Научная статья на тему 'Роль гиббереллинов и брассиностероидов в регуляции роста и развития арабидопсиса'

Роль гиббереллинов и брассиностероидов в регуляции роста и развития арабидопсиса Текст научной статьи по специальности «Агробиотехнологии»

CC BY
913
175
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по агробиотехнологии, автор научной работы — Головацкая И. Ф., Винникова Ю. М.

Изучали совместное действие активных групп гиббереллинов (ГК) и брассинолида (БЛ) на рост и развитие растений Arabidopsis thaliana экотипа Landsberg erecta. Показали, что предпосевная обработка 10-9М БЛ семян сокращала продолжительность фаз онтогенеза растений, ускоряла рост вегетативных и репродуктивных органов и увеличивала семенную продуктивность у растений дикого типа Ler и его мутанта ga4-1. Экзогенный БЛ частично компенсировал недостаток эндогенных ГК1/4 у мутанта, увеличивая общую длину побегов и восстанавливая семенную продуктивность мутанта до уровня дикого типа. Этот эффект был обусловлен увеличением количества боковых побегов, количества стручков, их длины и количества семян в стручках

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по агробиотехнологии , автор научной работы — Головацкая И. Ф., Винникова Ю. М.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Роль гиббереллинов и брассиностероидов в регуляции роста и развития арабидопсиса»

6. Reinert J.F., Kaiser P.E., Seawright J.A. Analysis of the Anopheles (Anopheles) quadrimaculatus complex of sibling species (Diptera: Culicidae) using morphological, cytological, molecular, genetic, biochemical, and ecological techniques in an Integrated approach // J. Am. Mosq. Control Assoc. 1997. Suppl. 13. P. 1-102.

7. Reid J.A., Knight K.L. // Annals of Trop.and Parasitol. 1961. V. 55. No 4. P. 475-488.

8. Денисова З.М. Материалы по изучению вариаций гипопигиев самцов An.maculipennis atroparvus и An.maculipennis sacharovi. // Мед. паразитология и паразитарные болезни. 1948. Т. 3. № 17. С. 221-227.

9. Денисова З.М. Вариации гипопигиев самцов некоторых подвидов малярийного комара An.maculipennis // Энтомологическое обозрение. 1964. Т. 43. № 4. С. 815-822.

10. Шабанова Ю.В., Сибатаев А.К. Сравнительный анализ морфологии имаго малярийных комаров азиатской части территории России // Вестник Томского государственного университета. 2004. Приложение №10. С. 141-144.

Поступила в редакцию 21. 06. 2006

УДК 577.17; 577.12.05

И.Ф. Головацкая, Ю.М. Винникова

РОЛЬ ГИББЕРЕЛЛИНОВ И БРАССИНОСТЕРОИДОВ В РЕГУЛЯЦИИ РОСТА И РАЗВИТИЯ АРАБИДОПСИСА

Томский государственный университет

Гиббереллины (ГК) являются большой группой фитогормонов с более чем 120 представителями. Однако относительно немногие из них имеют существенную биологическую активность, обладая собственно гормональной функцией. Физиологическое действие ГК проявляется в стимуляции ростовыгс процессов за счет усиления растяжения клеток и повышения митотической активности меристематических тканей. ГК ингибируют действие продуктов генов GAI, SPY и GAR2, подавляющих рост растения [1, 2]. Повышение уровня ГК существенно стимулирует удлинение побега, главным образом, за счет увеличения длины междоузлий, в то время как дефицит ГК может определять карликовость растений. ГК участвуют во всех стадиях развития растения [3], однако остается недостаточно изученной роль ГК в процессах формирования генеративных органов и цветения. На многолетних растениях показано, что повышение уровня ГК на стадии детерминации генеративного пути развития меристем подавляет образование генеративных органов. В то же время снижение уровня ГК на более поздних этапах формирования элементов цветка в меристеме так же неблагоприятно сказывается на генеративном развитии. У некоторых розеточнык растений обработка ГК индуцирует цветение даже в условиях неблагоприятного светового дня. Это дало основание академику М.Х. Чайлахяну для представления ГК как необходимой части гипотетического гормона цветения флоригена [4].

