Научная статья на тему 'РОБКИЕ ПОПЫТКИ МОДЕРНИЗАЦИИ: ПЕРИОД «ПРЕДРЕФОРМ» (1797-1806 ГГ.) В ИСТОРИИ ПРУССИИ'

РОБКИЕ ПОПЫТКИ МОДЕРНИЗАЦИИ: ПЕРИОД «ПРЕДРЕФОРМ» (1797-1806 ГГ.) В ИСТОРИИ ПРУССИИ Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
12
2
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПРУССИЯ / ПРЕДРЕФОРМЫ / КАРЛ АВГУСТ ФОН ГАРДЕНБЕРГ / ГЕНРИХ ФРИДРИХ КАРЛ ФОМ УНД ЦУМ ШТАЙН / ФРИДРИХ ВИЛЬГЕЛЬМ III / МОДЕРНИЗАЦИЯ / ПРУССКАЯ АРМИЯ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Стерхов Д. В.

Рассматриваются попытки экономических, административных, социальных и военных преобразований в Пруссии на рубеже XVIII и XIX вв., которые предлагается рассматривать как «пред-реформы», т. е. подготовительный этап к либеральным реформам барона Генриха Фридриха Карла фом унд цум Штайна и Карла Августа фон Гарденберга (1807-1812). «Предреформы» проводились в рамках концепции «революции сверху» и были нацелены на мягкую, нерадикальную модернизацию Пруссии. Они затронули в основном отдельные провинции, а не всё государство в целом, модернизационный процесс в Прусском королевстве шёл от окраин к центру. Инициаторами «пред-реформ» выступали сам прусский король Фридрих Вильгельм III и его приближённые, что говорит о способности Пруссии к модернизации до 1806 г. Применение понятия «предреформы» к периоду 1797-1806 гг. позволяет рассматривать эту эпоху как часть единого процесса модернизации прусского государства от «просвещённого абсолютизма» Фридриха II до реформ Штайна - Гарденберга (середина XVIII - начало XIX в.).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Стерхов Д. В.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

TIMID MODERNIZATION: THE PERIOD OF “PRE-REFORMS” OF 1797-1806 IN THE PRUSSIAN HISTORY

The article suggests considering the period of 1797-1806 in the Prussian history as epoch of “pre-reforms”. The term “pre-reforms” was coined by the German social historian Otto Hintze (1861-1940). Over the past 20 or 30 years, the historical research in the field of the Prussian history has been collecting empirical evidence confirming the fact that between 1797 and 1806 the Prussian government was attempting to carry out practical reforms with the purpose to modernize the political, social, economic and military structures of the Prussian kingdom. These reforms were attempted mostly on the provincial level rather than on the national one, which points to the regionalism as the major feature of the Prussian state system. The modernization process in Prussia affected first the provinces and then the center. The politics of “pre-reforms” was initiated by the King Frederick William III himself as well as by his advisors who sought to realize in Prussia the idea of a “revolution from above” in contrast to the French “revolution from below”. The actively propagated image of Frederick William III as “bourgeois king” also pursued this aim. Due to the lack of political will as well as time the modernization potential of the Prussian higher bureaucracy was not realized to the full extent, the “pre-reforms”, however, laid the grounds for the more radical reforms of Heinrich Friedrich vom und zum Stein and Karl August von Hardenberg (1807-1812). Applying the term “pre-reforms” to 1797-1806 allows us to consider this period not as the time of crisis and decline, but as a part of a long modernization process of the Prussian state from Frederick II’s “enlightened absolutism” to the Stein-Hardenberg reforms (mid-1750s - early 19th century).

Текст научной работы на тему «РОБКИЕ ПОПЫТКИ МОДЕРНИЗАЦИИ: ПЕРИОД «ПРЕДРЕФОРМ» (1797-1806 ГГ.) В ИСТОРИИ ПРУССИИ»

Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». 2022. Т. 9, № 2 (34). С. 26-37. УДК 94(430).06

DOI 10.24147/2312-1300.2022.9(2).26-37

Д. В. Стерхов

РОБКИЕ ПОПЫТКИ МОДЕРНИЗАЦИИ: ПЕРИОД «ПРЕДРЕФОРМ» (1797-1806 гг.) В ИСТОРИИ ПРУССИИ

Рассматриваются попытки экономических, административных, социальных и военных преобразований в Пруссии на рубеже XVIII и XIX вв., которые предлагается рассматривать как «пред-реформы», т. е. подготовительный этап к либеральным реформам барона Генриха Фридриха Карла фом унд цум Штайна и Карла Августа фон Гарденберга (1807-1812). «Предреформы» проводились в рамках концепции «революции сверху» и были нацелены на мягкую, нерадикальную модернизацию Пруссии. Они затронули в основном отдельные провинции, а не всё государство в целом, мо-дернизационный процесс в Прусском королевстве шёл от окраин к центру. Инициаторами «пред-реформ» выступали сам прусский король Фридрих Вильгельм III и его приближённые, что говорит о способности Пруссии к модернизации до 1806 г. Применение понятия «предреформы» к периоду 1797-1806 гг. позволяет рассматривать эту эпоху как часть единого процесса модернизации прусского государства от «просвещённого абсолютизма» Фридриха II до реформ Штайна - Гарденберга (середина XVIII - начало XIX в.).

Ключевые слова: Пруссия; предреформы; Карл Август фон Гарденберг; Генрих Фридрих Карл фом унд цум Штайн; Фридрих Вильгельм III; модернизация; прусская армия.

Временной промежуток между восшествием на престол короля Фридриха Вильгельма III (16 ноября 1797 г.) и началом войны Четвёртой коалиции (9 октября 1806 г.) зачастую рассматривается в историографии как период глубокого упадка Пруссии, логичным итогом которого стало сокрушительное поражение прусских войск в битве при Йене и Ауэрштедте 16 октября 1806 г. [1, s. 203-232; 2, s. 6-12; 3, s. 397-398].

Однако ещё в 1896 г. немецкий историк Отто Хинтце (1861-1940) опубликовал в журнале Historische Zeitschrift статью под названием «Прусские стремления к реформам до 1806 г.», в которой указал на попытки Фридриха Вильгельма III и его окружения модернизировать прусское государство задолго до войны Четвёртой коалиции. Эти попытки модернизации Отто Хинтце назвал «предреформами» (Vorreformen), так как они предшествовали крупным либеральным преобразованиям 1807-1812 гг., осуществлённым бароном Генрихом Фридрихом Карлом фом унд цум Штайном (1757-1831) и Карлом Августом фон Гарденбергом (1750-1822) [4].

Теория Хинтце поначалу не встретила особого интереса со стороны исторического сообщества. Лишь в 1990-е гг. на попытки реформ до поражения Пруссии при Йене и Ауэрштедте обратил внимание историк Томас Ниппердай. Вслед за Хинтце Ниппердай считал, что между 1798 и 1806 гг. было подготовлено немало полезных преобразований, в частности освобождение домениальных крестьян, но всем этим реформам не хватало энергии и внутренней целостности [5, 8. 33]. Только катастрофа 1806 г. позволила реформаторам одержать верх над консервативной частью прусской политической элиты и претворить в жизнь все необходимые преобразования.

