Научная статья на тему 'РОЛЬ НЕЙРОЛЕПТИЧЕСКОГО ОЖИРЕНИЯ В ФОРМИРОВАНИИ ГИПОГОНАДИЗМА У ПАЦИЕНТОВ С ПАРАНОИДНОЙ ШИЗОФРЕНИЕЙ'

РОЛЬ НЕЙРОЛЕПТИЧЕСКОГО ОЖИРЕНИЯ В ФОРМИРОВАНИИ ГИПОГОНАДИЗМА У ПАЦИЕНТОВ С ПАРАНОИДНОЙ ШИЗОФРЕНИЕЙ Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

CC BY
30
4
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПАРАНОИДНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ / НЕЙРОЛЕПТИЧЕСКОЕ ОЖИРЕНИЕ / ГИПОГОНАДИЗМ / ИМТ / ОКРУЖНОСТЬ ТАЛИИ / ПРОЛАКТИН / ТЕСТОСТЕРОН / РИСПЕРИДОН

Аннотация научной статьи по клинической медицине, автор научной работы — Буланов Вадим Сергеевич, Горобец Людмила Николаевна, Литвинов Александр Викторович, Василенко Любовь Михайловна

В ряде отечественных и зарубежных исследований показано снижение уровней тестостерона у мужчин с ожирением. Вместе с тем, практически отсутствуют данные о роли нейролептического ожирения в формировании гипогонадизма у пациентов с психическими расстройствами при проведении антипсихотической терапии. Цель исследования - оценка роли нейролептического ожирения в формировании гипогонадизма у больных параноидной шизофренией. Материалы и методы. У 64 пациентов мужского пола в возрасте от 18 до 55 лет с параноидной шизофренией (F20), получающих терапию рисперидоном в стандартных дозировках исследовались антропометрические и гормональные показатели. Результаты. Повышение массы тела у 70,3% пациентов происходило в течение первого года терапии и в 82,3% сопровождалось повышением аппетита. Средний показатель ИМТ - 27,48±1,24 кг/м². Среднее значение ОТ - 102,4±18,2 см. Повышение уровня пролактина отмечалось у 74,2% пациентов (1 069,6±398 мМЕ/л). У 53,13% пациентов средние значения тестостерона - 7,82±3,1 нмоль/л. Были выявлены значимые отрицательные корреляции между величинами ИМТ и уровнями тестостерона (r=-0,4959; р=0,000719); ОТ и уровнем тестостерона (r=-464; р=0,014). Пациенты с ИМТ> 30 кг/м² значимо (р>0,05) чаще, чем пациенты с ИМТ<30 кг/м² обнаруживали снижение эрекции и нарушения эякуляции. Выводы Повышение массы тела до показателей ИМТ, соответствующих ожирению, сопровождается снижением уровней тестостерона, снижением эрекции, полового возбуждения и нарушением эякуляции. Взаимосвязь между абдоминальным ожирением и гипогонадизмом подтверждена результатами корреляционного анализа.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по клинической медицине , автор научной работы — Буланов Вадим Сергеевич, Горобец Людмила Николаевна, Литвинов Александр Викторович, Василенко Любовь Михайловна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE ROLE OF NEUROLEPTIC OBESITY IN THE FORMATION OF HYPOGONADISM IN PATIENTS WITH PARANOID SCHIZOPHRENIA

A number of domestic and foreign studies have shown a decrease in testosterone levels in obese men. However, there is practically no data on the role of antipsychotic obesity in the formation of hypogonadism in patients with mental disorders during antipsychotic therapy. Aim of the study. Assessment of the role of neuroleptic obesity in the formation of hypogonadism in patients with paranoid schizophrenia. Materials and methods. In 64 male patients aged 18 to 55 years with paranoid schizophrenia (F20) receiving risperidone therapy in standard dosages were investigated anthropometric and hormonal indicators. Results. An increase in body weight in 70.3% of patients occurred during the first year of therapy and in 82.3% was accompanied by an increase in appetite. The average BMI - 27.48±1.24 kg / m². The average WC - 102.4±18.2 cm. An increase in prolactin levels was observed in 74.2% of patients (1069.6±398 mIU / L). In 53.13% of patients the average value of testosterone - 7.82±3.1 nmol / L. Significant negative correlations were found between BMI and testosterone levels (r=- 0.4959; p=0.000719); WC and testosterone level (r=-0.464; p=0.014). Patients with a BMI>30 kg / m² were significantly(р>0,05) more often than patients with a BMI<30 kg / m² to have a decrease in erection and ejaculation disorders. Conclusion Increase in body weight to BMI corresponding to obesity accompanied by decrease testosterone levels, erection, sexual arousal and impaired ejaculation. The relationship between abdominal obesity and hypogonadism is confirmed by the results of a correlation analysis.

