Научная статья на тему 'Роль пуштунских племен в «Большой игре» великих держав в Афганистане в хх в'

Роль пуштунских племен в «Большой игре» великих держав в Афганистане в хх в Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1055
241
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АФГАНИСТАН / БРИТАНСКАЯ ИНДИЯ / ПУШТУНСКИЕ ПЛЕМЕНА / AFGHANISTAN / BRITISH INDIA / PASHTUN TRIBES

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Тихонов Юрий Николаевич

В статье освещаются противоборство великих держав в Афганистане в период двух мировых войн и ранее неизвестные страницы политической и военной истории Афганистана. Главное внимание уделено изучению деятельности иностранных спецслужб среди пуштунских племен.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ROLE PASHTUN TRIBES IN GREAT GAME OF POWERS IN AFGHANISTAN IN 20TH CENTURY

The article considers the struggle of two great powers in Afghanistan during the two World War's and previously unknown pages of political and military history of Afghanistan. The main attention is focused on foreign intelligence activities among Pashtun tribes.

Текст научной работы на тему «Роль пуштунских племен в «Большой игре» великих держав в Афганистане в хх в»

УДК 94(4/9)

РОЛЬ ПУШТУНСКИХ ПЛЕМЕН В «БОЛЬШОЙ ИГРЕ»

ВЕЛИКИХ ДЕРЖАВ В АФГАНИСТАНЕ В ХХ в.

© Юрий Николаевич ТИХОНОВ

Липецкий государственный педагогический университет, г. Липецк, Российская Федерация, доктор исторических наук, профессор кафедры всеобщей истории, e-mail: tikhlip@mail.ru

В статье освещаются противоборство великих держав в Афганистане в период двух мировых войн и ранее неизвестные страницы политической и военной истории Афганистана. Главное внимание уделено изучению деятельности иностранных спецслужб среди пуштунских племен.

Ключевые слова: Афганистан; Британская Индия; пуштунские племена.

В Х1Х-ХХ вв. человечество столкнулось с феноменом активного соперничества великих держав в различных районах Азии и Африки. В течение ХХ в. процесс глобализации превратил локальные конфликты и различные повстанческие движения в восточных странах в важный составной элемент международных отношений. Наиболее ярко эта тенденция проявилась в период двух мировых войн в стратегически важных регионах нашей планеты. В настоящее время мы являемся свидетелями нового витка «Большой игры» на Среднем Востоке, в эпицентре которой в течение двух столетий находится Афганистан. Будучи «перекрестком» Центральной Азии, эта страна была (и будет) объектом пристального внимания дипломатических ведомств и спецслужб многих государств.

С конца XIX в. одной из самых значительных зон повстанческого движения в мире стали районы проживания пуштунских племен на индо-афганской границе. Пуштуны оказали мужественное вооруженное сопротивление попыткам Великобритании ус-

тановить свой военный и административный контроль над их землями. Вплоть до 1947 г. граница между Индией и Афганистаном была «имперской мигренью» для английского правительства: постоянные восстания горцев требовали огромных финансовых и людских жертв, а соперники Англии предпринимали энергичные попытки использовать вооруженную борьбу пуштунов в своих интересах.

В годы Первой мировой войны произошла интернационализация многолетнего вооруженного конфликта на индо-афганской границе: Германия и ее союзник Турция попытались спровоцировать антибританское восстание приграничных пуштунских племен. В 1915 г. в Афганистан прибыла немец-ко-турецкая миссия под руководством О. Нидермайера и В. Хентига, чтобы попытаться втянуть Афганистан в войну против Великобритании. В 1915-1916 гг. эмир Ха-бибулла-хан с помощью немцев укрепил некоторые крепости на индо-афганской границе и приступил к реформе афганской армии. С помощью брата афганского эмира Насрул-лы-хана и его людей О. Нидермайеру и

В. Хентигу удалось внедрить в зону пуштунских племен германскую агентуру. В афганской столице состоялись тайные переговоры вождей афридиев и момандов с О. Нидер-майером [1, л. 23(об)]. На них была достигнута договоренность о проведении подрывных операций против британских войск в Индии. Такое же соглашение Нидермайер заключил и с ваххабитским «Комитетом сподвижников священной войны» в Ягиста-не. Ряд данных свидетельствует, что германской разведке в годы Первой мировой войны удалось переправить пуштунским племенам и ваххабитам не только деньги, но и большое количество винтовок.