В 1990-2000-е гг. особенно активно проблему прусских «предреформ» развивал Вольфганг Нойгебауэр, который понимал под этим термином в первую очередь преобразования в аграрной и военной сферах, а также в области юстиции и финансов. Большое внимание Нойгебауэр также уделял дискуссии о реформах, которая велась в этот период в прусской политической элите [6,

8. 385-401]. Схожей точки зрения придерживается и исследовательница Элизабет Ферен-бах, по мнению которой, применительно к Пруссии следует говорить о едином и органичном процессе реформ, протекавшем с конца XVIII в. вплоть до окончания Наполеоновских войн [7, 8. 239].

Можно констатировать, что начиная с 1990-х гг. в историографии наметился определённый тренд рассматривать период 17971806 гг. в истории Пруссии как подготовительный этап к преобразованиям барона фом унд цум Штайна и Гарденберга. При этом представляется вполне адекватным применить к этому периоду предложенный Отто Хинтце термин «предреформы». В настоящей статье будет предпринята попытка проанализировать конкретное содержание прусских «предреформ», выявить их особенности, выделить основные сферы их применения и дать ответ на вопрос, правомерно ли выделение эпохи «предреформ» как отдельного периода в истории Пруссии. Концепция «предреформ» будет рассматриваться в рамках теории модернизации. Под модернизацией в широком смысле принято понимать совокупность социальных, экономических, политических, культурных и иных процессов, связанных с переходом от традиционного общества к современному [8, с. 313].

В своей статье 1979 г. «Проблемы модернизации в Германии» Томас Ниппердай относил к этому явлению индустриализацию, секуляризацию, рационализацию государственного управления, демократизацию, урбанизацию и целый ряд других процессов, способствовавших превращению европейских обществ XVIII-XIX вв. из традиционных в современные [9, 8. 292]. Помимо Томаса Ниппердая вопросами модернизации германских государств в эпоху Наполеоновских войн также занимались такие исследователи, как Хаген Шульце [10, 8. 52-56], Тим Блан-нинг [11] и Барбара Фогель [12]. Как в Пруссии, так и в других немецких территориальных государствах начала XIX в. модернизация в первую очередь означала рационализацию государственного управления, складывание основ современного бюрократического государства, повышение производительности сельского хозяйства и промышленности, ослабление сословного строя, техническое пе-

ревооружение армии и введение всеобщей воинской повинности [13, s. 61-95].

В конце XVIII - начале XIX в. Прусское королевство представляло собой конгломерат разрозненных и мало связанных друг с другом территории, объединённых династией Гогенцоллернов. Во главе государства стоял абсолютный монарх, власть которого была по сути ничем не ограничена. Прусский король опирался на достаточно сильную постоянную армию (до 255 тыс. чел. осенью 1806 г. [14, s. 250] при населении в 10 млн чел.) и государственный аппарат, организованный в виде Генеральной директории (создана в 1723 г. по указу Фридриха Вильгельма I). Генеральная директория была основана на комбинации двух принципов: отраслевого и территориального - каждый её департамент имел конкретную специализацию, но в то же время управлял той или иной провинцией.

Прусская политическая система рассматриваемого периода была усложнена существованием ещё одного органа власти, а именно королевского кабинета, который стоял между королём и Генеральной директорией. Прямого общения между министрами и монархом фактически не существовало, любые сообщения и предложения, поступавшие из Генеральной директории, сначала попадали в руки советников королевского кабинета, которые зачастую и принимали все важные политические решения. В первые годы правления Фридриха Вильгельма III наиболее влиятельными членами кабинета являлись Карл Фридрих Байме (отвечал за внутреннюю политику), Иоганн Вильгельм Ломбард и маркиз Джироламо Луккезини (внешнеполитические вопросы), а также адъютант короля Карл Леопольд фон Кёкриц (военные дела).

В историографии сложилось вполне чёткое представление о том, что Фридрих Вильгельм III являлся нерешительным, колеблющимся и неспособным к управлению королём, попавшим под пагубное влияние членов своего кабинета. Британский историк Брендан Симмс образно назвал королевский кабинет «прихожей власти», которая отделяла монарха от его же собственного государственного аппарата и фактически узурпировала процесс принятия политических реше-

ний [15, р. 51]. Коррумпированным членам кабинета, как правило, противопоставляются отличавшиеся передовыми взглядами министр иностранных дел Карл Август фон Гарденберг, министр торговли, промышленности и финансов барон Генрих Фридрих Карл фом унд цум Штайн, а также генерал-квартирмейстер Герхард фон Шарнхорст.

В этой запутанной ситуации с конца 1797 г. прусское правительство начало проводить ограниченные реформы, затронувшие четыре сферы: государственное управление, экономику, социальную и военную. Задачи, которые следовало решить в области государственного управления, сводились к следующему: отделить отраслевой принцип от территориального, сделать административную систему более централизованной, рациональной и простой, а процесс принятия политических решений более эффективным. Отчасти поставленные задачи были решены уже в рассматриваемый период. В 1798 г. была предпринята попытка создать высшую административную должность по образцу Франции «старого порядка», а именно пост генерального контролёра финансов, который в действительности имел бы функции премьер-министра. На эту роль предлагался один из главных противников Гарденбега в правительстве - граф Фридрих Вильгельм фон дер Шуленбург-Кенерт, который, впрочем, отказался от должности [16, s. 299].

Несмотря на провал реформы, попытка её проведения свидетельствует о том, что и сам король, и его ближайшее окружение осознавали все недостатки административной системы. Однако удалось провести другую реформу: в 1800 г. член Генеральной директории и министр Курмарки, Магдебурга, Хальберштадта и Южной Пруссии Отто Карл Фридрих фон Фосс выступил с предложением отделить провинциальное управление от центрального государственного аппарата. Это предложение нашло поддержку со стороны Фридриха Вильгельма III, и в 18011802 гг. из Генеральной директории было выведено управление Восточной Пруссией, западными и другими провинциями. Практически все управленческие вопросы были переданы местным домениальным палатам и камерам. Также по указу Фридриха Вильгельма III в Восточной Пруссии, Литве и не-

которых других территориях юстиция была отделена от администрации1. В прусских провинциях появилось более-менее современное государственное управление.

Что касается центральных органов власти, то здесь ситуация была сложнее. В многочисленных дискуссиях, которые велись по этому поводу, активное участие принимали Карл Август фон Гарденберг и барон фом унд цум Штайн. Оба они не являлись пруссаками. Гарденберг был уроженцем Ганновера, ещё в 1775-1780 гг., будучи на ганноверской службе, он предлагал создание эффективной министерской системы в курфюршестве, однако эти планы не нашли поддержки у английского короля и по совместительству ганноверского курфюрста Георга III. В 17831790 гг. Гарденберг занимал пост министра в герцогстве Брауншвейг-Вольфенбюттель, но попытки административных реформ привели к конфликту с местным духовенством и отставке. В 1790 г. он получил главную административную должность во франконских княжествах Ансбах и Байройт, которые два года спустя вошли в состав Прусского королевства. Фактически в 1790-1798 гг. Гарденберг был единоличным правителем этих княжеств, где он наконец-то сумел воплотить в жизнь свои давние проекты и организовать эффективную и максимально централизованную систему государственного управления. Им были упразднены привилегии местных сословий и ограничены особые права сословных корпораций, местное управление жёстко подчинено центральной власти.

