Научная статья на тему 'Роль монастырей в общественной и духовной жизни России в конце XIX - начале XX века на примере деятельности Московского Данилова монастыря'

Роль монастырей в общественной и духовной жизни России в конце XIX - начале XX века на примере деятельности Московского Данилова монастыря Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1383
87
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Социум и власть
ВАК
Область наук
Ключевые слова
ДАНИЛОВ МОНАСТЫРЬ / ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ / ЦЕРКОВНО-ПРИХОДСКИЕ ШКОЛЫ / БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ / THE DANILOV MONASTERY / ORTHODOX CHURCH / PAROCHIAL SCHOOL / CHARITY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Тетушкин Алексей Александрович

В статье на архивном материале рассматривается деятельность Данилова монастыря г. Москвы в части социального служения в конце XIX начале XX в. Автором делается вывод о широкой вовлеченности Православной церкви в общественные процессы, ее заметной роли в деле просвещения населения и надзора за неимущими слоями населения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE ROLE OF MONASTERIES IN PUBLIC AND SPIRITUAL LIFE OF RUSSIA IN THE LATE XIX - EARLY XX CENTURIES AT THE EXAMPLE OF MOSCOW DANILOV MONASTERY

The article on archival material deals with the activities of the Danilov Monastery, Moscow, in the area of social service in the late XIX early XX centuries. The Author concludes wide involvement of the Orthodox Church in public processes, its role in educating the public and oversight of the have nots.

Текст научной работы на тему «Роль монастырей в общественной и духовной жизни России в конце XIX - начале XX века на примере деятельности Московского Данилова монастыря»

УДК 94(470)

РОЛЬ МОНАСТЫРЕЙ В ОБЩЕСТВЕННОЙ И ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ РОССИИ В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКА НА ПРИМЕРЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МОСКОВСКОГО ДАНИЛОВА МОНАСТЫРЯ

Тетушкин Алексей Александрович,

Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, аспирант исторического отделения, г. Москва, Россия. E-mail: atetushkin@ranepa.ru

Аннотация

В статье на архивном материале рассматривается деятельность Данилова монастыря г. Москвы в части социального служения в конце XIX - начале XX в. Автором делается вывод о широкой вовлеченности Православной церкви в общественные процессы, ее заметной роли в деле просвещения населения и надзора за неимущими слоями населения.

Ключевые понятия: Данилов монастырь, православная церковь, церковно-приходские школы, благотворительность.

В современной исторической науке неизменным остается интерес к роли церкви в общественной жизни России, появляются работы по истории отдельных монастырей и деятельности духовных иерархов, изучается их вклад в общественно-политическую и духовную жизнь страны.

В данной статье нами будет рассмотрена роль Данилова монастыря в общественной и духовной жизни Московской епархии в конце XIX - начале XX в. При этом основное внимание будет сфокусировано на благотворительной и просветительской деятельности монастыря, хотя, очевидно, социальная проблематика в рассматриваемый период охватывала более широкий круг вопросов (например, борьбу с пьянством, хулиганством, помощь голодающим и так далее).

Как представляется, Данилов монастырь являет собой уникальный пример духовной обители с богатой историей, на основе которого возможно проследить реализацию принципов социального служения Церкви в рассматриваемый период. В то же время следует отметить и одну важную особенность Данилова монастыря, которая заключалась в том, что «с середины XIX века должность настоятеля монастыря совмещалась с должностью благочинного московских епархиальных монастырей» [3, с. 61]

При написании работы были проанализированы материалы Российского государственного архива древних актов, в котором находится вся внутренняя документация Данилова монастыря, с 1681 по 1920 год.

Научная новизна заключается в проведенном в рамках данного исследования анализе благотворительной деятельности Данилова монастыря, ее влиянии на общественную и духовную жизнь России в конце XIX - начале XX века. Полученные в ходе исследования результаты позволяют по-новому взглянуть на возможности взаимодействия общества и Церкви в современном мире.

Данилов монастырь на протяжении всей своей истории оказывал большое влияние на развитие духовной жизни России, однако в конце XIX - начале XX века возрастает роль обители и в общественно-политической жизни страны. Это связано с тем, что, как верно отмечает А.А. Лановенко, «отличительной чертой идейной атмосферы общественной жизни пореформенной России во второй половине XIX века явилось понимание необходимости обновления страны.