Текст научной работы на тему «РОЛЬ НЕЙРОЛЕПТИЧЕСКОГО ОЖИРЕНИЯ В ФОРМИРОВАНИИ ГИПОГОНАДИЗМА У ПАЦИЕНТОВ С ПАРАНОИДНОЙ ШИЗОФРЕНИЕЙ»

УДК 616.895.8+615.06

РОЛЬ НЕЙРОЛЕПТИЧЕСКОГО ОЖИРЕНИЯ В ФОРМИРОВАНИИ ГИПОГОНАДИЗМА У ПАЦИЕНТОВ С ПАРАНОИДНОЙ ШИЗОФРЕНИЕЙ

В.С. Буланов, Л.Н. Горобец, А.В. Литвинов, Л.М. Василенко

Московский научно-исследовательский институт психиатрии -филиал ФГБУ «НМИЦ ПН им. В.П.Сербского» Минздрава России

Эндокринологические исследования последних десятилетий показали, что ожирение любой этиологии может быть связано с изменением концентрации половых стероидных гормонов [7-9, 18]. Но до настоящего времени остается открытым вопрос о том, первичны ли нарушения секреции тестостерона или вторичны по отношению к ожирению. По этому поводу существуют различные мнения. У некоторых авторов [8, 18] гормональные нарушения считаются вторичными, поскольку снижение массы тела нормализует показатели тестостерона. В других исследованиях показано, что гормональные изменения первичны и это положение, в частности, подтверждается экзогенным введением тестостерона, после которого у мужчин существенно уменьшается количество висцерального жира [21, 31].

По данным И.И.Дедова, Г.А.Мельниченко [9], ожирение у мужчин - один из главных факторов развития гипогонадизма и проблем с половой функцией. По статистике, среди мужчин с ожирением более 30% страдают эректильной дисфункцией и мужским бесплодием [30]. Кроме того, обнаружена высокая распространенность гипогонадизма у мужчин с метаболическим синдромом (до 100% при окружности талии более 102 см) [15].

В эндокринологии диагноз гипогонадизма у мужчин устанавливают на основании данных анамнеза, клинической картины, подтвержденной данными лабораторного и инструментального исследований. Согласно последним рекомендациям, диагноз гипогонадизма следует выставлять только мужчинам с симптомами, внешними проявлениями и однозначно сниженным уровнем тестостерона в сыворотке менее 12 нмоль/л [14, 16]. При этом в качестве начального диагностического теста при гипогонадизме рекомендуется анализ уровня утреннего общего тестостерона в сыворотке крови. Тестостерон - преобладающий гормон в крови мужчины, вырабатывается преимущественно (95%) яичками, в

значительно меньших количествах - корой надпочечников; образуется из холестерина. В сутки в плазму крови выделяется около 6 мг тестостерона, незначительное количество откладывается в яичках. В плазме тестостерон транспортируется при помощи секс-стероидсвязывающего глобулина (СССГ) или других белков крови, например, альбумина. Небольшая часть циркулирует в крови в свободной форме [9].

Доказано, что дефицит тестостерона как основного анаболического гормона приводит к значительному снижению физической активности, роль которой для снижения массы тела весьма значительна. Более того, есть мнения о том, что причина гипогонадизма у тучных мужчин - это абдоминальное ожирение. Поскольку у мужчин, в отличие от женщин, отложение жировой ткани происходит, в большинстве случаев, в абдоминальной области, принято считать это наиболее важным фактором риска развития различных гормональных и метаболических нарушений, в том числе - гипогонадизма [8, 20]. Накопленные данные свидетельствуют, что висцеральный жир производит различные провоспалительные факторы, такие как цитокины, которые ингибируют синтез тестостерона в яичках путем прямой блокировки фермента, участвующего в синтезировании тестостерона [21, 28].

Также было высказано предположение, что увеличение массы жировой ткани при ожирении может привести к увеличению активности ароматазы. Ароматаза излишних жировых тканей в повышенном количестве приводит к превращению андрогенов (тестостерона и андростендиона) в эстрогены Е1 и Е2, подавляющие по амплитуде и частоте выделение как гонадотропин рилизинг-гормона, так и лютеи-низирующего гормона (ЛГ). А это, в конце концов, не может не повлиять на снижение концентрации тестостерона в крови, то есть, на развитие вторичного гипогонадизма [12, 25, 26].

Следует отметить, что повышение массы тела вплоть до формирования нейролептического ожирения и метаболического синдрома у психически больных в процессе антипсихотической терапии является распространенным побочным нейроэндокринным эффектом. По данным различных авторов, около 80% пациентов имеют прибавку массы тела, которая у 40% лиц достигает степени ожирения [1, 2, 24].