Все эти нововведения были подтверждены особым королевским патентом от 3 июля 1795 г., который вводил в Ансбахе и Байройте единую и унифицированную систему органов административного управления во главе с Гарденбергом2. Не случайно биограф Гарденберга, немецкий историк Инго Херманн, называет его «управленческим фетишистом» [17, s. 142] - лишь централизованное и эффективное управление министр считал залогом стабильности и процветания общества и государства. Сами же франкон-ские маркграфства стали своеобразной «лабораторией современных реформ» [18, s. 18], так как предпринятые им здесь преобразования Гарденберг впоследствии перенесёт на прусское государство в целом. Уже в 1806 г.

Пруссия потеряла Ансбах и Байройт, в состав королевства они больше никогда не вернутся, однако модернизационный эффект, исходящий от этих провинций, ещё даст о себе знать в 1807-1812 гг.

Схожую карьеру построил и барон фом унд цум Штайн, ещё один иностранец на прусской службе (с 1780 г.). Его «лабораторией реформ» станут разрозненные и разбросанные по Нижнему Рейну прусские провинции: графства Равенсберг и Марк, герцогство Клеве и княжество Минден. В период с 1787 по 1796 г. Штайн сумел сконцентрировать в своих руках все высшие административные должности в рейнских владениях Пруссии, став чем-то вроде «суперминистра» для всех этих территорий [19, s. 361-362]. Как и Гар-денбергу на юге Прусского королевства, Штайну на западе удалось добиться эффективной централизации административного управления и, как следствие, значительного повышения местных доходов. Удачный управленческий опыт Штайна не ускользнул от внимания короля, который в 1804 г. назначил его министром торговли, финансов и промышленности в Генеральной директории.

До поражения Пруссии при Йене и Ауэрштедте Штайн в основном занимался экономическими вопросами, однако он также известен благодаря двум меморандумам на имя Фридриха Вильгельма III, составленным в апреле и августе 1806 г. [20, s. 259-263]. В достаточно грубой форме барон требовал от правителя немедленно упразднить королевский кабинет, отстранить от власти Бай-ме, Ломбарда и других советников, а также создать централизованную систему министерств вместо устаревшей Генеральной директории. Меморандум Штайна, подписанный некоторыми видными прусскими генералами и государственными деятелями, произвёл крайне негативное впечатление на Фридриха Вильгельма III, который отверг все требования министра.

Было бы однако неверным предполагать, что Гарденберг и Штайн были единственными прогрессивно мыслящими политиками в Пруссии, выступавшими в пользу упразднения кабинетной системы и создания централизованных министерств. Схожие идеи высказывал и соперник Гарденберга -министр иностранных дел граф Кристиан

фон Хаугвиц. Реформу исполнительной власти разрабатывал и Карл Фридрих Байме, по задумке которого предполагалось создать Высший министерский совет из трёх министров - иностранных и внутренних дел и военного. Консервативно настроенный полковник Кристиан фон Массенбах также предлагал учредить новый высший орган власти из трёх человек, причём на должность министра экономики он предлагал назначить самого барона фом унд цум Штайна [15, р. 321-323]. Идея реформы центрального административного аппарата, очевидно, витала в воздухе, Гарденберг и Штайн отнюдь не являлись единственными её сторонниками, однако до 1807-1808 гг. осуществлена она так и не была.

«Предреформы» в области экономики также были инициированы самим Фридрихом Вильгельмом III и его окружением. В феврале 1798 г. молодой король создал специальную финансовую комиссию, в задачу которой входила разработка преобразований в экономической сфере. Были значительно урезаны государственные расходы, сокращён придворный штат, введён режим жёсткой экономии [21, s. 149-150]. В октябре 1798 г. король обратился к членам комиссии с поистине революционным предложением -ввести новый поземельный налог, выплачивать который было бы обязано прусское дворянство, традиционно освобождавшееся от уплаты любых налогов. Слухи о налоге для дворян быстро растеклись по всему королевству и вызвали негодование аристократии, в результате от этой задумки пришлось отказаться. Тем не менее согласно указу Фридриха Вильгельма III от 25 января 1799 г. дворянство было привлечено к уплате акциза -косвенного налога на товары широкого потребления, который ранее платили только городские жители. Также была отменена привилегия духовенства и дворянства не платить таможенных пошлин3. Пусть и в ограниченном объёме, но всё же удалось привлечь к налогообложению привилегированные сословия.

Перед своим роспуском в 1800 г. финансовая комиссия также рекомендовала отменить все внутренние таможенные пошлины, основать государственное статистическое бюро и начать выпуск бумажных денег [6, s. 390-391]. Всё это было реализовано

в 1804-1806 гг. бароном фом унд цум Штай-ном. Ещё будучи министром вестфальских провинций, он отменил там внутренние таможенные пошлины, то же самое сделал и Гарденберг в Ансбахе и Байройте. Королевский указ от 26 декабря 1805 г. распространял эту меру на все остальные провинции Пруссии, за исключением Силезии4. В том же году было создано и первое в королевстве статистическое бюро. С 1 июня 1806 г. государственный банк Пруссии стал выпускать банкноты, которыми оплачивалась четверть всех доходов, поступавших в государственную казну [22, s. 48].

К осени 1806 г. прусская политическая элита смогла хотя бы частично модернизировать экономику страны, что отразилось и в реальных показателях: ежегодный доход Пруссии за 9 лет вырос с 20,5 млн до 27 млн талеров, также удалось сократить государственный долг на 7 млн талеров и пополнить казну на дополнительные 13 млн талеров [23, s. 495]. Этот успех, однако, был полностью нивелирован катастрофой при Йене и Ауэр-штедте.

Ещё одной насущной проблемой прусского государственного и общественного устройства оставались социальное неравенство и наличие привилегий у высших сословий. В самом начале своего правления Фридрих Вильгельм III не имел ничего против лишения дворянства его сословных прав. Сам король отличался скромностью во вкусах и вёл практически бюргерский образ жизни, что вызывало восторг и восхищение образованной публики. Молодой монарх был прост в общении, избегал роскоши и лоска, чувствовал себя крайне неуютно в окружении аристократов.

Два главных члена королевского кабинета, Карл Фридрих Байме и Иоганн Вильгельм Ломбард, происходили из бюргерских кругов, для консервативной Пруссии начала XIX в. это было просто неслыханным. Многие министры-дворяне, в том числе Гарденберг и Штайн, ненавидели Байме и Ломбарда в первую очередь из-за их незнатного происхождения и всячески пытались дискредитировать королевских советников как якобинцев, революционеров и предателей [24, s. 140].

