Научная статья на тему 'Роль кратких действительных причастий в формировании полу- и полипропозитивных конструкций в «Житии Павла Обнорского»'

Роль кратких действительных причастий в формировании полу- и полипропозитивных конструкций в «Житии Павла Обнорского» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
34
25
Поделиться
Ключевые слова
БИБЛЕЙСКИЙ ПЕРЕВОД / БИБЛИЯ / ПЕРЕВОДЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ / СЕМИОТИКА / ЯЗЫКИ / МИССИОНЕРСКИЙ

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Самсонова Е. А.

Статья посвящена анализу теорий перевода Библии: теории формального соответствия, теории нормативно-содержательного соответствия, теории функциональной эквивалентности. Вторая часть статьи содержит множество примеров, демонстрирующих применение в переводческой практике правил, предложенных Ю. Найдой-автором теории функциональной эквивалентности. В заключение описаны различные виды переводов Библии, согласно их назначению: богослужебные, учебные, миссионерские и парафразы.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Самсонова Е. А.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Role of short active participles in forming semior poly-propositional constructions in Paul Omnorskiy's Life

The author drawing on the literary monument Paul Omnorskiy's Life shows the significance of participles in the text structure. It is proved that short present active participles, providing a sentence with valences in terms of syntax, determine the degree of a sentence complexity and form semior poly-propositional constructions. Participles became widespread in the 16-17th centuries when they were employed in forming semi-predicative relations, but also they became separate predicates.

Текст научной работы на тему «Роль кратких действительных причастий в формировании полу- и полипропозитивных конструкций в «Житии Павла Обнорского»»

Е. А. Самсонова

РОЛЬ КРАТКИХ ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ ПРИЧАСТИЙ В ФОРМИРОВАНИИ ПОЛУ- И ПОЛИПРОПОЗИТИВНЫХ КОНСТРУКЦИЙ В «ЖИТИИ ПАВЛА ОБНОРСКОГО»

Тема «полупредикативности» возникла в лингвистической литературе1 в связи с выделением в простом предложении «дополнительной», «вторичной» предикативности, которая, не будучи строго определена, мыслится то как возможность свести непредикативную синтаксическую связь к предикативной, то как возможность выразить предложением тот смысл, который передается отдельным (не главным) членом или членами. Неориентированная структура, включающая предикат с заполненными (по воле субъекта) валентностями, на семантическом уровне представляет собой пропозицию. Синтаксическая наполненность предиката валентностями, выраженными причастными формами, и определяет степень усложненности предложения.

Широкое функционирование причастия получили в ХУІ-ХУІІ вв., когда они не только участвовали в формировании «полупредикативных» отношений, но и стали самостоятельными предикатами.

Жития святых, созданные в XVI в., наглядно иллюстрируют подобную тенденцию. Это время для России ознаменовано появлением многих новых святых — «в святцы было внесено до ста пятидесяти новых имен»2. «Половину (около семидесяти) всех канонизированных святых в этот период составляют преподобные и богоносные отцы-основатели монастырей и их последователи (Ферапонт Белозерский, Авраамий Чухломской, Геннадий Любимоградский, Трифон Вятский, Александр Ошевенский, Кор-нилий Комельский и др.)»3.

На Соборе 1547 г. к лику святых был причислен и преподобный Павел Обнорский, или Павел Комельский, ученик и последователь Сергия Радонежского, «один из выдающихся отшельников среди сонма преподобных XVI века»4.

Источником для данной работы послужила публикация «Пространной редакции» с 26 чудесами (РНБ., собр. Погодина N 659). Появление этого варианта Пространной редакции, скорее всего, связано с обретением мощей преподобного Павла и его канонизацией на Соборе 1547 г.: 23-е чудо повествует о построении новой Соборной церкви и об обретении мощей святого.

Пространная редакция бедна событиями. Она многословна, написана в книжной манере (например: «Видевшее же бесове себе изгонимы, велми зело воздвигоша на нь брань и многа неизреченная прият в начале от бесов досаждения, их же невозможно изглаголати подробну злокозненыя прелести их, хотяще его отлучити от места того» и т. п.). Автор заявил о себе в традиционной житийной формуле. Ясно, что он писал «Житие» через сто лет после смерти Павла и ссылался как на устные предания, так и на какие-то записи: «Тем же и аз отчестей повинухся заповеди в повесть предлагаю преподобнаго Павла житие не от слышания токмо прием сие, но и от многих получив

© Е. А. Самсонова , 2009

их о оном списании, яже от древних, видевших святаго и от инех многих, слышавших... о нем».

