Научная статья на тему 'Ритмика речи персонажей-актеров в пьесах А. Н. Островского'

Ритмика речи персонажей-актеров в пьесах А. Н. Островского Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
722
114
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
А.Н. ОСТРОВСКИЙ / РИТМ ПРОЗЫ / РИТМИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ / МЕТОДИКА Г.Н. ИВАНОВОЙ-ЛУКЬЯНОВОЙ / УДАРНЫЕ СЛОГИ / СИНТАГМЫ / ИНТОНЕМЫ / PROSE RHYTHM / RHYTHMIC CHARACTERISTICS / GALINA IVANOVA-LUK'YANOVA METHOD / STRESSED SYLLABLES / SYNTAGMES / INTONEMES

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Ильина Наталия Кирилловна

Статья затрагивает общие особенности ритма в пьесах А.Н. Островского, в частности проблемы метрических цепочек в спонтанной и драматургической речи, специфику ударных (хореических) начал, характерных для устной речи и фольклора, которые реализуются и в речи героев пьес. Наряду с упомянутыми характеристиками прозаического ритма в статье подробно рассматривается методика Г.Н. Ивановой-Лукьяновой, согласно которой ритм прозы определяется по трем ритмообразующим единицам: ударным слогам, границам синтагматического членения и интонемам. Материалом для анализа послужила речь персонажей-актеров двух пьес Островского: «Лес» (реплики Геннадия Несчастливцева и Аркадия Счастливцева) и «Без вины виноватые» (реплики Григория Незнамова и Шмаги). Результат анализа реплик Несчастливцева и Незнамова, с одной стороны, и Счастливцева и Шмаги, с другой, свидетельствует о том, что степень метризации речи героев с ореолом трагичности выше, чем у комических персонажей. Методика Г.Н. Ивановой-Лукьяновой показала, что три ритмические характеристики (слоговая, синтагматическая и интонационная) присущи речи героев Островского: 1) слоговая ритмическая характеристика базируется на упорядоченности междуударных интервалов и избегает как нулевых, так и слишком длинных (в четыре и более безударных слогов) междуударных интервалов; 2) речи большинства героев Островского свойственна идеальная или близкая к идеальной синтагматическая ритмическая характеристика, так как в речи персонажей мало контрастных по величине синтагм, превышающих два такта; 3) интонационная характеристика также обнаруживает немного отклонений от абсолютной ритмичности, которая заключается в волновом характере восходящих и нисходящих интонем.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Rhythmics of speech of actors as heroes performing plays by Alexander Ostrovsky

The article touches upon some general rhythmic peculiarities of Alexander Ostrovsky’s plays, such as the problems of metric chains in oral and dramatic speech, as well as specific stressed (trochaic) beginnings in oral speech and folklore which are also typical of personages’ speech in plays. Along with these characteristics of prose rhythm, the article examines Galina Ivanova-Luk’yanova method of determining prose rhythm by means of three rhythm-forming units: stressed syllables, syntagmatic bounds and intonemes. The cues of 4 personages in two Alexander Ostrovsky’s plays “The Forest” and “Innocent as Charged” were analysed. The analysis of Gennadi Neschastlivtsev’s and Grigory Neznamov’s cues, on the one hand, and Arcady Schastlivtsev’s and Shmaga’s cues, on the other hand, shows that the metric degree of the tragic heroes’ speech is higher than that of the comic ones. According to Galina Ivanova-Luk’yanova method, three rhythmic characteristics (syllabic, syntagmatic and intonational) are inherent in Alexander Ostrovsky’s heroes: 1) syllabic rhythmic characteristics are based on regular interstressed intervals and avoid both zero and too long intervals (up to 4 and more unstressed syllables); 2) nearly ideal syntagmatic rhythmic characteristics are typical of most of Alxander Ostrovsky personages’ speech in which contrasting syntagmes of more than 2 times are rare; 3) intonational rhythmic characteristics also reveal few deviations from the absolute rhythm which consists in the wave of rising and falling intonemes.

