Научная статья на тему 'РЕЗНОЙ ДЕКОР В ДЕРЕВЯННОЙ АРХИТЕКТУРЕ ГОРОДОВ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ: РОЛЬ КУЛЬТУРНОГО ЯДРА И ДРУГИХ ЛОКАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ (КОНЕЦ XIX – НАЧАЛО XX ВЕКА)'

РЕЗНОЙ ДЕКОР В ДЕРЕВЯННОЙ АРХИТЕКТУРЕ ГОРОДОВ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ: РОЛЬ КУЛЬТУРНОГО ЯДРА И ДРУГИХ ЛОКАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ (КОНЕЦ XIX – НАЧАЛО XX ВЕКА) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
106
23
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
резной декор / культурное ядро / культурно-историческое пространство / carved decor / cultural core / cultural and historical space

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Л.В. Чуйко

В статье рассматриваются формирование архитектурной резьбы в деревянном зодчестве городов Западной Сибири конца XIX – начала XX вв. и роль объективных факторов в этом процессе. Сходство локальных вариантов резного декора обусловлено единой основой – традициями русской народной культуры, а также региональными взаимовлияниями. Отличительные черты художественного языка домовой резьбы возникают в процессе развития культурно-исторического пространства городов, отражающего особенности местной культуры.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Л.В. Чуйко

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

CARVED DECOR IN THE WOODEN ARCHITECTURE OF THE CITIES OF THE WESTERN SIBERIA: THE ROLE OF THE CULTURAL CORE AND OTHER LOCAL FACTORS (LATE XIX – EARLY XX CENTURIES)

The article considers the formation of artistic carving in the wooden architecture of the cities of the Western Siberia of the late XIX – early XX centuries and the role of objective factors in this process. The similarity of local versions of carved decor is determinated by having a single basis – the traditions of Russian folk culture, as well as regional mutual influences. Distinctive features of the artistic language of house carving arose in the process of developing of the cultural and historical space of cities, reflecting the features of local culture.

Текст научной работы на тему «РЕЗНОЙ ДЕКОР В ДЕРЕВЯННОЙ АРХИТЕКТУРЕ ГОРОДОВ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ: РОЛЬ КУЛЬТУРНОГО ЯДРА И ДРУГИХ ЛОКАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ (КОНЕЦ XIX – НАЧАЛО XX ВЕКА)»

УДК 72.04 Л. В. Чуйко

Омский государственный технический университет Омск, Россия

РЕЗНОЙ ДЕКОР В ДЕРЕВЯННОЙ АРХИТЕКТУРЕ ГОРОДОВ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ:

РОЛЬ КУЛЬТУРНОГО ЯДРА И ДРУГИХ ЛОКАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ (КОНЕЦ XIX - НАЧАЛО XX ВЕКА)

В статье рассматриваются формирование архитектурной резьбы в деревянном зодчестве городов Западной Сибири конца XIX - начала XX вв. и роль объективных факторов в этом процессе. Сходство локальных вариантов резного декора обусловлено единой основой - традициями русской народной культуры, а также региональными взаимовлияниями. Отличительные черты художественного языка домовой резьбы возникают в процессе развития культур-но-исторического пространства городов, отражающего особенности местной культуры.

Ключевые слова: резной декор; культурное ядро; культурно-историческое пространство.

Сохранившиеся материалы деревянного зодчества Западной Сибири конца XIX - начала XX века, натурные и зафиксированные в разных источниках, свидетельствуют о значительном сходстве домовой резьбы западносибирских городов, отчетливо проступающем в мотивах орнамента, композиционных приемах, техническом исполнении. Здесь необходимо подчеркнуть, что художественные элементы деревянного зодчества Западной Сибири имеют единую основу: переселенцы из европейских территорий России принесли в Сибирь традиции национального народного орнамента. Этот источник всег-

да присутствует в резном архитектурном декоре второй половины XIX - начала XX века и узнается в любых вариантах. Другой постоянной составляющей домовой резьбы этого времени являются мотивы архитектурной декорации каменных построек ХУП-Х1Х веков, которые широко интерпретировались в народном художественном творчестве; при этом, как показывают примеры, для мастеров-резчиков были наиболее привлекательны стили барокко и модерн, а также варианты русского стиля из арсенала архитектурной эклектики.

Тем не менее в каждом городе существовал свой собственный почерк резно-

Резной декор

деревянной

архитектуры

Томска

конца XIX -

начала XX века

Особняк

архитектора

С. Б. Хомича (1904).

Томск,

ул. Белинского, 19 [3] Томск,

ул. Татарская, 46 [3] Томск,

ул. Шишкова, И. 2015

Фото Л. В. Чуйко

го декора, который во многом обеспечивал индивидуальность деревянной городской застройки. Выявление причин различия в резном убранстве городов Западной Сибири конца XIX - начала XX века является одной из ключевых задач для исследователя, и важнейшую роль в этом играет анализ местных особенностей городского культурно-исторического пространства.

