Научная статья на тему 'Роль и значение диалогизма в книге М. М. Бахтина «Марксизм и философия языка»'

Роль и значение диалогизма в книге М. М. Бахтина «Марксизм и философия языка» Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

CC BY
162
20
Поделиться
Ключевые слова
КРУГ М. М. БАХТИНА / "МАРКСИЗМ И ФИЛОСОФИЯ ЯЗЫКА" / ДИАЛОГИЗМ / M. M. BAKTHIN'S GROUP / THE MARXISM AND THE PHILOSOPHY OF LANGUAGE / DIALOGIZM

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Чжан Бин

М. М. Бахтин известный мыслитель, философ и учёный по литературоведению. Его фундаментальный труд «Марксизм и философия языка» играет важную роль не только в международном бахтиноведении, но и в исследовании литературоведения в XX-XXI вв. Мы считаем, что этот труд представляет собой высший уровень того, как марксизм всесторонне разрешает проблемы в области лингвистики. В его основе лежит фундаментальный принцип марксизма по лингвистике, а с другой стороны, в этой работе отражаются взгляды и отношение круга М. М. Бахтина (в том числе В. Н. Волошинов и П. Н. Медведев и другие) к проблемам по исследованию лингвистики, литературы и культуры. Принцип, изложенный в этой книге является общей программой и теоретическим основанием, а также целостной идеей школы М. М. Бахтина. В статье мы намерены вести диалогическое исследование по идее и мысли М. М. Бахтина и членов его круга в контексте их диалога с формальной школой. Мы используем метод соединения истории и логики и метод диалога, уточняем и определяем место и смысл монографии «Марксизм и философия языка», выявляем её значение для развития идеи и мысли М. М. Бахтина и членов его круга, а также для развития литературоведения в конце XX начала XXI века.

THE ROLE AND IMPORTANCE OF DIALOGISM IN THE BOOK «MARXISM AND the PHILOSOPHY of LANGUAGE» by M. M. BAKHTIN

Bakhtin is a great thinker, philosopher and scholar in the field of literary criticism. His work (or work under his name) «The Marxism and the philosophy of language» plays an important role not only in the international study of Bakhtin, but also in the whole field of literary studies in the 20-21st centuries. We consider that this work represents the highest level of solving the problems in the field of Linguistics by the way that is based on the main principle of Marxism, and from the other side, this work also reflects the views and relations of the M. Bakhtin’s group (including V.Voloshinov, P.Medvedev and the others) on the problems in the study of linguistics, literatures and culture, which will also place the first stone for the whole idea of the M.Bakhtin’s group. The principle presented in this book is a general program and a theoretical base, and also an integral idea of M. Bakhtin’s group. As a result, it is possible to say that this work is just like a bridge that everyone who wants to enter the academic temple of Bakhtin’s group, first of all, needs to pass through this book. It also can be said that the book «The Marxism and the philosophy of language» is the philosophical stone of entire theory of M. Bakhtin’s group.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Роль и значение диалогизма в книге М. М. Бахтина «Марксизм и философия языка»»

References

1. Belinsky, V. G. The works of I. I. Kozlov. Otechestvennye Zapiski. 1841. Volume. XV. Part VI. P. 4.

2. Byron, G. G. The Complete Poetical Works of Byron. Cambridge, Mass., 1910. P. 494.

3. Kozlov, I. I. Polnoe sobranie stihotvorenij [Complete collection of poems]; article, preparation of text and approx. I. D. Glickman. 2nd ed. Leningrad : Sovetskiy pisatel, 1960. P. 241.

4. Dahl V. I. Tolkovyj slovar' zhivogo velikorusskogo jazyka [Explanatory dictionary of living great Russian language]. 2 volumes. Moscow, 1989. Vol. 1. p.137.

5. Lermontovskaja jenciklopedija [Lermontov encyclopedia]. ed. by V. A. Manuilov. Moscow, Soviet encyclopedia, 1981. P. 717.

6. Show, John Thomas. Konkordans k stiham A. S. Pushkina [A concordance to the poems of Pushkin]. 2 vol. Moscow, Languages of Russian culture, 2000. Vol. 1. pp. 240-243.

© В. Г. Мойсевич, 2016

Автор статьи - Владимир Григорьевич Мойсевич, кандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных и русского языков, Омский автобронетанковый инженерный институт, e-mail: aya36@mail.ru

Рецензенты:

Г. Г. Бабалова, доктор филологических наук, профессор, Омский государственный университет путей сообщения. Е. Г. Кукля, кандидат филологических наук, зав. кафедрой иностранных языков, Омский государственный педагогический университет.