Текст научной работы на тему «Ритмика речи персонажей-актеров в пьесах А. Н. Островского»

УДК 821.161.1.09''18'' ; 82-2

Ильина Наталия Кирилловна

кандидат филологических наук Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова

nk_ilina@mail.ru

РИТМИКА РЕЧИ ПЕРСОНАЖЕЙ-АКТЕРОВ В ПЬЕСАХ А.Н. ОСТРОВСКОГО

Статья затрагивает общие особенности ритма в пьесах А.Н. Островского, в частности проблемы метрических цепочек в спонтанной и драматургической речи, специфику ударных (хореических) начал, характерных для устной речи и фольклора, которые реализуются и в речи героев пьес. Наряду с упомянутыми характеристиками прозаического ритма в статье подробно рассматривается методика Г.Н. Ивановой-Лукьяновой, согласно которой ритм прозы определяется по тремритмообразующим единицам: ударным слогам, границам синтагматического членения и интонемам. Материалом для анализа послужила речь персонажей-актеров двух пьес Островского: «Лес» (реплики Геннадия Несчастливцева и Аркадия Счастливцева) и «Без вины виноватые» (реплики Григория Незнамова и Шма-ги). Результат анализа реплик Несчастливцева и Незнамова, с одной стороны, и Счастливцева и Шмаги, с другой, свидетельствует о том, что степень метризации речи героев с ореолом трагичности выше, чем у комических персонажей. Методика Г.Н. Ивановой-Лукьяновой показала, что три ритмические характеристики (слоговая, синтагматическая и интонационная) присущи речи героев Островского: 1) слоговая ритмическая характеристика базируется на упорядоченности междуударных интервалов и избегает как нулевых, так и слишком длинных (в четыре и более безударных слогов) междуударных интервалов; 2) речи большинства героев Островского свойственна идеальная или близкая к идеальной синтагматическая ритмическая характеристика, так как в речи персонажей мало контрастных по величине синтагм, превышающих два такта; 3) интонационная характеристика также обнаруживает немного отклонений от абсолютной ритмичности, которая заключается в волновом характере восходящих и нисходящих интонем.

Ключевые слова: А.Н. Островский, ритм прозы, ритмические характеристики, методика Г.Н. Ивановой-Лукьяновой, ударные слоги, синтагмы, интонемы.

Одна из первых методик определения ритма прозы основывалась на достижениях отечественного стиховедения начала ХХ века и была применена А. Белым в практике создания метризованной прозы. Приемы изучения поэтического ритма переносились на прозаический текст, в котором улавливались так называемые «случайные метры» [10], то есть цепочки стоп, соответствовавшие основным поэтическим размерам, причем для двусложников, ямба и хорея, минимальная протяженность этих цепочек должна была составлять четыре стопы, а для трех-сложников, дактиля, амфибрахия и анапеста, - три. Несмотря на различную природу стиха и прозы, применение стиховедческих методов к анализу ритма прозы давало исследователям интересные результаты, особенно в изучении ритмизованной прозы. Однако и драматургический материал оказался благодатной почвой в исследовании метрической картины речи героев [4; 5].

Анализ реплик персонажей в пьесах А.Н. Островского наглядно показывает устойчивую тенденцию к преобладанию хореев в «случайных метрах», тенденцию, типичную для народной поэзии. Об этой же народной природе хорея писал и М.Л. Гаспаров: «...хореи ощущаются как размеры более "народные", более близкие к фольклорному стиху» [1, с. 18]. Таким образом, обилие «случайных метров» в пьесах и, вследствие этого, высокая степень метризации речи персонажей могут свидетельствовать о стремлении драматурга к поэтизации народной речи. Вместе с тем известно, что ритм разговорной речи опирается на интуитивное стремление к более-менее равномерному

чередованию ударных и безударных слогов [7, с. 100-101], причем для русской речи типичны ударные начала фраз. Отсюда следует, что и в драматургической речи, воспроизводящей естественную разговорную речь, вполне ожидаемы хореические зачины и цепочки «случайных метров».

