Научная статья на тему 'Роль малого бизнеса в модернизации экономики региона'

Роль малого бизнеса в модернизации экономики региона Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
317
142
Поделиться
Ключевые слова
МАЛЫЙ БИЗНЕС / РЕГИОН / МОДЕРНИЗАЦИЯ ЭКОНОМИКИ / МАЛОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ / ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ / РЕГИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Акулов А.О.

В статье рассмотрена роль малого бизнеса в социально-экономическом развитии региона, определены основные направления его более активного вовлечения в процессы модернизации. На большом объеме фактографических данных показаны состояние и перспективы роста малого бизнеса Кемеровской области.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Акулов А.О.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Роль малого бизнеса в модернизации экономики региона»

ЭКОНОМИКА И УПРАВЛЕНИЕ

УДК 334.012.64+332.146.2

роль малого бизнеса в модернизации экономики региона

а. о. акулов,

кандидат экономических наук, доцент кафедры менеджмента E-mail: akuanatolij@yandex. ru Кемеровский государственный университет

В статье рассмотрена роль малого бизнеса в социально-экономическом развитии региона, определены основные направления его более активного вовлечения в процессы модернизации. На большом объеме фактографических данных показаны состояние и перспективы роста малого бизнеса Кемеровской области.

Ключевые слова: малый бизнес, регион, модернизация экономики, малое предприятие, индивидуальный предприниматель, региональная политика.

Малый бизнес является одним из важнейших элементов национальной экономики. Роль малого бизнеса в экономике России и ее регионов, а также его социальное значение в настоящее время достаточно подробно изучены [1, 6, 13, 14]. Малый бизнес, оперативно заполняя рыночные ниши, обслуживая узкие и специфические сегменты рынка, адаптируя товары и услуги под конкретные потребности, позволяет быстро перераспределять ресурсы. Он предоставляет возможности для повышения эффективности крупных предприятий путем вывода непрофильных функций на аутсорсинг. Сложно переоценить роль малого бизнеса в сфере удовлетворения бытовых потребностей населения, в торговле. Исключительно важен малый инновационный бизнес, разрабатывающий принципиально новые технологии, идеи и продукты. С социальной точки зрения малый бизнес позволяет оперативно созда-

вать рабочие места даже в кризисных ситуациях, отчасти компенсировать последствия спада в базовых отраслях, на крупных предприятиях. Предоставляя занятие и заработок самому предпринимателю, его наемным работникам, нередко — членам семьи, малый бизнес снижает социальную напряженность и нагрузку на рынок труда.

Актуальной научной и практической проблемой в современных условиях становится исследование роли и места малого бизнеса в процессах модернизации и инновационного развития, особенно на региональном уровне. В последние годы эти вопросы рассмотрены в ряде исследований [5, 7, 8, 9, 12, 16, 18, 19]. М. Н. Добындо, анализируя инновационную трансформацию региональной экономики, особо выделил фактор малого предпринимательства как движущей силы инновационного обновления [9]. Т. В. Кулакова и М. А. Моисеева указывают на возможности малого бизнеса по генерации прорывных инноваций и установлению связей между научно-исследовательскими структурами и крупным бизнесом, а также на потенциал ускорения технологической модернизации за счет оказания малыми фирмами информационных, консалтинговых и инжиниринговых услуг, необходимых крупным предприятиям [12].

Существенную роль в модернизации экономики малому бизнесу отводит О. А. Ушакова, которая полагает, что малое промышленное производство

может способствовать отладке технологических процессов, отработке и апробации современных методов организации производства и управления для последующего тиражирования крупными предприятиями и осуществления технологического прорыва в различных отраслях экономики [16]. Кроме того, малый бизнес, с точки зрения этого автора, способен внести существенный вклад в развитие производственной инфраструктуры. Возможности участия малого бизнеса в модернизации монопрофильных муниципальных образований рассматриваются С. В. Березневым и Т. Ф. Мамзиной. Они отмечают большой потенциал малого бизнеса как фактора диверсификации угольных и металлургических моногородов и в то же время полагают, что он реализуется в недостаточной степени [5].

Вопрос о роли малых предприятий в модернизации экономики также изучался Н. Я. Головецким и Б. Н. Головецким [7]. По их мнению, значительные возможности малого бизнеса в этой сфере на практике используются слабо, в том числе из-за пассивности государственной поддержки и недостаточных инновационных стимулов для предпринимателей. В. А. Цукерман и Е. С. Горячевская в своем исследовании рассмотрели роль малых предприятий в модернизации экономики северных регионов России [18]. Они также пришли к выводу о недостаточности государственной помощи, сдерживающей инновационный потенциал малого бизнеса. Основной вклад малых предприятий в модернизацию экономики В. А. Цукерман видит в генерировании технологических инноваций, а также в оказании услуг аутсорсинга крупным компаниям [17].

