Научная статья на тему 'Рифменный дискурс и архитектоника русского стиха'

Рифменный дискурс и архитектоника русского стиха Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

135
65
Поделиться
Ключевые слова
АРХИТЕКТОНИКА / ПОЭТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА / КОМПОЗИЦИЯ / РИТМ / РИФМА

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Черкасская А. А., Ковалев П. А.

Статья посвящена анализу структурных особенностей русской поэзии. Предложенная классификация позволяет говорить о том, что рифменный дискурс создает в поэтическом тексте особенную эстетическую систему. Различные модификации рифмы формируют разные архитектонические модели.

RHYMING DISCOURSE AND ARCHITECTONICS OF RUSSIAN VERSE

The article is devoted to the analysis of structural features of Russian poetry. The offered classifi cation allows saying that the rhyming discourse creates especial esthetic system in the poetic text. Various modifi cations of a rhyme organize different architectonic models.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Рифменный дискурс и архитектоника русского стиха»

ФИЛОЛОГИЯ

А.А. ЧЕРКАССКАЯ

аспирант кафедры русской литературы ХХ-ХХ1 веков и истории зарубежной литературы Орловского государственного университета Тел. (4862) 75 2713

П.А. КОВАЛЕВ

доктор филологических наук, доцент кафедры русской литературы ХХ-ХХ1 веков и истории зарубежной литературы Орловского государственного университета E-mail: kavalller@mail.ru Тел. 8 953 616 56 38

РИФМЕННЫЙ ДИСКУРС И АРХИТЕКТОНИКА РУССКОГО СТИХА

Статья посвящена анализу структурных особенностей русской поэзии. Предложенная классификация позволяет говорить о том, что рифменный дискурс создает в поэтическом тексте особенную эстетическую систему. Различные модификации рифмы формируют разные архитектонические модели.

Ключевые слова: архитектоника, поэтическая система, композиция, ритм, рифма.

Поэтическая система - одна из самых устойчивых и в то же время динамично развивающихся областей национального художественного сознания, по самой своей природе существенно отличающаяся от прозы. Поэтический текст имеет целый ряд формальных особенностей (графика, метр, ритм, рифма, строфика), накладывающих на систему языкового материала совокупность обусловленных традицией ограничений, так как, «входя в состав единой целостной структуры стихотворения, значащие элементы языка оказываются связанными сложной системой соотношений, со- и противопоставлений, невозможных в обычной языковой конструкции».[7: 38] Каждый элемент поэтической структуры выполняет локальную функцию эстетического выдвижения, приводящую на уровне архитектонического строения к формированию концептуального смысла всего произведения.

Рифма, выступающая в стихе в качестве эвфонического и, вместе с тем, концептуального элемента, играет весьма существенную роль в формировании архитектоники поэтического текста. С одной стороны, расположение рифменных созвучий в тексте определяет его внешнее строение, с другой - сугубо позиционные факторы в рифме приобретают статус содержательных, задавая тот или иной архитектонический профиль и выявляя смысловые акценты.

Как особый элемент поэтической системы рифма выполняет в стихе сразу несколько функций: 1) ритмическую - за счет чередования различных каталектических форм (мужская, женская, дактилическая, гипердактилическая) или моно-тонизированности акцентной базы рифменного созвучия; 2) делимитативную (разделительную) -

сигнализация об окончании стихового ряда; 3) эвфоническую - образование созвучий той или иной степени точности, подкрепляющих звукопись стиха обязательными концевыми комплексами; 4) семантическую - вынесение того или иного слова в рифменную область, актуализирующее его в читательском сознании. Роль рифмы в классической модели русского стиха [6: 191-192] оказывается в целом структурообразующей: система формируемых ею корреспондирующих рядов, как правило, отличается большей упорядоченностью и в метрическом, и в ритмическом отношении, что особенно отчетливо ощущается именно при ее отсутствии.