Несмотря на то, что еще в 90-е годы ХХ столетия были опубликованы данные исследований о снижении уровня тестостерона у больных с психическими расстройствами и повышенной массой тела при проведении психофармакотерапии (ПФТ) [11], до настоящего времени изучению взаимосвязи между уровнем тестостерона и нейролептическим ожирением у больных шизофренией уделялось крайне мало внимания,

Этот факт можно объяснить с позиции ряда авторов, которые считают, что при антипсихотической терапии причиной снижения уровня тестостерона и формирования гипогонадизма является нейролептическая гиперпролактинемия, которая и приводит к нарушениям мужской половой функции, значительно снижающей качество жизни пациентов [4, 6, 13].

В последние годы наблюдается повышение интереса к уточнению взаимосвязи между ожирением и гипогонадизмом у больных шизофренией в процессе ПФТ (и связано это с более внимательным отношением к соматическому здоровью психически больных), рассмотрению вопроса о сохранении их фертильности и улучшении качества жизни, в частности, сохранности сексуальной составляющей [3, 5].

К настоящему времени уже накоплены данные зарубежных исследований, подтверждающих связь между избыточной массой тела, ожирением и снижением секреции тестостерона [19, 22, 23, 29]. Вместе с тем, ряд данных, касающихся распространенности и особенностей формирования гипогонадизма у пациентов с нейролептическим ожирением, требуют уточнения.

Цель исследования - оценка роли нейролептического ожирения в формировании гипогонадизма у больных параноидной шизофренией

Материалы, методы и дизайн исследования

В исследование были включены 64 пациента мужского пола в возрасте от 18 до 55 лет (средний возраст 35,2±8,4) с верифицированным диагнозом параноидная шизофрения (Б 20), проходившие амбулаторное лечение в отделении психонейроэн-докринологии МНИИП - филиала ФГБУ «НМИЦ ПН им. В.П.Сербского» Минздрава России в 20182019 годах. Средняя длительность заболевания составила 5,8±3,6 лет.

Все пациенты получали антипсихотическую терапию рисперидоном в дозе от 2 до 6 мг в сутки в таблетированной форме (средняя суточная доза -2,8±1,9 мг), длительность терапии - 12,4±2,6 месяцев.

Пациенты включались в исследование согласно следующим критериям: диагноз по МКБ-10 (F20) -параноидная шизофрения; возраст от 18 до 53 лет; монотерапия рисперидоном; наличие повышенной массы тела, избыточной массы тела или ожирения. Критерии исключения: женский пол; органические заболевания ЦНС; эндокринные заболевания; тяжелые формы соматических заболеваний. У всех пациентов получено информированное согласие на участие в исследовании. Исследование одобрено ЛЭК МНИИП - филиала ФГБУ «НМИЦ ПН им. В.П.Сербского» Минздрава России (протокол .№24/3 от 2018 г.).

Дизайн исследования - открытое, сравнительное, нерандомизированное. Исследование пациентов проводилось однократно на момент обращения пациентов с жалобами на повышение массы тела в процессе терапии рисперидоном.

Основными методами исследования являлись: клинико-анамнестический; клинико-эндокриноло-гический, сексологический (шкала ASEX); антропометрический (масса тела, рост, индекс массы тела, объем талии - ОТ), биохимический и клинико-стати-стический.

Определение уровней содержания гормонов пролактина, общего тестостерона и эстрадиола проводилось натощак в утренние часы в сыворотке крови иммуноферментным методом на фотометре вертикального сканирования Multiscan Agent («Labsystems», Финляндия) с использованием реактивов фирмы «АлкорБио». Референсные значения гормонов: пролактина - 50-500 мМЕ/л, общего тестостерона - 10-38 нмоль/л, общего эстрадиола -30-68 пг/мл. Статистическая обработка результатов осуществлялась с использованием компьютерной статистической программы <^а^йса» версия 7.0 с вычислением средних значений (М) и ошибки среднего (±SE). Для сравнения показателей применялись непараметрические методы статистической оценки: для двух зависимых переменных - критерий Вилкок-сона, анализ межгрупповых различий проводился с помощью теста Манна-Уитни. Для исследования взаимосвязи между переменными использовался ранговый коэффициент корреляции Спирмена (г). Различия считались достоверными при р<0,01.

Результаты и обсуждение

Полученные средние значения антропометрических и гормональных показателей у исследованных больных представлены в табл. 1.