УДК 82 DOI 10.17238^П1998-5320.2016.25.44

Чжан Бин,

Пекинский педагогический университет, г. Пекин, Китай

РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ ДИАЛОГИЗМА В КНИГЕ М. М. БАХТИНА «МАРКСИЗМ И ФИЛОСОФИЯ ЯЗЫКА»

М. М. Бахтин - известный мыслитель, философ и учёный по литературоведению. Его фундаментальный труд «Марксизм и философия языка» играет важную роль не только в международном бахтиноведении, но и в исследовании литературоведения в ХХ-ХХ1 вв. Мы считаем, что этот труд представляет собой высший уровень того, как марксизм всесторонне разрешает проблемы в области лингвистики. В его основе лежит фундаментальный принцип марксизма по лингвистике, а с другой стороны, в этой работе отражаются взгляды и отношение круга М. М. Бахтина (в том числе В. Н. Волошинов и П. Н. Медведев и другие) к проблемам по исследованию лингвистики, литературы и культуры. Принцип, изложенный в этой книге является общей программой и теоретическим основанием, а также целостной идеей школы М. М. Бахтина.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

В статье мы намерены вести диалогическое исследование по идее и мысли М. М. Бахтина и членов его круга в контексте их диалога с формальной школой. Мы используем метод соединения истории и логики и метод диалога, уточняем и определяем место и смысл монографии «Марксизм и философия языка», выявляем её значение для развития идеи и мысли М. М. Бахтина и членов его круга, а также для развития литературоведения в конце XX - начала XXI века. Ключевые слова: круг М. М. Бахтина, «Марксизм и философия языка», диалогизм.

М. М. Бахтин известен не только в России, но и в Китае. В последнее время популярны по всему миру его сотоварищи, то есть члены его круга. Глубокие идеи М. М. Бахтина и его круга (школы) оказывают большое влияние на все области международных гуманитарных наук, во многих странах стала международной «индустрией» в области гуманитарных наук. В настоящее время в мире уже опубликованы бесчисленные статьи и трактаты, многочисленные монографии по поводу идей и теорий бахтинских кругов. Почти каждый год бахтинские чтения или конференции проводятся в какой-то стране, в том числе и в Китае (более 8 бахтинских конференций, а в нынешнем году в городе Нанкин в ноябре будет конференция по идее и теории бахтинских кругов). В международном обществе сейчас издаётся два журнала по исследованию идеи бахтинских кругов, один на англиском языке, другой - на русском.

Полное собрание сочинений М. М. Бахтина в Китае было издано в 1998 году, а в 2010 году вышло второе издание с дополнительным 7 томом. В Китае по поводу изучения бахтинской идеи

написаны несколько сотен статей и трактатов, более 20 монографий. Одним словом, дело изучения М. М. Бахтина и его кругов становится популярным и великим, ему не было и не будет конца, это процесс бесконечный.

В международном бахтиноведении учёные разных стран используют разнообразные методы исследования идей и теории М. М. Бахтина и членов его кругов, главный из них - метод зарождения. Например, общественная поэтика впервые предложена В. Волошиновым, когда он был в аспирантуре. Это понятие впоследствии имело большое влияние на представителей формальной школы и служило поводом для их общественного поворота (обращать внимание на самое начало, происхождение или возникновение какой-то мысли). Это первое. Второе - определение или характеристика результатов, плодов творчества, при этом самое важное - конец развития идеи и теории М. М. Бахтина и членов его круга. Третье - это метод параллельного переселения, то есть учёные, взяв за основу бахтин-скую позицию, вооружившись его идеями, анализируют другие явления, на которые он и учёные его круга по какой-то причине не обращали внимания.

Мы думаем, что любой метод имеет как достоинства, так и недостатки. Изучение идеи и теории М. М. Бахтина и членов его круга должно быть целостным и всесторонним, наше же знание пока ещё поверхностно и односторонне, мы далеки от абсолютного познания идеи и мысли М. М. Бахтина, и такое явление характерно и для Китая.

Дело в том, что М. М. Бахтин создал свою теорию в такой ситуации, в которой всё время происходил какой-то диалог между ним и членами его круга, между бахтинской и другими школами, а среди них главное - это формальная школа (по-другому ОПОЯЗ) и марксистская критика и социология. Бахтинскую идею нельзя понимать вне его отношения и диалога с членами его кругов (например, П. Н. Медведев, В. Н. Волошинов), вне отношения и диалога с другими школами и направлениями. Сам Бахтин утверждал: «В. Н. Волошинов и П. Н. Медведев - мои покойные друзья; в период создания этих книг мы работали в самом тесном творческом контакте» [9, с. 145]. По его мнению, познание возможно только в условии диалога. Познание вне диалога невозможно. Вненаходимость -это необходимое условие познания. А познание М. М. Бахтина тоже нельзя усвоить вне диалога между бахтинской и формальной школой. Для нас, китайцев, самое главное - это познать М. М. Бахтина и членов его круга целостно и всесторонне в контексте данного времени и дискуссии.