Структурные особенности рифмы во многом обусловлены ее специфическими функциями на уровне архитектоники поэтического текста. С одной стороны, рифменное созвучие маркирует отдельные фрагменты стиха, выделяя их в самостоятельные строки, с другой - служит важнейшим средством соединения стиховых рядов в более крупные архитектонические формы - строфы. Таким образом, рифма одновременно выполняет и функцию дифференциации, и функцию интеграции. Подобная функциональная амбивалентность связана, видимо, с самой сущностью феномена рифмы, который заключается в том, что компоненты созвучий объединены фонетическим (и/или графическим) сходством при обязательном семантическом расподоблении. Именно это имел в виду Р. О. Якобсон, когда в статье о двух аспектах языкового знака выделял комбинацию и селекцию в качестве смыслообразующих осей языкового знака. [8: 204]

Одной из важнейших функций рифмы в стихе является ритмическая, реализуемая посредством

© А.А. Черкасская, П.А. Ковалев

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

чередования различных каталектических форм. Как ритмическая категория рифма способна моделировать не только ритмику текста, но и в известной степени его семантический строй. Разные каталектические типы рифмы могут подверстывать под себя ритмический профиль строк, что вполне допустимо по аналогии с моделированием стихового ряда из системы параллелизмов. Мысль о подчиненности рифмы ритму в этом отношении не кажется столь безусловной, особенно если принять во внимание специфику авторского сознания, оперирующего на смысловом уровне текста не только ритмическими, но и не в последнюю очередь - семантическими и лексическими категориями.

Как известно, литературная поэтическая традиция в России началась с монотонизированных форм: «Русские силлабисты восприняли женское окончание польского стиха как самостоятельную тоническую константу <...>, решительное преобладание правильных женских рифм создавало тоническую инерцию, которой поэты подчинялись все больше и больше». [1: 47-48] В ходе реформы Тредиаковского-Ломоносова русской версификацией было усвоено правило альтернанса, позволившее существенно модернизировать всю систему отечественного стиха. Необходимо отметить, что эта реформа не только коренным образом изменила метрический облик русской поэзии, но и привела в движение множество других эстетических механизмов, вызвав серьезные изменения в самом поэтическом языке.

Альтернанс стал основой нового типа архитектоники, увеличившего ритмологическую, грамматическую и, в конечном счете - эвфоническую базу русской рифмы. В рифменный арсенал вошли самые разные грамматические формы, в том числе достаточно сложные по своему морфемному составу, что в дальнейшем позволило поэтам активно экспериментировать со словообразовательной и лексико-грамматической природой созвучий. Особенное место в этом процессе занимает овладение дактилическими и гипердактилическими формами, которые до определенного момента употреблялись в русской поэзии крайне редко и стилистически были ограничены рамками комических жанров. По всей видимости, такие созвучия, преимущественно грамматически однородные, оказывали весьма существенное влияние на архитектонику строки, заставляя ее «подстраиваться» под рифму. Эксперименты М.Ю. Лермонтова и Н.А. Некрасова, который активно и регулярно употреблял дактилическую рифму в самых разных произведениях, легализовали расширение ритмологического репертуара русских рифм и привели к усилению ее де-

лимитативной функции в относительно свободных стиховых формах.

Возможность чередования разных типов созвучий позволила существенно разнообразить и обогатить ритмический репертуар русского стиха, а саму рифму сделать более значимым элементом поэтической архитектоники, так как большая вариативность сочетаний позволила конструировать более сложные строфы именно на основании тех или иных рифменных цепей. Возможность альтернанса различных каталектических форм сделала более выразительными и те произведения, где сохранялась монотонизированная рифма, так как теперь они воспринимались не как единственно возможный вариант, а как сознательно избранная модель, позволяющая говорить об определенной творческой установке на однородность.

Рифмы стали выступать в качестве одного из наиболее существенных ритмических факторов, создавая две основные архитектонические модели - альтернансную и монотоническую. При этом важно отметить, что сама монотоническая модель после формирования альтернансной оказалась куда более структурно и семантически насыщенной, чем во времена своего безраздельного господства. С появлением альтерансной модели, монотонические формы перестали быть априорно заданными, а их использование стало отражать индивидуальные художественные установки автора.

Таким образом, в процессе формирования рифменного дискурса в русской поэтической практике было легализовано несколько архитектонических моделей:

1. Монотоническая модель со сплошными женскими рифмами.

2. Альтернансная модель с чередованием женских и мужских созвучий.

3. Альтернансная модель с использованием «длинных» рифм.

4. Монотоническая модель со сплошными мужскими и сплошными дактилическими рифмами.