Основной жалобой пациентов при обращении являлось повышение массы тела, которое на фоне проводимой антипсихотической терапии прогрессировало у 28,87% пациентов за последние 12 месяцев и составляло в среднем 2,7±0,2 кг. У остальных пациентов показатели массы тела сохраняли относительную стабильность. Средний показатель ИМТ у всех исследованных больных превышал 25 кг/м2,

Таблица 1

Антропометрические и биохимические характеристики обследованных больных

Антропометрические и биохимические показатели Средние значения

Масса тела (кг) 96,4±14,7

ИМТ (кг/м2) 27,48±1,24

ОТ (см) 102,4±18,2

Уровень пролактина (мМЕ/л) 868,6±385,7

Уровень тестостерона (нмоль /л) 13,3±4,4

Уровень эстрадиола (пг/мл) 43,9±21,4

что соответствовало критериям избыточной массы тела. Среднее значение окружности талии (ОТ) соответствовало абдоминальной форме ожирения по критериям метаболического синдрома [10, 17]. У большинства пациентов (70,3%) повышение массы тела наблюдалось в течение первого года терапии и в 82,3% случаев сопровождалось повышенным аппетитом в виде увеличения количества приемов пищи и повышения ее калорийности. В тех случаях, когда пациенты не меняли пищевого поведения и не увеличивали физическую активность, масса тела постепенно повышалась на протяжении всего курса терапии. В 17,7% случаев пациенты были обеспокоены увеличением массы тела и введение ими ограничительных мер в рацион питания с увеличением физических нагрузок приводило к стабилизации процесса.

Средние значения уровней тестостерона и эстра-диола у обследованных больных находились в нормативном диапазоне, а средний уровень пролак-тина превышал верхние границы референсных значений. Повышение уровня пролактина отмечалось у 74,2% пациентов, средние значения составили 1 069,6±398 мМЕ/л. У 53,13% пациентов уровень тестостерона был ниже 12,0 нмоль/л, что позволяло по лабораторным диагностическим критериям [16] расценивать их как пациентов с гипогонадизмом. Средние значения уровня тестостерона у данных больных соответствовали 7,82±3,1 нмоль/л. В 16,1% случаев отмечалось повышение уровня эстрадиола (99,4±23,3 пг/мл). Значимых корреляций между уровнями пролактина, тестостерона и эстрадиола не найдено. Были выявлены значимые отрицательные корреляции между величинами ИМТ и уровнями тестостерона (г=-0,4959; р=0,000719) и ОТ с уровнем

тестостерона (г=-0,464; р=0,014). Исходя из результатов анализа данных, можно предположить, что выявленный гормональный дисбаланс, а именно нарушение соотношения тестостерон/эстрадиол, по всей вероятности, связан не с повышением уровня пролактина, тем более, что повышение его уровня было несущественным, а скорее всего, с наличием ожирения.

Для уточнения выдвинутого нами предположения показатель ИМТ был использован как группирующий признак, позволяющий разделить пациентов на две группы: I группу составили 26 пациентов с ожирением - ИМТ>30 кг/м2; во II группу вошли 38 пациентов с показателями ИМТ<30 кг/м2.

Как видно из табл. 2, выделенные группы были сопоставимы по возрасту и средней суточной дозе рисперидона, но значимо (р=0,0012) различались по длительности заболевания. Мы полагаем, что более длительное применение антипсихотиков при отсутствии коррекционных и профилактических мероприятий (рациональный режим питания, умеренные физические нагрузки, медикаментозная коррекция ожирения) приводит к прогрессированию формирования нейролептического ожирения у пациентов, что согласуется с данными большинства научных исследований [3, 4, 27, 30].

Незначительная гиперпролактинемия отмечалась у пациентов обеих групп (рис. 1). Средний показатель пролактина во второй группе был выше, чем в

Рис. 1. Средние показатели уровня пролактина в группах исследованных больных

Таблица 2

Демографические характеристики пациентов I и II групп

Параметр Пациенты с ИМТ >30 кг/м2 (I группа) Пациенты с ИМТ <30 кг/м2 (II группа) Статистическая значимость (р)

Количество пациентов 26 38 0,08

Возраст, лет 26,8±4,4 29,3±5,1 0,07

Длительность заболевания, лет 7,7±4,4 3,9±4,4 0,0012

Средняя суточная доза, мг 2,6±1,5 2,3±1,1 0,1

первой, однако не достигал уровня статистической значимости (I группа - 723,1±269,4 мМЕ/л; II группа - 948,5±310,6 мМЕ/л; р=0,09). Средние уровни эстрадиола соответствовали нормативным показателям в обеих группах и не имели статистически значимых различий (I группа - 48,1±19,2 пг/мл; II группа - 43,1±17,5 пг/мл; р=0,29).