Следовательно, в экономической науке существует мнение о значительном потенциале малого бизнеса как фактора модернизации. Он способен внести существенный вклад в инновационное развитие, как способствуя диверсификации экономики, так и участвуя в технологическом развитии путем генерации инноваций и оказания различных услуг. Таким образом, малый бизнес считается важным субъектом модернизационных и инновационных процессов. Однако в имеющихся исследованиях не в полной мере оценены фактически сложившееся место и существующая роль малого бизнеса в экономике регионов различного типа, не до конца раскрыты его финансово-экономическое состояние, технологический облик и реальные возможности участия в модернизации. Кроме того, слабо изучено взаимодействие малого бизнеса с другими

секторами региональной экономики, в частности распределение факторов производства между ними. Все это не позволяет адекватно оценивать реальные возможности малого бизнеса в качестве участника модернизации, а также вырабатывать наиболее результативные механизмы и методы его стимулирования. В данной связи цель исследования — на основе анализа состояния малого бизнеса в регионе определить потенциал его участия в модернизаци-онных процессах.

Важные для исследования количественные оценки представлены в работах В. Г. Басаревой, где отмечается крайне высокий уровень региональной дифференциации развития малого бизнеса в пользу наиболее благополучных и экономически успешных субъектов Федерации [2, 3]. Следовательно, состояние малого бизнеса определяется уровнем экономического развития региона, и он ограничен в своих возможностях как самостоятельный субъект модернизации. Причем под влиянием кризиса 2008—2009 гг. межрегиональная дифференциация только усиливается [4], чему способствуют и государственные программы поддержки.

Автором проведен анализ состояния малого бизнеса в регионе на примере Кемеровской области. Это типичный старопромышленный регион со сложной экономической ситуацией. В 2012 г. было отмечено снижение валового регионального продукта (ВРП) [11]. Рецессия объясняется ухудшением положения в традиционных отраслях тяжелой индустрии. Они имеют серьезные спросовые и инвестиционные ограничения, резервы их роста практически исчерпаны. В этой ситуации становится необходимой модернизация региональной экономики, в частности, технологическое обновление базовых отраслей и диверсификация структуры ВРП. Рассмотрим реальный потенциал участия малого бизнеса в данных процессах. Основные показатели состояния малого бизнеса Кемеровской области представлены в табл. 1.

Анализ данных табл. 1 показывает, что в деятельности малого бизнеса имели место разнонаправленные тенденции. Монотонное увеличение численности субъектов предпринимательства должно свидетельствовать об активном развитии малого бизнеса, но это явление не согласуется с другими показателями.

Общее число малых предприятий увеличилось почти в 2 раза. На начало 2012 г. в Кемеровской области насчитывалось более 30 тыс. малых пред-

Таблица 1

Основные показатели состояния малого бизнеса в Кемеровской области в 2007—2012 гг. [11]

Показатель 2007 2008 2009 2010 2011 2012

Количество малых предприятий 15 800 18 200 19 324 25 989 29 156 30 073

В том числе:

— общее количество микропредприятий — доля микропредприятий, % — — 16 420 84,97 22 739 87,49 26 339 90,34 —

Среднесписочная численность работников 137 300 178 496 184 592 171 600 176 693 213 300

малых предприятий, чел.

В том числе:

— численность микропредприятий, чел. — доля микропредприятий, % — 71 647 40,14 76 310 41,34 — 73 515 41,61 —

Оборот малых предприятий, млн руб. 264 300 292 091 193 045 245 000 253 362 299 000

В том числе:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— микропредприятий, млн руб. — доля микропредприятий, % — 128 219 43,90 87 645 45,40 — 112 980 44,59 —

Доля продукции малых предприятий в ВРП, % 10,4 10,3 9,3 10,3 10,8 11,8

приятий, а по их численности регион занимал 15-е место в России. Причем в течение 2009—2011 гг. число микропредприятий увеличивалось быстрее, чем малых предприятий в целом. Однако показатели оборота малых и микропредприятий в 2009 г. резко упали, несмотря на увеличение численности субъектов малого предпринимательства. В 2010 г. оборот малого бизнеса увеличился в 1,25 раза, в 2011 г. был стабильным. Следовательно, деятельность малого бизнеса после некоторого посткризисного восстановления вновь затормозилась. В 2012 г. оборот малого бизнеса возрос более значительно — на 18 %. Таким образом, в 2012 г. в противовес общей рецессии экономики Кемеровской области в секторе малого бизнеса наблюдался рост.