Исследователи отмечают, что доминирующим типом русского альтернанса является подвид ЖМ второй модели в метрически урегулированных формах стиха. На этот феномен в частности указывал

В.М. Жирмунский, отмечавший: «...обычно мужская рифма следует за женской, давая впечатление завершения, более отчетливого окончания». [3: 24] Можно утверждать, что в русской поэтической традиции приоритетной является архитектоническая модель, в которой начало строфы маркируется длинными каталектическими формами.

Среди указанных архитектонических моделей встречаются и достаточно редкие подвиды рифмова-

ФИЛОЛОГИЯ

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ния: монотонический - гипердактилическое + гипердактилическое, альтернансный - мужское + женское, женское + дактилическое, мужское + гипердактилическое, гипердактилическое + мужское, женское + гипердактилическое, гипердактилическое + женское,

смешанный - с использованием трех и более типов каталектики для повышения текучести (динамичности) и создания эффекта амбивалентности формы

Впрямую с каталектической моделью поэтического дискурса связывается грамматическая структура рифменного созвучия. Согласно наблюдениям М.Л. Гаспарова: «Разные части речи по-разному распределяются в мужских, женских и дактилических рифмах: это означает, что каждая часть речи имеет, так сказать, свой ритмический (в том числе клаузульный) словарь». [2: 7]

Грамматическая природа рифмы часто выступает важным архитектоническим фактором, в ряде случаев диктующим использование определенной синтаксической организации строк. Можно выделить несколько основных принципов, актуализирующих морфологическую структуру рифмы:

1. Синтаксическая инверсия, в результате ко -торой конец строки-предложения оказывается маркирован формой, которая не могла бы расположиться в этой позиции при прямом порядке слов.

2. Стихотворный перенос (ещатЬетеШ:), заключающийся в несовпадении «интонационнофразового членения стиха с его метрическим членением». [4: 206] Архитектонический модуль таких структур характеризуется возможностью попадания в область рифмы служебных частей речи -предлогов, союзов, частиц.

3. Особым случаем переноса является так называемая разнословная (рассеченная) рифма, когда из строки в строку переносится часть слова, морфемная, а не синтаксическая единица. Разнословные рифмы предельно усложняют архитектонику, так как задействуют и механизмы слогового переноса, и приемы внутрисловных морфологических созвучий.

4. Создание грамматически однородных моно-тонизированных рифменных рядов, актуализирующих читательское восприятие и создающих специфический эффект телестиховой семантики. Особое место в этом отношении занимает монорим («стихотворение или часть его с однозвучной рифмовкой» [4: 163]), представляющий предельную степень грамматической однородности, так как, как правило, строится на вынесении в рифменную область одной морфологической формы.

Архитектоника может апеллировать и к качеству созвучия, учитывать позиционные закономерности возникновения тех или иных эвфонических

типов. В этом отношении русская рифма располагает следующими архитектоническими моделями:

1. Точные созвучия, которые создают семантически и композиционно нейтральный по отношению к классической модели русского стиха феномен. Читатель воспринимает подобную модель рифмы как наиболее естественную для русской поэзии.

2. Неточные, йотированные и приблизительные созвучия. С точки зрения архитектонического строения текста, они функционально близки и противопоставлены не столько друг другу, сколько точным формам.

3. Чередования различных типов созвучий. Расподобленные по тому или иному признаку рифмы могут возникать на определенных позициях в строфе, помогая разнообразить и усложнить рифменный модуль, расширяя его грамматический репертуар и дополняя клаузульный альтернанс еще и своего рода «эвфоническим альтернансом».

4. Редкие, экспериментальные формы созвучий: омонимические, однокорневые и тавтологические рифмы, создающие эффект игровой однородности. Так, например, омонимические созвучия при абсолютном фонетическом и графическом тождестве дают разнообразный в грамматическом отношении архитектонический профиль. Особого рода диссонанс, возникающий между фонетической тождественностью и грамматической разнородностью, создает специфическое эстетическое напряжение в тексте, побуждающее читателя к постоянному переосмыслению предыдущих строк. Особенное место в этом ряду занимает эпистрофа как феномен композиционного повтора строк в ряде форм твердой строфики (триолет, виланель, рондо).

