. - 18 июня и др.

3 Горячее лето 2001-го... // Приднестровье. -2001. - 22 июня; И румынские «пять копеек». // Прид-

нестровье. - 2001. - 15 дек.; Смирнов - Воронин: первый диалог // Приднестровье. - 2001. - 11 апр.; Штормовое предупреждение: СИБ Молдовы реализует план полномасштабных идеологических диверсий против ПМР //

Приднестровье. - 2001. - 6 дек.

повлияли экономическая и таможенная блокады, которые также активно обсуждались на страницах приднестровских газет4. Объяснение экономических проблем политическим противостоянием обусловило снижение доли публикаций экономической тематики до 4 % в 2000 году от общего объёма по сравнению с 1998 годом (21 %). Формирование нового государственного аппарата и реформа исполнительной власти привели к подъёму экономической жизни общества. Так, уже к 2001 году экономике отводилось уже почти 15 % газетных полос.

Наряду с высокой востребованностью внешнеполитического блока материалов СМИ, начиная с 1997 года более чем в три раза увеличился процент материалов внутриполитического характера: с 17 % в 1997 году до 52 % в 2000 году. В этот период велась усиленная подготовка к выборам в Верховный Совет и местные органы управления, формировались органы государственной власти, т. е. на данном этапе СМИ выполняли стабилизирующую роль в обществе, способствовали укреплению внутренних социальных институтов, в том числе и органов государственной власти.

Результаты исследования третьего периода (2002-2005 гг.) дают возможность определить специфику функционирования СМИ Приднестровья на этапе относительной стабильности во внутренней политической жизни государства, но в условиях достаточно нестабильной ситуации в сопредельных странах. Необходимо отметить, что внешнеполитический блок опубликованных материалов является по-прежнему бесспорным лидером по объёму публикаций (32 % в 2003 г.). Основными причинами повышенного интереса к материалам данной тематики можно назвать обсуждение проблемы федерализации и интеграции с РМ, а также подготовку к выборам в Государственную Думу РФ5. Ещё одной причиной увеличения объёма материалов, касающихся внешней политики, стала «телефон-

4 ВС ПМР: первые шаги противодействия // Приднестровье. - 2001. - 7 сент.; Гарант принимает меры // Приднестровье. - 2001. - 17 нояб.; Митинги протеста // Днестровская правда. - 2001. - 30 окт.; Протокол протоколом запротоколирован // Профсоюзные вести. -2001. - 22 нояб.

5 Без чувства своей страны нет настоящего характера // Приднестровье. - 2003. - 22 дек.; В единой России -залог нашей общей победы // Приднестровье. - 2003. -3 дек.; Дмитрий Козак: «За гранью добра и зла» // Днестровская правда. - 2003. - 27 нояб.; О базовых принципах конституционного и государственного устройства федеративного государства // Приднестровье. - 2003. -27 сент.; Россияне выбирают жизнь // Днестровская правда. - 2003. - 29 нояб.; Получит ли процесс жизненную

ная война» между РМ и ПМР, суть которой заключалась во взаимном блокировании года сотовой связи во второй половине 2003 года1.

Внутриполитическим проблемам в

2002 года отводилось 27 %, тогда как в

2003 году всего 8 %, но уже в 2004 году эта цифра составила 24 %. Достаточно высокий процент материалов внутриполитического характера объясняется реформой исполнительной власти, начатой в 2001 году.

Объём материалов экономической тематики также варьировался от 5 % в 2002 и

2004 годах до 13 % в 2003 году. Такой скачок обусловлен тем, что экономическая блокада со стороны РМ в 2003 году была нивелирована действиями стран-гарантов, в частности, Украины и России, благодаря которым предприятия Приднестровья смогли экспортировать продукцию за пределы Республики.

Резюмируя изложенное, можно сделать вывод об очевидном предпочтении печатных СМИ Приднестровья духовной стороны жизнедеятельности общества, так как объём материалов этой направленности на протяжении первых пятнадцати лет существования ПМР занимает почти 50 % всех печатных полос местных газет. Это подтверждает высказанную исследователем Н. А. Победа мысль о формировании в обществе приднестровской идентичности благодаря такой системе предпочтений СМИ [12, с. 175].

Что касается выявленной периодичности в тиражной политике изданий общественно-политического характера, то она равна пяти годам и обусловлена избирательными кампаниями. Однако, несмотря на тенденцию к увеличению тиражей изданий общеполитической направленности в преддверии выборных кампаний 2005 года в Приднестровье, их суммарный объём составил примерно 3 млн экз., что более чем на полмиллиона экземпляров меньше уровня 2000 года. Такая ситуация обусловлена тем, что большинство приднестровцев к этому времени уже активно использовали республиканские электронные средства массовой информации (73,5 % -ТВ, 45 % - радио), в то время как печатными СМИ пользовались лишь 20 % населения.