Тема религии и общества, взаимоотношение, взаимодействие самодержавия и Православной Церкви становилась особенно актуальной» [4, с. 10]. В то же время «со второй трети XIX века в России начинается интенсивное развитие православной общественности» [2, с. 115], что также заметно сказывается на повышении роли Церкви в социальной сфере.

Таким образом, мы можем говорить о том, что Православная церковь активно включается в общественную жизнь Российской империи, а деятельность ее отдельных приходов и монастырей следует рассматривать в общем контексте усиления сотрудничества между духовными и светскими институтами российского общества.

Как представляется, прежде чем проанализировать непосредственно деятельность Данилова монастыря в Москве, необходимо привести некоторые статистические данные, призванные продемонстрировать масштаб монастырской жизни в Российской империи в указанный период, чтобы более объективно определить вклад рассматриваемой нами обители. Итак, к началу XX в. в Империи существовало 1105 мужских и женских монастырей, в которых находилось 24444 монаха и 65959 монахинь [8, с. 9-10]. При этом в Московской губернии насчитывалось 38 мужских и 23 женских монастыря, в которых проживало 2219 мужчин и 3878 женщин [8, с. 11]. Что же касается конкретно Данилова монастыря, то к 1908 г. в нем было 16 монахов и 2 послушника [8, с. 407]. Столь небольшое количество обитателей монастыря связано с тем, что он относился к необщежительным монастырям. Следует отметить, что небольшое количество насельников было характерным для монастырей Московской епархии. Для примера: в Златоустинском монастыре - в то же время насчитывалось 11 монахов и 2 послушника, в Знаменском монастыре - 9 монахов и 12 послушников, в Спасо-Андроньевском монастыре - 18 монахов и 4 послушника и так далее [8, с. 418-422].

Одним из важных направлений деятельности Церкви в рассматриваемый исторический период была благотворительная деятельность. В своей диссертации «Благотворительная деятельность русской православной церкви во второй половине XIX - начале XX века» Д.А. Пашенцевым была сформулирована концепция трех уровней церковной благотворительности, самой эффективной из которых являлась деятельность третьего уровня, проходив-

шая через церковные приходы. Главной целью этой работы была социальная защита неимущих слоев населения.

Рассмотрим деятельность Данилова монастыря на ниве духовной и общественно-политической жизни страны и конкретно Москвы, конца XIX - начала XX века. Братия Данилова монастыря, занимаясь повседневным монашеским трудом и исполняя наложенные постригом обязанности, при этом не устранялась от общения с внешним миром. Следуя долгу каждого православного христианина о необходимости несения слова Божия в мир, насельники обители не уклонялись от участия в духовной жизни общества.

Способом влияния на сознание и мировоззрение православных москвичей являлись богослужения, проводимые в монастыре, которые регулярно посещали многочисленные прихожане. Утреня, Вечерня и, конечно же, Литургия - важнейшие службы для мирян, которые традиционно заканчивались пастырским словом. Проповедь священника всегда содержала в себе духовные наставления, поучения, разъяснение основных принципов и правил православной веры, призывы к самосовершенствованию в рамках христианских традиций.

Данилов монастырь принимал активное участие в благотворительной жизни Российской империи конца XIX - начала XX в. В этом аспекте он является позитивным примером, который, как представляется, можно экстраполировать на всю деятельность Православной церкви в части благотворительной работы в рассматриваемый период. С одной стороны, мы можем говорить о том, что монастырь в полной мере реализовывал христианские принципы веры, доказывая своей повседневной деятельностью важность общественного служения в его христианской трактовке («По плодам их узнаете их», Мф. 7:20). С другой - на данном примере мы видим своего рода пример инкорпорирования Православной церкви в социальную сферу жизни российского общества, понимание ею необходимости соучастия в государственной социальной политике. Очевидно, что лучшим (и наиболее эффективным) способом этого соучастия для Церкви было приложение усилий по общественному надзору за наиболее незащищенными группами населения путем создания в своей структуре богоугодных заведений.