В общественном мнении поначалу господствовало представление о Фридрихе

Вильгельме III как достаточно либеральном и демократичном короле-буржуа. Хрестоматийной стала фраза предшественника барона фом унд цум Штайна на посту министра финансов, Карла Августа фон Струэнзе, произнесённая им в августе 1799 г. в беседе с французским послом Отто: «Наш король -демократ: он постоянно работает над тем, чтобы ограничить привилегии дворянства. Через несколько лет в Пруссии больше не будет привилегированного класса» .

В первые годы своего правления Фридрих Вильгельм III пытался соответствовать образу короля-демократа. Как упоминалось выше, он ничего не имел против лишения знати привилегии не платить налогов, также он сквозь пальцы смотрел на то, что представители буржуазии скупают дворянские поместья, что было строжайше запрещено ещё Фридрихом II. Однако покуситься на главную привилегию аристократии, а именно владение крепостными крестьянами, Фридрих Вильгельм III пока что не решался.

В 1798 г. Карл Фридрих Байме, понимавший все сомнения короля, предложил простой путь к отмене крепостного права на помещичьих землях. Он порекомендовал отменить зависимое состояние для всех лиц младше 15 лет, в результате чего крепостное право должно было отмереть естественным путём. Король поддержал эту идею, более того, в её пользу высказалось и поместное дворянство, в особенности восточных провинций прусского государства (Восточная Пруссия, Западная Пруссия).

Однако против этой реформы выступили многие члены Генеральной директории, в том числе Карл Август фон Гарденберг. Аргументы противников реформы были просты: государство не имеет право вмешиваться в отношения помещиков и крестьян, освобождение последних лишит дворянство рабочих рук, в результате чего оно обнищает и не сможет служить в армии, а допустить этого было никак нельзя. Кроме того, государству придётся взять на себя заботу о крестьянах, а также компенсировать аристократии потерю рабочих рук, средств на это в казне не имелось [25, s. 282-283]. Не желая ссориться ни с дворянством, ни с бюрократией, Фридрих Вильгельм III отказался от идеи отмены крепостного права на частновладель-

ческих землях, в феврале 1803 г. этот проект был окончательно похоронен.

Однако то, что не удалось сделать в дворянских поместьях, получилось реализовать на королевских доменах, где также проживали крепостные крестьяне, только их помещиком являлось само государство. Доля домениального фонда была скромной, всего 4,5 % от всей обрабатываемой в Пруссии земли. Однако она варьировалась от провинции к провинции. Больше всего земель в руках государства имелось в Восточной Пруссии - около 55 % земельного фонда провинции. Далее следовали Западная Пруссия и Южная Пруссия (40 %), Курмарка (33 %) и Померания (30 %). Наименьшей эта цифра была в Силезии - всего 7 % земель в руках государства и 93 % в руках местной знати [26, s. 74-75]. Несмотря на то, что королевские домены составляли небольшой процент от всех обрабатываемых земель, они являлись важнейшим источником дохода для государственной казны. Для сравнения: в 1805-1806 гг. казна получила 8,7 млн талеров от доменов и 5,6 млн талеров от основного поземельного налога - контрибуции [27, s. 397].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Государство ожидало значительного увеличения доходов путём превращения крепостных крестьян в свободных нанимателей. Решительный шаг по освобождению домени-альных крестьян был сделан в 1799 г. по инициативе всё того же Карла Фридриха Байме, желавшего продемонстрировать на практике, что подобная реформа не приведёт к крушению прусского социального и экономического порядка. В период с 1799 по

1806 г. во всех провинциях, кроме Силезии, домениальные крестьяне были освобождены от барщины и иных форм трудовой повинности, которые постепенно трансформировались в денежную ренту [28, s. 423-424].

Окончательное освобождение всех до-мениальных крестьян от феодальных повинностей в пользу государства подтвердил указ Фридриха Вильгельма III от 28 октября

1807 г., который также распространил эти нормы и на Силезию . За период с 1799 по 1806 г. во всех провинциях Пруссии, за исключением Силезии, от крепостного права освободились порядка 50 000 домениальных крестьян, которые отныне владели своими

земельными наделами на правах частной собственности. Отмена крепостного права на королевских доменах была самой успешной социальной реформой до 1806 г. Королевские домены стали чем-то вроде полигонов для испытания новых преобразований, призванных до неузнаваемости изменить социальную структуру Пруссии. Завершился этот грандиозный проект Октябрьским эдиктом 1807 г. и Регулирующим эдиктом сентября 1811 г., благодаря которым в Пруссии больше не было зависимых людей. Начался этот процесс, однако, именно с реформы на королевских доменах, проведённой ещё до поражения при Йене и Ауэрштедте.

Наконец, стоит упомянуть и военную сферу. Военные реформы 1807-1813 гг. в первую очередь связаны с именем Герхарда фон Шарнхорста, талантливого офицера и преподавателя. Он родился в 1755 г. в семье ганноверского квартирмейстера и выбрал для себя военную карьеру. С 1778 по 1801 г. Шарнхорст служил офицером в ганноверской армии, в 1792-1794 гг. принимал участие в войнах против революционной Франции, боевой опыт он обобщил в одном из своих самых знаменитых произведений «Развитие общих причин успеха французов в Революционной войне, и особенно в походе 1794 г.».

Шарнхорст указал на три основные причины победы французов: введение всеобщей воинской повинности и превращение войны в дело всей нации, открытие французского офицерского корпуса для недворян и продвижение по службе за заслуги, а не за возраст или знатность происхождения, гуманное обращение с солдатом и предоставление ему большей инициативы на поле боя7. Все эти новшества Шарнхорст предлагал ввести в ганноверской армии, однако поддержки со стороны высшего командования не нашёл, поэтому в 1801 г. перешёл на прусскую службу.

Шарнхорст рано проявил себя и как военный теоретик, и как педагог. Им издавалось несколько специализированных журналов по военной теории и тактике, также в 1801 г. он стал преподавать в специализированной академии для молодых офицеров в Берлине, в 1802 г. основал знаменитое Берлинское военное общество, в состав которого

входили Герман фон Бойен, Карл фон Клаузевиц, Нейдхардт фон Гнейзенау, Иоганн Давид Людвиг Йорк, Кристиан фон Массен-бах и др. Члены общества обсуждали самые разные вопросы, в том числе сражения Революционных войн, личность Наполеона Бонапарта, всеобщую воинскую повинность, разделение армии на колонны и дивизии и т. д. [29, s. 84-85].

Вместо крупномасштабных реформ Шарнхорст, перейдя на прусскую службу, избрал путь «малых дел». Он хотел сформировать абсолютно новый тип ответственного, мотивированного и образованного офицера, а также распространить свои идеи через издаваемые им самим журналы и Военное общество. Необходимо, однако, отметить, что до 1806 г. Шарнхорст не проявил себя в качестве реформатора.

Во-первых, он всё же не был единственным военным, кто проповедовал введение новшеств в армии. Самыми крупными военными теоретиками в Пруссии на тот момент были Георг Генрих фон Беренхорст (17331814) и Адам Генрих Дитрих фон Бюлов (1757-1807). Оба они ещё задолго до Шарн-хорста требовали введения всеобщей воинской повинности, создания национальной милиции, отмены муштры и телесных наказаний для рядовых, введения патриотической пропаганды для повышения боевого духа солдат [30, s. 112-114].