Реорганизация отрасли, упорядочившая и во многом упростившая создание новых

силу // Приднестровье. - 2003. - 21 мая; Федерализация: пристальный взгляд экспертов // Приднестровье. -2003. - 23 апр. и др.

1 Агония режима Воронина // Приднестровье. -2003. - 23 окт.; Будет ли телефонная связь между Молдовой и Приднестровьем? // Приднестровье. - 2003. -9 июля; Право на защиту // Приднестровье. - 2003. -24 сент.; Провокация четвёртой степени // Приднестровье. - 2003. - 19 нояб.

печатных органов, обусловила значительное увеличение количества печатных средств массовой информации Приднестровья начиная с 2002 года. Так, если в 2000 году в Республике функционировали 36 газетных и 8 урнальных изданий, то к 2005 году выходили в свет 70 и 30 соответственно. Децентрализация информационных потоков и расширение спектра СМИ на фоне избыточной их политизированности не только в определённой степени нивелировали ажиотаж в информационном пространстве Приднестровья, но и инициировали в последующие годы дивергентные процессы в моделировании социальной действительности аудиторией и СМИ Республики.

Завершая анализ, отметим, что деятельность печатных СМИ Приднестровья осуществляется в условиях политической неопределённости, информационной и экономической блокады и практически не поддаётся систематизации, но тем не менее СМИ Республики не только достаточно эффективно отражают социальную действительность, оперативно реагируя на изменение ситуации в приднестровском регионе и вокруг него, но и формируют общественное мнение благодаря различным информационным каналам, моделируя тем самым социальную действительность, повышая согласованность деятельности социальных субъектов приднестровского сообщества.

Заключение. Процесс государственного строительства неразрывно связан с политической турбулентностью, трансформацией традиционной системы ценностей личности и, как следствие, кризисностью массового сознания. В этих условиях формирование и укрепление государственности возможно при условии такого информационного воздействия, которое способствовало бы утверждению в массовом сознании новых идеологических установок и стереотипов в рамках определённой национальной идеи. Необходимо отметить, что на начальном этапе идеологического противостояния успех оппонентов, вовлечённых в него, зависит, с одной стороны, от геополитической поддержки, основанной на глубоких исторических и культурных традициях, а не на современных политических трендах, с другой - от деятельности информационных институтов, активность которых должна быть обратно пропорциональна их количеству. По мере отдаления от наиболее активной фазы политико-идеологического противостояния эффективность вовлечения массовой аудитории в полити-

ческий процесс снижается ввиду увеличения каналов получения информации, упрощения доступа к социально значимой информации, а также широкому диапазону её интерпретации в различных СМИ. Данные выводы могут быть положены в основу модели функционирования СМИ в периоды социальных кризисов или политических конфликтов, поскольку, как свидетельствуют результаты исследования, информационный голод приднестровцев начала 90-х годов ХХ века, удовлетворяемый всего несколькими газетами, положительно сказывался на авторитете как новой политической элиты, так и местных СМИ. Кроме того, неразвитость информационной инфраструктуры стимулировала востребованность журналистских материалов, идеологические интенции которых активно тиражировались

в массовом сознании и способствовали формированию региональной идентичности.

Процессы естественной интеграции в СМИ лингвокультурного разнообразия сформировали в 1980-1990-х годах гармонично развивающуюся коммуникативную систему, социальной доминантой которой исторически является русский язык. Вооружённое и постконфликтное противостояние на берегах Днестра обусловило определённую степень информационного дискомфорта населения, мобилизовав приднестровское общество и его социальные институты, усилив на данном этапе конвергенцию моделей социальной действительности, ожидаемой аудиторией и предлагаемой СМИ, что повысило как эффективность местных СМИ, так и устойчивость культурно-информационного развития региона в целом.

Список литературы

1. Бабилунга Н. В. Тайна Приднестровского феномена // Национальные образы мира: единство - разнообразие - справедливость: материалы междунар. науч.-практ. конф. (22-23 окт. 2003 г). Кишинев: Национальная комиссия по делам ЮНЕСКО в РМ, 2003. С. 60-69.

2. Белоусов В. Н. Социолингвистические аспекты диалога национальных культур // Национальные образы мира: единство - разнообразие - справедливость: материалы междунар. науч.-практ. конф. (22-23 окт. 2003 г). Кишинев: Национальная комиссия по делам ЮНЕСКО в РМ, 2003. С. 69-78.

3. Бондаренко В. И. Информационное обеспечение внешней политики Республики Молдова в транзитивный период: дис. ... канд. полит. наук: 10.01.10. СПб., 2004. 254 с.