Брассиностероиды (БР) - группа полигидроксиль-ных стероидов, играющих большую роль в жизни растений. Они вызывают клеточное растяжение, усиливают гравитропизм, задерживают опадание листьев, повышают дифференцировку ксилемы, участвуют в процессах роста пыльцевой трубки, черешков и листьев [5, 6]. Это происходит благодаря регуляции

БР генной экспрессии, АТФ-азной активности и формирования клеточной стенки [6].

БР активны в различных биотестах, специфичных для других гормонов, что позволяет предполагать взаимодействие между ними. Некоторые тесты показывают, что БР и ГК действуют независимо друг от друга, однако имеются данные о синергическом или аддитивном эффекте. БР и ГК могут действовать параллельно в регуляции морфологических аспектов роста в темноте, однако БР опосредуют гибберелли-новый контроль экспрессии генов САВ2 и КЬсБ. Такая иерархия гормонов подтверждается неспособностью ГК снимать повышенную экспрессию этих генов в выращенных в темноте проростках мутанта det2 или восстанавливать эффект обработки ингибитором биосинтеза БР [7]. Предполагают также пересечение путей биосинтеза БР и ГК [8]. Экзогенный БР (24-эпибрассинолид) на свету может вызывать увеличение содержания эндогенных ГК и АБК [9]. Менее изучено совместное действие ГК и БР в процессах развития растений.

В связи с этим целью нашей работы явилось изучение роли эндогенных гиббереллинов (ГК1 и ГК4) и экзогенного брассинолида в процессах роста и развития арабидопсиса.

Методика

В исследованиях использовали растения исходной линии Ьег и мутанта ga4-l AraЬidopsis №аИапа (Ь.) НеупЬ. экотипа Ьа^8Ьег§ еге^а. Мутант ga4-1, полученный на основе Ьег, относится к типу прорастающих гиббереллиновых полукарликов, то есть для их прорастания не требуется обработка экзогенными ГК, так как мутация затрагивает поздние этапы биосинтеза ГК. У ga4-1 блокирован процесс образования фер-

мента 3Р-гидроксилазы, катализирующей происходящий в цитоплазме процесс превращения неактивнык групп ГК в активные ГК [10]. Показано участие этого фермента в превращении ГК9 и ГК20 в ГК4 и ГК1 [3]. Выфащивание проростков Ьег и яа4-1 арабидопсиса осуществляли на воде и 10-9 М растворе брассиноли-да (БЛ) в темноте и на свету. Источником белого света служили люминесцентные лампы типа ЛД-40. Семидневные проростки фиксировали 40%-м раствором этилового спирта. Длину гипокотилей и корней измеряли при помощи бинокулярной лупы БМ-51-2 (8,75х), длину и ширину черешков и пластинок семядолей - микроскопа «БИОЛАМ» Р2У42 (80х). Для каждого варианта исследовали 25 проростков.

Длительное выфащивание растений арабидопсиса проводили в почвенной культуре с однократной обработкой 10-9 М раствором брассинолида на стадии замачивания семян (опыт) или без нее (контроль).

Авторы выфажают благодарность проф. В.А. Хри-пачу (Ин-т биоорганической химии НАН Беларуси) за любезно предоставленный препарат брассинолида.

Результаты и обсуждение

При выфащивании арабидопсиса в темноте и на свету до 7-дневного возраста отметили разный фенотип у проростков двух линий. Этиолированные проростки дикого типа Ьег, содержащие достаточный уровень активных ГК, имели вытянутые гипокотили со свернутыми семядолями (рис. 1), то есть они развивались строго по программе скотоморфогенеза. Согласно мнению других авторов, ГК играют важную роль в развитии проростков в темноте, способствуя процессам скотоморфогенеза и подавляя фотоморфогенез в темноте через регуляцию светоиндуцируемых генов [7].

