Научная статья на тему 'Роль органов государственной безопасности в формировании партизанских отрядов и разведывательно-диверсионной сети летом 1941 года'

Роль органов государственной безопасности в формировании партизанских отрядов и разведывательно-диверсионной сети летом 1941 года Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
827
227
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПАРТИЗАНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ / ДИВЕРСИИ / ОРГАНЫ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ / ПАРТИЗАНЫ / ОККУПАНТЫ / partisan movement / diversion / state security bodies / partisans / invaders

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Замулин В. Н., Пилишвили Г. Д., Замулин В. В., Бормотова А. Р., Рагунштейн А. Г.

В статье анализируется деятельность органов государственной безопасности СССР по формированию партизанских отрядов и созданию разведывательно-диверсионной сети на оккупированной германскими войсками территории центрально-черноземных областей Советского Союза летом 1941 г., а также проблемы, положительные и отрицательные итоги этой работы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE ROLE OF THE STATE SECURITY AUTHORITIES IN FORMING PARTISAN DETACHMENTS AND INTELLIGENCE-COMMANDO NET IN THE SUMMER 1941

In the present article the activity of the State Security bodies of USSR of forming partisan detachments and of creating intelligence-commando net in the Central-Chernosem areas of the Soviet Union, occupied by the German troops in the summer of 1941, is analyzed, as well as the problems, and positive and negative results of this activity.

Текст научной работы на тему «Роль органов государственной безопасности в формировании партизанских отрядов и разведывательно-диверсионной сети летом 1941 года»

УДК 94/99

РОЛЬ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В ФОРМИРОВАНИИ ПАРТИЗАНСКИХ ОТРЯДОВ И РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОДИВЕРСИОННОЙ СЕТИ ЛЕТОМ 1941 ГОДА*

© 2013 В. Н. Замулин1, Г. Д. Пилишвили2, В. В. Замулин3, А. Р. Бормотова4,

А. Г. Рагунштейн5

1 методист управления НИР, канд. ист. наук e-mail: valery-zamulin@yandex. ru 2доцент каф. социологии и политологии, канд. ист. наук e-mail: historuss@mail.ru 3магистр 1-го курса (Белгородский государственный университет) e-mail: v. zamulin@yandex. ru 4лаборант каф. истории России, канд. ист. наук e-mail: historuss@mail.ru 5научный сотрудник НИИ археологии Юго-Востока Руси, канд. ист. наук

e-mail: historuss@mail.ru

Курский государственный университет

В статье анализируется деятельность органов государственной безопасности СССР по формированию партизанских отрядов и созданию разведывательно-диверсионной сети на оккупированной германскими войсками территории центрально-черноземных областей Советского Союза летом 1941 г., а также проблемы, положительные и отрицательные итоги этой работы.

Ключевые слова: партизанское движение, диверсии, органы госбезопасности, партизаны, оккупанты.

Участие органов НКВД и их особых структур в развитии сопротивления немецко-фашистским оккупантам в годы Великой Отечественной войны длительное время отечественными исследователями освещалось достаточно односторонне, что объясняется не только отсутствием доступа большинства историков к документам ведомственных архивов НКВД - КГБ - ФСБ. В силу утвердившихся идеологических канонов конца 60 - начала 90-х гг. XX века, партизанская и подпольная борьба в тылу войск противника рассматривалась исключительно как патриотическая инициатива народных масс, возглавляемая руководящими органами коммунистической партии.

В последнее время появился ряд научных работ А.Ю. Попова, С.В. Чертопруда, А.К. Никифорова, М.В Шетухина и других исследователей, отражающих действительную роль органов НКВД по созданию и руководству антифашистскими добровольческими формированиями. Но в этих трудах зачастую не уделяется должного внимания проблеме взаимодействия структур НКВД с партийными органами и военным командованием, не раскрывается противоречивый характер их взаимоотношений. Анализ мероприятий, проведенных органами НКВД в областях Центрального Черноземья по формированию и управлению боевой деятельностью партизанских отрядов и созданию разведывательно-диверсионной сети на

Исследование выполнено при поддержке Министерства образования и науки Российской Федерации, соглашение 14.В37.21.0010 от 25.07.2012 г. «Борьба в тылу германских войск на территории ЦентральноЧерноземного региона в 1941 - 1943 гг.»

оккупированных территориях, на наш взгляд, позволяет комплексно обозначить проблему.