Статистические данные констатируют определенную закономерность в большем использовании двусложников по сравнению с трехсложниками, и эти результаты устойчивы, они дают постоянные средние величины: 60% двусложных метрических цепочек и 40% трехсложных [5; 6]. Вероятно, употребление двусложных размеров в «случайных метрах» типично также для разговорной и драматургической речи.

Из десяти персонажей-актеров в пьесах Островского мы выбрали сопоставимые пары - Несчастливцева и Счастливцева из комедии «Лес» и Незнамова и Шмагу из пьесы «Без вины виноватые». Близость итоговых цифр, полученных на основе анализа реплик Несчастливцева и Незнамова, с одной стороны, и Счастливцева и Шмаги, с другой, свидетельствует о том, что метрика речи героев с ореолом трагичности выше, чем у комических персонажей (см.: табл. 1).

Существует целый ряд методик определения ритма прозы: методики М.М. Гиршмана, А.М. Пешковского, М.А. Красноперовой, Г.Н. Ивановой-Лукьяновой. В предлагаемой статье ритмика речи упомянутых выше персонажей-актеров будет рассмотрена с помощью методики Г.Н. Ивановой-Лукьяновой.

Исследовательница рассматривает «ритм прозы как фонетическое явление, в котором принимают

112

Вестник КГУ им. H.A. Некрасова .¿j. № 2, 2016

© Ильина Н.К., 2016

Таблица 1

Общие результаты по количеству «случайных метров»

Метр (кол-во слогов) «Лес» (1870) «Без вины виноватые» (1881)

Счастливцев Несчастливцев Незнамов Шмага

Ямб 394 (20%) 1476 (25,3%) 721 (27,2%) 180 (25%)

Хорей 647 (33%) 2170 (37,2%) 907 (34,2%) 227 (31,3%)

Всего двусл. 53% 62,5% 61,4% 56,3%

Дактиль 378 (19%) 964 (16,6%) 351 (13,2%) 73 (10%)

Амфибрахий 235 (12%) 712 (12,2%) 314 (12%) 118 (16,3%)

Анапест 324 (16%) 505 (8,7%) 356 (13,4%) 126 (17,4%)

Всего трехсл. 47% 37,5% 38,6% 43,7%

Итого 1978 5827 2649 724

Всего слогов в репликах героя 3422 9166 3881 1188

Степень ме-тризации речи 58% 63,6% 68,3% 61%

участие следующие ритмообразующие единицы: ударные слоги, границы синтагматического членения и интонемы <.. .> Слоговая характеристика (С) легко определяется по безударным интервалам: нарушением ритма считаются интервалы в четыре слога и более, а также нулевые. Синтагматическая (К) характеристика определяется по количеству тактов (ударений) в синтагме (строчке): нарушает ритм контраст более двух тактов. Для подсчета интонационной (И) характеристики введены обозначения интонем: В - восходящая, Н -нисходящая, Р - ровная; нарушает ритм соседство одинаковых интонем» [2].

Исследования Г.Н. Ивановой-Лукьяновой показали, что средняя величина для слоговой ритмической характеристики художественного текста равна 1,1, для синтагматической - 0,11, наиболее частотный показатель для интонационной ритмической характеристики - 0,6 [3, с. 153, 156, 159].

Первая ритмическая характеристика - слоговая (С) - коррелирует с биением человеческого сердца и базируется на упорядоченности междуударных интервалов, равных в среднем двум слогам.

Нарушения ритма, связанные с междуударными интервалами в 4 слога, встречаются в пьесах Островского довольно часто, междуударные интервалы, превышающие 4 слога, в речи персонажей Островского редки.

Несчастливцев. Честь имею рекомендоваться (/ - /-----/ -) [8, с. 90].

Счастливцев. Придется в беседке переночевать (- / - - /-----/) [8, с. 63].

Незнамов. А вы навязываетесь с благодеяниями и напрашиваетесь на благодарность (- / - / -------/-----/-------/ -); ... не всегда можно рассчитывать на благодарность (- - /

/ — /-----/ -), иногда можно наткнуться и на

неприятность (— / / — /-----/ -); Где ж такие

редкостные экземпляры находятся (/ - / - /---

— / — / —); Пусть никто и ничто не отравит их радостного существования (/ - / — / — / — / — ----/ - -) [9, с. 176, 177, 217].