Подтвердить святость героя жития должны были рассказы о посмертных чудесах, в которых фантастическое представление обрамлялось конкретным и реальным. Более того, списки чудес с течением времени пополнялись новыми подтверждениями святости.

Сюжетная повествовательность, отражение реальной жизни и конкретного быта, близость к преданию, устному рассказу повлияли на язык чудес. Вместе с тем «Житие Павла Обнорского» демонстрирует традиционную сложность книжно-письменной речи и характерное для времени и жанра стремление к коммуникативной насыщенности высказываний.

И в повествовательной части, и в «Сказании о чудесах Павла Обнорского» причастные формы находят частотное употребление для создания структурного и семантического осложнения простого предложения. Во всей Пространной редакции употреблено 606 причастных форм. В повествовательной части жития отмечено 53 одиночных причастия и 255 причастных форм в составе оборотов. К общему количеству употреблений полнозначных слов причастия составляют около 6%. В «Сказании о чудесах Павла Обнорского» причастия насчитывают около 7,5% употреблений к общему количеству полнозначных слов, при этом на 81 употребление одиночных причастий приходится 218 причастий в составе оборотов. Количественный показатель свидетельствует о значимости причастий в структурах жития.

Особенно активно функционируют в тексте «Жития Павла Обнорского» краткие действительные причастия настоящего времени, создавая синтаксическую наполненность предиката валентностями, выраженными причастными формами, и определяя степень усложненности предложения.

Таким образом, значимыми для формирования пропозиции будут причастия настоящего времени, назначение которых — предикативное или полупредикативное употребление. Текст повествовательной части «Жития Павла Обнорского» весьма скупо представляет одиночные краткие причастия. В обстоятельственной функции отмечено 4 употребления кратких действительных причастий настоящего времени преимущественно в постпозиции (3:1). При этом в обстоятельственной функции в препозиции к личной глагольной форме употребляется только причастие со значением статального действия:

р%*°Ц1ес вннА°шаты. вт» нбснм врата (Житие ПО. Л. 499 об.);

(Житие

ПО. Л. 498).

Краткие действительные причастия настоящего времени от акционального глагола эмоционального действия, находясь в препозиции к личным глагольным формам-аористам — , имеют значение второстепенного действия, сопутству-

ющего основному.

Отнесенность причастия к глагольной форме настоящего времени позволяет ему обозначить процессуальный признак действия:

СРв’Ь'" же век трапс^нс слжжк,Ь аа вч> прочном. сджжках монастырскых гак да трй'жафе'

вннмают сек'Ь (Житие ПО. Л. 507).

Употребленное постпозитивное по отношению к личной глагольной форме краткое действительное причастие настоящего времени передает значение одновременного с основным и сопутствующего ему действия:

ПОЖНБЄ ВЕК НЄН Три, та ПОА АА МОЛАС ПрСНО, АА г;рНТЄЛНО ЧН'ЫфЛА (Житие ПО.

Л. 497об.).

Более частотно употребление одиночных кратких действительных причастий в тексте «Чудес», однако в обстоятельственной функции в препозиции к личной глагольной форме отмечено единичное употребление краткого действительного причастия настоящего времени:

а ннт» стоіачн понУжАфетт», детаржаціаго чашУ веліа ем н глл’ыголт (Житие ПО. Л. 65).

Русская форма краткого причастия настоящего времени от акционального глагола физиологического действия имеет значение второстепенного действия, сопут-

ствующего основному.

Постпозиция причастия к личной глагольной форме представлена 14 употреблениями, чаще в составе рамочной клаузулы:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

їнде век долть свои ра^іасіа (Житие ПО. Л. 46 об.); і'ндоша век долтьта свон радУїасіа (Житие ПО. Л. 40 об.); ндохомЕкта век до‘" свон радУціесіа (Житие ПО. Л. 55 об.); ндє век келію сво рл’ьід^’іасіа н славіа кгл (Житие ПО. Л. 45 об.).

Причастные формы и от акционального глагола эмоционального

действия (с различием в форме числа) употребляются в составе рамочной

клаузулы, «закрывающей сюжет» чуда. Сочетания, включающие в свой состав эти причастные формы, являются клишированными и слабо варьирующимися. За такой формой закрепляется значение второстепенного действия, а также сопутствующего ему обстоятельственного значения образа действия.