«Марксизм и философия языка» имеет важное значение не только для международного бахти-новедения, но и для всего советско-российского литературоведения и эстетики ХХ-ХХ1 веков, именно поэтому его стоит исследовать. По оценке западных критиков Гэри Сола Морсоны и Кэрил Эмерсон, «Марксизм и философия языка» представляет собой самый высокий уровень марксистского разрешения проблемы языка. В этой книге демонстрируются самые важные взгляды бахтинской школы на изучение лингвистики, литературы и культуры, она также является фундаментальным трактатом цельной идеи бахтинской школы. В данной работе автор стремится как можно всесторонне и целостно охватить идеи и мысли М. М. Бахтина и членов его круга.

Монография «Марксизм и философия языка» стоит особняком среди тех трудов, для которых авторство М. М. Бахтина бесспорно. С одной стороны, основным принципом, изложенным в этой книге, является общая программа и теоретический фундамент целостной идеи бахтинской школы, что является необходимым мостом, по которому мы смогли бы войти в храм идеи бахтинской школы. А с другой стороны, это издание, а также «Формальный метод в литературоведении», «Фрейдизм: Критическая программа» и др., принадлежат к тем трудам, насчёт авторства которых всё ещё существуют дискуссии, и представляют собой так называемый «спорный текст». Дискуссии были и есть, и нам кажется, что они будут продолжаться бесконечно и не принесут значительных результатов. В бахтиноведении были разные предположения: 1. Книга целиком принадлежит перу М. М. Бахтина. 2. М. М. Бахтин написал эту книгу в сотрудничестве с П. Н. Медведевым и В. Н. Волошиновым. 3. М. М. Бахтин полностью написал книгу, но только для того, чтобы его друг В. Н. Волошинов смог успешно защитить диссертацию и получить высокую учёную степень. 4. В. Н. Волошинов - это только маска М. М. Бахтина, поскольку бахтинское качество этих текстов ощущается непосредственно [10, с. 79]. 5. Не имея желания, боясь показываться на людях, М. М. Бахтин написал свой труд под псевдонимом. Все эти варианты игнорировали один факт: когда «Марксизм и философия языка» впервые вышла в свет именно под именем В. Н. Волошинова, как и «Фрейдизм: Критическая программа», в то же самое время появился «Формальный метод в литературоведении» под именем П. Н. Медведева. По нашему мнению, дискуссия не может быть плодотворной по причине того, что каждая из сторон не в состоянии выдвинуть сильные аргументы, подтвердить правильность своей точки зрения, и в то же самое время нет оснований

отказать в праве авторства П. Н. Медведеву и В. Н. Волошинову. Пока мы остановимся на следующей версии: книга написана В. Н. Волошиновым в сотрудничестве с М. М. Бахтиным.

Однако настоящая проблема ещё сложнее: в большинстве случаев М. М. Бахтин работал не в одиночку, а в группе или кружке, то есть его мысли появлялись в каком-то коллективе, в диалоге со своими сотоварищами одного круга, с представителями другого кружка или направления. М. М. Бахтин был великолепным организатором. Он умел координировать не только людей, но и идеи. Эта методика приносила плоды: Бахтин многое выносил именно из самого процесса общения в научной среде, которую формировал под себя. Где бы ни оказывался Бахтин, начинали формироваться так называемые «круги» Бахтина. При этом М. М. Бахтин оставался «рукопожатным» для всех и пользовался заслуженным уважением [5, с. 14]. Как сам М. М. Бахтин нам указывает, настоящее познание достигается только в ситуации диалога с другим, оно характеризуется вненаходимостью, что воплощается в другом.

Всем известно, что в России давно зародилась такая традиция, когда интеллигенция обсуждает что-то в коллективе, в салоне или кружках. Кипящий мыслями этот слой общества давно привык к такому образу жизни. Бахтинские кружки и ОПОЯЗ не были исключением, они тоже жили в такой традиции. Как вспоминал Шкловский: «У нас в ОПОЯЗе было правило: когда собирались вместе, то всё, что говорилось, было общее - не имело авторства» [11, с. 96].

Немало учёных считают, что М. М. Бахтин в общении внутри своего кружка почти всегда играл ведущую роль, может быть, в большинстве случаев так и было. «Петь голос может только в тёплой атмосфере, в атмосфере возможной хоровой поддержки, принципиального звукового неодиночества» [2, с. 231]. Но вообще говоря, научное общение или совещания всегда были обоюдными и двухсторонними, одним словом, М. М. Бахтин не только учил, но иногда и учился у других. Роль, которую М. М. Бахтин играет в своём кружке, - это не только экспорт или вывод, но и импорт и вход. Поэтому необходимое условие для того, чтобы правильнее всестороннее понимать идеи и мысли бахтин-ского кружка, - это вненаходимость.