14

12

* 10 я н § о с к и Й X

к

6 -

□ Ьег Н2О Ш Ьег БЛ ■ яа 4-1 Н2О ш яа4-1 БЛ

г°,8

ч

о

« 0,6 о

£ 0,4

«

о 0,2

0,0

п

еч

я

&

я

я

Ы 2

Темнота

Свет

Темнота

Свет

Темнота

Свет

Рис. 1. Ростовые параметры 7-дневных проростков 1вг и да4-1, выросших из необработанных (Н20) и обработанных 10-9 М

раствором БЛ семян в темноте и на свету

8

6

8 4

0

0

Сниженный уровень ГК у яа4-1 частично снимал подавление фотоморфогенеза в темноте, так как проростки мутанта быши частично деэтиолированны-ми при росте в темноте и характеризовались отсутствием апикального изгиба, более короткими гипо-котилями и длинными корнями (на 26 и 21 % соответственно) по сравнению с диким типом (рис. 1). Однако мутация гена ОЛ4 обусловила и ингибирование роста семядолей по продольной оси, что не типично для деэтиолированных проростков. Маленькие семядоли мутанта имели укороченные пластинки, укороченные и более широкие черешки (на 23, 15 и 72 % соответственно) относительно Ьег. Наши данные об уменьшении размеров семядолей яа4-1 согласуются

с данными об изменении роста семядолей проростков при нарушении гиббереллинового баланса вследствие действия брассинозола, ингибитора биосинтеза ГК [6].

Отмеченные различия ростовых параметров проростков мутанта и исходной линии были связаны с начальным уровнем эндогенный ГК. Исследуемый мутант характеризовался нарушением работы фермента ГК-3Р-гидроксилазы (ОЛ4), обеспечивающей биосинтез активных ГК на стадии проростков (рис. 2) [11]. Однако прорастание яа4-1 не требовало экзогенных ГК, так как у зародышей работал другой фермент ГК-3 Р-гидроксил аза (ОЛ4И), что позволило частично обеспечить проростки активными ГК [12].

ГК-3р-гидроксилаза (ОЛ4) Х

ОЛ4И

Рис. 2. Блокирование (X) этапа превращения неактивных гиббереллинов ГК9 и ГК20 в биологически активные ГК1 и ГК4

у мутанта да4-1 [9, 10]

Выбранный для исследований мутант изначально содержал меньшее количество активных ГК. В сравнении с исходной линией Ьег, в побегах ga4-1 отсутствовали ГК37, ГК36, ГК34, ГК27, ГК13, ГК8, ГК4 и ГК1, но было повышено содержание предшественников активных ГК [1].

Оба гена, кодирующих ферменты из группы ГК-20-оксидаз с 3Р-гидроксилазной активностью, отличаются не только временем экспрессии, но и регуляцией. Если биологически активные ГК подавляют уровни транскриптов гена ОЛ4, то экспрессия гена ОЛ4И не регулируется по принципу обратной связи. Подобный контроль отсутствует и у мутантов с нарушениями ГК-ответа [13].

Выращивание проростков на свету изменило рост обеих линий арабидопсиса. У проростков Ьег замедлилось растяжение гипокотиля и ускорилось растяжение корня и поверхности семядоли (на 65 %, в 2 и 6 раз соответственно) по отношению к темноте (рис. 1). Недостаток ГК у ^а4-1, вероятно, обуславливал изменение трансдукции или трансляции светового сигнала, так как отмечали отличие ростовых реакций его проростков на действие света по сравнению с исходной линией. Ингибирующий эффект света на рост гипокотиля ga4-1 увеличивался на 10 %, в то время как стимулирующий эффект при регулировании роста семядоли снижался в 2 раза, чем у Ьег.