5. Составные рифмы, представляющие собой сочетание слова с фонетическим комплексом, расширяют рифменный модуль за счет попадания в рифменную область несколько слов, объединенных одним метрическим ударением, но все-таки раздель-нооформленных, графически самостоятельных.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Разноударные рифмы, представляющие собой изменение местоположения ударения при тождестве остальных компонентов. Нарушая эффект метрического ожидания, они выводят на первый план графико-аллитерационные комплексы, усиливая игровой рифменный модуль.

7. Разносоставные (разносложные) рифмы, представляющие собой сочетание неравных по слоговому составу форм (усечение или выпадение заударного слога в одном из рифмокомпонентов при тождестве прочих), трансформируют ритмикоэвфонический вертикальный модуль, создавая эффект актуализированного неравенства корреспон-

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ

дирующих строк. [5: 35]

8. Левосторонняя рифма, связанная с расширением рифменного комплекса влево от ударного гласного, актуализирует внутреннюю глубину созвучия и создает эффект рифмования слов, а не их частей.

9. Особенное место в этом ряду занимают маргинальные по отношению к классической традиции диссонансы, в которых несовпадение происходит только в области ударных фонем при тождестве всего прочего, и ассонансы, представляющие собой совпадение только в области ударных фонем при расподоблении всех прочих фонетических комплексов. Их появление, обусловленное инонациональной традицией, может впрямую соотноситься с эффектом неполной рифмовки.

10. К маргинальным феноменам примыкают формы с использованием внестиховых механизмов акцентуации: шрифтовая акциденция, иноязычные вставки, псевдорифма - использование различных сокращений и аббревиатур, чисел и цифр, а также -иконических рифмозаменителей.

11. Несмотря на то, что современные авторы все чаще отказываются от рифменных созвучий,

активно экспериментируя с белым стихом и верлибром, в массовом читательском сознании рифма продолжает оставаться важнейшим признаком поэтической формы, а, следовательно - эстетически значимым феноменом, одним из стихообразующих факторов русского поэтического дискурса.

Будучи одним из значимых элементов внешней поэтической формы, рифма, несомненно, обладает функциональными параметрами архитектонического объекта, и в этом отношении может выступать полноценным компонентом лирической композиции, наделяя стихотворный текст дополнительным (вертикальным) уровнем прочтения. Разные виды рифменных отношений являются отражением разных архитектонических моделей, из которых ведущим для русской поэзии является европейский тип, сформированный многовековой литературной традицией. Именно на его основе строится базовая (стереотипная) модель русского поэтического текста и именно отклонения от нее сигнализируют о возникновении новационных архитектонических структур. Процесс этот обусловлен взаимодействием различных национальных систем и степенью открытости культурного типа.

Библиографический список

1. Гаспаров М.Л. Очерк истории русского стиха: Метрика. Ритмика. Рифма. Строфика. 2-е изд., доп. М.: Фортуна Лимитед, 2000.

2. Гаспаров М.Л. Эволюция русской рифмы. Проблемы теории стиха. Л., 1984. С.3-36.

3. Жирмунский В.М. Рифма, ее история и теория. Петербург: Academia, 1923.

4. Квятковский А.П. Поэтический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1966.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Ковалев П.А. Современный русский стих (актуальные аспекты стихосложения). Орел, 2001.

6. Ковалев П.А. Классическая и постмодернистская модели поэтического текста. Ученые записки Орловского государственного университета. 2009. №3. С.185-193.

7. ЛотманЮ.М. Анализ поэтического текста: Структура стиха. Л.: Просвещение, 1972.

8. Якобсон Р.О. Лингвистика и поэтика. Структурализм: «за» и «против». Сб. ст. Под ред. Е.Я. Басина, М.Я. Полякова. М.: Прогресс, 1975. С. 193-230.

A.A. CHERKASSKAYA, P.A.KOVALEV RHYMING DISCOURSE AND ARCHITECTONICS OF RUSSIAN VERSE

The article is devoted to the analysis of structural features of Russian poetry. The offered classification allows saying that the rhyming discourse creates especial esthetic system in the poetic text. Various modifications of a rhyme organize different architectonic models.

Key words: architectonics, poetic system, composition, rhythm, rhyme.