4. Гросул В. Я., Гузенкова Т. С. Приднестровье // Молдавия: современные тенденции развития / под ред. Е. М. Кожокина. М.: Российская политическая энциклопедия, 2004. С. 365-448.

5. Гузенкова Т. С. Молдавия и Приднестровье: проблемы и тенденции развития // Молдавия: современные тенденции развития / под ред. Е. М. Кожокина. М.: Российская политическая энциклопедия, 2004. С. 337-364.

6. Девятков А. В. Политика России в отношении Приднестровской Молдавской Республики (19922009 гг.): автореф. дис. ... канд. ист. наук: 07.00.15. Н. Новгород, 2010. 190 с.

7. Журавлев В. Е. Легитимация приднестровского государства: структурно-функциональный подход. Тирасполь: Перспектива, 2005. 164 с.

8. Ковальски С. В., Букучь А. С. Международное гуманитарное право и приднестровский конфликт // Science Time. 2015. № 12. С. 377-383.

9. Колосов В., Заяц Д. Молдова и Приднестровье: национальное строительство, территориальные идентичности, перспективы разрешения конфликта // Вестник Евразии. 2001. Вып. 1. С. 88-122.

10. Мошняга В. Г, Илащук Д., Спиней Ф. Конфликт в Молдове: опыт этнополитологического анализа. Кишинев: МолдГУ, 1992. 46 с.

11. Мошняга В. Г. Приднестровский конфликт в Республике Молдова причины, состояния и пути разрешения // Демократизация общества в гендерной перспективе: сб. науч. тр. / ред. В. Младина. Кишинев: Гендер-Центр МолдГУ, 2002. С. 8-19.

12. Победа Н. А. Социальная идентичность как инструмент диагностики социальной напряжённости в обществах переходного периода // Приднестровье в геополитической системе координат XXI века. Тирасполь, 2002. С. 169-176.

13. Погорелая Е. А. Русскоязычие: контексты и подтексты языковой реформы последнего десятилетия ХХ века. Тирасполь: РИО ПГУ, 2003. 400 с.

14. Царану А. К вопросу о генезисе Приднестровского конфликта в Республике Молдова // Межэтнические отношения в посткоммунистических государствах: материалы междунар. науч.-практ. конф. / сост. В. Г. Мошняга. Кишинев: Фонд Фридриха Эберта, 2002. С. 102-129.

15. Шорников П. М. Молдавская самобытность. Тирасполь: Изд-во Приднестр. ун-та, 2007. 400 с.

16. Kaufman S., Bowers S. Transnational dimensions of the Transnistrian conflict // Nationalities Papers. 1998. No. 26. P. 129-146.

17. K0lsto P., Edemsky A., Kalashnikova N. The Dniestr Conflict: between Irredentism and Separatism // Europe - Asia Studies. 1993. Vol. 45, No. 6. P. 973-1000.

Статья поступила в редакцию 20.02.2017; принята к публикации 25.03.2017

Библиографическое описание статьи

Олейников С. В. Роль СМИ в процессе становления государственности Приднестровья // Гуманитарный вектор. 2017. Т. 12, № 4. С. 75-83. DOI: 10.21209/1996-7853-2017-12-4-75-83.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Sergey V. Oleynikov,

Candidate of Political Sciences, Associate Professor Shevchenko State University of Pridnestrovye, (128 25 Oktyabrya st., Tiraspol, Moldovan Transdniestrian Republic, MD-3300,) e-mail: olen_serg@inbox.ru

The Role of Mass Media in the Process of Statehood of Transdniestria

Historical analysis of the events of the late 1980s - early 1990s allows us to take a fresh look at the reasons of their emergence and to define potential threats which we can expect in the long term, if we do not learn lessons of the past. The collapse of the once unified state not only caused a parade of sovereignties and formation of the new states, but also changed historical way as all system of a world order as the system of values of the individual. Collision of ideologies and, more widely, civilizations in the countries of the new abroad forced inhabitants of certain regions to rise in defense of the interests, century traditions and the right for life, the culture and language. The huge role in addition to historical, political, economic and cultural factors was played by the arising information institutes of a new type different from the Soviet theory of the press. It was the mass media that transformed and opposed ideological positions of the "title" and "not title" population at the turn of the last decades of the 20th century. Prompt dynamics of an increase in the number of both periodicals and electronic media and appearance of their new information paradigm is reflected in the article. The extraordinary circumstances in which the new media of Pridnestrovye performed as a tool of struggle, ideological opposition with the parent state and consolidation of society in the context of own state construction are described.