Регуляторная роль света, по-видимому, проявлялась в контроле биосинтеза фитогормонов. Другими авторами показано, что действие света осуществляется через изменение содержания ферментов биосинтеза эндогенных гормонов, в том числе и ГК. Так, в прорастающих семенах на белом свету отмечается высокий уровень ОЛ4 и ОЛ4И. Экспрессию генов ОЛ4 и ОЛ4Иу этиолированных проростков вызывают и действием импульса красного света (КС). Уровень мРНК ОЛ4 резко увеличивается после действия КС (в течение 4 часов), затем после прорастания уменьшается и снова поднимается [11, 14]. Количество мРНК ОЛ4Н увеличивается постепенно, после действия КС, и достигает максимума через 12 часов. Это позволило предположить, что экспрессию ОЛ4И регулирует РНУВ, тогда как экспрессия ОЛ4 находится под контролем других фитохромов. По нашим данным, в регуляции уровня ГК большую роль играет продолжительность действия и интенсивность КС [15, 16], что может быть связано или с активацией разных фитохромов, или с усилением активности ГК-2-оксидазы, способствующей превращению активных групп ГК в неактивные [14].

Более поздняя активация фермента ОЛ4Н на свету [14], вероятно, замедляет образование активных форм ГК и может также быть причиной торможения растяжения проростков мутанта ga4-1. Кроме того, различия в размерах семядолей у Ьег и ga4-1, возможно, опосредованы не только ростовыми, но и фотосинте-тическими процессами, регулируемыми эндогенны-

ми ГК. Так, согласно нашим данным [17], содержание хлорофилла б в стареющих листьях фасоли зависело от уровня экзогенных ГК.

Поддержание скотоморфогенеза является одной из функций и БЛ, связанной с удлинением гипокотилей [6]. Ранее нами [9] было показано, что действие экзогенного БР (24-эпибрассинолида) на рост арабидопсиса может осуществляться через взаимодействие с эндогенными гормонами. Для выяснения взаимодействия БР и ГК в растении исследовали влияние экзогенного 10-9 М БЛ на рост проростков с нормальным уровнем ГК и дефектным по содержанию активных групп ГК (см. рис. 1). Влияние БЛ на растяжение гипокотилей обеих линий в темноте было одинаковым (15-18 %), то есть действие БЛ и ГК1/4 осуществлялось независимо друг от друга. Однако от уровня эндогенных ГК зависел эффект БЛ на рост семядолей. Увеличение площади семядоли Ьег происходило за счет растяжения пластинки в длину и черешка в продольном и поперечном направлении (на 18, 29 и 45 % соответственно) по сравнению с контролем на воде. Площадь семядоли ga4-1 изменялась за счет увеличения ширины пластинки и длины черешка (на 54 и 51 % соответственно) и уменьшения ширины черешка (на 37 %).

У линий, различающихся по уровню эндогенных ГК, отмечена разная отзывчивость ростовых реакций на действие экзогенного БЛ. Эффект экзогенного гормона на рост семядоли проявился сильнее у дикого типа в присутствии активных ГК, тогда как чувствительность корня мутанта к БЛ была сильнее, чем у Ьег , его прирост составил 22 % против 8 % у дикого типа.

Сравнительный анализ роста мутанта (опыт) и дикого типа (контроль) в темноте показал, что площадь семядоли ga4-1БЛ не только восстанавливалась до величины дикого типа Ьег Н2О, но и превышала ее на 23 %, то есть экзогенный БЛ заменял недостаток активных групп ГК. Однако длина гипокотиля мутанта ga4-1 БЛ только частично восстанавливалась до размеров дикого типа Ьег Н2О, что показывает важность совместного действия ГК и БЛ для роста осевых органов и согласуется с данными [6] об аддитивном влиянии ГК и БЛ на рост этиолированных проростков.