В приведенных фразах междуударные интервалы состоят из пяти, шести и семи безударных слогов и, согласно рассматриваемой методике, являются показателями нарушения ритмичности, однако словосочетания эти входят в метрические цепочки «случайных метров» с пиррихиями на сильных местах:

Честь имею рекомендоваться (Х5ж);

Придется в беседке переночевать (Я4м);

А вы навязываетесь с благодеяниями и напрашиваетесь на благодарность (Я13ж);

Не всегда можно рассчитывать на благодарность (Дак4ж), иногда можно наткнуться и на неприятность (Дак4ж);

Где ж такие редкостные экземпляры (Х6ж) находятся?

Пусть никто и ничто не отравит их радостного (Ан4гд) существования.

«Случайные метры», таким образом, сглаживают ритменные перебои, и разговорная речь не теряет естественной ритмичности.

Нулевые междуударные интервалы чаще воспринимаются слушателями как нарушение ритма. Так, особенно резки для слуха стыки двух полно-значных односложных слов. Скорее всего, автор намеренно сбивает ритм, привлекая внимание к смысловому содержанию высказываемого или к эмоциональному состоянию говорящего:

Незнамов. Ведь эти сувениры жгут грудь [9, с. 218].

Шмага. ...убеждения у меня есть твердые [9, с. 189].

Во второй реплике в соседних ударных слогах налицо столкновение мягкого и твердого «т», один их них редуцируется, что и смягчает ритменный сбой.

В синтагматической ритмической характеристике (К) используется предложенное А.М. Пеш-ковским измерение ритма величиной фраз. «Однако по сравнению с методом Пешковского, определявшего длину синтагм во всем тексте, наша методика, - пишет Г.Н. Иванова-Лукьянова, -рассматривает величину только соседних синтагм,

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова № 2, 2016

113

поскольку нарушение ритма ощущается именно в соседстве разновеликих синтагм. Сравнивая синтагмы с речевыми шагами, мы тем самым находим еще один человеческий фактор в этой проблеме. Этот фактор связан с дыханием. Когда человек говорит или пишет, то можно предположить, что он "дышит синтагмами". Если в тексте нет контрастных по величине синтагм, то ровность дыхания ничем не нарушена. Но стоит только оказаться рядом двум контрастным синтагмам - например, одна в четыре такта, другая в один, - и в речевых шагах происходит сбой: человек словно споткнулся, и его дыхание сбилось» [2]. Таким образом, текст воспринимается как ритмичный, если в нем нет контрастных по величине синтагм или если порог контрастности, который составляет два такта (два фонетических слова), не превышается. Причем показателен тот факт, что общий характер фразовой ритмичности сохраняется, несмотря на известную вариативность интонационного членения текста. Исследовательница объясняет это тем, «что читающий обычно членит текст либо на минимальные фразы, либо на очень крупные, при этом контрастность между величиной фраз в том и другом случае остается одинаковой. Читающий словно подчиняется ритмической тенденции автора и при озвучивании какого-либо текста реализует ритмическую настроенность этого текста, его авторскую заданность [3, с. 155].

Приведем примеры синтагматической ритмической характеристики в пьесах «Лес» и «Без вины виноватые».

Счастливцев. «Ну, что ж, говорит, / вот тебе каморка, / поживи у меня, / только прежде в баню сходи». / Стал я у них жить. / Встают в четыре часа /, обедают в десять; / спать ложатся в восьмом часу; / за обедом и за ужином / водки пей сколько хочешь, / после обеда спать. / И все в доме молчат, / Геннадий Демьяныч, / точно вымерли. / Дядя с утра уйдет в лавку, / а тетка весь день / чай пьет и вздыхает. / Взглянет на меня, / ахнет / и промолвит: / «Бессчастный ты человек.» [8, с. 35].