В качестве работодателя малый бизнес в 2012 г. обеспечил рабочими местами более 200 тыс. чел. Динамика соответствующего показателя была неустойчивой. Резкий рост занятости в малом бизнесе произошел в 2008 г. Как ни странно, в кризисном 2009 г. занятость в малом бизнесе продолжила расти, хотя и меньшими темпами, а в 2010 г. по мере посткризисного восстановления экономики сократилась. Данный феномен можно объяснить следующим образом. В условиях экономического роста малый бизнес как менее привлекательный работодатель задействовал в своей деятельности «дно» рынка труда, в основном лиц с низкой квалификацией и мотивацией к труду, поскольку более конкурентоспособные на рынке труда работники стремились устроиться в крупные организации с лучшим уровнем оплаты труда и социальных гарантий. В кризисный период малый бизнес аккумулировал часть персонала, высвободившегося в крупном бизнесе.

Если сопоставлять занятость в малом бизнесе и его оборот, то видно снижение эффективности труда — при росте численности персонала оборот снизился. В 2010 г. произошел обратный процесс — численность занятых в малом бизнесе упала, а его оборот возрос. Наиболее успешным для малого бизнеса Кемеровской области оказался 2012 г., когда возросли как оборот, так и численность персонала. На фоне общей рецессии в экономике региона это позволило увеличить долю малого бизнеса в ВРП до 11,8 %. Пока эта тенденция не проявилась четко. И довольно сложно сказать, занял ли малый бизнес более серьезные позиции в Кемеровской области или же это временное явление.

Далее распределение малых предприятий по видам экономической деятельности показывает, что их посредническая и торговая ориентация в Кемеровской области выражена более четко, чем в целом по стране. Около 40 % малых предприятий занимается торговлей и услугами по ремонту, около 7 % — оказанием транспортных услуг (частные перевозчики людей и грузов), еще 22 % — операциями с недвижимостью (риэлторы, оценщики) [11]. Почти 70 % малых предприятий региона работает в секторе с минимальным реальным вещественным наполнением или вообще без такового. Причем эта пропорция существенно не отличается для микропредприятий. Еще 11 % малых предприятий работает в секторе строительства, но фактически большинство из них оказывают услуги по ремонту и отделке помещений.

В сфере обрабатывающего производства действует около 10 % малых предприятий Кемеровской области. Здесь доминируют мини-цеха и отдельные

производственные линии с несколькими работниками, которые производят относительно простую продукцию в основном на заказ (двери, окна, металлические и деревянные изделия, мебель, сувениры, оперативная полиграфия, пищевые продукты и т. д.). В большинстве своем это весьма примитивные производства с изношенным физически и морально оборудованием, низкой производительностью труда. Они не могут рассматриваться как фактор модернизации экономики Кемеровской области, поскольку их инновационно-технологическая составляющая минимальна. Это же подтверждает и распределение малых предприятий по обороту. Почти 55 % оборота приходится на торговлю и сферу услуг, 11,6 % — на операции с недвижимым имуществом и 4,1 % — на транспорт и связь [11]. В транзакционном секторе формируется более 70 % оборота малых предприятий (фактически за счет высокой доли теневого оборота этот показатель может оказаться выше). Еще 12,5 % оборота приходится на малый бизнес в сфере строительства. В обрабатывающем производстве формируется лишь около 9 % оборота.

Следовательно, среди малых предприятий доминируют либо организации сферы торговли, обращения и услуг, либо небольшие производства, работающие в основном под заказ и выпускающие продукцию с минимальной инновационной составляющей. Производительность труда и заработная плата в них низкая, возможности роста и развития ограничены рамками спроса в городе или районе. Иными словами, малый бизнес региона или занимается торговлей и посредничеством, или производит простейшую продукцию, обеспечивающую потребности локальных рынков. Подавляющее большинство малых предприятий не имеет значительного потенциала роста, неспособно выпускать относительно сложные виды продукции и осуществлять импортозамещение.