Одновременное действие света и БЛ вызывало аддитивный эффект в увеличении площади семядоли Ьег и синергический эффект в увеличении площади семядоли и длины корня ga4-1 (см. рис. 1).

Последействия предпосевной обработки БЛ семян арабидопсиса проявились не только в характере роста проростков, но и вегетативных и репродуктивных органов, а также времени протекания стадий жизненного цикла растений. Эффект БЛ во многом зависел от уровня эндогенных ГК.

В жизненном цикле растений дикого типа и мутанта выделили 6 фаз онтогенеза (рис. 3, ось абсцисс).

50

40

£ 20

-Ьег Н2О —<»— ga4-1 Н2О —о— Ьег БЛ •• ga4-1 БЛ

60

10

0

Формирование Появление Появление Появление Появление Появление

розетки главно го бо ко вого буто но в цветко в стручко в

цвето но с ного цвето носного побега побега

Рис. 3. Продолжительность фаз онтогенеза растений арабидопсиса в зависимости от уровня эндогенных гиббереллинов

и экзогенного брассинолида на белом свету

Недостаток активных форм ГК у мутанта обуславливал замедление развития растений, удлиняя продолжительность фаз онтогенеза (рис. 3). С каждой фазой отставание в развитии мутанта увеличивалось. Формирование прикорневой розетки растений ga4-1 происходило на 2 сут позже, чем у Ьег. Этап генеративного развития у мутанта также был замедлен, что согласуется с данными Б. Уаша§иеЬа и соавторов [11]. Растяжение стебля главного цветоносного побега у ga4-1 задержалось на 9 сут. Период бутонизации и цветения ga4-1 затягивался в среднем на 10 сут. Стадия плодоношения (образование стручков) мутанта происходила на 14 сут позже, чем у исходной линии.

Обработка экзогенным БЛ ускоряла на 2 сут формирование розетки у ga4-1 (рис. 3). Цветоносный

побег мутанта растягивался раньше на 3 сут по сравнению с необработанными растениями, но на 6 сут позже, чем у Ьег. Период бутонизации и цветения растений ga4-1 сократился по сравнению с контрольными растениями, однако сохранялось отставание по сравнению с Ьег на 4 сут. Действие БЛ сокращало продолжительность стадии плодоношения мутанта и Ьег. Эффект БЛ проявился в формировании и созревании стручков на 4 сут раньше, чем у необработанных БЛ растений.

Отсутствие ГК1 и ГК4 обуславливало снижение темпов растяжения листьев (данные не приведены), главного и боковых побегов (рис. 4) и накопления сухой биомассы растений (рис. 5, а). Обработка БЛ увеличивала как растяжение листьев и побегов, так и биомассу растений мутанта, причем последняя дос-

Возраст растений, сут Возраст растений, сут

Рис. 4. Динамика длины главного (а) и боковых (б) цветоносных побегов растений арабидопсиса в зависимости от уровня

эндогенных гиббереллинов и экзогенного брассинолида

«

К

К

л

и

160 -| 140 120 100 80 60 40 20 0

□ Ьег Н2О Ш Ьег Б Л

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

■ яа4-1 Н2О Ш га4-1 Б Л — =!

Возраст растений, сут

Количество семян в Семенная

стручке продуктивность

растения X 10

Рис. 5. Динамика сухой массы (а) и семенная продуктивность (б) растений арабидопсиса в зависимости от уровня эндогенных гиббереллинов и экзогенного брассинолида на белом свету

тигала уровня дикого типа в интервале с 28 по 40 сут (фаза цветения).

Сравнительный анализ ростовых параметров и продуктивности 61 -дневных растений показал существенные отличия двух линий. Длина главного и боковых побегов мутанта была меньше таковой исходной линии (рис. 4, а). Другой отличительной чертой мутанта по биосинтезу ГК явилось повышенное ветвление главного побега, имевшего в 2 раза большее количество боковых побегов относительно Ьег. Ветвление - признак снятия апикального доминирования, вызванного определенным соотношением индолил-3-уксусной кислоты (ИУК) и цитокининов. Поэтому недостаток ГК, вероятно, затрагивал эндогенный уровень этих фитогормонов.