Города Западной Сибири в ХУ1-ХУШ веках возникали и формировались как основные точки Сибирского (Московского) тракта, практически в одинаковых природно-клима-тических и социально-экономических условиях. Их историческое назначение было обусловлено необходимостью освоения новых территорий - города зарождались как крепости-остроги, форпосты, административные и торговые центры.

С течением времени, в ХУ111-Х1Х веках, функции городов в регионе дифференцировались, определились достаточно четко и обусловили заметные различия в укладе городской жизни. В одних городах основным направлением деятельности стала торговля (Тюмень, Тара, Томск), другие возникали и развивались вокруг промышленных предприятий (Барнаул), третьи долго оставались административными центрами (Тобольск, Омск).

Однако, развиваясь в течение длительного времени, локальное пространство каждого города постепенно менялось под влиянием

различных воздействии; эти изменения отражались во множестве материальных свидетельств, одним из которых является резной декор деревянной архитектуры. Комплекс основополагающих факторов жизни города определял конкретный характер его культурно-исторической среды.

Значительное воздействие на состояние местной культуры оказало открытие в некоторых городах учебных заведений высокого статуса: Горное училище в Барнауле (1785), Омское войсковое казачье училище (1813; с 1845 - Сибирский кадетский корпус), Университет и Технологический институт в Томске (1878 и 1896). Присутствие в крупном городе сильного интеллектуального ядра научной, технической и творческой интеллигенции и, как следствие, наличие научных обществ, музеев, частных коллекций создавало в его пространстве особую атмосферу. Она отзывалась в архитектурной среде города, в большей степени в жилой застройке и в частности в домовой резьбе, красотой и оригинальностью декоративных решений, необычной трактовкой традиционных мотивов, профессиональным совершенством стилизации и технического исполнения.

По этим причинам названные выше города - Томск, Барнаул, Омск - были выбраны для выявления и анализа результатов влияния интеллектуального ядра и других факторов на характер резного декора деревянной архитектуры.

Отметим еще одно обстоятельство, существенное для развития домовой резьбы: во всех этих городах имелось сильное купеческое сословие, нуждавшееся в богатом оформлении особняков и доходных домов и способное оплатить дорогостоящие работы.

В конце XIX - начале XX века домовая резьба, особенно выполненная в пропильной технике, стала широко распространенным приемом украшения городской деревянной архитектуры и повсеместно (и в центральных областях России, и в провинции) достигла расцвета.

Один из самых красивых и своеобразных вариантов западносибирской домовой резьбы возник в Томске, крупном торгово-экономическом и культурном центре. Как было отмечено выше, в конце XIX века в городе имелось два высших учебных заведения - единственный пример в сибирской провинции этого времени. Размах каменного строительства, характерного для возведения административных, учебных, вспомогательных корпусов, обусловил привлечение в город квалифицированных архитекторов, обладавших высоким профессионализмом и знанием современных тенденций в архитектуре. Среди них были выпускники петербургских Института гражданских инженеров, Академии художеств, Высшего художественного училища при Академии художеств - Ф.Ф. Гут, А.Д. Крячков, К.К. Лыгин, В.Ф. Оржешко [5, с. 39-42].

Уникальность местного резного декора объясняется не только тем, что томские зодчие внедряли в городскую застройку высокие примеры «большой» (каменной) архитектуры и проектировали особняки, - огромное значение имела их преподавательская и просветительская деятельность. Все упомянутые архитекторы преподавали в Томском технологическом институте, Ф.Ф. Гут некоторое время вел рисование в Томском трехклассном училище [8, с. 102-103], К.К. Лыгин принимал участие в работе воскресных классов технического и ремесленного рисования, где к концу XIX века обучалось около 100 человек [10, с. 21-22]. Таким образом, в Томске сфор-

мировался достаточно широкий круг людей, восприимчивых к эстетическому качеству окружающей среды и способных повышать это

качество; среди них было немало ремесленников-столяров, непосредственных исполнителей домовой резьбы.

Деятельность мощного культурного ядра художественной направленности стала одним из определяющих моментов развития городской среды Томска в конце XIX - начале XX века и отразилась в неповторимом характере томской домовой резьбы, отмеченной красотой, оригинальностью и особым жизнерадостным настроем. В Томске много деревянного кружева, выполненного в технике пропильной резьбы, и рельефных узоров (в основном в технике накладной резьбы), создающих на бревенчатых или обшитых тёсом фасадах динамичную пластику и сложную игру света и тени.

Барнаул, столица Алтайского горного округа (1834-1896), был основан в 1730 году как поселок при медеплавильном заводе, который после открытия Змеиногорских залежей серебряной руды стал крупнейшим на Алтае производителем серебра. Благодаря этому Барнаул развивался очень быстро и в 1771 году уже именовался «горным городом». Этот термин в полной мере характеризовал уклад жизни Барнаула, подчиненный его главной промышленной функции.