Перед наступлением немецких и турецких войск в Иране О. Нидермайер планировал организовать с помощью горцев нападения на английские приграничные форты. Для успешной реализации своих замыслов

О. Нидермайер просил Берлин выделить в его распоряжение 1 млн фунтов стерлингов,

2 самолета для связи с Турцией, а также прислать ему в Кабул новую мощную радиостанцию [2]. Однако афганский эмир Хаби-булла-хан, не устояв перед британским золотом, выслал немецких представителей из Кабула. Поражение Германии в Первой мировой войне окончательно погребло все ее «афганские» и «индийские» планы.

Победа в Европе не уберегла Великобританию от очередного ухудшения обстановки на индо-афганской границе. 3 мая 1919 г. вспыхнула третья англо-афганская война [3]. Начало боевых действий стало сигналом для нового антианглийского восстания пуштунских племен Британской Индии. По свидетельствам очевидцев, «британский контроль над приграничной зоной исчез в течение нескольких дней», и афганским войскам удалось быстро развернуть успешное наступление в глубь Британской Индии. Английское командование смогло отразить натиск афганцев, но не рискнуло из-за восстания пуштунов далее продолжать боевые действия. По мирному договору, заключенному 8 августа

1919 г. в Равалпинди, Англия признала независимость Афганистана, но земли восточных пуштунов остались в составе Британской Индии. Поэтому антибританская борьба пуштунов продолжалась.

Этим попытался воспользоваться очередной противник Англии - Советская Рос-

сия. В 1919 г. советский нарком по военным делам и одновременно один из руководителей Коминтерна Л. Троцкий предложил открыть «восточный фронт» мировой революции и организовать мощное антибританское восстание в Индии. Эта идея была поддержана всем большевистским руководством, т. к. провал революционного движения в Европе был очевиден. В этих условиях в Москве утвердилось мнение, что «путь на Париж и Лондон лежит через города Афганистана, Пенджаба и Бенгалии» [4, с. 147].

К выбору этого авантюрного курса советское правительство и Коминтерн подтолкнули индийские революционеры (Мохаммад Баракатулла, Манабендра Рой, Мохаммед Али, Абдур Раб и др.), которые любой ценой стремились получить в России помощь для борьбы за независимость своей Родины. Индийские националисты, используя революционную терминологию, призывали советское правительство к походу в Индию. Ядром их планов была «племенная платформа»: использования против Англии пуштунских племен. К моменту установления дипломатических отношений между РСФСР и Афганистаном боевые действия на индо-афганской границе между горцами и англичанами были в самом разгаре. В связи с этим экспорт революции в Индию через «афганский коридор» представлялся в 19191921 гг. вполне реальным.

Возможность нанести по могуществу Великобритании удар в наиболее уязвимой точке подтолкнула к сотрудничеству с Москвой и турецких националистов. Бывший министр Османской империи Джемаль-паша предложил свои услуги большевистскому руководству, чтобы вовлечь Афганистан в новую войну с Англией и организовать «революцию» в Индии. Советское правительство, нуждаясь в укреплении своих позиций в Кабуле, направило турецкого политика в Афганистан. В октябре 1920 г. Джемаль-паша с сопровождавшими его турецкими офицерами прибыл в афганскую столицу. Приезд такого известного в исламском мире опытного военного деятеля был с радостью встречен эмиром Амануллой-ханом, который сразу же назначил его своим советником и поручил реформирование афганской армии. В ноябре

1920 г. Джемаль-паша ознакомил афганского монарха со своим планом борьбы против

Англии. Он получил согласие Амануллы на его руководство обороной афгано-индийской границы. Ему также предоставлялось право поддерживать прямые контакты с приграничными пуштунскими племенами. Также для организации военной работы среди них Аманулла-хан разрешил Джемаль-паше создать «особую конспиративную комиссию», в которую под видом турецкого офицера эмир согласился включить и советского представителя [5, л. 225].