Если говорить о том, какая из теорий является самым важным вкладом бахтинских кружков в развитие литературоведения, то следует назвать теорию высказывания. В трудах М. М. Бахтина и его сотоварищей в значении «высказывание» употребляются ещё термины «слово», «дискурс», «реплика» и др. Это значит, что теория высказывания не сразу появляется, а постепенно рождается в диалогах между членами бахтинских кружков. Теория высказывания происходила от доктрины противоположения «язык» и «речь» (languige and longue) Соссюра.

В истории лингвистики предмет исследования есть письменный язык, а живому, имеющему оживлённую устную интонацию и выразительность речи, не было места в языкознании. Однако только такая речь является бытием человечества, потому что человечество жило, живёт и всегда будет жить на родине языка. Высказывание стало своего рода рычагом (принципом Архимеда), при помощи которого М. М. Бахтин осуществил революцию в области гуманитарных наук. В результате пропасть между исследованиями внутренними и внешними была заполнена. Учёные до сих пор уделяли своё внимание только какому-то понятию или категории из бахтинской теории, при этом они не смогли увидеть, что, по М. М. Бахтину, существует некая категория, при помощи которой можно было бы соединять все категории в единую. А высказывание и есть такая категория.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Высказывание - это какие-то дрожжи новаторства, соединяющие все категории в одну. Мы можем утверждать, что бахтинская теория высказывания посвящена теории чужой речи В. Н. Воло-шинова, что и истолковывается в «Марксизме и философии языка». Однако под пером М. М. Бахтина эта теория сводится к теории транслингвистики.

При помощи транслингвистики М. М. Бахтинк удаётся свести все категории, что над языком и вне языка явлений сознаний, в одну категорию, в основании которой строится методология исследования гуманитарных наук. Как и его предшественники ОПОЯЗовцы, М. М. Бахтин уделяет важнейшее внимание контексту высказываний, считая, что значение и коннотация высказываний зависят не только от значения слов в словаре, но и - а это важнее всего -от способа их применения и контекста применения. По его словам, важная проблема - это изучение связи конкретного взаимодействия с внесловесной ситуацией. Язык живёт и исторически становится именно здесь, в конкретном речевом общении [3, с. 430]. Контекст высказывания смог бы в наивысшей степени изменять смысл и значение слов или высказываний, навязывая им те значения, которые они сами не имеют. Сущность высказываний состоит в их общественности: возникновение и генезис языка происходили из необходимости общения. Язык не только инструмент общения, но и

продукт общения. Вне языка или высказываний человечество не сможет жить. Язык и сознание -это разные стороны одной монеты, так что атрибут языка в то же время и атрибут сознания и мышления. Самый общий признак мышления - это диалектика. В результате чего бахтинская доктрина высказываний тесно связана с диалектикой мышления.

Значение труда «Марксизм и философия языка» состоит в том, что в нём излагается предпосылка развития теории диалогизма бахтинских кругов. В таком смысле эта монография понимается как предвестник теории диалогизма. Бахтинская философия высказываний начинается именно с этого труда. А как всем известно, в общей теории бахтинского литературоведения его философия высказывания занимает очень важное место, принцип этой философии высказываний обосновывается именно в этом труде, а не в «Проблемах творчества Ф. Достоевского», изданных в одном году с «Марксизмом и философией языка» (1929). Бахтинская философия высказываний - признанная методология гуманитарных наук XXI века, высказывание в которой, безусловно, занимает единственное важное место. По теории М. М. Бахтина, в основе философии высказываний лежит транслингвистика. В этом словосочетании «транс» употребляется в значении «вне» и «над» лингвистики(ой). Это значит, что предметом лингвистики высказываний являются такие высказывания, которые обычно не входят в области исследования традиционной лингвистики по причине того, что они нестандартные, тесно связанны с устной речью. Включение таких высказываний в предметы исследования лингвистики позволяет получить возможность объединить внутренние и внешние методы в один в литературоведении. Если такие сочетания удалось установить, то обязательно будет настоящая революция в гуманитарных науках. Автор «Марксизма и философии языка» также определяет отношение между высказываниями и контекстом, высказываниями и интонациями, высказываниями и идеологиями, таким образом, он при помощи такого труда проложил дорогу для развития теории диалогизма.

М. М. Бахтин, несомненно, имеет репутацию великого мыслителя и философа XXI века, который обращён лицом к будущему, и все учёные едины во мнении, что он нашёл для будущего человечества новое мировоззрение. Однако в возрождении мысли его круга он не был одинаков, а наоборот, всё время был в диалоге с другими оппонентами. Его мысли и мысли его круга были результатом этих диалогов.