Кроме того, «Сказание о чудесах» дает достаточное количество примеров, когда краткая причастная форма становится самостоятельным предикатом: иногда же гласы всР кс^тасловесныХ нспУцілціе (Житие ПО. Л. 42).

Общее усиление предикативности кратких причастий в форме именительного падежа способствовало образованию категории деепричастия. По мнению В. В. Колесова, причастная форма окончательно становится деепричастием только тогда, когда «получает самостоятельное подлежащее»5:

окїн стреталіаціїн дрУ^і'н же с сй’лнцамітьі. х^Л^ціе нні'н же корюцієсіа (Житие ПО. Л. 38об.).

Это полипредикативная конструкция, состоящая из трех предикативных единиц, связанных между собой союзом-частицей же. Формы причастий в именительном падеже, как краткая, так и полная, оказываются коммуникативно равнозначными для выражения предикативной функции. Усиление предикативности причастной формы обеспечивается включением союза и:

которые же не мопре'м. век мнстрн осташасга н со вог;Аыты.хашем н слешами кга моліаціе, чл’ьїціе ввкскоре чвоеіа смервктн (Житие ПО. Л. 59).

Краткое действительное причастие именительного падежа единственного числа мужского рода эксплицирует предикативное значение с добавочным определи-

тельным.

Повествовательную часть «Жития Павла Обнорского» отличает разнообразие, несмотря на немногочисленную наполненность (7 употреблений) предиката валентностями, выраженными краткими действительными причастиями настоящего времени.

— При наличии связки «быти»:

аа к'Ьх^’ вен Е'і>;),и‘'тшчм|іе послушанье“" аа в’Ьро же кгь сто’ымУ, ревнУціе томУ протнвУ снл"Ь своен (Житие ПО. Л. 508);

тл’ыко кэх^ прекьівлюціе век постех н млитатваХ н кдєннх кс^мльствУюціє (Житие ПО. Л. 517 об.).

— Без употребления связки «быти»:

кл'мидю члчьскыд пр\|гемлюцін дша, аа доклествен’Ь носнтн твкціацієсіа’м трУды (Житие ПО. Л. 487 об.).

— В составе именного сказуемого, оформленного как ДВ:

(Житие ПО. Л. 510).

— В составе именного сказуемого, оформленного как ДИ: к’Ь стын люка г^ло молчані'є (Житие ПО. Л. 508 об.).

— Как предикат придаточного в составе сложного:

но не КАчаше тгЬм прОАА^волені'е. іакож мы сллкїіпа жєлаціє сладкых н красны^ мира сего (Житие ПО. Л. 488);

(Житие

ПО. Л. 487 об.).

В придаточном предложении причастный предикат употребляется без связки. Таким образом, краткие действительные причастия настоящего времени получают функцию простого глагольного предиката присвязочной части составного именного сказуемого. В дальнейшем эти функции литературного языка были утрачены (остаточно сохраняются в просторечии и в говорах: «В тот год она была кормящая»). Предикативное употребление причастий свидетельствует о большей глагольности древних причастий, сохраняющейся в рассматриваемый период. Наличие их в «Житии Павла Обнорского» является элементом архаики, хотя подобные употребления причастий отмечены и в житиях XVII в., например в «Сказании о Иоанне и Логгине Яреньгских».

Достаточно продуктивным оказывается использование кратких действительных причастий настоящего времени в оборотах «дательный самостоятельный» (18 употреблений в повествовательной части и 15 — в тексте «Чудес»). Причастия, входящие в состав оборотов «дательный самостоятельный», участвуют в создании синтаксической перспективы предложения, формируя полипропозитивные конструкции.

Употребление ДС оборотов с краткими действительными причастиями настоящего времени в основной части «Жития Павла Обнорского» характеризуется следующими особенностями:

1. Причастие употребляется в функции логического предиката ДС оборота, коммуникативно равнозначного придаточному обстоятельственному предложению со значениями времени и со значениями причины:

пре* кжствено литУргією предстоАцін‘"^ьі мУ кратїамь ник же вть^дохн%’вть ветлдикми аа прослег;нс (Житие ПО. Л. 512);

АА "ила ВСА кУ СПО’МСП’ЬшЬСТвУціУ, КДГОСТрОААН’Ь С’ЪД’Ь’МЛЛВ'Ъ, ВЪСВОАСИ В'К^ВрДМ’ИСА

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

(Житие ПО. Л. 504 об.).