Это предположение согласуется с нашими данными, полученными при выращивании исследуемых линий арабидопсиса на монохроматическом свету (рис. 6) [18]. Растения мутанта ga4-1 характеризовались более низким содержанием ИУК, но более высоким уровнем рибозида зеатина (РЗ) по сравнению с Ьег как на зеленом, так и на синем свету.

60,0

эК

о 50,0 а

Количество бутонов и цветков у растений ga4-1 было больше в 1.6 раза такового дикого типа. Однако в последующем стручки имели меньшие (на 32 %) размеры относительно Ьег, при этом часть из них не достигала средних размеров и не вызревала. Среднее количество вызревших стручков на растении мутанта было на 67.7 % меньше, чем у Ьег, количество семян в стручке составило 14 (у Ьег-25), поэтому реальная семенная продуктивность мутанта ga4-1 в расчёте на растение также была ниже (рис. 5, б). Обработка БЛ увеличивала растяжение побегов, количество боковых побегов, биомассу растений, количество стручков и их наполняемость, и семенную продуктивность мутанта (рис. 4 и 5). Наибольший эффект БЛ проявился в присутствии активных ГК у Ьег.

Из вышеизложенных данных следует, что активные формы ГК регулируют рост этиолированных проростков, удлиняя гипокотили и семядоли и укорачивая корни. Активные формы ГК, вероятно, участвуя в трансдукции или трансляции светового сигнала, усиливают ростовую реакцию семядолей на свет, но снижают ростовую реакцию гипокотилей.

□ Ьег ЗС И Ьег СС

Лga4-1 ЗС Шga4-1 СС

40,0

•в 30,0

0

2 20,0

1 .0,0

я

а

0,0

ИУК

АБК

РЗ

Рис. 6. Содержание ИУК, РЗ и абсцизовой кислоты (АБК) в 47-дневных растениях А. МаНэпа исходной линии 1вг и мутанта да4-1, выросших на синем (СС) и зеленом (ЗС) свету (синие ТЮ 18W/18 и зеленые ТЮ 18W/17 люминесцентные лампы фирмы «РЫШрБ»)

ГК1/4 усиливают рост вегетативных и репродуктивных органов и сокращают продолжительность стадий жизненного цикла растения арабидопсиса при выращивании на белом свету. Влияние экзогенного 10-9М БЛ частично восстанавливало полукарликовый фенотип проростка мутанта до исходной линии Ьег в темноте и на свету, однако БЛ не мог полностью заменить недостаток ГК1/4 в удлинении гипокотилей, но обеспечивал рост пластинки семядоли. Совместное действие света и БЛ вызывало аддитивный эффект в увеличении площади семядоли Ьег и синергический эффект в увеличении площади семядоли и длины корня ga4-1. Предпосевная обработка БЛ семян ускоряет время

протекания фаз онтогенеза, увеличивает скорость роста обеих линий, различающихся по эндогенному уровню ГК. Действие экзогенного БЛ частично компенсирует недостаток активных форм ГК, увеличивая общую длину побегов и восстанавливая семенную продуктивность мутанта до уровня дикого типа. Этот эффект был обусловлен увеличением количества боковых побегов, количества стручков, их длины и наполняемости семенами. При недостатке эндогенных активных ГК включались регулируемые БЛ компенсаторные механизмы, в качестве которых мог выступать баланс эндогенных фитогормонов (ауксинов, цитокининов и АБК).

Литература

1. Talon M., Koorneeev M., Zeevaart J.A.D. Endogenous gibberellins in Arabidopsis thaliana and possible steos blocked in the biosynthetic pathways of semidwarf ga4 and ga5 mutants // Proc. Natl. Acad. Sci. 1990. V. 87. P. 7983-7987.