Keywords: "title" and "not title" population, ethnocratic policy, civil conflict, ideological confrontation, consolidation of society

References

1. Babilunga N. V. Taina Pridnestrovskogo fenomena // Natsional'nye obrazy mira: edinstvo - raznoobrazie -spravedlivost': materialy mezhdunar. nauch.-prakt. konf. (22-23 okt. 2003 g.). Kishinev: Natsional'naya komissiya po delam YuNESKO v RM, 2003. S. 60-69.

2. Belousov V. N. Sotsiolingvisticheskie aspekty dialoga natsional'nykh kul'tur // Natsional'nye obrazy mira: edinstvo - raznoobrazie - spravedlivost': materialy mezhdunar. nauch.-prakt. konf. (22-23 okt. 2003 g.). Kishinev: Natsional'naya komissiya po delam YuNESKO v RM, 2003. S. 69-78.

3. Bondarenko V. I. Informatsionnoe obespechenie vneshnei politiki Respubliki Moldova v tranzitivnyi period: dis. ... kand. polit. nauk: 10.01.10. SPb., 2004. 254 s.

4. Grosul V. Ya., Guzenkova T. S. Pridnestrov'e // Moldaviya: sovremennye tendentsii razvitiya / pod red. E. M. Kozhokina. M.: Rossiiskaya politicheskaya entsiklopediya, 2004. S. 365-448.

5. Guzenkova T. S. Moldaviya i Pridnestrov'e: problemy i tendentsii razvitiya // Moldaviya: sovremennye tendentsii razvitiya / pod red. E. M. Kozhokina. M.: Rossiiskaya politicheskaya entsiklopediya, 2004. S. 337-364.

6. Devyatkov A. V. Politika Rossii v otnoshenii Pridnestrovskoi Moldavskoi Respubliki (1992-2009 gg.): avtoref. dis. ... kand. ist. nauk: 07.00.15. N. Novgorod, 2010. 190 s.

7. Zhuravlev V. E. Legitimatsiya pridnestrovskogo gosudarstva: strukturno-funktsional'nyi podkhod. Tiraspol': Perspektiva, 2005. 164 s.

8. Koval'ski S. V., Bukuch' A. S. Mezhdunarodnoe gumanitarnoe pravo i pridnestrovskii konflikt // Science Time. 2015. № 12. S. 377-383.

9. Kolosov V., Zayats D. Moldova i Pridnestrov'e: natsional'noe stroitel'stvo, territorial'nye identichnosti, pers-pektivy razresheniya konflikta // Vestnik Evrazii. 2001. Vyp. 1. S. 88-122.

10. Moshnyaga V. G., Ilashchuk D., Spinei F. Konflikt v Moldove: opyt etnopolitologicheskogo analiza. Kishinev: MoldGU, 1992. 46 s.

11. Moshnyaga V. G. Pridnestrovskii konflikt v Respublike Moldova prichiny, sostoyaniya i puti razresheniya // Demokratizatsiya obshchestva v gendernoi perspektive: sb. nauch. tr. / red. V. Mladina. Kishinev: Gender-Tsentr MoldGU, 2002. S. 8-19.

12. Pobeda N. A. Sotsial'naya identichnost' kak instrument diagnostiki sotsial'noi napryazhennosti v obsh-chestvakh perekhodnogo perioda // Pridnestrov'e v geopoliticheskoi sisteme koordinat XXI veka. Tiraspol', 2002. S. 169-176.

50. 13. Pogorelaya E. A. Russkoyazychie: konteksty i podteksty yazykovoi reformy poslednego desyatiletiya XX veka. Tiraspol': RIO PGU, 2003. 400 s.

14. Tsaranu A. K voprosu o genezise Pridnestrovskogo konflikta v Respublike Moldova // Mezhetnicheskie ot-nosheniya v postkommunisticheskikh gosudarstvakh: materialy mezhdunar. nauch.-prakt. konf. / sost. V. G. Mosh-nyaga. Kishinev: Fond Fridrikha Eberta, 2002. S. 102-129.

15. Shornikov P. M. Moldavskaya samobytnost'. Tiraspol': Izd-vo Pridnestr. un-ta, 2007. 400 s.

16. Kaufman S., Bowers S. Transnational dimensions of the Transnistrian conflict // Nationalities Papers. 1998. No. 26. P. 129-146.

17. K0lsto P., Edemsky A., Kalashnikova N. The Dniestr Conflict: between Irredentism and Separatism // Europe - Asia Studies. 1993. Vol. 45, No. 6. P. 973-1000.

Received: February 20, 2017; accepted for publication March 25, 2017

Reference to the article

Oleynikov S. V. The Role of Mass Media in the Process of Statehood of Transdniestria // Humanitarian Vector. 2017. Vol. 12, No. 4. PP. 75-83. DOI: 10.21209/1996-7853-2017-12-4-75-83.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.