В результате, по благословению митрополита Московского и Коломенского Пла-

тона (Левшина), на территории обители была построена богадельня для престарелых женщин, способная принять двенадцать немощных женщин. В архивных материалах монастыря упоминается, что в 1874 году богадельню населяли пять пожилых женщин [1, Л. 3].

К богадельне был пристроен странноприимный дом, который позволял разместить двадцать человек; в нем были отведены места для лиц мужского и женского пола. Странноприимный дом был построен на средства неизвестного благотворителя; он представлял собой деревянный двухэтажный дом для принятия на ночлег странников и богомольцев.

В 1863 году стараниями архимандрита Данилова монастыря Иакова (Кроткова) и по благословлению святителя Филарета (Дроздова) в обители был открыт приют для заштатного духовенства, В том же году приют принял на содержание двенадцать заштатных священнослужителей, терпевших крайнюю нужду [1, Л. 3].

В 1902 году на территории обители открылась больница-приют для всех больных и престарелых монашествующих Московской епархии. Она была освящена митрополитом Московским священно-мучеником Владимиром (Богоявленским) в день 250-летней годовщины обретения мощей святого князя Даниила. Разместилась больница в здании бывших братских келий. Примечательно, что построена она была на взносы московских монастырей и впоследствии на их же отчисления содержалась [7, с. 76].

Еще одним важным направлением Православной церкви в рассматриваемый период была просветительская работа. Обладая определенным материально-техническим ресурсом (зданиями, инфраструктурой), а также хорошо подготовленными кадрами, Церковь включилась в деятельность по повышению образовательного уровня населения империи, в первую очередь в сельской местности. Как известно, большая часть населения на рубеже XIX-XX вв. проживала в сельской местности. Крестьянство было носителем православной веры в большей степени, нежели городское население, обладавшее иным уровнем образования и

подверженное секулярным тенденциям. При этом, согласно Общему своду по Империи результатов разработки данных первой всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 г., средний процент грамотности населения Российской империи составлял 21,1%, т. е. грамотными являлись 26,5 млн чел. из 125,6 млн всего населения. Среди мужчин грамотных было почти 30%, а среди женщин - только около 13%.*

Таким образом, перед государством стояла серьезная задача по повышению образовательного уровня населения, и Церковь в данном случае была идеальным помощником в реализации общегосударственных планов. В результате во многих приходах и монастырях Российской империи стали открываться церковно-при-ходские школы, дававшие начальное образование. Как верно отмечает Митрополит Сергий в своей статье «Краткий очерк истории социального служения Русской Православной Церкви», в начале XX в. «существовали церковно-приходские школы и производственные мастерские, в которых дети из бедных семей бесплатно обучались грамоте и какому-нибудь ремеслу».**

В конце XIX века значение церковноприходских школ в системе общего начального образования было очень велико. В частности, в 1892 году среди низших и начальных училищ Российской империи доля училищ, находящихся под ведомством Священного синода, составляла более 50% от общего числа школ. В городских поселениях функционировало 78 церковно-приходских школ при их общем количестве 278, что составляет 28%; в селениях в 1892 году было зарегистрировано 686 церковно-приходс-ких школ при их общем количестве 1241, что составляет 55%.***

Рассмотренные статистические данные показывают, что в сельской местности более половины учреждений общего начального образования обеспечивалось именно за счет церковно-приходских школ.

Не стал исключением и Данилов монастырь. Помимо действующих на территории монастыря богоугодных заведений, принимавших нуждающихся пожилых и немощных людей из крестьян и церковного сословия, а также странников и богомоль-

*См.: Общий свод по Империи результатов разработки данных первой всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 г., Т. 1.

""Сергий, митрополит. Краткий очерк истории социального служения Русской Православной Церкви - http://www.vob.ru/mitropolit/trudi/science/service/sv-2.htm.

""""Начальное народное образование в России / Имп. Вольное экон. об-во; под ред. [и с предисл.] членов Совета бывш. С.-Петерб. ком. грамотности Г. Фальборка и В. Чарнолуского. - СПб.: Тип. т-ва «Народная польза», 1900—1905. Том I, табл. II.