Рис. 2 демонстрирует, что у пациентов первой группы средние значения ИМТ были выше и значимо отличались от показателей во второй группе (I группа - 33,8±6,5; II группа - 26,1±4,3; р=0,00012). Средний уровень тестостерона у пациентов, напротив, был значимо (р=0,000025) ниже в первой группе по сравнению со второй группой (9,0±1,5 нмоль /л и 16,1±3,4 нмоль/л соответственно). Полученные данные позволяют предположить, что повышение массы тела до показателей ИМТ, соответствующих ожирению (ИМТ>30 кг/м2), приводит к снижению уровней тестостерона. Негативное влияние абдоминального ожирения на формирование гипогонадизма подтверждено результатами корреляционного анализа, который выявил статистически значимую отрицательную корреляцию между уровнем тестостерона, ИМТ и ОТ. В данном исследовании не выявлено значимой взаимосвязи между гиперпролактинемией, индуцированной риспери-доном, и уровнем тестостерона в отличие от более ранних наших и ряда зарубежных исследований [4, 6, 13]. Более того, у больных с ожирением уровень пролактина оказался ниже, чем у больных с повышенной массой тела. Возможно, это обстоятельство связано с малочисленностью больных в группах и незначительным превышением уровня пролактина

верхних референсных значений у исследованных больных.

Структура клинико-эндокринных нарушений в исследуемых группах была связана с двумя основными симптомокомплексами: 1) метаболические нарушения (повышение массы тела и аппетита); 2) сексуальные дисфункции (снижение либидо, снижение эректильной функции, нарушение эякуляции и отсутствие оргазма).

Результаты сравнения частоты встречаемости клинико-эндокринных нарушений за последние 12 месяцев представлены на рис. 3.

Повышение массы тела наблюдалось у трети пациентов в обеих группах (I группа - 26,3%; II группа -31,6%), а повышение аппетита отмечалось у подавляющего большинства исследуемых (69,2% и 71,05% случаев соответственно). Анализ особенностей пищевого поведения показал, что у пациентов первой группы приоритет в качественном составе принимаемой пищи составляли легкие углеводы (сладости, мучные изделия, газированные напитки и т.д.). При этом количество принимаемой пищи определялось субъективно - не чувством сытости, а ощущением переполнения желудка. Пациенты второй группы были менее ориентированы на качественный состав пищи, для них приоритетное значение имело количество принимаемой пищи; при этом чувство сытости так же наступало только при ощущении переполнения желудка. Стоит отметить и тот факт, что паци-100,00%

/ /

Рис. 2. Средние значения ИМТ и уровня тестостерона в группах исследованных больных Примечания: * - р=0,00012; ** - р=0,000025.

■ Пациенты с ИМТ > 30 кг/м2 (группа 1)

■ Пациенты с ИМТ<30 кг/м2 (группа 2)

Рис. 3. Частота встречаемости клинико-эндокринных нарушений у исследованных больных Примечания: *-р=0,0375; ** - р=0,0335; | - р=0,0361.

енты с избыточной массой тела (II группа) в 1,6 раза чаще обращали внимание на избыточное потребление пищи и дефицит физической активности и предпринимали активные действия по устранению данных проблем (сокращение порций принимаемой пищи, исключение высококалорийных продуктов, умеренные физические нагрузки), в сравнении с пациентами I группы, где отмечалось ожирение.

Анализ представленности сексуальных дисфункций у обследованных пациентов показал сопоставимость групп по высокой частоте встречаемости снижения либидо (I группа - 92,3%; II группа -76,3%) и низкой частоте жалоб на отсутствие оргазма (I группа - 19,2%; II группа - 15,8%). В то же время, пациенты с ожирением значимо чаще обнаруживали снижение эрекции (I группа - 88,5%; II группа -68,4%; р=0,05) и нарушения эякуляции (I группа -76,9% и II группа - 46,4%; р=0,0161).

При рассмотрении клинической картины сексуальных нарушений была выявлена различная степень выраженности данной симптоматики (в баллах) у пациентов I и II групп (результаты представлены на рис. 4).

Можно отметить общие и отличительные черты в выраженности нарушений составляющих копуля-тивный цикл у пациентов в обеих группах. Степень выраженности снижения либидо приближалась к своим максимальным значениям (I группа - 4,99 и II группа - 4,71 баллов) и характеризовалось полным отсутствием или выраженным угасанием полового влечения. Возбуждение при сексуальном контакте или использовании визуальных стимулов практически отсутствовало у пациентов с ожирением и было в значительной степени подавлено у больных с избыточной массой тела (I группа - 4,85 баллов; II группа - 4,12 баллов). Разница в степени снижения возбуждения у пациентов I и II групп достигала статистической значимости (р=0,0056). Выраженность эректильной дисфункции также значимо была более высокой у пациентов с ожирением (I группа -4,87; II группа - 3,81 баллов; р=0,0001). Данная дисфункция проявлялось в отсутствии спонтанных утренних эрекций и невозможности вызвать эрекцию физической стимуляцией при половом контакте и без такового. У пациентов с избыточной массой тела эректильная функция была более сохранна при сходном отсутствии спонтанных утренних эрекций, но возникала проблема удержания эрекции в момент полового акта. Несмотря на то, что эякуляторная дисфункция более характерна для больных с ожирением, степень выраженности этой симптоматики была сопоставима в обеих группах и не имела

Рис. 4. Показатели выраженности сексуальных нарушений по шкале ЛБЕХ (максимальные значения - 5 баллов)

статистической значимости различий (I группа -4,33; II группа - 4,25 баллов; р=0,754). Для данного нарушения характерны: значительное снижение количества эякулята, изменение его качественного состава, преждевременная эякуляция или её отсутствие. Оргазмические нарушения также в одинаковой степени выраженности присутствовали у пациентов обеих групп (I группа - 3,87; II группа -3,81 баллов; р=0,81) и характеризовались снижением яркости оргазма, нарушением фазности его протекания и эякуляцией без удовлетворения.