Расчет среднего оборота одного малого предприятия обрабатывающего производства в Кемеровской области дает показатель около 8 млн руб. (при суммарном обороте 2 934 малых предприятий в обрабатывающем производстве — 23 163 млн руб.). На самом деле оборот типичного малого товаропроизводителя несколько выше, поскольку в составе малых предприятий учитываются структуры, фактически прекратившие работу или изначально созданные не с целью ведения нормальной предпринимательской деятельности. Но все равно

выручка в размере 8—10 млн руб. предполагает фонд заработной платы в 2—2,5 млн руб., зарплаты для 10—15 работников — на уровне 10—15 тыс. руб. и прибыль — около 1—2 млн руб., которой явно недостаточно для серьезного технологического развития. Для сравнения: современный металлообрабатывающий станок стоит 2—3 млн руб., т. е. его цена превосходит годовую прибыль типичного малого предприятия.

Более глубоко ряд особенностей малого бизнеса Кемеровской области можно выявить на основе данных сплошного наблюдения за деятельностью субъектов малого предпринимательства, проведенного в 2010 г. [10]. Так, средняя заработная плата в организациях малого предпринимательства со статусом юридического лица в Кемеровской области составила в 2010 г. 11 493,2 руб. Это менее 65 % от средней заработной платы по экономике региона. Безусловно, в малом бизнесе доля скрытой и неучтенной заработной платы также существенно выше среднего уровня. Но даже с учетом этого обстоятельства привлекательность работы в малом и среднем бизнесе весьма низка.

Показательно распределение малых предприятий по численности занятых. Значительная часть малых предприятий (более 23 %) вообще не имеет наемных работников. Единственным сотрудником такой организации является собственник. Фактически здесь имеет место самозанятость. Около 25 % малых предприятий имеют единственного наемного работника, еще 18,5 % — от 2 до 4 наемных сотрудников. Только одна треть малых предприятий имеет 5 и более наемных работников, около 4 % — 50 сотрудников и более [10]. Это говорит о доминировании микробизнеса даже с учетом того, что в малом бизнесе широко распространена теневая занятость.

Материально-техническая база малых предприятий Кемеровской области представлена основными фондами общей стоимостью 67,3 млрд руб. [10]. Среди видов экономической деятельности наибольшую фондовооруженность имеет совершенно нефондоемкая сфера — операции с недвижимым имуществом. На этот вид деятельности приходится 36,3 % от общей стоимости основных фондов. В сельском хозяйстве функционирует 11,5 % стоимости основных фондов, в торговле и ремонте — 10,1 %, в обрабатывающих производствах — лишь 9,2 %. На пассивную часть основных фондов приходится 43,5 % их общей стоимости, на

активную — 56,5 % (в том числе на транспортные средства — 13,6 %).

Это говорит о том, что существенная часть основных фондов представлена той недвижимостью, которую смог приобрести посреднический малый бизнес (офисы, торговые, складские помещения), а оборудования и техники явно недостает. Износ основных фондов малого бизнеса Кемеровской области ниже среднего по экономике региона — 29,6 %. Однако наименее изношены здания (16,5 %), что подтверждает высказанный ранее тезис. Износ машин и оборудования составляет около 40 %, что близко к среднему уровню. Таким образом, технологическое состояние малого бизнеса Кемеровской области слабо соответствует модернизационным задачам.

Естественно, малый бизнес в регионе не ограничивается только малыми предприятиями, значительная его часть приходится на индивидуальных предпринимателей. По ним информационная картина менее полная, поскольку они не охвачены постоянным статистическим наблюдением. Имеющиеся результаты двух выборочных обследований в 2008—2009 и 2011 гг. представлены в табл. 2.

Анализ данных табл. 2 демонстрирует, что практически все показатели индивидуального предпринимательства имеют отрицательную динамику. Уменьшается как число фактически работающих предпринимателей, так и масштабы их деятельности. С 2008 по 2011 г. выручка индивидуальных предпринимателей упала почти на четверть, а их общее число — на 11,6 тыс. чел. Незначительное увеличение численности индивидуальных предпринимателей в 2011 г. дела не меняет, поскольку в 2012—2013 гг. снижение продолжилось вследствие повышения страховых взносов и других причин.

При этом численность наемных работников у индивидуальных предпринимателей существенно возросла, хотя в основном бизнесмены такого типа

по-прежнему остаются самозанятыми. Индивидуальное предпринимательство дает рабочие места почти 44 тыс. чел. Но в условиях снижения выручки это означает уменьшение эффективности работы и снижение производительности труда. Иными словами, имеет место тот же феномен, что и в случае с малыми предприятиями — снижение оборота при росте занятости.