Во-вторых, Шарнхорст не принял участия в подготовке ни одной военной «пред-реформы» до 1806 г., в первую очередь ввиду полного отсутствия политического влияния и прямого доступа к королю. Между тем «предреформы» в военной сфере проводились. Их инициаторами являлись опять же сам Фридрих Вильгельм III и его ближайший советник Карл Фридрих Байме.

В 1798 г. король поручил своему окружению разработать новые воинские уставы, а также планы по обороне западных и восточных границ королевства [24, s. 123]. Впервые с 1733 г. была пересмотрена система кантонов, в рамках которой призывались рекруты в прусскую армию. В августе 1805 г. был издан указ о создании прообраза народной милиции - так называемых «земских резервных войск», в которые впервые стали призывать освобождённые от воинской повинности

слои населения. «Земские резервные войска» могли оперировать в рамках своей родной провинции, в основном они применялись для обороны крепостей и осуществления мелких диверсионных актов [31, s. 43].

Также Фридрих Вильгельм III на 25 % повысил жалование рядовых солдат и разрешил им заниматься торговлей и ремеслом в городах, правда, военные с трудом могли конкурировать с городскими цехами, поэтому в начале 1800-х гг. в окружении короля впервые прозвучала мысль о необходимости отмены цехового строя и введения свободы торговли.

Наконец, в ноябре 1803 г. в Пруссии был создан прототип генерального штаба, а именно Генерал-квартирмейстерский штаб, его основателями стали генерал Левин фон Гойзау и полковник Кристиан фон Массен-бах. К задачам Генерал-квартирмейстерского штаба относились изучение предполагаемых театров военных действий, создание соответствующих топографических карт, а также разработка оборонительных и наступательных операций с учётом особенностей той или иной местности. По настоянию Массенбаха было выделено три приоритетных театра военных действий: на востоке против России, на юге против Австрии, на западе против Франции [32, s. 224].

Сам Массенбах возглавил Южную бригаду, которая разрабатывала планы военных действий против австрийцев и изучала местность Центральной и Южной Германии. Командиром Восточной бригады был назначен генерал Карл Людвиг Август фон Пфуль. Сфера его деятельности ограничивалась территорией к востоку от Вислы. Наконец, во главе Западной бригады в апреле 1804 г. встал Шарнхорст, ему был поручен самый ответственный участок, а именно Нижняя Саксония и Вестфалия - нападение Наполеона на Пруссию ожидалось именно оттуда [33, s. 8].

Шарнхорст как нельзя лучше подходил для этой должности, так как был родом из мест, изучать и защищать которые он отныне был обязан. В феврале 1806 г. он также стал генерал-квартирмейстером прусских войск в Ганновере. Однако прямого отношения к созданию Генерал-квартирмейстерского штаба Шарнхорст всё же не имел. До 1807 г. вряд ли кому пришло бы в голову называть

его реформатором, так как на тот момент им не было ни подготовлено, ни осуществлено ни одной реформы.

Из вышесказанного следует, что инициатива всех «предреформ» 1797-1806 гг. исходила от Фридриха Вильгельма III и его окружения. Прусская политическая элита хорошо осознавала необходимость модернизации страны и была готова на некоторые нерадикальные преобразования. При этом влияние революционной или наполеоновской Франции, на которое указывают такие историки, как Ганс-Ульрих Велер и Брендан Симмс, было минимальным. «Предреформы» не были мотивированы ни страхом перед революцией, ни внешней угрозой, а, скорее, желанием доказать, что трансформация общества и государства возможна путём мягкой «революции сверху». Бросается в глаза и тот факт, что реформы преимущественно затронули отдельные провинции королевства, а не всё государство в целом. Это обстоятельство наглядно подчёркивает специфику Пруссии начала XIX в. - ярко выраженный регионализм.

После поражения при Йене и Ауэрштед-те в 1806 г. прусская политическая элита, наконец, решилась на более радикальные преобразования, к примеру такие, как создание министерств, отмена крепостного права на помещичьих землях, введение городского самоуправления и свободы ремесла и торговли, отделение юстиции от государственного управления, отмена всех внутренних таможенных пошлин, создание генерального штаба и введение всеобщей воинской повинности. Все эти новшества либо активно обсуждались в период с 1797 по 1806 г., либо уже были реализованы на провинциальном уровне. Первые 9 лет правления Фридриха Вильгельма III можно рассматривать как подготовительный этап к полномасштабной реорганизации прусского государства, в связи с чем представляется вполне обоснованным применить к этому периоду предложенный Отто Хинтце термин «предреформы». В этом случае можно говорить о едином мо-

дернизационном процессе в Пруссии, шедшем даже не с конца, а с середины XVIII в., начиная с «просвещённого абсолютизма» Фридриха II. На рубеже XVIII и XIX вв. этот процесс стал менее интенсивным, однако полностью не прервался. «Предреформы» 1797-1806 гг., безусловно, уступают в своей значимости как преобразованиям Фридриха II, так и Штайна- Гарденберга, однако свидетельствуют о том, что прусская политическая элита не прекращала поисков путей к модернизации страны. Период «предреформ» 1797-1806 гг. служит своеобразным связующим звеном между двумя главными эпохами в истории прусского государства.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Reglement über die Vertheilung der Geschäfte zwischen den Landes-Collegien in Ostpreußen und Litthauen. - Berlin : Georg Decker, 1804. - 15 s.

2 Königlich Preußisches Patent wegen Organisation der Landeskollegien und Verbesserung des Justizwesens in den Fränkischen Fürstentümern Ansbach und Bayreuth. - Berlin : Decker, 1795. - S. 3.

3 Novum Corpus Constitutionum Prussico-Bran-denburgensium Praecipue Marchicarum, Oder Neue Sammlung Königl. Preußl. und Churfürstl. Brandenburgischer, sonderlich in der Chur- und Marck-Brandenburg, Wie auch andern Provintzien, publicir-ten und ergangenen Ordnungen, Edicten, Mandaten, Rescripten. Bd. 10. - Berlin : Kunst, 1801. - Sp. 2189.

4 Novum Corpus Constitutionum Prussico-Bran-denburgensium Praecipue Marchicarum, Oder Neue Sammlung Königl. Preußl. und Churfürstl. Brandenburgischer, sonderlich in der Chur- und Marck-Brandenburg, Wie auch andern Provintzien, publicir-ten und ergangenen Ordnungen, Edicten, Mandaten, Rescripten. Bd. 11. - Berlin: Kunst, 1806. -Sp. 3073-3080.

5 Bailleu P. Preußen und Frankreich von 1795 bis 1807. Diplomatische Correspondenzen. Erster Teil (1795-1800). - Leipzig : Hirzel, 1881. - S. 505.

6 Sammlung der für die Königlichen Preußischen Staaten erschienenen Gesetze und Verordnungen von 1806 bis zum 27sten Oktober 1810. - Berlin : Gesetzsammlungsamt, 1822. - S. 174.