В начале такого диалога противниками М. М. Бахтина были формалисты, прежде всего, это В. Шкловский и его ОПОЯЗовцы. Противоположность их позиции видна из точки зрения В. Шкловского, что искусство автономно, в нём не отражается отблеск знамени в крепости. А Бахтин настаивает на том, что искусство и жизнь отдельны, но должны отвечать друг за друга, они ответственны друг за друга. С этого начинается бахтиновская первая философия - философия этики, которая служит основой всеобщей философии М. М. Бахтина. По его мнению, в бытии мы не найдём улики не на месте, то есть в бытии нам некуда прятаться. Каждый из нас обречён нести своё долженствование там, где мы стоим. Этика не была такой абстрактной и отвлечённой категорией, все мы должны отвечать за то, что определяется тем местом, где мы стоим. Из этого видно, что мораль не что иное как долженствование, что определяется местом, где мы стоим, так что долженствование - это наша ответственность в жизни.

Этим бахтинская этика в высшей степени отличается от западной этики со времён И. Канта, а последняя основывается на принципе отвлечённой и абстрактной категории, которая очень далека от нашей жизни. Традиционная этика обычно возводится сразу с конкретной ситуации на высокоотвлечённую и абстрактную категорию, в результате чего теория всегда далека от моральной практики людей. Самый страшный кризис человечества не духовный, а кризис поведений человечества. В таком случае традиционная этика уже перестала играть свою роль в руководстве поведением и поступками человечества. Дело в том, что человек в философии И. Канта - это отвлечённый и абстрактный человек, у которого нет своего конкретного социального отношения, социального положения и конкретного обстоятельства, это и потому, что у них даже моральный принцип и отвлечённый, и абстрактный. Однако бахтинская этика не такая, она по-настоящему смогла бы стать руководителем в человеческих поступках и поведении, учителем жизни для человечества. По М. М. Бахтину, мораль перестаёт быть только блестящим звёздным небом над нашей головой, а действительно станет моральным началом у нас в сердце. Моё активное единственное место не является только отвлечённо-геометрическим центром, но ответственным эмоционально-волевым, конкретным центром конкретного многообразия мира [2, с. 58].

Особенность бахтинской философской антропологии заключается в том, что её самая важная категория - диалогизм. По мнению М. М. Бахтина, потенциальные ресурсы для разрешения конфликта между

людьми всегда были и остаются в виде диалога. Он также считает, что человеческое поведение, такого рода процессы творчества - это также проявления творческой силы. Такая точка зрения является одной из особенностей бахтинской философской антропологии. Моральные догматы запада были отторгнуты М. М. Бахтиным категорически. Диалог образуется в направленности человеческого поведения в адрес другого, а человеческая личность образуется в диалогах между людьми. С этой точки зрения, можно говорить об абсолютной эстетической нужде человека в другом, в видящей, помнящей, собирающей и объединяющей активности другого, которая одна может создать его внешне законченную личность; этой личности не будет, если другой её не создаст: эстетическая память продуктивна, она впервые рождает внешнего человека в новом плане бытия [2, с. 133]. Роль другого необходима для формирования сознания личной субъективности. Существующее внутри сознаний понятие другого является необходимым условием для созревания личного сознания.

Другая особенность бахтинской философии поступков состоит в том, что поступки, бытие и высказывания являются событиями, бытие - это со-бытие, то есть в бытии люди должны были бы по крайней мере помогать друг другу. По словам Бахтина, я-для-себя, другой-для-меня и я-для-другого, все ценности действительной жизни и культуры расположены вокруг этих основных архитектонических точек действительного мира поступка: научные ценности, эстетические, политические (включая и этические, и социальные) и, наконец, религиозные [2, с. 54]. Это составляет главное содержание его философской антропологии.

Диалогизм заключается в самом бытии, а не в отвлечённом моральном догмате. «Быть-событие» - это другой термин, созданный им, из которого яснее видно одно: мир действительности (природа в действительности и социальная жизнь) - это и мир человеческих поведений и поступков, и мир событий. Близкие этому термину - «событие бытия», «бытие как событие». В бахтинской терминологии есть такой термин, как «событие бытия».

Бытие - это не какая-то отвлечённая категория, а некое активное событие, взаимодействующее между «Я» и другими. Этот мир дан мне с моего единственного места как конкретный и единственный. Для моего участного поступающего сознания он как архитектоническое целое расположен вокруг меня как единственного центра исхождения моего поступка: он находится мною, поскольку я исхожу из себя в моём поступке-видении, поступке-мысли, поступке-деле [2, с. 57]. М. М. Бахтин в своей теории воплотил единство сущности философии и сущности лингвистики, единство жизни и искусства, единство долженствования и ответственности, таким образом, он положил основу принципа знаний и поведений, знаний и поступков.