Прибытие в Афганистан турецкого деятеля было с воодушевлением встречено приграничными пуштунскими племенами, которые надеялись получить при его посредничестве вооружение и деньги от Советской России. Джемаль-паша срочно послал своих эмиссаров к вождям племен Южного Афганистана, Белуджистана и «независимой полосы» Северо-Западной Пограничной провинции (СЗПП) Британской Индии. Его представители успешно развернули агитацию в пользу джихада против Великобритании. Так, духовный лидер племен Вазири-стана Абдул Разак, под руководством которого 12 тыс. вазиров и масудов стойко сражались против английских войск, пошел на сотрудничество с Джемаль-пашой. Находясь в критическом положении, Абдул Разак срочно просил прислать ему для раздачи своим воинам 800 тыс. кабульских рупий и оружие. В одном из своих писем к турецкому политику от писал: «Необходимо немедленно доставить боевые припасы: патроны, винтовки и (другое. - Ю. Т.) оружие. Через Бад-жаур я имею полную возможность все провести к границам Афганистана, Белуджистана и Индии - ...любое оружие Русской Республики, которое она доставит к границам Памира» [6, л. 23]. Однако советская сторона не шла на такие огромные расходы. В связи с этим Джемаль-паша, который хотел лично встретиться с В.И. Лениным, в сентябре 1921 г. уехал из Кабула в Москву.

18 октября 1921 г., находясь в российской столице, он направил наркому по иностранным делам Г.В. Чичерину обширный меморандум, в котором убедительно доказывал необходимость дальнейшей советской поддержки его начинаний в Афганистане по подготовке революции в Индии. Джемаль-паша считал, что помощь племенам на индоафганской границе была бы самым ценным

средством для организации «вооруженного революционного движения» в Индии. Он писал: «Мы [должны] серьезным образом заняться этими приграничными племенами, которые могут в случае необходимости предоставить нам вооруженные революционные силы от 150 до 200 тыс. человек - [это] является нашей особой задачей. Я дал послу Су-рицу копии разных писем, которые я получил от Хажди Абдул Разака, и он должен, естественно, передать [их] в Комиссариат иностранных дел. Из этих писем, а также писем, полученных от вождей племен африди и момандов, можно легко понять, что в день, когда я подам условный сигнал, они выступят [против Великобритании], при условии подготовки и поставки необходимых средств» [7, л. 27].

Джемаль-паша просил советское правительство выделить Абдул Разаку 2 млн рупий (около 700 тыс. руб. золотом), 5 тыс. гранат британского производства и 20 млн патронов к английским винтовкам. Для других пуштунских племен и индийских националистов турок дополнительно хотел получить 5 тыс. английских револьверов и 500 тыс. патронов к ним. Кроме этого, он полагал необходимым, чтобы Советская Россия ежемесячно выделяла на его работу среди племен не менее 10 тыс. рублей золотом. Джемаль-паша настаивал на том, чтобы вооружение и деньги были доставлены в Афганистан лично ему для их последующего распределения «по договоренности с [советским] послом» [7, л. 38].

3 ноября 1921 г. состоялось заседание Политбюро РКП(б), на котором было принято решение дополнительно выделить Джемаль-паше 200 тыс. рублей золотом и откомандировать в его распоряжение «двух вполне надежных товарищей, владеющих иностранными языками и до пяти помощников» [8, с. 215]. Как видим, Джемаль-паше все же удалось добиться от большевиков финансирования своей деятельности в Афганистане.