7 Scharnhorst G. Entwickelung der allgemeinen Ursachen des Glücks der Franzosen, in dem Revolutions-Kriege, und insbesondere in dem Feldzuge von 1794 // Neues militairisches Journal. - 1797. -№ 8. - S. 1-154.

ЛИТЕРАТУРА

1. Koch H.W. Geschichte Preussens. - München : List Verlag, 1980. - 439 s.

2. Fesser G. Die Schlacht bei Jena und Auerstedt. - Berlin : Deutscher Verlag der Wissenschaften, 1985. - 43 s.

3. Wehler H.-U. Deutsche Gesellschaftsgeschichte. Band 1. Vom Feudalismus des Alten Reiches bis zur Defensiven Modernisierung der Reformära. 1700-1815. - München : Verlag C. H. Beck, 1987. - 676 s.

4. Hintze O. Preußische Reformbestrebungen vor 1806 // Regierung und Verwaltung. Gesammelte Abhandlungen zur Staats-, Rechts-, und Sozialgeschichte Preußens. Bd. I-III / Hrsg. von G. Oestreich. - Göttingen : Vandenhoeck & Ruprecht, 1967. - S. 504-529.

5. Nipperdey Th. Deutsche Geschichte 1800-1866. Bürgerwelt und starker Staat. - München : Verlag C. H. Beck, 1991. - 838 s.

6. Neugebauer W. Brandenburg-Preußen in der Frühen Neuzeit. Politik und Staatsbildung im 17. und 18. Jahrhundert // Handbuch der preußischen Geschichte. Band I. Das 17. und 18. Jahrhundert und Große Themen der Geschichte Preußens / Hrsg. von W. Neugebauer. - Berlin : de Gruyter, 2009. - S. 113-407.

7. Fehrenbach E. Vom Ancien régime zum Wiener Kongress. - München : R. Oldenbourg Verlag, 2008. - 322 s.

8. Соловьёва В. Л. Теория модернизации в контексте развития общественной мысли в XX веке // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. - 2009. -№ 110. - С. 312-316.

9. Nipperdey Th. Probleme der Modernisierung in Deutschland // Saeculum. - 1979. - № 30 (2-3). - S. 292-303.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Schulze H. Der Weg zum Nationalstaat. Die deutsche Nationalbewegung vom 18. Jahrhundert bis zur Reichsgründung. - München : Dt. Taschenbuch-Verlag, 1985. - 194 s.

11. Blanning T. C. W. The French Revolution and the Modernization in Germany // Central European History. -1989. - № 22 (2). - P. 109-129.

12. Preußische Reformen: 1807-1820 / Hrsg. von B. Vogel. - Königstein im Taunus : Verlagsgruppe Athenäum, Hain, Scriptor, Hanstein, 1980. - 331 s.

13. Hahn H.-W., Berding H. Reformen, Restauration, Revolution. 1806-1848/49. - Stuttgart : Klett-Cotta, 2010. - 712 s.

14. Walter D. Preußische Heeresreformen 1807-1870. Militärische Innovation und der Mythos der „Roonschen Reform". - Paderborn : Ferdinand Schöningh, 2003. - 654 s.

15. Simms B. The Impact of Napoleon. Prussian High Politics, Foreign Policy and the Crisis of the Executive, 1797-1806. - Cambridge : Cambridge University Press, 1997. - 390 p.

16. Hinrichs E. Staat ohne Nation. Brandenburg und Preußen unter den Hohenzollern (1415-1871). - Bielefeld : Aisthesis Verlag, 2014. - 664 s.

17. Hermann I. Hardenberg. Der Reformkanzler. - Berlin : Siedler, 2003. - 447 s.

18. Hömig H. Altenstein. Der erste preußische Kultusminister. Eine Biographie. - Münster : Aschendorff Verlag, 2015. - 483 s.

19. Welskopp T. Sattelzeitgenosse. Freiherr Karl vom Stein zwischen Bergbauverwaltung und gesellschaftlicher Reform in Preußen // Historische Zeitschrift. - 2000. - № 271 (2). - S. 347-372.

20. Freiherr vom Stein. Briefe und amtliche Schriften. Band 2, Teil 1 / Hrsg. von E. Botzenhart, W. Hubatsch, P. G. Thielen. - Stuttgart : Kohlhammer, 1959. - 446 s.

21. Die politischen Testamente der Hohenzollern. Nebst ergänzenden Aktenstücken. Band II / Hrsg. G. Küntzel, M. Hass. - Leipzig ; Berlin : Teubner, 1920. - 169 s.

22. Staatsbankrott! Bankrotter Staat? Finanzreform und gesellschaftlicher Wandel in Preußen nach 1806 / Hrsg. M. Winter. - Berlin : Duncker & Humblot, 2006. - 123 s.

23. Treue W. Preußens Wirtschaft vom Dreißigjährigen Krieg bis zum Nationalsozialismus // Handbuch der preußischen Geschichte. Band II. Das 19. Jahrhundert und Große Themen der Geschichte Preußens / Hrsg. von O. Büsch. - Berlin : de Gruyter, 2012. - S. 449-604.

24. Stamm-Kuhlmann Th. König in Preußens großer Zeit. Friedrich Wilhelm III., der Melancholiker auf dem Thron. - Berlin : Siedler, 1992. - 779 s.

25. Sieg H. M. Staatsdienst, Staatsdenken und Dienstgesinnung in Brandenburg-Preußen im 18. Jahrhundert (1713-1806): Studien zum Verständnis des Absolutismus. - Berlin : de Gruyter, 2003. - 430 s.

26. Schissler H. Preußische Agrargesellschaft im Wandel. Wirtschaftliche, gesellschaftliche und politische Transformationsprozesse von 1763 bis 1847. - Göttingen : Vandenhoeck & Ruprecht, 1978. - 285 s.

27. Lütge F. Deutsche Sozial- und Wirtschaftsgeschichte. Ein Überblick. - Berlin : Springer, 1976. - 644 s.

28. Lütge F. Bauernbefreiung in Preußen // Moderne preußische Geschichte. 1648-1947 : Eine Anthologie / Hrsg. von O. Büsch und W. Neugebauer. - Berlin : de Gruyter, 1981. - Band 1. - S. 416-446.

29. Hornung K. Scharnhorst. Soldat - Reformer - Staatsmann. Ein Lebens- und Zeitbild. - Gilching : Druffel & Vowinckel, 2013. - 318 s.

30. Stübig H. Berenhorst, Bülow und Scharnhorst als Kritiker des preußischen Heeres der nachfriderizianischen Epoche // Die preußische Armee zwischen Ancien Régime und Reichsgründung / Hrsg. von P. Baumgart, B. R. Kroener und H. Stübig. - Paderborn : Ferdinand Schöningh, 2008. - S. 107-120.

31. Händel H. Der Gedanke der allgemeinen Wehrpflicht in der Wehrverfassung des Königreiches Preußen bis 1819. Insbesondere ein Beitrag zur Frage des Einflusses der Französischen Revolution auf die Scharnhorst-Boyensche Reformgesetzgebung nach 1807. - Berlin : Mittler, 1962. - 91 s.