Концентрации индивидуальных предпринимателей в Кемеровской области не происходит, их удельная выручка не растет. В течение 2008 г. — первого года, когда проявились признаки кризиса, на одного индивидуального предпринимателя приходилось в среднем 3,8 млн руб. выручки, в 2009 г. эта величина сократилась до 3,5 млн руб. Данные сплошной переписи предпринимателей за 2010 г. непоказательны, так как была получена информация от меньшей части предпринимателей, которые к тому же занижали свой оборот. В 2011 г. общий оборот индивидуальных предпринимателей вновь снизился, хотя удельная выручка немного увеличилась по сравнению с 2008 г. Однако учитывая инфляцию 2009—2011 гг., можно констатировать, что произошло снижение оборота индивидуальных предпринимателей в реальном выражении и средней величины выручки на одного предпринимателя. Даже с учетом того, что все эти годы индивидуальные предприниматели перемещались в теневой сектор, тенденция ухудшения очевидна.

Основными сферами деятельности индивидуальных предпринимателей Кемеровской области являются торговля и посреднические услуги. Более 50 % индивидуальных предпринимателей работает в сфере торговли и ремонта, еще около 11 % — в сфере посреднических услуг, связанных с недвижимостью. В сфере транспорта и связи действует около 8 % индивидуальных предпринимателей [10]. Следовательно, порядка 75 % предпринимателей

Таблица 2

основные показатели деятельности индивидуальных предпринимателей в кемеровской области в 2008—2011 гг. [10, 11]

наименование показателя 2008 г. 2009 г. 2010 г. 2011 г.

Объем выручки (с учетом налогов) от продажи продукции, товаров, работ, услуг, млн руб. 173 682 138 570 60 800 130 742

Число индивидуальных предпринимателей, осуществляющих предпринимательскую деятельность, тыс. чел. 45,5 40,3 33,5 33,9

Средний объем выручки на одного индивидуального предпринимателя, тыс. руб. 3 817 3 464 1 815 3 857

Среднесписочная численность наемных работников у индивидуальных предпринимателей, тыс. чел. - 26,2 48,0 43,9

работает в секторах экономики, не имеющих реального материального наполнения. Производственной деятельностью занимается 6,35 % предпринимателей, еще 6,67 % предпринимателей принадлежит к сфере сельского хозяйства. Примерно в тех же пропорциях распределяется число занятых.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Если рассматривать данные по обороту в разрезе видов деятельности, то посредническая ориентация становится еще более выраженной. Наибольшая часть оборота (свыше 75 %) формируется в сфере торговли и ремонта. Еще около 7,5 % приходится на операции с недвижимым имуществом, 5 % — на транспорт и связь. Следовательно, на третичный и четвертичный сектора экономики, связанные с перераспределением уже созданной стоимости, приходится около 90 % оборота индивидуальных предпринимателей. В обрабатывающем производстве формируется только 4,5 % выручки [11]. Помимо общего небольшого числа индивидуальных предпринимателей в этом секторе удельный оборот оказывается существенно ниже, чем в торговле или посреднических операциях. Если сравнивать ситуацию с общероссийской, то можно отметить большую концентрацию в посреднической деятельности. По России в целом на торговлю приходится 73,4 % оборота индивидуальных предпринимателей, на обрабатывающие производства — 5,5 %.

Состояние материально-технической базы индивидуального предпринимательства характеризуется следующими данными. Общая стоимость основных фондов индивидуальных предпринимателей Кемеровской области составляет 17,6 млрд руб. В торговле функционирует 34,7 % основных фондов (по стоимости), в сфере посреднических услуг — 33,3 %, а в обрабатывающих производствах — 4,8 % [11], хотя последние должны быть гораздо более фондоемки. Сложившаяся здесь ситуация аналогична малым предприятиям — наибольшая доля основных средств индивидуальных предпринимателей представлена недвижимостью посреднических предприятий, а обрабатывающие производства располагают в основном дешевым, устаревшим оборудованием.

Следовательно, реальное состояние малого бизнеса Кемеровской области показывает, что его потенциал в качестве движущей силы модернизации серьезно ограничен. Рассмотрим далее, насколько связана динамика развития малого предпринимательства с общей ситуацией в экономике Кемеровской области. В качестве основных показателей со-

стояния экономики региона и факторов, влияющих на состояние малого бизнеса, в ходе исследования были использованы:

1) динамика ВРП Кемеровской области;

2) динамика промышленного производства Кемеровской области;

3) численность населения Кемеровской области.