На основании директивы СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г., речи И.В. Сталина 3 июля 1941 г., в которых говорилось о создании невыносимых условий в тылу войск противника, органы НКВД СССР развернули работу по организации сопротивления оккупантам. Как следует из докладной записки Управления НКГБ по Тамбовской области от 14 июля 1941 г. о мероприятиях, проводимых в связи с объявлением войны, «выполнение пп. 1, 2, 4, 8 директивы №136 НКГБ СССР (об эвакуации, переводе и направлении агентуры в тыл противника) из обстановки в Тамбовской области не вытекает» [АУ ФСБ ТО. ОФДМ. Оп. 1. Д. 20. Л. 22]. В западных областях Центрального Черноземья эта работа стала проводиться уже в начале июля 1941 года.

Управлением НКГБ по Курской области 5 июля 1941 г. был подготовлен план агентурно-оперативных мероприятий на случай вторжения немецко-фашистских войск на ее территорию, в соответствии с которым развернулась работа по организации 20 диверсионно-террористических и разведывательных агентур на ряде предприятий области [АУ ФСБ КО. Ф. 4-го отд. УНКВД. Д. 45. Л. 14]. Седьмого июля 1941 г. начальник УНКГБ по Курской области капитан госбезопасности П.М. Аксенов утвердил инструкцию по организации диверсионно-террористических и разведывательных резидентур. Эти документы были ориентированы на организацию кратковременного, но эффективного сопротивления оккупантам. В тот период руководители органов госбезопасности характер оккупационного режима представить не могли. Не было возможности оценить масштабы борьбы, которую предстояло развернуть в тылу войск противника.

Из инструкции от 7 июля 1941 г. по организации диверсионно-террористических и разведывательных резидентур следовало, что они должны максимально активно действовать на оккупированной территории, разрушая пути сообщений и транспортные объекты вражеской армии. Уничтожение живой и тягловой силы противника, исходя из специфики диверсионно-террористических операций, предполагалось осуществлять методом отравления «всеми доступными и возможными средствами вплоть до применения угарного газа и некоторых химикатов, имеющихся в колхозах и предназначенных для борьбы с сельхозвредителями». Для того чтобы лишить оккупантов продовольствия, диверсанты обязывались «сжигать хлеб на корню, на токах, сжигать зерно и другие продукты в складских помещениях» [АУ ФСБ КО. Ф. 4го отд. УНКВД. Д. 45. Л. 5].

Не допуская возможности длительной оккупации, инструкция требовала во время отступления противника уничтожать возведенные им переправы. Из мест большого скопления воинских соединений, авиационных, бронетанковых и автотехнических баз врага, резиденты и агенты, используя патриотически настроенных местных жителей, должны были подавать световые сигналы, способные служить ориентирами для РККА и партизанских отрядов.

Из приведенного документа следует, что диверсионно-террористические группы и разведывательные резидентуры создавались в областном и районных центрах Курской области, на промышленных объектах, железнодорожном транспорте, в крупных колхозах, совхозах, других учреждениях и предприятиях. В качестве кадрового резерва организуемых резидентур рассматривались беспартийные рабочие, колхозники, сельская и городская интеллигенция, молодежь.

К совершению диверсий и массового террора на территории, занятой противником, предполагалось привлечь завербованную ранее агентурноосведомительную сеть, законспирированную и положительно проявившую себя на

Замулин В. Н., Пилишвили Г. Д., Замулин В. В., Бормотова А. Р., Рагунштейн А. Г. Роль органов государственной безопасности в формировании партизанских отрядов и разведывательно-диверсионной сети летом 1941 года оперативной работе. При выполнении индивидуальных заданий на оккупированной территории планировалось использовать агентов и осведомителей, завербованных из социально-враждебной среды. Так называемую «противодиверсионную» агентурноосведомительную сеть, оставшуюся на оккупированной территории, предстояло перепрофилировать и привлечь к проведению диверсионно-террористической деятельности в тылу врага.

Особые требования руководством УНКГБ по Курской области предъявлялись к порядку вербовки резидентов и агентуры. Осуществлять ее необходимо было после всесторонней проверки, в том числе и путем обязательного личного знакомства с вербуемым. В ходе вербовки кандидат должен был ответить на вопрос о его способности остаться на оккупированной территории для уничтожения врага путем террора и разрушительных диверсий. Завербованные лица давали специальную подписку, после чего их объединяли в резидентуры.

При объявлении области прифронтовой с резидентами проводился повторный инструктаж, им выдавались оружие, взрывчатые материалы и отравляющие препараты. Резиденты получали пароль для связи и фиктивные документы. Завербованные резиденты с момента передачи им агентуры должны держать с ней непрерывную связь, а после занятия территории противником разрабатывать и давать своей агентуре диверсионно-террористические задания, контролируя их выполнение.