Также краткое действительное причастие настоящего времени употребляется в функции логического предиката ДС оборота, коммуникативно равнозначного независимому предложению:

вт» црквнж стотліжціУ мУ ст> мноз'Ь“" клгогов’Ьнье'"; аа ст> вса'ыц’Ь“" прнлежлнье“" послУ-ш<шіє кжственл’мго писаній (Житие ПО. Л. 494 об.).

2. Субъекты действия ДС и последующего предложения могут как совпадать, так и не совпадать.

3. Предпочтительно употребление оборотов ДС с кратким действительным причастием настоящего времени в эпизодах с динамическим описанием и в самых экспрессив-

ных частях текста (например, глава «О представлении святого»). В тексте этой главы можно обнаружить подчас информативно повторяющие друг друга предложения с ДС: ЕлжномУ оклш шцУ нашемУ плвлж,^ гакож глах^'" превьівдціж вч> ке^молвїн.’м аа вч> дннУ ® її с 111 и стоаціУ мУ и мо’млнтв’Ь слышнт віє г;вон и м’Ьст’Ь, аа’кідє* ііігі; монастыр

го (Житие ПО. Л. 502 об.);

АА В'К ДННУ ® IIС111II СТОАЦіУ мУ II МО’МЛНТВ’Ь СЛКІІІІІі' КЇ6 ^ВО** Н М’ЬСТ’Ь, АА’К1Д6Ж НН’Ь

монлстыР го (Житие ПО. Л. 503 об.).

В таком повторении воплощается коммуникативная интенция автора — передать чувства, эмоции, охватывающие и самого преподобного Павла, и его братию.

Кроме традиционных значений придаточных времени и причины обороты ДС в тексте «Чудес» коммуникативно равны двусоставным независимым предложениям: нвш’ъ же малотл нэчто в секэ дхт» чіаціе, н сЬтадіаціУ емУ ннчлціУ в ыг;вккэ (Житие ПО. Л. 61).

Постпозиция ДС к главному предложению усиливает предикативность и коммуникативную значимость оборота:

н сши. ем глаголюціУ на многн часы (Житие ПО. Л. 42 об.); сі'іа же ем глюціУ н нг;ыде Ши. него вонт» (Житие ПО. Л. 62 об.);

сі'іа же емУ глю’М’МфУ н нг;ыде нг;вк храмины егши. окномт» вонт» (Житие ПО. Л. 63 об.).

Являясь устойчивым компонентом, завершающим клаузулу «свершение чуда», оборот ДС с последующим глагольным аористом образует предложе-

ние, коммуникативно равнозначное двусоставному, осложненному однородными сказуемыми. Оборот ДС является устойчивым компонентом клаузулы

«свершение чуда». Во втором и третьем примерах оборот ДС связан с последующим сказуемым сочинительным союзом и.

Таким образом, краткие действительные причастия настоящего времени, синтаксически наполняя предложения валентностями, определяют степень усложненности предложения и формируют полу- и полипропозитивные структуры.

1 См.: Потебня А. А. Из записок по русской грамматике. Т. I—II. М., 1958. С. 185; Пешковский А. М. Русский синтаксис в научном освещении. М., 2001. С. 236; Адмони В.Г. Введение в синтаксис современного немецкого языка. М., 1955. С. 63 и др.

2 Канонизация святых. Материалы Поместного Собора Русской Православной Церкви, посвященного юбилею 1000-летия Крещения Руси. Троице-Сергиева Лавра, 6—9 июня 1988. С. 21.

3 Там же. С. 21—22. — «Порядок их канонизации, как правило, был следующим: братия монастыря усердно почитала своего усопшего первоигумена постоянным панихидным пением, которое постепенно окрашивалось молитвенным обращением к сему угоднику. Настоятель монастыря ставил перед церковной властью вопрос о молитвенном со святыми почитании угодника Божия. Монастырь предоставлял также житие и службу сему святому».

4 Концевич И. М. Стяжание Духа святаго в путях Древней Руси. М., 1993. С. 140.

5 Колесов В. В. История русского языка: Учеб. пособие. СПб., 2005. С. 604.