Научная статья на тему 'Роль Е. А. Малова в становлении отечественного востоковедения'

Роль Е. А. Малова в становлении отечественного востоковедения Текст научной статьи по специальности «Религия. Атеизм»

CC BY
175
84
Поделиться
Ключевые слова
Е.А. МАЛОВ / ВОСТОКОВЕДЕНИЕ / ИСЛАМОВЕДЕНИЕ / МИССИОНЕРСТВО / КАЗАНСКАЯ ДУХОВНАЯ АКАДЕМИЯ / E.A. MALOV

Аннотация научной статьи по религии и атеизму, автор научной работы — Салахов Марат Рустэмович

Середина XIX начало XX вв. была периодом зарождения и развития отечественного востоковедения, а исламоведение превратилось в одну из его ведущих отраслей. Особая роль в изучении ислама принадлежит Казанской духовной академии. Наиболее заметными знатоками ислама были Г.С. Саблуков, Н.И. Ильминский, Е.А. Малов, Н.П. Остроумов, П.К. Жузе, М.Г. Иванов, А.А. Архангельский, М.А. Миропиев, Я.Д.Коблов и др. Студенты и преподаватели противомусульманского отделения Казанской духовной академии являлись первыми в России профессиональными миссионерами-исламоведами.

Похожие темы научных работ по религии и атеизму , автор научной работы — Салахов Марат Рустэмович,

THE ROLE OF E. A. MALOV IN FORMATION DOMESTIC ORIENTAL STUDIES

Mid-19th early 20th century was the period of origin and development of Russian Oriental Studies whilst Islamic Studies became one of its leading branches. The most famous experts in Islamic Studies were G.S. Sablukov, N.I. Ilminsky, E.A. Malov, N.P. Ostroumov, P.K. Zhuze, M.G. Ivanov, A.A. Arkhanguelsky, M.A. Miropiev, Ya.D. Koblov, etc. Missionary department of Kazan Ecclesiastical Academy played essential role in exploring of Islam. Kazan Missionary Oriental Studies have been developed as applied oriental studies aiming to facilitate Christianization of national periphery of the Russian Empire.

Текст научной работы на тему «Роль Е. А. Малова в становлении отечественного востоковедения»

УДК 930

М. Р. САЛАХОВ

РОЛЬ Е.А. МАЛОВА В СТАНОВЛЕНИИ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ВОСТОКОВЕДЕНИЯ

Ключевые слова: Е.А. Малое, востоковедение, исламоведение, миссионерство, Казанская духовная академия.

Середина XIX - начало XX вв. была периодом зарождения и развития отечественного востоковедения, а исламоведение превратилось в одну из его ведущих отраслей. Особая роль в изучении ислама принадлежит Казанской духовной академии. Наиболее заметными знатоками ислама были Г. С. Саблуков, Н.И. Ильминский, Е.А. Малов, Н.П. Остроумов, П.К. Жузе, М.Г. Иванов, А.А. Архангельский, М.А. Миропиев,

Я.Д. Коблов и др. Студенты и преподаватели противомусульманского отделения Казанской духовной академии являлись первыми в России профессиональными миссионерами-исламоведами.

M.R. SALAKHOV

THE ROLE OF E. A. MALOV IN FORMATION DOMESTIC ORIENTAL STUDIES

Key words: E.A. Malov, Oriental Studies, Islamic Studies, missionary, Kazan Ecclesiastical Academy.

Mid-19th - early 20th century was the period of origin and development of Russian Oriental Studies whilst Islamic Studies became one of its leading branches. The most famous experts in Islamic Studies were G.S. Sablukov, N.I. Ilminsky, E.A. Malov, N.P. Ostroumov, P.K Zhuze, M.G. Ivanov, A.A. Arkhanguelsky,

M.A. Miropiev, Ya.D. Koblov, etc. Missionary department of Kazan Ecclesiastical Academy played essential role in exploring of Islam. Kazan Missionary Oriental Studies have been developed as applied oriental studies aiming to facilitate Christianization of national periphery of the Russian Empire.

В середине XIX - начале XX вв. отечественное востоковедение переживало бурный рост. Наиболее заметными исследователями-востоковедами были Г.С. Саблуков, Н.И. Ильминский, Е.А. Малов, Н.П. Остроумов, А.А. Архангельский и др. Все они являлись преподавателми противомусульманского отделения Казанской духовной академии [2, с. 6].

Стоит отметить, что до сих пор остается малоизученной роль и значение Е.А. Малова в становлении отечественного востоковедения.

Евфимий Александрович Малов родился в 1835 г. в Симбирской губернии. Учился в Симбирской духовной семинарии, а затем в Казанской духовной академии, которую закончил в 1862 г. со степенью магистра (ученик Г.С. Саб-лукова). До 1863 г. преподавал в Казанской духовной семинарии. В 1863 г. по рекомендации Н.И. Ильминского принят в Казанскую духовную академию, где преподавал татарский и еврейский языки, а также «миссионерские дисциплины». С 1868 г. Е.А. Малов становится экстраординарным профессором по кафедре противомусульманских предметов. В 1869 г. рукоположен в священники Богоявленской церкви Казани. С 1880 - протоиерей, с 1886 - кафедральный протоиерей. Умер в 1918 г. [1, с. 153].