Вскоре в Тбилиси Джемаль-паша был убит дашнаками. Судя по архивным документам, его смерть затруднила, но не прервала контактов советского полпреда Ф.Ф. Раскольникова с представителями приграничных пуштунских племен. К примеру, финансирование посольством СССР в Кабуле Абдул Разака продолжалось до 1923 г. Затем столь

откровенная подрывная деятельность против Великобритании была прекращена, чтобы не провоцировать новых конфликтов с этой державой.

После завоевания Афганистаном независимости периодически между Кабулом и Лондоном обострялись отношения из-за приграничных племен. Британские власти умело использовали недовольство пуштунских вождей и духовенства реформаторской политикой Амануллы-хана, который по мере нарастания в Афганистане внутреннего кризиса все более зависел от военной поддержки СССР. В 20-х гг. ХХ в. советское правительство стремилось использовать эту ситуацию и стать посредником в англо-афганских пограничных конфликтах.

Учтя горькие уроки третьей англоафганской войны, Великобритания решила окончательно установить свой военный контроль над стратегически важными районами в полосе «независимых» пуштунских племен СЗПП. В течение 20-30-х гг. ХХ в. английские колониальные власти Индии, не считаясь с расходами и потерями, осуществляли «новую наступательную политику», которая в первое время позволила с помощью военных и экономических мер «замирить» пуштунов. Однако с 1930 г. в СЗПП вновь началась череда антибританских восстаний местного населения, а в Афганистане одно за другим вспыхивали вооруженные выступления приграничных племен против нового короля Надир-шаха и его преемника Захир-шаха. Правителям Кабула и вице-королям Индии приходилось прилагать все усилия, чтобы не дать объединиться пуштунам Южного Афганистана и Британской Индии. Для новой королевской династии в Афганистане это было вопросом жизни и смерти. Англия, в свою очередь, не хотела лишаться ее стратегических резервов в Индии, когда в Европе возрастала угроза новой войны с Германией.

В 1938 г. Германия и Италия предприняли первую попытку использовать в своих интересах взрывоопасную ситуацию в зоне пуштунских племен (особенно в Вазириста-не, где горцы под руководством Факира из Ипи второй год сражались против британских войск). Обе фашистские державы стремились сковать английские дивизии в Британской Индии перед началом Второй мировой войны. Поэтому Рим снабдил Факира из

Ипи оружием, а германская разведка организовала крупномасштабную провокацию на индо-афганской границе (авантюра Шами Пира) [9]. С 1938 г. в Берлине сделали ставку на реставрацию в Афганистане свергнутого короля Амануллу-хана, который был очень популярен среди пуштунов. Авантюра Шами Пира в очередной раз доказала как легко можно использовать приграничные пуштунские племена как против Кабула, так и против Англии. Первый успех немецкой разведки в Вазиристане перед самым началом Второй мировой войны породил у фашистского руководства Германии надежду, что с помощью амануллистов и своей агентуры в зоне пуштунских племен будет возможно спровоцировать всеобщее антибританское восстание пуштунов.

После начала Второй мировой войны фашистская Германия стремилась привлечь СССР к реализации своих планов в Афганистане и зоне пуштунских племен. В декабре 1939 г. и феврале 1940 г. в Москве прошли секретные переговоры, на которых обсуждался этот вопрос. Абвер совместно с министерством иностранных дел Германии предлагали план реставрации на афганском престоле Амануллы-хана. В Берлине планировали с помощью восстания пуштунов и вторжения отрядов аммануллистов из советского Туркестана вернуть своему ставленнику власть в Афганистане, а затем развернуть подрывные операции против Британской Индии [10]. Все попытки немцев получить помощь от СССР в осуществлении этой и других операций Абвера и СД против Британской Индии закончились провалом. Советское правительство не оказало содействия Германии.