С чего начать? Перед нами очень важный вопрос. М. М. Бахтин начинал с позиции личного человека в бытии, в этом и состоит его особенность, отличающая его от предшественников. По отношению ко всему действительному единству возникает моё единственное долженствование с моего единственного места в бытии. Я-единственный ни в один момент не могу быть безучастен в действительной и безысходно-нудительно-единственной жизни, я должен иметь долженствование [2, с. 42]. В таком случае бахтинскую философию этики можно называть и архитектоникой вопрос и ответ. Таким образом, пропасть между миром искусства и миром жизни заполнена М. М. Бахтиным при помощи человеческих поведений, он воплотил единство обеих сторон и соотношение между ними. Мир жизни и мир искусства, конечно, различны: главное состоит в том, что мир жизни несовершенен, а мир искусства совершенен, первый диалогичный, а второй монологичный, первый открытый, а второй закрытый, первый животворный, а второй безжизненный, однако обе стороны необходимы для развития культуры.

Диалогизм - это только одна из составных частей бахтинской философской антропологии. Вдохновение диалогизма происходит из такой ситуации, в которой два человека сидят лицом к лицу, и в этой ситуации воплотилась социальная сущность лингвистики и диалогизма. А вполне вероятно, что из такой ситуации происходили и западные, и восточные этики. В Китае в конфуцианской школе пропагандируется гуманность (в значении "{—"), а если смотреть из анализа иероглифа, то гуманность ("{^") в этом случае понимается в значении «человек к человеку должен был бы относиться с гуманностью» (и его прямое значение - «два человека относятся друг к другу»). Диалогическое сознание точно такое же, оно происходило из такой же ситуации: два человека сидят друг напротив друга. В этой ситуации каждый может не видеть того, что видит другой, при этом они нужны друг другу, потому что у каждого из них свои пробелы в видении. Человечеству необходим диалогизм именно потому, что у каждого свои слабости и недостатки. Для научного познания вненаходимость - это необходимое условие. Бахтин подчеркнул, что «я не могу обойтись без другого, не могу стать самим собою без

другого; я должен найти себя в другом, найдя другого в себе (во взаимоотражении, во взаимоприятии)» [4, с. 344]. В международном литературоведении бахтинская философская антропология пользуется большой популярностью. Путь к диалогу разных народов проложен бахтинским диалогизмом, и этим объявляется закономерность разнообразности разных народов во всём мире.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Бахтинский диалогизм не только основной принцип общения между людьми, но и самая фундаментальная методология для исследования гуманитарных наук. С точки зрения Бахтина, предмет гуманитарных наук - выразительное и говорящее бытие [6, с. 430]. Кроме того, понимание в толковании учёных точных наук обычно обозначается единством субъекта и объекта, а в толковании учёных гуманитарных наук - интуитивной реструкцией исследуемого объекта. Такое толкование понимания происходило от Вольтера. В этом вопросе М. М. Бахтин не открыл, а развил и добавил точки зрения его предшественников. Естественные науки не требуют от учёных индивидуальности, а в гуманитарных науках всё как раз наоборот - они требуют индивидуальности и личного творчества. Понимание в таком толковании в области точных наук обозначает парадокс, а в области гуманитарных наук -естественное и само собой разумеющееся. Соответствие бахтинских мыслей в вопросе о понимании со взглядами западных мыслителей, например, с Гадамером, «соединение видений», очевидно всем, так что мы можем сказать, что бахтинская теория диалогизма обращается к будущим теориям.

На пути к диалогизму М. М. Бахтин проходил несколько ступеней, среди них и многоголосие, и полифония. На понятие полифонии обращали внимание и на западе, и у нас в Китае, когда имя Бахтина стало известным во всём мире. По мнению М. М. Бахтина, монолог означает замкнутость культуры, смерть искусства, застой мышления и завершение процессов, а полифония - животворчество, кипение жизнью, несовершенствование, динамичность, органичность. Принципы монолога и диалога могут быть воздвигнуты на уровень состояний вещей: первое связано со смертью, а второе - с жизнью. Сущность полифонии именно в том, что голоса здесь остаются самостоятельными и как таковые сочетаются в единстве высшего порядка, чем в гомофонии. Если уж говорить об индивидуальной воле, то именно в полифонии и происходит сочетание нескольких индивидуальных воль, совершается принципиальный выход за пределы одной воли. Можно было бы сказать так: художественная воля полифонии есть воля к сочетанию многих воль, воля к событию [8, 50]. В возрождении теории полифонии теория «чужой речи» впервые упоминается В. Н. Волошиновым в труде «Марксизм и философия языка», она стимулировала бахтинскую теорию полифонии, по крайней мере, это было параллельное влияние на М. М. Бахтина. В изложенном принципе полифонии в труде «Проблемы творчества Ф. Достоевского», где и персонажи, и герой, и автор в высшей степени отличны от тех лиц в других произведениях, их особенность состоит, прежде всего, в преимуществе мышлений.