(2324; 4; 324242; 322; 433; 2113). К = 0

Несчастливцев. Прости меня, / прости! / Я бедней тебя, / я прошел пешком сотни верст, / чтобы повидаться с родными; / я не берег себя, / а берег это платье, / чтоб одеться приличнее, / чтоб меня не выгнали. / Ты меня считаешь человеком, / благодарю тебя! / Ты у меня просишь тысячи / - нет у меня их. / Сестра, / сестра! / не тебе у меня денег просить! / А ты мне не откажи в пятачке медном, / когда я постучусь под твоим окном / и попрошу опохмелиться. / Мне пятачок, / пятачок! / Вот кто я! [8, с. 69].

(21; 3523322; 42; 43; 114; 542; 21; 3). К = 0,1 (2:22=0,1).

Незнамов. Да за что же любить человека / безнадежно испорченного? / Что за интерес? / Разве

с целью исправить? / Так, во-первых, / не всякого можно исправить; / а во-вторых, / не всякий позволит, / чтоб его исправляли [9, с. 178].

(32; 2; 2; 13122). К=0.

Шмага. Конечно. / Как человек нить потерял, / так пропал. / Ему и по заведенному порядку / следует в трактир идти, / а он за философию. / А от философии / нападает на человека тоска, / а хуже тоски / ничего быть не может [9, с. 190]. (1; 31; 332; 1323). К=0.

Синтагматическое членение реплик персонажей дает идеальную или близкую к идеальной ритмичность. Причем это свойство, на наш взгляд, присуще речи большинства героев Островского.

Интонационная ритмическая характеристика (И) составляет специфику ритма прозы в отличие от ритма стихов. Мелодичность речи зависит от интонации, которая «определена сочинителем, и контуры ее проступают в любом чтении. За идеальную ритмичность принимается такая, когда внутри фразы восходящая и нисходящая интонации (т. е. восходящее и нисходящее движение тона) чередуются равномерно» [3, с. 157-158]. Однако, несмотря на заданность авторской интонации, текст допускает вариативность его прочтения. В художественных и разговорных текстах интонация выявляется благодаря синтаксическим особенностям построения предложений. Так, наличие сочинительных связей или особого рода бессоюзной связи способствуют нисходящему тону интонации внутри предложения. Поэтому важно учитывать синтаксическую структуру текста, «так как фразовая и интонационная характеристики ритма определяются прежде всего синтаксисом» [3, с. 163]. В более поздней работе Г.Н. Иванова-Лукьянова добавила к восходящему и нисходящему движению тона интонему ровного типа: «Можно предположить, что человеческий фактор этой характеристики связан с эмоциональным состоянием человека. Чередование разных эмоциональных переживаний свидетельствует об эмоциональной гармонии организма, а в тексте сочетание разных интонем говорит о ритмичном движении разнонаправленных тонов, создающих волновой ритм речи. Когда в тексте возникает эмоциональная напряженность, то это выражается скоплением одинаковых тональных пиков. Подобно этому и сильные эмоции перебивают размеренный ритм. Так, при избытке радости человека словно захлестывают непрерывно следующие друг за другом восходящие интонации, а при настроении подавленности, наоборот, происходит скопление нисходящих интонаций; ровная интонация служит необходимым способом уравновешенности эмоционального состояния писателя или героя (что зачастую лишено различия). Особая роль интонемы ровного типа заключается в ее способности реализоваться любым направлением тона для придания ритму волнового характера» [2].

114

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова № 2, 2016

Проверим, каковы особенности интонационной ритмической характеристики в речи героев Островского.

Счастливцев. Больше десяти лет / по России-то бродим, / из театра в театр, / как цыгане. / Оттого он и не был у тетки, / что стыдно глаза показать [8, с. 63].

Интонационная характеристика приведенного высказывания не показывает отклонений от абсолютной ритмичности: ЛЛЛ. Шесть возможных сочетаний интонем образуют волнообразный ритм. И=0 (0:6=0).

Несчастливцев. Нет, нет, дитя мое! / Как ни велико твое горе, / а умереть тебе я не дам. / Тебе надо жить, / ты еще так молода! / Тебя заело горе, / надоела тебе молодая жизнь? / Забудь это горе, / брось эту жизнь! / Начнем новую, сестра, / для славы, / для искусства [8, с. 70].