цев, обитель заботилась и об образовании подрастающего поколения. В 1892 году при нем открылась бесплатная церковно-при-ходская школа, надзор за которой осуществляло Кирилло-Мефодиевское братство. В первый год своего существования в школе обучалось 25 учащихся, однако с каждым годом их количество увеличивалось. И к 1903 году в церковно-приходской школе занимались уже 52 ученика, 36 из которых были из крестьян, остальные принадлежали к мещанскому сословию [7, с. 78]. В школе изучались: Закон Божий, церковное пение, церковнославянская грамота, русский язык, арифметика, отечественная история, география, чистописание.

Собственная церковно-приходская школа была не единственным направлением деятельности монастыря в области образования. В архивных материалах содержатся входящие документы от различных учебных заведений с просьбой о направлении им оплаты за обучение воспитанников, финансируемое за счет обители. Все документы были получены из учреждений, в которых обучаются дети духовенства.

Отдельно следует сказать о деятельности Данилова монастыря в области собственно духовно-религиозного образования. В результате реформы системы духовного образования в начале XIX века, оно было разделено на четыре ступени: приходские училища, духовные училища, духовные семинарии и духовные академии. Приходские училища не следует путать с церковноприходскими школами: последние были созданы для детей крестьян, в то время как приходские училища предполагались для начального образования детей духовенства. Но в связи с тем, что, как правило, начальное образование дети священников получали дома, такие училища не были особо востребованы. Что же касается духовных училищ и духовных семинарий, то они давали неполное среднее и среднее образование соответственно. Выпускники духовной академии получали высшее образование [1, с.100].

Для представителей духовенства образование детей являлось насущной проблемой, так как только в этом случае в будущем они могли рассчитывать получить работу и соответственно возможность иметь средства к существованию. Для мальчиков было необходимо закончить хотя бы духовное училище, так как только в этом случае они имели возможность претендовать на место псаломщика или диакона в храме. В сан священника возводились лица,

закончившие семинарию или отчисленные из нее не ранее 4 курса. Сложность для духовенства заключалось в том, что образование было платным, семьи были, как правило, многодетными, и в случае если священник имел небольшой или бедный приход, то оплатить училище или семинарию для всех детей он был не в состоянии. Зачастую в таком положении оказывались представители сельского духовенства. Для них Данилов монастырь выступал в роли мецената, оплачивая обучение в училище или семинарии для воспитанников, которые не могли себе этого позволить. В частности, во входящих документах обители за 1874 г. содержится прошение от смотрителя Волоколамского духовного училища о перечислении суммы в размере 100 руб. на обучение пансионеров за второе полугодие [1, Л. 7]. Также монастырь финансировал обучение воспитанников в Московской духовной семинарии.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что монастыри имели огромное влияние не только на духовную, но и на общественную жизнь страны. При рассмотрении благотворительной деятельности Данилова монастыря становиться, очевидно, что обитель берет на себя ответственность за проведение социальной политики для крестьян и духовенства. В XIX веке государством не проводилась повсеместная социальная политика, которая бы охватывала все слои общества и особенно оказывала помощь беднейшим и терпящим нужду ее членам. В связи с чем, видя острую необходимость в проведении такой политики, монастыри через свою благотворительную деятельность старались претворять в жизнь некоторые ее элементы. В частности, стараниями Данилова монастыря были устроены заведения для оказания помощи нуждающимся престарелым лицам среди крестьян и заштатного духовенства. Обитель также охватывала такие сферы социальной политики, как здравоохранение и образование, так как на ее территории функционировали больница-приют и церковно-приходская школа.

1. Белоногова, Ю.И. Приходское духовенство и крестьянский мир в начале XX века. М.: Изд-во ПСТГУ, 2010.

2. Костюк, К.Н. Возникновение социальной доктрины Русской православной церкви // Общественные науки и современность, 2001, N 6, С. 115.

3. Кривошеева, Н.А. Материалы из следственного дела патриарха Тихона // Вестник православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Сер. 2: История. История Русской Православной Церкви, 2011. Вып. N (3) 40. С. 61.

4. Лановенко, А.А. Социально-исторический процесс взаимодействия государства и церкви: современный социокультурный подход. автореф. дисс. ... к. социол. н. М., 2012. С. 10.

5. Начальное народное образование в России / Имп. Вольное экон. об-во; под ред. [и с предисл.] членов Совета бывш. С.-Петерб. ком. грамотности Г. Фальборка и В. Чарнолуского. СПб.: Тип. т-ва «Народная польза», 1900-1905. Т. I, табл. II.