2. Fu X., Sudhakar D., Peng J., et al. Expression of Arabidopsis GAI in transgenic rice represses multiple gibberellin responses // Plant Cell. 2001. V. 13. P. 1791-1802.

3. Hedden P., Phillips A.L. Gibberellin metabolism: new insights revealed by genes // Trends Plant Sci. 2000. V. 5. No. 12. P. 523-530.

4. Чайлахян M.X. Факторы генеративного развития растений. XXV Тимирязевские чтения. М., 1964.

5. Хрипач В.А., Лахвич Ф.А., Жабинский В.Н. Брассиностероиды. Минск, 1993.

6. Tanaka K., Nakamura Y., Asami T., et al. Physiological roles of brassinosteroids in early growth of Arabidopsis. Brassinosteroids have a synergistic relationship with gibberellin as well as auxin in light-grown hypocotyl elongation // J. Plant Growth Regul. 2003. V. 22. P. 259-271.

7. Alabady D., Gil J., Blazquez M. A., Garcya-Martynez J. L. Gibberellins repress photomorphogenesis in darkness // Plant Physiol. 2004. V. 134. P. 1050-1057.

8. Kasahara H., Hanada A., Kuzuyama T., et al. Contribution of mevalonat and methylerythritol phosphate pathways to biosynthesis of gibberellins in Arabidopsis // J. Biol. Chem. 2002. V. 277. No. 47. P. 45188-45194.

9. Карначук Р.А., Головацкая И.Ф., Ефимова М.В., Хрипач В.А. Действие эпибрассинолида на морфогенез и соотношение гормонов у проростков Arabidopsis на зеленом свету // Физиология растений. 2002. Т. 49. Вып. 4. С. 591-595.

10. Koornneef M., van der Veen J.H. Induction and analysis of gibberellin sensitive mutants in Arabidopsis thaliana // Theoretical and Applied genetics. 1980. V. 58. P. 257-263.

11. Yamaguchi S., Smith M., Brown R.G.S., Kamiya Y., Sun T. Phytochrome regulation and differential expression of gibberellin 3p-hidroxilase

genes in germinating Arabidopsis seeds // Plant Cell. 1998. V. 10. P. 2115-2126.

12. Yamaguchi S., Kamiya Y. Gibberellin biosynthesis: its regulation by endogenous and environmental signals // Plant Cell Physiol. 2000. V. 41. No. 3. P. 251-257.

13. Cowling R. J., Kamiya Y., Seto H., Harberd N.P. Gibberellin dose-response regulation of GA4 gene transcript levels in Arabidopsis // Plant Physiol. 1998. V. 117. P. 1195-1203.

14. Kamiya Y., Garcia-Martinez J.L. Regulation of gibberellin biosynthesis by light // Curr. Opin. Plant Biol. 1999. V. 2. P. 398-403.

15. Карначук РА., Негрецкий В.А., Головацкая И.Ф. Гормональный баланс листа растений на свету разного спектрального состава // Физиология растений. 1990. Т. 37. Вып. 3. С. 527-534.

16. Головацкая И.Ф. Роль криптохрома 1 и фитохромов в регуляции фотоморфогенетических реакций растений на зеленом свету // Физиология растений. 2005. Т. 52. № 6. С. 822-829.

17. Головацкая И.Ф. Действие экдистерона на морфофизиологические процессы в растении // Физиология растений. 2004. Т. 51. № 3. С. 452-458.

18. Головацкая И.Ф., Карначук РА., Ефимова М.В., Шилкина А.Н. Роль гиббереллинов в процессах роста и развития арабидопсиса на селективном свету // Материалы 6 Междунар. симп. «Новые и нетрадиционные растения и перспективы их использования» (13-17 июня 2005). Т. II. Пущино-на-Оке, 2005. С. 47-49.

Поступила в редакцию 12. 10. 2006

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.