В качестве зависимых результирующих переменных, характеризующих состояние малого бизнеса, использованы следующие показатели:

1) оборот малых предприятий;

2) среднесписочная численность работников малых предприятий;

3) оборот индивидуальных предпринимателей;

4) число индивидуальных предпринимателей.

Матрица парных коэффициентов корреляции

данных показателей представлена в табл. 3.

Анализ данных показывает, что относительно значимые коэффициенты корреляции просматриваются между следующими показателями:

1) ВРП и оборот малых предприятий (средняя положительная корреляция);

2) ВРП и среднесписочная численность занятых на малых предприятиях (средняя отрицательная корреляция);

3) среднесписочная численность занятых на малых предприятиях и численность населения (сильная отрицательная корреляция);

4) численность индивидуальных предпринимателей и объем промышленного производства (средняя отрицательная корреляция);

5) численность индивидуальных предпринимателей и численность населения (сильная положительная корреляция).

Первая статистическая связь при наличии имеющегося числа степеней свободы и критического уровня не может считаться доказанной, поэтому невозможно утверждать, что увеличение ВРП положительно влияет на оборот малых предприятий. Третья из представленных зависимостей является статистическим артефактом, связь этих показателей не имеет содержательного экономического смысла.

Отрицательная корреляция между ВРП и численностью занятых на малых предприятиях более выражена. Как уже отмечалось, в условиях снижения ВРП и кризиса региональной экономики происходит переток работников, высвобожденных из базовых отраслей экономики, в сектор малого предпринимательства, а в ходе экономического

а я

к

5

Ь

5

и

п

«

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

а

«

8

ч Н

^ и

н а

л е

« ю о

о «

с о

* и

и

Я о

К а

ч и

и ?

а <и

о "

■X я

И о а 5

н Я

я о

и I

о

Я *

5

&

& «

т и

О и

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

« I

И

л ю

X о

а и

« о

я Ч

а я « г

5

а

н

«

£

Численность населения —0,292 —0,738 0,494 0,890 —0,014 —0,187 -

Промышленное производство 0,400 —0,0416 —0,0552 —0,605 0,893 - —

Валовой региональный продукт 0,500 —0,581 —0,201 —0,420 - — —

Число индивидуальных предпринимателей 0,283 0,288 0,814 - — — —

Оборот индивидуальных предпринимателей 0,282 0,442 - — — — —

Среднесписочная численность работников малых предприятий 0,160 - — — — — —

Оборот малых предприятий — — — — — —

Показатель Оборот малых предприятий Среднесписочная численность работников малых предприятий Оборот индивидуальных предпринимателей Число индивидуальных предпринимателей Валовой региональный продукт Промышленное производство | Численность населения |

роста кадры возвращаются из малого бизнеса в крупный. Статистическая связь между этими показателями присутствует, что наглядно демонстрирует рисунок. Однако уравнение линейной регрессии между ними объясняет только 32 % существующей дисперсии признака, для выводов нужен анализ более длительных рядов данных.

С этой же позиции можно оценить отрицательную корреляцию между численностью индивидуальных предпринимателей и динамикой промышленного производства (коэффициент корреляции 0,61): при спаде производства в базовых отраслях растет вынужденное предпринимательство в форме самозанятости. Однако здесь регрессия также поясняет лишь 37 % дисперсии показателя.

Таким образом, динамика малого бизнеса в регионе слабо связана с общеэкономическими тенденциями области в целом. Оборот малых предприятий и ВРП имеют слабую статистическую связь. Напротив, экономический спад и снижение промышленного производства даже стимулируют переток высвобождаемых работников в малый бизнес, смягчая в определенной степени проблему безработицы. Следовательно, малый бизнес в экономике Кемеровской области играет компенсационную роль в кризисных условиях, и этим его участие в развитии региона ограничивается. Он не может стать значимым фактором модернизации и технологического обновления в силу ориентации на посредническую и торговую деятельность, слабой материально-технической базы и низкой фондообеспеченности, недостаточного уровня развития малых обрабатывающих производств и технологического предпринимательства.

Для того чтобы переломить эту тенденцию и сделать малый бизнес реальной движущей силой модернизации, необходима трансформация региональной политики его развития, в первую очередь — изменение целевых установок. В настоящее время долгосрочной целевой программой «Развитие субъектов малого и среднего предпринимательства в Кемеровской области на 2013—2015 годы» предусмотрены следующие цели.

1. Увеличение доли продукции, производимой малыми предприятиями, в общем объеме валового регионального продукта.

2. Прирост количества малых предприятий, осуществляющих деятельность в производственной сфере обрабатывающих производств и инноваций.