Казанские исследователи второй половины XIX - начала XX в., в том числе Е.А. Малов, рассматривали ислам, в первую очередь, исходя из интересов христианского миссионерства [4, с. 194]. Данной точки зрения придерживается и Е.В. Колесова: «Казанское миссионерское востоковедение формировалось как прикладное востоковедение, призванное способствовать христианизации национальных окраин Российской империи» [3, с. 102].

Чтобы иметь более четкое представление об основных направлениях научных исследований, о конкретной тематике и самих исследованиях, целесообразно обратиться к основным периодическим изданиям, выпускаемым под эгидой Казанской духовной академии, где публиковались практически все преподаватели этого вуза и даже студенты. Поэтому можно сказать, что в «Православном собеседнике» и «Миссионерском противомусульманском сборнике»,

как в зеркале, отражались проблемы казанского исламоведения. Публикации этих изданий, безусловно, были связаны с той миссионерской политикой, которую стало проводить царское правительство с середины XIX в. по отношению к иноверцам Российской империи.

Правда, первоначально содержание журнала «Православный собеседник» не отличалось противомусульманским характером. Целью журнала являлось не только распространение знаний о христианской вере среди широких слоев нерусского населения, но и сохранение веры. Он старался защитить устои христианской веры от нападок других религиозных систем и стремился сгладить возникшие противоречия в самом христианстве.

Огромное внимание уделялось раскрытию нравственного учения в христианстве посредством объяснения библейских притч и моральных норм. В журнале в большом количестве печатались статьи историко-религиозного характера, исследующие разные вехи в развитии христианства. Кроме того, имелись статьи философского содержания, статьи, освещавшие католичество и лютеранство. Таким образом, можно сказать, что в первое время существования журнал занимался лишь повсеместным распространением знаний с целью просвещения «прозябающих в незнании истин христианской веры нерусских народов». Коренным образом содержание журнала начинает меняться с 1872 г. Именно в этот период появились первые статьи антиисламской направленности. Среди первых статей такого рода на страницах журнала необходимо отметить статью Е.А. Малова «Очерк религиозного состояния крещеных татар, подвергшихся влиянию магометанства (Миссионерский дневник)» [7, с. 38-78], в которой автор выражает глубокую досаду относительно усиления среди народов Поволжья тенденции «отпадения» христиан в мусульманство. Статья отличалась крайней агрессивностью и имела в основе антимусульманскую направленность. Е.А. Малов предлагает выбор новых методов миссионерской полемики, опровержение истин ислама, обоснование приоритетности христианской религии.

В 1893 г. публикуется очередная статья Е.А. Малова «О таинственной книге Гиллиюн (Против мухаммедан и евреев)» [8, с. 309-354], в которой он продолжает курс миссионерской полемики и указывает на еще один «нечестивый» поступок Мухаммеда. «Нам думается, - пишет он, - что название таинственной книги Гиллиюн объяснилось, и мы уверены, что читатели согласятся с нами в том, что это название есть только искажение Мухаммедом той священной для христиан книги, которую они называют Евангелион - Евангелием» [8, с. 354]. В работе «Мухаммеданский Букварь (Миссионерско-критический очерк)» [9, с. 312-339] Е.А. Малов раскритиковал весь татарский букварь путем выявления многих недочетов и неточностей. Например, он выступал против механического заучивания: «Самые молитвы в Мухаммеданском Букваре положительно недоступны пониманию детей, так как все они, кроме похоронной в переводе и на татарском языке, изложены на арабском языке, неизвестном для неграмотных татар и их детей» [9, с. 354]. Его труды были направлены и против евреев, ярким свидетельством этого является статья «О превосходстве Моисея пред всеми пророками. (Библейско-экзегетическое исследование против евреев)» [10, с. 398-408].

Наиболее четко отражал основные тенденции становления и развития казанского исламоведения журнал-сборник «Миссионерский противомусульман-ский сборник». Цель этого сборника выражена уже в самом его названии, которое наиболее точно отражает сущность содержания данного издания. Если целью «Православного собеседника» было, прежде всего, распространение информации о христианской вере, «Миссионерский противомусульманский

сборник» должен был стать печатным плацдармом в полемике с исламом. Тематический обзор выпусков «Миссионерского противомусульманского сборника», отдельно изданных работ, а также курса сочинений свидетельствует о достаточно широкой тематике исламоведческих исследований казанских миссионеров. Они занимались изучением религиозно-философских основ различных мусульманских течений, изучали народные верования мусульман, их космогонические и эсхатологические представления, историю становления обрядовой системы, христианских миссий среди мусульманских народов, положение мусульманских религиозных общин в России и христианских общин на мусульманском Востоке и др. Однако ключевым направлением в изучении ислама казанскими миссионерами была разработка вопросов, связанных с личностью Мухаммада и критикой Корана.