Заключение

Таким образом, в настоящем исследовании подтверждено, что повышение массы тела у больных с психическими расстройствами при проведении ПФТ до показателей ИМТ, соответствующих ожирению, сопровождается снижением уровней тестостерона, эрекции, полового возбуждения и нарушением эякуляции. Определенная роль абдоминального варианта нейролептического ожирения в формировании гипогонадизма подтверждена результатами корреляционного анализа. Полученные данные свидетельствуют о необходимости своевременного выявления и профилактики формирования нейролептического ожирения и метаболического синдрома у больных с психическими расстройствами, регулярного мониторинга антропометрических, биохимических и гормональных показателей с целью минимизации развития гипогонадизма у указанных пациентов. Кроме того, назрела необходимость разработки терапевтических мероприятий в отношении как метаболических нарушений, так и гипогонадизма.

ЛИТЕРАТУРА

1. Горобец Л.Н. Нейроэндокринные дисфункции и нейролептическая терапия. М.: ИД «Медпрактика-М», 2007. 312 с.

2. Горобец Л.Н., Матросова М.И., Шмуклер А.Б. Динамика клинико-эндокринных, гормональных, биохимических, антропометрических и физикальных показателей у больных шизофренией и расстройствами шизофренического спектра в процессе терапии сертиндолом // Социальная и клиническая психиатрия. 2010. Т. 20, № 3. С. 59-67.

3. Горобец Л.Н., Буланов В.С., Василенко Л.М., Литвинов А.В., Поля-ковская Т.П. Метаболические расстройства у больных шизофренией в процессе терапии атипичными антипсихотическими препаратами // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. 2012. Т. 112. № 9. С. 90-96.

4. Горобец Л.Н., Мазо Г.Э. Нейроэндокринные дисфункции при использовании психофармакотерапии: клиника, диагностика, факторы риска и коррекция // Журнал неврологии и психиатрии имени С.С.Корсакова. 2014. Т. 114, № 10. С. 122- 130.

5. Горобец Л.Н., Буланов В.С., Литвинов А.В. Частота встречаемости нейроэндокринных дисфункций у больных с параноидной шизофренией в условиях амбулаторной практики // Психиатрия и психофармакотерапия. Журнал им. П.Б.Ганнушкина. 2016. Т. 10, № 3. С. 27-30.

6. Горобец Л.Н., Буланов В.С., Литвинов А.В. Сравнительная динамика уровней пролактина, эстрадиола и тестостерона у пациенток с параноидной шизофренией в процессе антипсихотической терапии // Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2018. № 2 (99). С.127-132.

7. Роживанов Р.В. Синдром гипогонадизма у мужчин // Ожирение и метаболизм. 2014. Т. 11. № 2. С. 24-31.

8. Савельева Л.В., Роживанов Р.В., Шурдумова Б.О., Фадеев В.В. Нормогонадотропный гипогонадизм у мужчин с ожирением // Ожирение и метаболизм. 2009. Т. 6. № 3. С. 39-42.

9. Эндокринология. Национальное руководство. Краткое издание / Под ред. И.И.Дедова, Г.А.Мельниченко. М., 2011. С. 637-639.

10. Alberti K.G., Zimmet P., Shaw J. Metabolic syndrome - a new worldwide definition. A Consensus Statement from the International Diabetes Federation // Diabet Med. 2006. Vol. 23. N 5. P. 469-480.

11. Baptista T., Reyes D., Hernández L. Antipsychotic drugs and reproductive hormones: relationship to body weight regulation // Pharmacol. Biochem. Behav. 1999. Vol. 62. N 3. P. 409-417.

12. Berga S.L., Yen S.S.C. Reproductive failure due to central nervous system-hypothalamic-pituitary dysfunction // Yen and Jaffe's Reproductive Endocrinology / J.F.Straus, R.L. Baribieri (Eds.). Philadelphia: Elsevier. 2004. P. 5.

13. Besnard I., Auclair V., Callery G., Gabriel-Bordenave C., Roberge C. Hyperprolactinémies induites par les antipsychotiques: physiopathologie, clinique et surveillance // L'Encéphale. 2014. Vol. 40. N 1. P. 86-94.