Примечание: горизонтальная шкала — среднесписочная численность работников малых предприятий, чел.

Взаимосвязь динамики ВРП кемеровской области и численности занятых на малых предприятиях

3. Прирост на 10 % количества рабочих мест, созданных субъектами малого предпринимательства. Увеличение среднесписочной численности малых предприятий в среднесписочной численности работников всех предприятий и организаций.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Увеличение количества субъектов малого предпринимательства в расчете на 1 тыс. чел. населения.

5. Обеспечение устойчивого увеличения роста объемов производства товаров, работ, услуг не менее чем на 1,5 % в год [15].

Из представленного перечня видно, что в настоящее время органы власти области (как в принципе и федеральный центр) стимулируют главным образом создание новых субъектов малого предпринимательства независимо от вида их деятельности, а также формальное увеличение доли малого бизнеса в экономике без учета его качественного наполнения. Одно из следствий проводимой политики — не вполне оправданное стремление увеличить число малых предприятий любой ценой.

Однако стимулирование начала бизнеса с помощью микрофинансирования дает в основном самозанятых граждан, имеющих статус индивидуального предпринимателя. Такие субъекты бизнеса могут заниматься мелкими бытовыми услугами, торговлей и другими видами деятельности, от которых нет существенного вклада в развитие региона. По сути говоря, здесь достигаются не столько эко-

номические, сколько социальные цели, речь идет о смягчении последствий безработицы и структурных изменений, а не о серьезном развитии инновационного малого бизнеса, которое способно внести существенный вклад в достижение целей регионального развития.

Показатели, связанные с удельным весом малого бизнеса в структуре региональной экономики, могут выглядеть обманчиво, поскольку далеко не всякое их увеличение отражает прогрессивные тенденции. Как уже отмечалось, в малом бизнесе преобладают виды деятельности, не имеющие реального товарно-вещественного наполнения, которые не способствуют качественному преобразованию хозяйственного комплекса Кемеровской области, уходу от сырьевой зависимости и появлению новых отраслей и производств. Более того, стремление любой ценой повысить долю малого бизнеса в ВРП может стимулировать необоснованный протекционизм по отношению к мелким предпринимателям. Следует учитывать и то, что эффективность использования факторов производства, в частности, труда в малом бизнесе сейчас ниже средней по экономике. Поэтому применять показатели доли малого бизнеса в ВРП, в прибыли и в инвестициях в качестве цели региональной политики можно только с определенной осторожностью и при обязательном дополнении другими индикаторами.

Учитывая эти соображения, предлагается трансформировать систему целей и задач поддержки малого бизнеса Кемеровской области следующим образом (табл. 4).

Отличия предлагаемого состава целей от существующего состоят в том, что в него специально введены составляющие, характеризующие развитие малого бизнеса не в целом, а в приоритетных для модернизации региональной экономики направлениях (обрабатывающая промышленность, импортозамещающие производства и т. д.). Удельный вес именно этой части малого бизнеса позволяет оценить, насколько малые предприятия могут способствовать решению ключевых задач модернизации и технологического развития. Также

Таблица 4

Цели поддержки малого бизнеса на региональном уровне

наименование цели обоснование

Рост общего объема продукции, работ, услуг, произведенных предприятиями малого бизнеса Традиционная базовая цель. Она отражает необходимость увеличения масштабов развития малого бизнеса

Рост доли продукции предприятий малого бизнеса ВРП Обобщающая характеристика значения малого бизнеса в структуре экономики региона

Рост доли продукции предприятий малого бизнеса в общем объеме промышленного производства Предлагается оценивать долю малого бизнеса не только в ВРП, но и в промышленном производстве, что более точно характеризует значение малого бизнеса в экономике региона

Рост объема продукции, работ, услуг, произведенных предприятиями малого бизнеса, работающими в сфере обрабатывающей промышленности Характеризует степень развития наиболее прогрессивного сегмента малого бизнеса

Рост доли объема продукции, работ, услуг, произведенных предприятиями малого бизнеса, работающими в сфере обрабатывающей промышленности, в общем объеме продукции малого бизнеса Удельный вес оборота производственных предприятий в общем объеме оборота малого бизнеса характеризует, в какой степени этот сектор ориентирован на посредничество, в какой — на реальное производство. Объем посреднической деятельности, не имеющей реального вещественного наполнения, является относительно стабильной величиной по отношению к ВРП, а доля обрабатывающих производств характеризует тенденции развития более прогрессивного сектора экономики