Особое внимание уделялось оказанию созданными резидентурами максимальной помощи партизанским отрядам. Эта поддержка выражалась в разведывании расположения отдельных частей противника, которые могут быть уничтожены партизанами. Авторы инструкции слишком упрощенно представляли возможность организации связи с партизанскими отрядами: «Связь с руководителями партизанских отрядов осуществляется любым способом, лично, через доверенных лиц, через патриотов и т.д., в каждом отдельном случае следует исходить из конкретной обстановки» [АУ ФСБ КО. Ф. 4-го отд. УНКВД. Д. 45. Л. 10]. Такая позиция в вопросах обеспечения связи с партизанами впоследствии негативно скажется на системе управления партизанскими силами, особенно в первый период их деятельности (осень 1941 - весна 1942 г.).

В дооккупационный период сотрудниками УНКВД по Курской области была создана 501 резидентура, объединившая 1576 человек, подобрано 979 агентов-одиночек, завербовано 39 связных, 72 содержателя явочных и конспиративных квартир. До 30% резидентур были снабжены вооружением, необходимым для проведения диверсионно-террористической деятельности. Для руководства агентурой в тылу противника было переведено на нелегальное положение 18 оперативных работников из областного управления НКВД. Их устроили на рядовую работу в различных организациях областного и районных центров. Несмотря на меры, принимаемые к сохранению спецагентуры, ряд резидентур распался. К моменту вторжения немецко-фашистских войск в пределы Курской области до 30% ее состава было призвано в Красную армию, мобилизовано на оборонительные работы или эвакуировано с государственным имуществом в глубь страны [ГАОПИКО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 26. Л. 19-19-об.]. Основной причиной сложившейся ситуации стала несогласованность действий местных органов власти и НКВД в вопросах организационно-мобилизационной работы.

Проведенная после освобождения территории Курской области от немецко-фашистских захватчиков проверка результатов деятельности разведывательнодиверсионных резидентур (весна 1943 г.) установила, что значительная часть завербованной агентуры в период оккупации бездействовала или перешла на службу к противнику. Для примера приведем данные о результатах проверки резидентуры в Ленинском (сельском) районе. «Резидент Рудаков Т. И. порученное задание не

выполнил. Осведомитель Тарасов Д.М. добровольно поступил на должность заместителя начальника районной полиции, активно сотрудничал с оккупантами. Осведомитель Плохих И.М. бездействовал. Осведомитель Тарасов Е.Л. задание не выполнил. Осведомитель Конорев Е. М. поступил на службу к оккупантам на должность полицейского. Осведомитель Семенихин К.И. задание не выполнил. Резидент Морозов И.У. занимал должность начальника районной полиции» [АУФСБ КО. Ф. 4-го отд. УНКВД. Д. 190. Т. 2. Л. 17-19].

Приведенные факты свидетельствуют о том, что при вербовке агентуры работниками районных отделов НКВД были допущены серьезные просчеты. Складывавшаяся на фронте обстановка требовала более глубокого изучения моральноволевых качеств лиц, которым поручалось выполнение ответственных заданий в тылу противника. В то же время, только условия оккупации смогли по-настоящему определить гражданскую позицию каждого местного жителя, отобранного для подпольной и партизанской борьбы.

С целью организации сопротивления в тылу вражеских войск, приказом НКВД СССР № 001151 от 25 августа 1941 г. оперативные группы НКВД-УНКВД республик, областей и краев по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе реорганизовывались в 4-е отделы НКВД-УНКВД [Органы государственной безопасности 2000: 518]. На создаваемые структурные подразделения возлагались важнейшие организационные задачи и оперативные функции: организация агентурной разведки районов вероятных действий партизанских отрядов, подготовка и засылка разведчиков на территорию противника, руководство истребительными батальонами, партизанскими отрядами и разведывательно-диверсионными группами УНКВД, а также обеспечение связи с резидентурами районных аппаратов госбезопасности.

В Курском областном управлении НКВД 4-й отдел был организован 31 августа (изученные авторами документы указывают на то, что 4-й отдел при УНКВД по Курской области начал функционировать ранее его нормативного оформления приказом начальника управления [АУ ФСБ КО. Ф. 4-го отд. УНКВД. Д. 25. Л. 23-25]), в Воронежском - 15 сентября 1941 года. Из-за исключительной важности вновь создаваемых структур они формировались из числа наиболее опытных сотрудников. Во главе их были поставлены заместители начальников областных управлений НКВД: Курского - В.Т. Аленцев и Воронежского - В.С. Соболев. В штате 4-го отдела УНКВД по Курской области насчитывалось 28 сотрудников, в задачи которых входила координация действий районных органов власти по формированию партизанских отрядов, подготовке мест их базирования, а также вербовке агентурноразведывательной сети для работы в тылу противника [АУВД КО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 12. Л. 317]. В 4-м отделе Воронежского УНКВД состояло 16 сотрудников, занимавшихся активной подготовкой будущих партизан и подпольщиков [АУ ФСБ ВО. Ф. 9. Оп. 10. Д. 55. Т. 2. Л. 17].