14. Darby E., Anawalt B.D. Male Hypogonadism: An update on diagnosis and treatment // Treat. Endocrinol. 2005. N 4. P. 593-609.

15. Dobs A. et al. Interrelationships among lipoprotein levels, sex hormones, anthropometric parameters, and age in hypogonadal men treated for 1 year with a permeation-enhanced testosterone transdermal system // J. Clin. Endocrinol. Metab. 2001. Vol. 86. N 3. P. 1026-1033.

16. Dohle G.R., Arver S., Bettocchi C. et al. EAU 2014 guideline on male hypogonadism // Eur. Assoc. Urology. 2014. P. 16.

17. Expert Panel on Detection, Evaluation, and Treatment of High Blood Cholesterol in Adults. Executive Summary of the Third Report of the National Cholesterol Education Program (NCEP) Expert Panel on Detection, Evaluation, and Treatment of High Blood Cholesterol in Adults (Adult Treatment Panel III) // JAMA. 2001. Vol. 285. N 19. P. 2486-2497.

18. Giltay E.J., Tishova Y.A., Mskhalaya G.J. et al. Effects of testosterone supplementation on depressive symptoms and sexual dysfunction in hypogonadal men with the metabolic syndrome // J. Sex. Med. 2010. Vol. 7. N 7. P. 2572-2582.

19. Howes O.D., Wheeler M.J., Pilowsky L.S., Landau S., Murray R.M., Smith S. Sexual function and gonadal hormones in patients taking antipsychotic treatment forschizophrenia or schizoaffective disorder // J. Clin. Psychiatry. 2007. Vol. 68. N 3. P. 361-367.

20. Hu X., Rui L., Zhu T., Xia H., Yang X., Wang X. et al. Low testosterone level in middle-aged male patients with coronary artery disease // Eur. J. Intern. Med. 2011. Vol. 22. P. 133-136.

21. Kalinchenko S.Y., Tishova Y.A., Mskhalaya G.J., Gooren L.G., Giltay E.J., Saad F. Effects of testosterone supplementation on markers of the metabolic syndrome and inflammation in hypogonadal men with the metabolic syndrome: the double-blinded placebo-controlled Moscow study // Clin. Endocrinol. 2011. Vol. 75. N 2. P. 275.

22. Karakas S.E., Surampudi P. New Biomarkers to Evaluate Hyperandrogenemic Women and Hypogonadal Men // Adv. Clin. Chem. 2018. Vol. 86. P. 71-125.

23. Konarzewska B., Galinska-Skok B., Waszkiewicz N., Lazarczyk-Kirejczyk J., Malus A., Simonienko K., Szulc A. Association between serum testosterone levels, body mass index (BMI) and insulin in male patients with schizophrenia treated with atypical antipsychotics - olanzapine or risperidone // Neur. Endocrinol. Lett. 2014. Vol. 35. P. 50-57.

24. Newcomer J.W., Haupt D.W. The metabolic effects of antipsychotic medications // Can. J. Psychiatry. 2006. Vol. 51. P. 480-491.

25. Page S.T., Matsumoto A.M., Bremner W.J. DHEA and Testosterone in the Elderly // N. Engl. J. Med. 2007. Vol. 356. P. 635-637.

26. Pasquali R. Obesity and androgens: facts and perspectives // Fertil. Steril. 2006. Vol. 85. P. 1319-1340.

27. Singh R., Bansal Y., Medhi B., Kuhad A. Antipsychotics-induced metabolic alterations: Recounting the mechanistic insights, therapeutic targets and pharmacological alternatives // Eur. J. Pharmacol. 2019. Vol. 844. P. 231-240.

28. Smits M.M., Woudstra P., Utzschneider K.M., Tong J., Gerchman F., Faulenbach M. Adipocytokines as features of the metabolic syndrome determined using confirmatory factor analysis // Ann. Epidemiol. 2013. Vol. 23. P. 415-421.

29. Svartberg J. et al. Waist circumference and testosterone levels in community dwelling men. The Tromsi study // Eur. J. Epidemiol. 2004. Vol. 19. P. 657-663.