Рост объема продукции, работ, услуг, произведенных предприятиями малого бизнеса, работающими в приоритетных для региональной экономики направлениях (обрабатывающие производства с высокой долей добавленной стоимости, импортозамещающие производства, экспортные производства) Обобщенная характеристика развития малого бизнеса, работающего в приоритетных направлениях

Рост доли предприятий малого бизнеса в общем объеме инвестиций Характеризует перспективность и масштабность развития малого бизнеса, в том числе в обрабатывающей промышленности

предлагается рассматривать в качестве одной из целей долю малого бизнеса в общих инвестициях по региональной экономике, поскольку они свидетельствуют, во-первых, о видении долгосрочной перспективы предпринимательской деятельности, во-вторых, о постепенном переходе малого бизнеса в категорию среднего, формировании «фирм-газелей», являющихся важнейшими движущими силами модернизации.

Трансформация целей региональной политики поддержки малого бизнеса в Кемеровской области и других старопромышленных регионах со сходными экономическими проблемами позволит придать ему более высокую технологическую и инновационную активность, сделать более активным фактором модернизации региональных экономик.

Список литературы

1. Андреева И. Г. Региональные условия устойчивого и эффективного развития малого предпринимательства. Челябинск: Институт экономики Уральского отделения РАН. 2007. С. 45.

2. Басарева В. Г. Взаимосвязь между уровнем жизни населения и развитием малого бизнеса //

Регион: экономика и социология. 2008. № 3. С. 168—182.

3. Басарева В. Г. Малый бизнес в региональной экономике: последствия промышленного спада // Региональная экономика: теория и практика. 2009. № 17. С. 65—69.

4. Басарева В. Г. Малый бизнес: региональные аспекты механизмов государственного регулирования // Региональная экономика: теория и практика. 2010. № 11. С. 55—62.

5. Березнев С. В., Мамзина Т. Ф. Развитие малого предпринимательства как инструмент повышения эффективности экономики регионов с высокой концентрацией монопрофильных муниципальных образований // Региональная экономика: теория и практика. 2011. № 42. С. 2—9.

6. Виленский А. В. Макроэкономические институциональные ограничения развития российского малого предпринимательства. М.: Наука. 2007. С. 22—29.

7. Головецкий Н. Я., Головецкий Б. Н. Роль малого бизнеса в модернизации экономики России // Вестник Московского государственного лингвистического университета. 2012. № 8. С. 42—50.

8. Дамдинов Д. О. Система государственной поддержки малого и среднего бизнеса в России как условие модернизации экономики России // Вестник Забайкальского государственного университета. 2012. № 3. С. 103—108.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Добындо М. Н. Развитие предпринимательства как предпосылки устойчивой инновационной трансформации региональной экономики // Региональная экономика: теория и практика. 2007. № 13. С. 55—62.

10. Итоги сплошного федерального статистического наблюдения за деятельностью субъектов малого и среднего предпринимательства за 2010 г. М.: Информационно-издательский центр «Статистика России». 2012. С. 5—19.

11. Кузбасс: статистический ежегодник. Кемерово: Территориальный орган Росстата по Кемеровской области. 2013. С. 9—22.

12. Кулакова Т. В., Моисеева М. А. Государственное стимулирование модернизации промышленности: микроэкономический подход // Журнал экономической теории. 2011. № 3. С. 162—168.

13. Лапуста М. Г., Поршнев А. Г., Старостин Ю. Л., Скамай Ю. Л. Предпринимательство. М.: ИНФРА-М. 2008. С. 3—7.

14. Малое предпринимательство в России: прошлое, настоящее и будущее. М.: Новое изд-во.

2008. С. 12.

15. Об утверждении долгосрочной целевой программы «Развитие субъектов малого и среднего предпринимательства в Кемеровской области на 2013—2015 годы»: постановление коллегии администрации Кемеровской области от 17.10.2012 № 417.

16. Ушакова О. А. Возрастание роли малого промышленного бизнеса в модернизации экономики // Известия вузов. Поволжский регион. Общественные науки. 2011. № 2. С. 177—181.

17. Цукерман В. А. Значение и роль малых предприятий при переходе регионов Севера на инновационный путь развития // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз.

2009. № 7. С. 107—119.

18. Цукерман В. А., Горячевская Е. С. Роль малых предприятий при переходе регионов Севера на инновационный путь развития // Региональная экономика: теория и практика. 2011. № 34. С. 33—41.

19. Шаров А. В. Развитие малого и среднего инновационного предпринимательства — необходимое условие модернизации экономики России // Инновации. 2010. № 5. С. 21—25.