6. Общий свод по Империи результатов разработки данных первой всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 г., Т. 1.

7. Первый «на Москве» монастырь // Московский Данилов монастырь. М.: Даниловский благовестник, 2000.

8. Православные монастыри Российской империи. Полный список. Сост. Л.И. Денисов. М.: Издание А.Д. Ступина. 1908.

9. Сергий, митрополит. Краткий очерк истории социального служения Русской Православной Церкви [Электронный ресурс]. URL: http://www.vob. ru/mitropolit/trudi/science/service/sv-2.htm (дата обращения: 12.09.2014).

10. РГАДА. Ф. 1188. Оп. 1. Д. 498.

11. РГАДА. Ф. 1188. Оп. 1. Д. 501.

References

1. Belonogova, Yu.I. Prikhodskoye dukhovenstvo i krest'yanskiy mir v nachale XX veka. M.: Izd-vo PSTGU, 2010 [in Rus].

2. Kostyuk, K.N. Vozniknoveniye sotsial'noy doktriny Russkoy pravoslavnoy tserkvi // Obshchestvennyye nauki i sovremennost', 2001, N 6, 115 [in Rus].

3. Krivosheyeva, N.A. Materialy iz sledstvennogo dela patriarkha Tikhona // Vestnik pravoslavnogo Svyato-Tikhonovskogo gumanitarnogo universiteta. Ser. 2: Istoriya. Istoriya Russkoy Pravoslavnoy Tserkvi, 2011. Vyp. N (3) 40. 61 [in Rus].

4. Lanovenko, A.A. Sotsial'no-istoricheskiy protsess vzaimodeystviya gosudarstva i tserkvi: sovremennyy sotsiokul'turnyy podkhod. avtoref. diss. ... k. sotsiol. n. M., 2012. 10 [in Rus].

5. Nachal'noye narodnoye obrazovaniye v Rossii / Imp. Vol'noye ekon. ob-vo; pod red. [i s predisl.] chlenov Soveta byvsh. S.-Peterb. kom. gramotnosti G. Fal'borka i V. Charnoluskogo. SPb.: Tip. t-va «Narodnaya pol'za», 1900-1905. T. I, tabl. II [in Rus].

6. Obshchiy svod po Imperii rezul'tatov razrabotki dannykh pervoy vseobshchey perepisi naseleniya, proizvedennoy 28 yanvarya 1897 g., T. 1 [in Rus].

7. Pervyy «na Moskve» monastyr' // Moskovskiy Danilov monastyr'. M.: Danilovskiy blagovestnik, 2000 [in Rus].

8. Pravoslavnyye monastyri Rossiyskoy imperii. Polnyy spisok. Sost. L.I. Denisov. M.: Izdaniye A.D. Stupina. 1908 [in Rus].

9. Sergiy, mitropolit. Kratkiy ocherk istorii sotsial'nogo sluzheniya Russkoy Pravoslavnoy Tserkvi [Elektronnyy resurs]. URL: http://www.vob.ru/ mitropolit/trudi/science/service/sv-2.htm (data obrashcheniya: 12.09.2014) [in Rus].

10. RGADA. F. 1188. Op. 1. D. 498 [in Rus].

11. RGADA. F. 1188. Op. 1. D. 501 [in Rus].

UDK 94(470)

THE ROLE OF MONASTERIES IN PUBLIC AND SPIRITUAL LIFE OF RUSSIA IN THE LATE XIX -EARLY XX CENTURIES AT THE EXAMPLE OF MOSCOW DANILOV MONASTERY

Tetushkin Alexei Alexandrovich,

Russian Presidential Academy

of National Economy

and Public Administration,

Graduate of the Historical Department,

Moscow, Russia.

E-mail: atetushkin@ranepa.ru

Annotation

The article on archival material deals with the activities of the Danilov Monastery, Moscow, in the area of social service in the late XIX - early XX centuries. The Author concludes wide involvement of the Orthodox Church in public processes, its role in educating the public and oversight of the have nots.

Key concepts: The Danilov monastery, Orthodox Church, parochial school, charity.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.