Германия пыталась заручиться поддержкой Афганистана в проведении подрывных акций против Британской Индии. С этой целью весной 1941 г. в Берлине решили удовлетворить просьбу Кабула о будущей индоафганской границе по реке Инд. Статс-секретарь министерства иностранных дел Э. Вай-цзеккер предложил представителю афганского правительства в Европе Абдул Меджиду, чтобы Афганистан, формально оставаясь нейтральным, разрешил свободный провоз германского вооружения в полосу «независимых» племен Британской Индии и переброску туда коротковолнового передатчика

[11, 8. 808]. В Кабуле уклонились от обсуждения этих вопросов.

В период Второй мировой войны вновь обострился англо-афганский территориальный спор. Кабул, используя благоприятный момент, настаивал на присоединении к Афганистану земель восточных пуштунов. Афганская дипломатия активно пыталась использовать благоприятную международную обстановку для присоединения пуштунских земель к Афганистану, а также получения свободного выхода к морю. Лидеры группировки «молодых» политиков в Кабуле принц М. Дауд-хан и министр экономики Абдул Меджид были активными сторонниками расширения афганской территории. Абдул Меджид по этому поводу заявил премьер-министру Хашим-хану, что «Афганистан может существовать только как государство с населением в 25 млн [человек]». После поражения Франции афганский министр иностранных дел Али Мухаммед пригласил к себе германского посла в Кабуле Г. Пильгера и итальянского посланника П. Кварони, которым заявил о правах Афганистана на пуштунские территории.

В том же 1940 г., как свидетельствуют документы советского посольства в Кабуле, афганское правительство подтвердило Лондону свои претензии на северо-западные районы Индии. Английская сторона была вынуждена заверить Кабул, что Афганистан получит после войны порт Гвадар в Белуджистане. Летом 1941 г. под нажимом афганского премьер-министра Хашим-хана Великобритания все же начала в Кабуле секретные переговоры по пограничному вопросу. Великобритания любыми способами затягивала переговоры по этой проблеме, а затем в 1943 г. отказалась обсуждать ее с афганским правительством.

Кабул попытался заручиться поддержкой Советского Союза в англо-афганском территориальном споре. 19 октября 1942 г. доверенное лицо Хашим-хана начальник политического отдела МИД М. Наджибулла заявил послу К. А. Михайлову: «Коль скоро англичане собираются отдать индийцам Индию, они должны отдать Афганистану то, что ему принадлежит по праву. Если в Индии будет создано независимое государство, то этому государству не к чему владеть чужой афганской территорией». В ходе беседы Наджи-

булла сообщил, что к Афганистану должны отойти Северо-Западная Пограничная провинция, Белуджистан, Сват, Дир, Баджаур и Кашмир, где проживало по его данным до 7 млн патанов [12, л. 181-182].

В своей докладной записке В.М. Молотову К. А. Михайлов охарактеризовал требования Афганистана как прогрессивные, но рекомендовал Москве в сложной военной и международной обстановке соблюдать в этом вопросе крайнюю осторожность. Советский дипломат также предсказал, что Великобритания не уступит Афганистану северозападных районов Индии. СССР признавал справедливыми требования Кабула о воссоединении пуштунов, но остался до конца войны нейтральным наблюдателем, чтобы не портить отношений с союзной Англией.

В 1941-1942 гг. Германия и ее союзники пытались использовать территориальный спор между Афганистаном и Англией, чтобы добиться от афганского правительства содействия в проведении подрывных акций Абвера против Индии и СССР. Однако опытный Хашим-хан предвидел поражение фашистского блока во Второй мировой войне и предпочитал поддерживать стабильные отношения со странами антигитлеровской коалиции. При этом для подстраховки он не мешал «молодым» политикам своего кабинета поддерживать тайные контакты с Германией и Италией.