30. Taylor V.H., Curtis C.M., Davis C. The obesity epidemic: the role of addiction // CMAJ. 2010. Vol. 182. P. 327-328.

31. Wang C., Swerdloff R.S. Androgen replacement therapy // Ann. Med. 1997. Vol. 29. P. 365-370.

РОЛЬ НЕЙРОЛЕПТИЧЕСКОГО ОЖИРЕНИЯ В ФОРМИРОВАНИИ ГИПОГОНАДИЗМА У ПАЦИЕНТОВ С ПАРАНОИДНОЙ ШИЗОФРЕНИЕЙ

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В.С. Буланов, Л.Н. Горобец, А.В. Литвинов, Л.М. Василенко

В ряде отечественных и зарубежных исследований показано снижение уровней тестостерона у мужчин с ожирением. Вместе с тем, практически отсутствуют данные о роли нейролептического ожирения в формировании гипогонадизма у пациентов с психическими расстройствами при проведении антипсихотической терапии. Цель исследования - оценка роли нейролептического ожирения в формировании гипогонадизма у больных параноидной шизофренией. Материалы и методы. У 64 пациентов мужского пола в возрасте от 18 до 55 лет с параноидной шизофренией ^20), получающих терапию рисперидоном в стандартных дозировках исследовались антропометрические и гормональные показатели. Результаты. Повышение массы тела у 70,3% пациентов происходило в течение первого года терапии и в 82,3% сопровождалось повышением аппетита. Средний показатель ИМТ - 27,48±1,24 кг/м2. Среднее значение ОТ - 102,4±18,2 см. Повышение уровня пролактина отмечалось у

74,2% пациентов (1 069,6±398 мМЕ/л). У 53,13% пациентов средние значения тестостерона - 7,82±3,1 нмоль/л. Были выявлены значимые отрицательные корреляции между величинами ИМТ и уровнями тестостерона (г=-0,4959; р=0,000719); ОТ и уровнем тестостерона (г=-464; р=0,014). Пациенты с ИМТ> 30 кг/м2 значимо (р>0,05) чаще, чем пациенты с ИМТ<30 кг/м2 обнаруживали снижение эрекции и нарушения эякуляции. Выводы Повышение массы тела до показателей ИМТ, соответствующих ожирению, сопровождается снижением уровней тестостерона, снижением эрекции, полового возбуждения и нарушением эякуляции. Взаимосвязь между абдоминальным ожирением и гипогонадизмом подтверждена результатами корреляционного анализа.

Ключевые слова: параноидная шизофрения, нейролептическое ожирение, гипогонадизм, ИМТ, окружность талии, пролактин, тестостерон, рисперидон.

THE ROLE OF NEUROLEPTIC OBESITY IN THE FORMATION OF HYPOGONADISM IN PATIENTS WITH PARANOID SCHIZOPHRENIA

V.S. Bulanov, L.N. Gorobets, A.V. Litvinov, L.M. Vasilenko

A number of domestic and foreign studies have shown a decrease in testosterone levels in obese men. However, there is practically no data on the role of antipsychotic obesity in the formation of hypogonadism in patients with mental disorders during antipsychotic therapy. Aim of the study. Assessment of the role of neuroleptic obesity in the formation of hypogonadism in patients with paranoid schizophrenia. Materials and methods. In 64 male patients aged 18 to 55 years with paranoid schizophrenia (F20) receiving risperidone therapy in standard dosages were investigated anthro-pometric and hormonal indicators. Results. An increase in body weight in 70.3% of patients occurred during the first year of therapy and in 82.3% was accompanied by an increase in appetite. The average BMI - 27.48±1.24 kg / m2. The average WC - 102.4±18.2 cm. An increase in prolactin levels was

observed in 74.2% of patients (1069.6±398 mlU / L). In 53.13% of patients the average value of testosterone - 7.82±3.1 nmol / L. Significant negative correlations were found between BMI and testosterone levels (r=- 0.4959; p=0.000719); WC and testosterone level (r=-0.464; p=0.014). Patients with a BMI>30 kg / m2 were significantly(p>0,05) more often than patients with a BMI<30 kg / m2 to have a decrease in erection and ejaculation disorders. Conclusion Increase in body weight to BMI corresponding to obesity accompanied by decrease testosterone levels, erection, sexual arousal and impaired ejaculation. The relationship between abdominal obesity and hypogonadism is confirmed by the results of a correlation analysis.

Keywords: paranoid schizophrenia, antipsychotic obesity, hypogonadism, BMI, waist circle, prolactin, testosterone, risperidone.

Буланов Вадим Сергеевич - кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник отделения психонейроэндокринологии МНИИП - филиала ФГБУ «ФМИЦ ПН им. В.П.Сербского» Минздрава России; e-mail: bvadim612@gmail.com

Горобец Людмила Николаевна - доктор медицинских наук, профессор, руководитель отделения психонейроэндокринологии МНИИП - филиала ФГБУ «ФМИЦ ПН им. В.П.Сербского» Минздрава России; e-mail: gorobetsln@mail.ru

Литвинов Александр Викторович - кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник отделения психонейроэндокринологии МНИИП - филиала ФГБУ «ФМИЦ ПН им. В.П.Сербского» Минздрава России; e-mail: vccontact@gmail.com

Василенко Любовь Михайловна - кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник отделения психонейроэндокринологии МНИИП - филиала ФГБУ «ФМИЦ ПН им. В.П.Сербского» Минздрава России; e-mail: vvasilenko@inbox.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.