16 мая 1872 г. профессор академии Е.А. Малов обратился с запиской в Совет академии, в которой отмечал, что «в настоящее время чувствуется (особенно для Казанского края) крайний недостаток в сочинениях о магометанстве с христианско-полемическим против него характером. Продолжающиеся отпадения крещеных татар в магометанство подают постоянный повод православным пастырям вести беседу с отступниками в апологетическом духе, а между тем православные пастыри положительно лишены возможности беседовать в таком духе, не имея почти ничего под руками для своего руководства. Совет академии может оказать православным пастырям некоторую помощь: в библиотеке Казанской академии имеются рукописи - курсовые сочинения некоторых студентов бывшего противомусульманского отделения при казанской академии. Поэтому, считая вполне полезным издание этих сочинений, я покорнейше просил бы Совет академии издать их, по возможности скорее, поручивши кому-либо из наставников академии редакцию этих сочинений» [5]. Совет академии согласился с представлением Е.А. Малова и просил архиепископа Казанского и Свияжского Антония «ходатайствовать пред Св. Синодом о разрешении издавать совету академии курсовые сочинения, писанные о магометанстве с христианско-полемическим против него характером» [11, с. 28].

В сентябре 1872 г. было получено разрешение от Св. Синода, после чего Совет академии поручил Е.А. Малову и Н.П. Остроумову представить в Совет академии свои соображения относительно издания курсовых студенческих сочинений. Предложения были представлены 6 октября 1872 г. [6]. Совет академии, рассмотрев их, организовал комиссию по изданию студенческих сочинений, в состав которой вошли Е.А. Малов, В.В. Миротворцев и Н.П. Остроумов. На Е.А. Малова была возложена и цензура издаваемых сочинений [12, с. 29]. Первый выпуск был напечатан в 1873 г., и издание продолжалось до 1914 г., когда вышел последний XXIV том.

Каждый из двадцати четырех выпусков представляет собой часть содержания масштабной миссионерской полемики. Сочинения отличались крайней агрессивностью и имели на своем содержании печать антимусульманской направленности. Выбор новых методов миссионерской полемики, опровержение истин ислама, обоснование приоритетности христианской религии - вот те основные задачи, которые преследовало издание.

Е.А. Малов принадлежал к младшему поколению востоковедов-исламо-ведов Казанской духовной академии. В своей деятельности он стремился следовать традициям Н.И. Ильминского и Г.С. Саблукова. Он предстает перед нами прежде всего как востоковед. Как миссионер, он ставил вопрос о полемике с исламом, но полемике научной, предполагая критику ислама с позиций христианства, которой должно предшествовать основательное изучение ислама

по арабским источникам и мусульманской богословской литературе. Таким образом, Е.А. Малова можно смело отнести к ведущим казанским исламоведам, продолжавшим лучшие традиции казанской школы востоковедения конца XIX -начала XX вв.

Литература

1. Библиографический словарь отечественных тюркологов (дооктябрьский период). М.: Наука, 1989. 299 с.

2. Валеев Р.М. Из истории казанского востоковедения середины - второй половины XIX в.: Гордий Семенович

Саблуков - тюрколог и исламовед / Р. М. Валеев. Казань, 1993. 104 с.

3. Колесова Е.В. Востоковедение в синодальных учебных заведениях Казани (середина XIX - начало XX вв.): дис. ... канд. истор. наук / Е.В. Колесова. Казань, 2000. 206 с.

4. Мазитова Н.А Изучение ислама в Казани в XIX в. / Н.А. Мазитова // Ислам в истории народов Востока. М.:

Наука, 1981. 212 с.

5. НА РТ. Ф. 10. Оп. 1. Д. 6464. Л. 1-1 об.

6. НА РТ. Ф. 10. Оп. 1. Д. 6464. Л. 12-13.

7. Православный собеседник. 1872. Май. С. 38-78.

8. Православный собеседник. 1893. Август.

9. Православный собеседник. 1894. Ч. 2.

10. Православный собеседник. 1895. Ч. 1. С. 398-408.

11. Протоколы заседаний Совета Казанской духовной академии за 1872 г. Казань, 1872. 128 с.

12. Протоколы академии за 1872 г.; НА РТ. Ф. 1207. Оп. 1. Д. 1.

САЛАХОВ МАРАТ РУСТЭМОВИЧ - аспирант, Институт Татарской энциклопедии Академии наук Республики Татарстан, Россия, Казань (marat-salakhov@yandex.ru).

SALAKHOV MARAT RUSTEMOVICH - post-graduate student, Institute of Tatar Encyclopedia Tatar Academy of Science, Russia, Kazan.