В 1939-1943 гг. страны «оси» совместными усилиями создавали в зоне пуштунских племен обширную агентурную сеть. Спецслужбам Италии удалось добиться серьезных успехов в этой работе и опередить Абвер. Главным результатом разведок стран фашистского блока было заключение соглашения с Факиром из Ипи о сотрудничестве против англичан. Чтобы обеспечить быстрое продвижение вермахта к границе Индии, «Организация Тодта» к 1941 г. построила в Афганистане несколько аэродромов и дорог. После нападения Германии на СССР главной целью Абвера в Афганистане было осуществление операции «Тигр», согласно которой перед началом наступления вермахта на Индию планировалось спровоцировать всеобщее восстание приграничных пуштунских племен в тылу британской армии [13, р. 236]. Для этого предусматривалось доставить в Вазиристан самолетами «Кондор» вооруже-

ние и диверсионные отряды. Осенью 1942 г. немецкие самолеты смогли сбросить на парашютах Факиру из Ипи оружие и боеприпасы. Посольства Германии и Италии в Кабуле регулярно переправляли ему деньги. Поражение под Сталинградом и провал большей части агентуры в Афганистане заставили Германию свернуть деятельность своей разведки в этой стране и Индии.

Британские власти в Индии предвидели (авантюра Шами Пира была серьезным предупреждением), что страны «оси» приложат максимум усилий для дестабилизации положения в зоне пуштунских племен. Обширная разведсеть в Афганистане позволила английским спецслужбам своевременно раскрыть планы Абвера и итальянской разведки в отношении Индии. СССР и Великобритания добились от афганского правительства выдворения из страны подданных Германии и Италии, многие из которых были разведчиками. Советское правительство даже предлагало британской стороне повторить «иранский вариант»: ввести в Афганистан войска. Лондон, опасаясь восстания приграничных племен, категорически отказался пойти на этот шаг.

По той же причине Великобритания в 1942 г. отвергла предложение США разместить в Афганистане до пяти американских дивизий и под их прикрытием наладить доставку грузов по ленд-лизу в СССР [14, л. 86]. Английское командование предупредило военного атташе США в Кабуле Эндерса, что провоз большого количества вооружения через зону пуштунских племен, не говоря уже о вводе войск, неминуемо спровоцирует крупное вооруженное выступление пуштунов. Таким образом, их племена дважды предотвратили оккупацию Афганистана вооруженными силами стран антигитлеровской коалиции.

После распада Британской Индии между Пакистаном и Афганистаном с новой силой вспыхнул старый спор из-за полосы «независимых» пуштунских племен. Обе страны балансировали на грани войны. Конфликт сразу же приобрел международный характер, т. к. в него на стороне Пакистана активно вмешались Великобритания и США. А индийское правительство Дж. Неру с целью ослабить Пакистан поддержало Афганистан.

Афганское правительство, чтобы не допустить вхождения пуштунских земель в состав Пакистана, предприняло шаги для создания буферного государства «Независимый Пуштунистан». Так, в одной из телеграмм премьер-министра Шах Махмуд-хана в афганские представительства за рубежом указывалось: «Афганистан принял твердое решение добиться создания свободного независимого Пуштунистана. Для достижения этой цели он готов [...] принести любые жертвы».

Один из вариантов урегулирования пограничного спора предусматривал создание из пуштунских земель единое «Княжество племенной полосы и племен Белуджистана», которое должно было находиться под юрисдикцией Пакистана. Это компромиссное предложение Кабула первоначально было благосклонно встречено пакистанской стороной, но из-за начавшихся боевых стычек между афганскими и пакистанскими воинскими частями переговоры были прерваны. В связи с этим Афганистан сделал ставку на поддержку лидера «Независимого Пуштуни-стана» Факира из Ипи. Однако к концу 50-х гг. ХХ в. пакистанское правительство смогло подавить антиправительственное восстание в Вазиристане.

Великобритания и США в вспыхнувшем конфликте оказали давление на Афганистан, чтобы заставить его руководство отказаться от идеи создания «Независимого Пуштуни-стана». Афганское правительство пыталось нейтрализовать нажим западных держав, заручившись поддержкой СССР. Для Кабула улучшение отношений с Москвой было единственной возможностью продолжать территориальный спор из-за пуштунских земель с Пакистаном. Группировка Дауд-хана при советском содействии целенаправленно до 70-х гг. ХХ в. готовила афганскую армию к будущей войне с Пакистаном. Эта цель была популярна у большинства офицеров афганских вооруженных сил [15, с. 158]. После свержения в 1973 г. короля Захир-шаха и прихода к власти Дауд-хана проблема «Пуш-тунистана» вновь обострилась. Новый глава афганского правительства был убежденным сторонником присоединения пуштунских территорий к Афганистану.