32. Backt O. Die Vorgeschichte, Gründung und frühe Entwicklung der Generalstäbe Österreichs, Bayerns und Preußens : Ein Überblick. - Osnabrück : Biblio-Verlag, 1997. - 335 s.

33. Gerhard von Scharnhorst. Private und dienstliche Schriften. Band 4. Generalstabsoffizier zwischen Krise und Reform (Preußen 1804 - 1807) / Hrsg. von J. Kunisch, M. Sikora, T. Stieve. - Köln : Böhlau, 2007. - 896 s.

Сведения об авторе

Стерхов Дмитрий Владимирович - кандидат исторических наук, научный сотрудник Института всеобщей истории Российской академии наук (Москва, Россия)

Адрес для корреспонденции: 119334, Россия, Москва, Ленинский пр., 32а

E-mail: dmitrii.sterkhov1987@gmail.com

SPIN-код РИНЦ: 3133-4983

ORCID: 0000-0003-3173-793X

Информация о статье

Дата поступления 29 сентября 2021 г.

Дата принятия в печать 29 апреля 2022 г.

Для цитирования

Стерхов Д. В. Робкие попытки модернизации: период «предреформ» (1797-1806 гг.) в истории Пруссии // Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». 2022. Т. 9, № 2 (34). С. 26-37. DOI: 10.24147/2312-1300.2022.9(2).26-37.

D.V. Sterkhov

TIMID MODERNIZATION: THE PERIOD OF "PRE-REFORMS" OF 1797-1806

IN THE PRUSSIAN HISTORY

The article suggests considering the period of 1797-1806 in the Prussian history as epoch of "pre-reforms". The term "pre-reforms" was coined by the German social historian Otto Hintze (1861-1940). Over the past 20 or 30 years, the historical research in the field of the Prussian history has been collecting empirical evidence confirming the fact that between 1797 and 1806 the Prussian government was attempting to carry out practical reforms with the purpose to modernize the political, social, economic and military structures of the Prussian kingdom. These reforms were attempted mostly on the provincial level rather than on the national one, which points to the regionalism as the major feature of the Prussian state system. The modernization process in Prussia affected first the provinces and then the center. The politics of "pre-reforms" was initiated by the King Frederick William III himself as well as by his advisors who sought to realize in Prussia the idea of a "revolution from above" in contrast to the French "revolution from below". The actively propagated image of Frederick William III as "bourgeois king" also pursued this aim. Due to the lack of political will as well as time the modernization potential of the Prussian higher bureaucracy was not realized to the full extent, the "pre-reforms", however, laid the grounds for the more radical reforms of Heinrich Friedrich vom und zum Stein and Karl August von Hardenberg (1807-1812). Applying the term "pre-reforms" to 1797-1806 allows us to consider this period not as the time of crisis and decline, but as a part of a long modernization process of the Prussian state from Frederick II's "enlightened absolutism" to the Stein-Hardenberg reforms (mid-1750s - early 19th century).

Keywords: Prussia; pre-reforms; Karl August von Hardenberg; Heinrich Friedrich Karl vom und zum Stein; Frederick William III; modernization; Prussian army.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

REFERENCES

1. Koch H.W. Geschichte Preussens [Prussia's history], Munich, List Publ., 1980, 439 p. (in German).

2. Fesser G. Die Schlacht bei Jena und Auerstedt [The battle of Jena and Auerstedt], Berlin, Deutscher Verlag der Wissenschaften Publ., 1985, 43 p. (in German).

3. Wehler H.-U. Deutsche Gesellschaftsgeschichte. Band 1. Vom Feudalismus des Alten Reiches bis zur Defensiven Modernisierung der Reformära. 1700-1815. [German social history. Volume 1. From feudalism of the Old Empire to the defensive modernization of the reform era. 1700-1815], Munich, C.H. Beck Publ., 1987, 676 p. (in German).

4. Hintze O. Preußische Reformbestrebungen vor 1806 [Prussian attempts at reforms before 1806]. Oestreich G. (ed.). Regierung und Verwaltung. Gesammelte Abhandlungen zur Staats-, Rechts-, und

Sozialgeschichte Preußens [Government and administration], collected works on state, legal and social history of Prussia, vol. 1-3, Göttingen, Vandenhoeck & Ruprecht Publ., 1967, pp. 504-529. (in German).

5. Nipperdey Th. Deutsche Geschichte 1800-1866. Bürgerwelt und starker Staat [German history 1800-1866. Bourgeois world and strong state], Munich, C.H. Beck Publ., 1991, 838 p. (in German).

6. Neugebauer W. Brandenburg-Preußen in der Frühen Neuzeit. Politik und Staatsbildung im 17. und 18. Jahrhundert [Brandenburg-Prussia in the early modern epoch. Policy and state building in the 17th and 18th centuries]. Neugebauer W. (ed.). Handbuch der preußischen Geschichte. Band I. Das 17. und 18. Jahrhundert und Große Themen der Geschichte Preußens [Handbook of the Prussian history. Vol. 1. The 17th and 18th centuries and big themes of the Prussian history], Berlin, de Gruyter Publ., 2009, pp. 113-407. (in German).

7. Fehrenbach E. Vom Ancien régime zum Wiener Kongress [From Ancien régime to the Congress of Vienna], Munich, R. Oldenbourg Publ., 2008, 322 p. (in German).

8. Solov'yova V.L. Teoriya modernizatsii v kontekste razvitiya obshchestvennoi mysli v XX veke [Modernization Theory in the context of the social thinking in the early 20th century]. Izvestiya Rossiiskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta im. A.I. Gertsena [Proceedings of the Herzen State Pedagogical University of Russia], 2009, no. 110, pp. 312-316. (in Russian).

9. Nipperdey Th. Probleme der Modernisierung in Deutschland [Problems of modernization in Germany]. Saeculum, 1979, no. 30, iss. 2-3, pp. 292-303. (in German).

10. Schulze H. Der Weg zum Nationalstaat. Die deutsche Nationalbewegung vom 18. Jahrhundert bis zur Reichsgründung [The way to the national state. The German national movement from the 19th century to the foundation of the Empire], Munich, Dt. Taschenbuch Publ., 1985, 194 p. (in German).

11. Blanning T.C.W. The French Revolution and the Modernization in Germany. Central European History, 1989, iss. 22, no. 2, pp. 109-129.

12. Vogel B. (ed.). Preußische Reformen: 1807-1820 [Prussian reforms 1807-1820], Königstein im Taunus, Verlagsgruppe Athenäum, Hain, Scriptor, Hanstein Publ., 1980, 331 p. (in German).

13. Hahn H.-W., Berding H. Reformen, Restauration, Revolution. 1806-1848/49 [Reforms, restauration, revolution. 1806-1848/49], Stuttgart, Klett-Cotta Publ., 2010, 712 p. (in German).

14. Walter D. Preußische Heeresreformen 1807-1870. Militärische Innovation und der Mythos der „Roonschen Reform" [Prussian military reforms of 1807-1870. Military innovation and the myth of the Roon's reform], Paderborn, Ferdinand Schöningh Publ., 2003, 654 p. (in German).