\/\/\//\\/\\. Три отклонения от идеального ритма в этом высказывании связаны с дублированием одного восходящего и двух нисходящих тонов, поэтому ритмическая характеристика равна 0,25 (3:12=0,25).

Незнамов. Нет, куда ж вы? / Нет, позвольте! / Так нельзя. / Надо еще тост предложить. / Эй! / Дайте вина! / Вы уж мне позвольте / сказать несколько слов; / я вас не задержу, / не задержу. / Мне только бы сказать то, / что у меня на душе; / не хочется, / чтобы оно так оставалось [9, с. 217].

/Л\ЛЛ\\ЛЛ. В приведенном высказывании чередование подъемов и падений нарушается дублированием одного восходящего тона и трех нисходящих. Эмоции захлестывают героя, внося дисгармонию в ровный волнообразный ритм речи. Интонационная характеристика высказывания, таким образом, равна 0,3 (4:14=0,29).

Шмага. Да-с... / мерси! / Впрочем, / иначе и быть не может; / вам и следует заплатить. / Мы не виноваты, / что вы не могли нас принять. / Не в передней же нам ждать. / Мы артисты, / наше место в буфете [9, с. 179].

М\ЛЛ\. И=0,3 (3:10=0,3).

Подобные результаты можно получить из анализа большинства реплик персонажей. Следовательно, все три ритмические характеристики находят свое подтверждение в речи героев пьес Островского. Более того, показатели всех трех ритмических характеристик близки к абсолютной ритмичности. Вместе с тем, на основании проведенного анали-

за, пока еще далеко не полного, в ритмике речи персонажей-актеров не выявилось существенных отличий от речи обычных персонажей, например в пьесе «Не все коту масленица» [6].

Библиографический список

1. Гаспаров М.Л. Очерк истории русского стиха. Метрика. Ритмика. Рифма. Строфика. - М.: Наука, 1984. - 488 с.

2. Иванова-Лукьянова Г.Н. Ритм художественных прозаических текстов как отражение жизненных ритмов человека // Академические тетради. Вып. 14. Тетрадь седьмая. Бюллетень интеллектуальной собственности [Электронный ресурс]. -Режим доступа: http://www.independent-academy. net/science/tetradi/14/ivanova.html (дата обращения: 14.12.2015).

3. Иванова-Лукьянова Г.Н. Культура устной речи. Интонация, паузирование, логическое ударение, темп, ритм: учеб. пособие для студ., аспирантов, преподавателей-филологов и уч-ся ст. кл. шк. гуманит. профиля. - М.: Флинта, 2002. - 200 с.

4. Ильина Н.К. Метрическое своеобразие драм «Гроза» А.Н. Островского и «Расточитель» Н.С. Лескова // Щелыковские чтения 2012. Проблемы жизни и творчества А.Н. Островского: сб. ст. - Кострома: Авантитул, 2013. - С. 90-99.

5. Ильина Н.К. Ритм и метр в произведениях А.Н. Островского // Вестник Костромского госуниверситета. - 2013. - № 5. - С. 130-134.

6. Ильина Н.К. Ритмические особенности пьесы А.Н. Островского «Не все коту масленица» // Духовно-нравственные основы русской литературы: сб. науч. ст. - Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2014. - С. 23-28.

7. Касевич В.Б., Шабельникова Е.М., Рыбин В.В. Ударение и тон в языке и речевой деятельности. -Л.: Издательство Лениградского университета, 1990. - 246 с.

8. Островский А.Н. Полн. собр. соч.: в 16 т. - М.: Государственное издательство художественной литературы, 1950. - Т. 6. Пьесы 1871-1874. - С. 7-95.

9. Островский А.Н. Полн. собр. соч.: в 16 т. -М.: Государственное издательство художественной литературы, 1951. - Т. 9. Пьесы 1882-1885. -С. 149-219.

10. Холшевников В.Е. Случайные четырехстопные ямбы в русской прозе // Холшевников В.Е. Стиховедение и поэтика. - Л., 1991. - С. 75-84.

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова .¿к № 2, 2016

115

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.