Приход в 1978 г. к власти Народно-демократической партии Афганистана (НДПА) временно улучшил афгано-пакистанские от-

ношения. Политическая нестабильность в стране заставила премьер-министра и генерального секретаря ЦК НДПА Х. Амина уступить Пакистану в многолетнем территориальном споре и выразить свою готовность признать законной ныне существующую афгано-пакистанскую границу. Ликвидация Х. Амина и ввод советских войск в Афганистан сорвали возможное урегулирование пуштунской проблемы, которая до сих пор осложняет отношения между Кабулом и Карачи [16, с. 62].

Зона пуштунских племен, где сейчас проводятся операции международных сил против боевиков движения «Талибан», продолжает оставаться одной из горячих точек нашей планеты. В связи с этим становится очевидным, что в ХХ1 в. ведущим мировым державам предстоит приложить общие усилия для нормализации ситуации в Центральной Азии. Первым шагом в этом направлении будет стабилизация обстановки в Афганистане. Вторым - должно стать установление прочных добрососедских отношений между Кабулом и Карачи, что невозможно без решения сложной проблемы пуштунских племен и их земель.

1. Центральный архив ФСБ РФ. Д. № Н-19460.

2. Adamec L.W. Afghanistan 1900-1923. A diplomatic ffistory. Berkeley, 1967.

3. Гордон-Полонская Л.Р. Война Афганистана за независимость и участие в ней пограничных пуштунских племен. 1919 // Независимый Афганистан. М., 1959. С. 245-269.

4. Коминтерн и идея мировой революции. М., 1998.

5. АВП РФ (Архив внешней политики Российской Федерации). Ф. 071. Оп. 2. П. 102. Д. 2.

6. АВП РФ. Ф. 090. Оп. 4. П. 2. Д. 1.

7. РГАСПИ (Российский гос. арх. социальнополитической истории). Ф. 5. Оп. 3. Д. 577.

8. Большевистское руководство. Переписка. 1912-1927. М., 1996.

9. Тихонов Ю.Н. Германская разведка в зоне племен // Афганистан на переходном этапе. М., 2002.

10. Glasneck J., Kircheisen I. Türkei und Afghanistan - Brennpunkte der Orientpolitik im Zweiten Weltkrieg. Berlin, 1968.

11. Akten zur deutschen auswärtigen Politik 19181945. Serie D. Bd. XII. 1. Bonn, 1969.

12. АВП РФ. Ф. 071. Оп. 24. П. 199. Д. 2.

13. Hauner M. India in Axis Strategy. Germany, Japan and Indian Nationalists in the Second World War. Stuttgart, 1981.

14. АВП РФ. Ф. 06. Оп. 4. П. 165. Д. 2.

15. История вооруженных сил Афганистана. М., 1985.

16. Москаленко В.Н. Афганистан и Пакистан // Афганистан: война и проблемы мира. М., 1998.

Поступила в редакцию 13.01.2012 г.

UDC 94(4/9)

ROLE PASHTUN TRIBES IN “GREAT GAME” OF POWERS IN AFGHANISTAN IN 20th CENTURY Yuri Nikolayevich TIKHONOV, Lipetsk State Pedagogical University, Lipetsk, Russian Federation, Doctor of History, Professor of General History Department, e-mail: tikhlip@mail.ru

The article considers the struggle of two great powers in Afghanistan during the two World War’s and previously unknown pages of political and military history of Afghanistan. The main attention is focused on foreign intelligence activities among Pashtun tribes.

Key words: Afghanistan; British India; Pashtun tribes.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.