15. Simms B. The Impact of Napoleon. Prussian High Politics, Foreign Policy and the Crisis of the Executive, 1797-1806, Cambridge, Cambridge University Press Publ., 1997, 390 p.

16. Hinrichs E. Staat ohne Nation. Brandenburg und Preußen unter den Hohenzollern (1415-1871) [State without nation. Brandenburg and Prussia under the Hohenzollern (1415-1871)], Bielefeld, Aisthesis Publ., 2014, 664 p. (in German).

17. Hermann I. Hardenberg. Der Reformkanzler [Hardenberg. The Chancellor of reforms], Berlin, Siedler Publ., 2003, 447 p. (in German).

18. Hömig H. Altenstein. Der erste preußische Kultusminister [Altenstein. The first Prussian minister of culture], a biography, Münster, Aschendorff Publ., 2015, 483 p. (in German).

19. Welskopp T. Sattelzeitgenosse. Freiherr Karl vom Stein zwischen Bergbauverwaltung und gesellschaftlicher Reform in Preußen [Contemporary of the saddle period. Baron Karl vom Stein between mining administration and social reform in Prussia]. Historische Zeitschrift [Historical Journal], 2000, no. 271, iss. 2, pp. 347-372. (in German).

20. Botzenhart E., Hubatsch W., Thielen P.G. (eds.). Freiherr vom Stein. Briefe und amtliche Schriften [Baron vom Stein. Letters and official correspondence], vol. 2, pt. 1, Stuttgart, Kohlhammer Publ., 1959, 446 p. (in German).

21. Küntzel G., Hass M. (eds.). Die politischen Testamente der Hohenzollern. Nebst ergänzenden Aktenstücken [Political testaments of the Hohenzollern With supplementary archival documents], vol. 2, Leipzig, Berlin, Teubner Publ., 1920, 169 p. (in German).

22. Winter M. (ed.). Staatsbankrott! Bankrotter Staat? Finanzreform und gesellschaftlicher Wandel in Preußen nach 1806 [State bankruptcy! Bunkrupt state? Financial reform and social changes in Prussia after 1806], Berlin, Duncker & Humblot Publ., 2006, 123 p. (in German).

23. Treue W. Preußens Wirtschaft vom Dreißigjährigen Krieg bis zum Nationalsozialismus [Prussia's economy from the Thirty Years' War to the national socialsm]. Büsch O. (ed.). Handbuch der preußischen Geschichte. Band II. Das 19. Jahrhundert und Große Themen der Geschichte Preußens [Handbook of the Prussian history. Vol. 2. The 19th century and big themes of the Prussian history], Berlin, de Gruyter Publ., 2012, pp. 449-604. (in German).

24. Stamm-Kuhlmann Th. König in Preußens großer Zeit. Friedrich Wilhelm III., der Melancholiker auf dem Thron [A King in Prussia's great time. Frederick William III, the melancholic on the throne], Berlin, Siedler Publ., 1992, 779 p. (in German).

25. Sieg H.M. Staatsdienst, Staatsdenken und Dienstgesinnung in Brandenburg-Preußen im 18. Jahrhundert (1713-1806): Studien zum Verständnis des Absolutismus [Civil service, political thought and attitude towards service in Brandenburg-Prussia in the 18th century (1713-1806): studies on the understanding of absolutism], Berlin, de Gruyter Publ., 2003, 430 p. (in German).

26. Schissler H. Preußische Agrargesellschaft im Wandel. Wirtschaftliche, gesellschaftliche und politische Transformationsprozesse von 1763 bis 1847 [The Prussian agrarian society in transition. Economic, social and political transformation process from 1763 to 1847], Göttingen, Vandenhoeck & Ruprecht Publ., 1978, 285 p. (in German).

27. Lütge F. Deutsche Sozial- und Wirtschaftsgeschichte. Ein Überblick [German social and economic history. An overwiew], Berlin, Springer Publ., 1976, 644 p. (in German).

28. Lütge F. Bauernbefreiung in Preußen [The serf emancipation in Prussia]. Moderne preußische Geschichte. 1648-1947 [Modern Prussian history. 1648-1947], an anthology, vol. 1, Berlin, de Gruyter Publ., 1981, pp. 416-446. (in German).

29. Hornung K. Scharnhorst. Soldat - Reformer - Staatsmann. Ein Lebens- und Zeitbild [Scharnhorst. Soldier, reformer, statesman. His life and time], Gilching, Druffel & Vowinckel Publ., 2013, 318 p. (in German).

30. Stübig H. Berenhorst, Bülow und Scharnhorst als Kritiker des preußischen Heeres der nachfriderizianischen Epoche [Berenhorst, Bulow and Scharnhorst as critics of the Prussian Army of the post-Friederien epoch]. Baumgart von P., Kroener B.R., Stübig H. (eds.). Die preußische Armee zwischen Ancien Régime und Reichsgründung [The Prussian Army beetween the Ancient refime and the creation of the Reich], Paderborn, Ferdinand Schöningh Publ., 2008, pp. 107-120. (in German).

31. Händel H. Der Gedanke der allgemeinen Wehrpflicht in der Wehrverfassung des Königreiches Preußen bis 1819. Insbesondere ein Beitrag zur Frage des Einflusses der Französischen Revolution auf die Scharnhorst-Boyensche Reformgesetzgebung nach 1807 [The idea of the general conscription in the military constitution of the Prussian Kingdom until 1819. Special contribution to the problem of the influence of the French Revolution on the military reforms of Scharnhorst and Boyen after 1807], Berlin, Mittler Publ., 1962, 91 p. (in German).

32. Hackl O. Die Vorgeschichte, Gründung und frühe Entwicklung der Generalstäbe Österreichs, Bayerns und Preußens [The background, the foundation and the early history of the general staffs of Austria, Bavaria and Prussia], an overview, Osnabrück, Biblio Publ., 1997, 335 p. (in German).

33. Kunisch J., Sikora M., Stieve T. (eds.). Gerhard von Scharnhorst. Private und dienstliche Schriften. Band 4. Generalstabsoffizier zwischen Krise und Reform (Preußen 1804-1807) [Gerhard von Scharnhorst. Private and official correspondence. Volume 4. Officer of the General Staff between crisis and reform (Prussia 1804-1807)], Köln, Böhlau Publ., 2007, 896 p. (in German).

About the author

Dmitrii V. Sterkhov - PhD in Historical Sciences, Research Assistant of the Institute of World History of the Russian Academy of Sciences (Moscow, Russia)

Postal address: 32a, Leninskii pr., Moscow, 119334, Russia

E-mail: dmitrii.sterkhov1987@gmail.com RSCI SPIN-code: 3133-4983 ORCID: 0000-0003-3173-793X

Article info

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Received

September 29, 2021

Accepted April 29, 2022

For citations

Sterkhov D.V. Timid Modernization: the Period of "Pre-reforms" of 1797-1806 in the Prussian History. Herald of Omsk University. Series "Historical Studies", 2022, Vol. 9, no. 2 (34), pp. 26-37. DOI: 10.24147/2312-1300.2022.9(2). 26-37 (in Russian).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.