Как свидетельствуют архивные документы, на территории западных районов Курской области сотрудники НКВД приступили к созданию партизанских отрядов в августе - начале сентября 1941 года. Органы НКВД в качестве важнейшего резерва для комплектования партизанских формирований рассматривали истребительные батальоны, создаваемые в СССР в соответствии с постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 24 июня 1941 года. Совместным постановлением бюро Курского обкома ВКП(б) и облисполкома от 26 июня 1941 г. ответственность за формирование истребительных батальонов была возложена на оперативную группу УНКВД, возглавляемую майором милиции А.Г. Климиным [ГАОПИКО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 2609. Л. 59-60]. К 11 августа 1941 г. истребительные батальоны действовали в 68

Замулин В. Н., Пилишвили Г. Д., Замулин В. В., Бормотова А. Р., Рагунштейн А. Г. Роль органов государственной безопасности в формировании партизанских отрядов и разведывательно-диверсионной сети летом 1941 года районах Курской области (в т.ч. в 66-ти сельских) и насчитывали 10650 бойцов и командиров (из них - 6039 (62%) - члены ВКП(б) и ВЛКСМ) [ГАОПИКО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 2616. Л. 57-61]. В шести северо-западных и западных районах области, где закладывалась основная база партизанского движения (Хомутовском, Дмитриевском, Крупецком, Рыльском, Михайловском), в истребительных батальонах насчитывалось 1768 бойцов [ГАОПИКО. Ф. 1. Оп. 1.Д. 2773. Л. 11-12] (16,6% от общего количества истребителей области).

В соответствии с планом, разработанным областным УНКВД, в августе 1941 г. на базе существующих истребительных батальонов Курской области предполагалось организовать партизанские отряды в районах, прилегающих к Брянской, Орловской, Сумской областям РСФСР и УССР. К зоне превоочередного создания партизанских формирований были отнесены 13 западных и северо-западных районов, в зону второй очереди вошли 12 юго-западных и южных районов [АУ ФСБ КО. Ф. 4-го отд. УНКВД. Д. 25. Л. 23].

В 10 районах Курской области (Дмитровском, Дмитриевском, Михайловском, Конышевском, Льговском и др.) формирование отрядов завершилось к 27 августа 1941 года. Их командно-политический состав был подобран сотрудниками НКВД совместно с секретарями районных комитетов ВКП(б). В структурном отношении партизанские формирования выглядели следующим образом: командир, комиссар, начальник штаба, начальник боепитания, начальник снабжения, начальник управления, группа санитарного поста. Отряд делился на две роты, взводы и отделения, представляя, таким образом, добровольческое военизированное формирование. К указанному сроку были намечены места организации продовольственных баз и конспиративных квартир, дан подробный инструктаж о порядке их создания.

Одновременно сотрудниками УНКВД осуществлялся подбор кадров для выполнения специальных заданий. В частности, проводилась вербовка бойцов диверсионных групп при партизанских отрядах. Отобранным предстояло пройти соответствующую подготовку по изучению взрывного дела в специальной школе НКВД. В каждом партизанском отряде создавались резидентуры в составе резидента и 5-7 осведомителей, которым давались задания по разведке среди населения, а также оперативному освещению личного состава партизанского отряда.

В зоне будущего действия партизан вербовались доверенные лица. Они обязаны были остаться на территории противника для получения сведений и установления связи с отрядами через них. Из наиболее подготовленных лиц, бывших разведчиков, хорошо знавших местность, старожилов, подбирались ходоки для обеспечения связи партизанских отрядов с частями Красной Армии и УНКВД [АУ ФСБ КО. Ф. 4-го отд. УНКВД. Д. 25. Л. 23-25].

Библиографический список

Архив Управления ФСБ по Воронежской области (АУ ФСБ ВО) Ф. 9. Оп. 10. Д. 55.

Архив Управления ФСБ по Курской области (АУ ФСБ КО) Ф. 4-го отд. УНКВД. Д. 25,

45, 190.

Архив Управления ФСБ по Тамбовской области (АУ ФСБ ТО) ОФДМ. Оп. 1. Д. 10.

Архив УВД Курской области (АУВД КО) Ф. 5. Оп. 1. Д. 12.

Государственный архив общественно-политической истории Курской области (ГАОПИКО) Ф. 1. Оп. 1.Д. 2773, 2609; Ф. 2. Оп. 1. Д. 26;

Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне: сб. документов. Т. 2. Кн. I. НАЧАЛО. 22 июня - 31 августа 1941 года. М., 2000.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.