Специалист по исследованию формальной школы В. Эрлих давно указывает в фундаментальном труде «Русская формальная школа: её история и доктрина»: в единственном движении формальной школы с самого начала появились два течения, одно из них направлено на историю литературы, а другое имеет наклонность к структурализму и семиотике, представитель первого течения - это ОПОЯЗ, а второе течение - это Московский лингвистический кружок, его представитель Роман Якобсон [12]. В какой-то степени они противоположны друг другу. В 1920 г. Роман Якобсон переселился в Прагу, и там при его содействии в 1926 г. создана Пражская школа. В какой-то степени её можно назвать продолжателем новой традиции формальной школы. Одним словом, как указывает В. Эрлих, её представитель Ян Мукаржов-ский просто имитатор и продолжатель теории формальной школы.

Во время оттепели на периферии СССР, в столице Эстонии возродилась Тартуская семиотическая школа. Её представитель Юрий Лотман положил начало семиотике культуры. Однако этого учёного в полном смысле можно назвать преемником и продолжателем научной традиции бывшей формальной школы. В его руках семиотика стала скальпелем для анализа художественного текста, хотя он тоже вносит большой вклад и новаторство в общее достижение всего литературоведения. Применив модели параллелизма для анализа такого понятия, как история, на первый взгляд, как будто совсем несовместимые, но в результате выводы Лотмана оказались убедительными. М. М. Бахтин считал, что, несмотря на то, что нам казалось бы, что семиотика гораздо объективнее, в действительности она сильно субъективна по причине того, что, когда семиотики смотрят на любые явления, везде и всюду они видят только самих себя. Несмотря на это, анализы Юрия Лотмана приносят нам много открытий и вдохновения.

Дело не только в этом. Речь идёт о конце ХХ века. В нынешнем веке не только Юрия Лотмана, но и постмодерниста и теоретика М. М. Эйпштейна можно было бы назвать продолжателями и преемниками традиции формальной школы. В процессе смены школ бахтинская школа, как их попутчик и сопроводитель, всё время будет сопутствовать дальше через весь XXI век.

К. Г. Исупов, историк русской и мировой культуры, считает, что Бахтин не просто «популярен» и «известен», как известны классики - писатели и философы XIX-XX вв. Бахтин - всепланетное явление, герой-«трикстер» современной ноосферы. Его научная проза, переведённая на основные языки мира, стоит у истоков фундаментальных стратегий мысли XX века и существенным образом определяет контуры диалогической философии, нужду в которой заявило третье тысячелетие [7, c. 7-8].

Мысли бахтинских кругов, с одной стороны, продукт русской культуры Серебряного века, с другой - источник вдохновений, из которого современные постмодернисты черпают новые мысли. Одно удивительно, бахтинские мысли о незавершённости, неопределённости и диалогизме в высшей степени соответствуют международным направлениям постмодернизма, что на западе достигли своего расцвета. В заключение следует сказать, что в любой момент развития диалога существуют огромные неограниченные массы забытых смыслов, но в определённые моменты дальнейшего развития диалога, по ходу его они снова вспомнятся и оживут в обновлённом (в новом контексте) виде. «Нет ничего абсолютно мёртвого: у каждого смысла будет свой праздник возрождения» [6, с. 393]. Нет абсолютной истины, истина - это процесс поиска истин, а это очень длинная дорога, одним словом -это дорога без конца.

Библиографический список

1. Письма М. М. Бахтина. - М., 1992. - Кн. 5-6.

2. Бахтин, М. М. Автор и герой в эстетической деятельности / М. М. Бахтин. - М. : Русские словари, 2003. - 957 с.

3. Бахтин, М. М. Фрейдизм. Формальный метод в литературоведении. Марксизм и философия языка. Статьи. М. М. Бахтин. - М. : Лабиринт, 2000. - 640 с.

4. Бахтин, М. М. Заметки 1961 г. / М. М. Бахтин // Собрание сочинений. - М. : Русские словари, 1996. -

732 с.

5. Рудевич, А. 7 фактов о Михаиле Бахтине [Электронный ресурс]. - Режим доступа. http://russian7.ru/post/7-faktov-o-mixaile-baxtine/

6. Бахтин, М. М. Эстетика словесного творчества. - М. : Искусство, 1986. - 422 с.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

7. Исупов, К. Г. М. М. Бахтин: pro et contra. Личность и творчество М. М. Бахтина в оценке русской и мировой гуманитарной мысли. - СПб. : РХГИ, 2001. - 552 с.

8. Бахтин, М. М. Проблема поэтики Достоевского. - М. : Художественная литература, 1972. - 244 с.

9. Бахтин, М. М. Из писем М. М. Бахтина. - М., 1992. - № 11-12. - С. 145.

10. Бочаров, С. Г. Об одном разговоре и вокруг него / С. Г. Бочаров // Новое литературное обозрение. -1993. - № 2. - С. 79.

11. Чудаков, А. Спрашивая Шкловского // Литературное обозрение. - 1990. - № 6. - С. 96.

12. Victor Erlich, Russian Formalism, History-Doctrine, Fourth edition, Mouton publishers. The Hague. Paris. New York, 1980.p.175.

Zhang Bing, Beijing Normal University, Beijing, China

THE ROLE AND IMPORTANCE OF DIALOGISM IN THE BOOK «MARXISM AND THE PHILOSOPHY OF LANGUAGE» BY M. M. BAKHTIN

Bakhtin is a great thinker, philosopher and scholar in the field of literary criticism. His work (or work under his name) «The Marxism and the philosophy of language» plays an important role not only in the international study of Bakhtin, but also in the whole field of literary studies in the 20-21st centuries. We consider that this work represents the highest level of solving the problems in the field of Linguistics by the way that is based on the main principle of Marxism, and from the other side, this work also reflects the views and relations of the M. Bakhtin's group (including V.Voloshinov, P.Medvedev and the others) on the problems in the study of linguistics, literatures and culture, which will also place the first stone for the whole idea of the M.Bakhtin's group. The principle presented in this book is a general program and a theoretical base, and also an integral idea of M. Bakhtin's group. As a result, it is possible to say that this work is just like a bridge that everyone who wants to enter the academic temple of Bakhtin's group, first of all, needs to pass through this book. It also can be said that the book «The Marxism and the philosophy of language» is the philosophical stone of entire theory of M. Bakhtin's group.

Keywords: M. M. Bakthin's group, the Marxism and the philosophy of language, dialogizm.

References

1. Pis'maM. M. Bahtina [Letters By M. M. Bakhtin]. Moscow, 1992. Part. 5-6.

2. Bakhtin M. M. Avtor i geroj v jesteticheskoj dejatel'nosti [Author and hero in aesthetic activity]. Moscow, Russian dictionaries, 2003. 957 p.

3. Bakhtin M. M. Frejdizm. Formal'nyj metod v literaturovedenii. Marksizm i filo-sofija jazyka. Stat'i. M. M. Bahtin [Freudianism. The formal method in literary criticism. Marxism and the Philo-Sophia of the language. Article. M. M. Bakhtin]. Moscow, Labirint, 2000. 640 p.

4. Bakhtin, M. M. Zametki 1961 g. Sobranie sochinenij. Notes g 1961. [Collected works. Moscow, Russian dictionaries], 1996. 732 p.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

5. Rudewicz, A. 7 faktov o Mihaile Bahtine [7 facts about Mikhail Bakhtin]. Access mode. http://russian7.ru/post/7-faktov-o-mixaile-baxtine/

6. Bakhtin M. M. Jestetika slovesnogo tvorchestva [Aesthetics of verbal creativity]. Moscow, Iskusstvo, 1986. 422 p.

7. Isupov, K. G. M. M. Bahtin: pro et contra. Lichnost' i tvorchestvo M. M. Bahtina v ocenke russkoj i mirovoj gumanitarnoj mysli. [M. M. Bakhtin: Pro et contra. The personality and work of M. M. Bakhtin in the assessment of Russian and world humanitarian thought]. 2001. 552 p.

8. Bakhtin, M. M. Problema pojetiki Dostoevskogothe [Problem of Dostoevsky's poetics]. Moscow, Khudozhestvennaya Literatura, 1972. 244 p.

9. Bakhtin M. M. IzpisemM. M. Bahtina [From the letters of M. M. Bakhtin]. 1992. no 11-12. p. 145.

10. Bocharov S. G. On a conversation around him. Novoe literaturnoe obozrenie. 1993. No. 2. P. 79.

11. Chudakov A. Asking Shklovsky. Literaturnoe obozrenie. 1990. No. 6. p. 96

12. Victor Erlich. Russian Formalism, History-Doctrine, Fourth edition, Mouton publishers. The Hague. Paris. New York, 1980. p. 175.

© Чжан Бин, 2016

Автор статьи - Чжан Бин, профессор Пекинского педагогического университета, Китай, e-mail: jetta1234@sina.com

Рецензенты:

Ван Лие, профессор Пекинского университета иностранных языков, Института русского языка, Китай. Ван Чжунху, профессор Пекинского столичного педагогического университета, Китай.