Резные наличники в деревянной архитектуре Барнаула конца XIX -начала XX века

Барнаул,

ул. Никитина, 96. 2015

Фото Л. В. Чуйко Барнаул,

ул. Анатолия, 131. 2015

Фото Л. В. Чуйко

Изображение птиц в домовой резьбе Барнаула конца XIX -

начала XX века Барнаул,

ул. Анатолия, 105. 2015

Фото Л. В. Чуйко

В 1785 году в Барнауле было открыто Горное училище - первое в России учебное заведение такого рода, дававшее среднее образование, приравненное к гимназии. Здесь преподавали металлургию, минералогию, маркшейдерское дело, архитектуру и законоведение; лучшие выпускники училища могли продолжить обучение в Петербургском училище и получить профессию инженера [7, с. 228, 232-233,327].

Над градостроительным решением центральной части Барнаула работали профессиональные архитекторы - выпускники Императорской академии художеств (А.И. Молчанов, Л.И. Иванов, Я.Н. Попов - ученик К. Росси), с городом была связана деятельность выдающихся изобретателей и ученых XVIII-XIX веков - И.И. Ползунова, П.К. Фролова, П.П. Аносова.

В Барнауле в начале XIX века сложился круг интеллигенции, состоящей в основном из горных инженеров, офицеров, преподавателей училища, чиновников. Путешественники и ученые этого времени (А. Гумбольдт, А.Э. Брем, Г.Н. Потанин, П.П. Се-менов-Тян-Шанский), побывавшие в Барнауле, описывали его как город с образованным обществом, любительским театром, первым в Сибири музеем (основан в 1823), библиотеками и частными коллекциями. Инженеры задавали тон в местном свете; сообщение со столицей было постоянным.

Добавим к этому, что в Барнауле одним из активных аспектов общественной деятельности было краеведение и археологические изыскания. Во второй половине XIX века в западносибирском регионе возникли археологические центры, сформировавшиеся в границах Омского военного округа в крупных городах - Тобольске, Томске, Омске и некоторых других. Барнаул, имевший в названной выше области давние исследовательские традиции [4, с. 19-20], занимал среди них видное положение.

Домовая резьба Барнаула конца XIX - начала XX века отмечена достаточно высокими эстетическими качествами и имеет большой диапазон декоративных решений. Однако ос-

нову культурного ядра города все же составляла техническая интеллигенция, и развитие орнаментики резного декора пошло в ином направлении, нежели в Томске, где многое обусловил художественный вектор. И, хотя технические приемы аналогичны (сквозная пропильная резьба и пропильная накладная), она не так затейлива и нарядна, как томская, крупные ажурные и эффектные рельефные фрагменты для нее не характерны.

Одним из интереснейших примеров резного декора Барнаула является уникальное изображение птиц, которое резко отличается от традиционных вариантов и удивляет неожиданным на первый взгляд сходством с символическими мотивами сакральных бронзовых артефактов пермского звериного стиля1.

Это сходство проявляется в характерном построении центральной части композиции, где четко прочитывается треугольник соприкасающихся клювов птиц, своеобразны очертания крыльев и хвоста, передача фактуры перьев.

Интересно, что изображение допускает двойное прочтение: вместо двух птиц можно отчетливо увидеть фантастического крылатого зверя с отверстой пастью.

Проще всего было бы рассматривать этот мотив как редкое случайное совпадение. Но одним из значительных явлений отечественной археологии в середине XIX века было открытие и активное изучение археологических материалов Прикамья, представившее общественности произведения культового бронзового литья - так называемые чудские древности. В конце XIX века к ним был проявлен большой научный интерес, который в начале следующего столетия привел к их систематизации и основам датировки2.

Кроме того, как отмечает A.B. Жук, «Западная Сибирь в пределах военного округа соприкасалась со сферами действия соседних археологических центров» - в том числе с местом многих замечательных находок, Пермской губернией, давшей название знаменитому стилю [4, с. 4].

В связи с этим можно считать, что барнаульские птицы (хотя на данный момент предположение об их происхождении требует дальнейшего изучения и документального поиска) свидетельствуют о присутствии в культурной среде города устойчивых археологических интересов, широком кругозоре местных краеведов и универсальном характере их деятельности, а также активных профессиональных контактах со столичными научными кругами.

В некоторых случаях в резном декоре города, кроме особенностей культурного ядра, значительную роль играли и другие объективные факторы.

Военно-административное предназначение Омска обусловило наличие в составе населения значительного количества военных и чиновников как действительной службы, так и отставных. Официальный регламент военно-чиновничьей службы накладывал отпечаток казенности на характер городской среды, что неоднократно отмечалось современниками [2, с. 16, 114, 250-251]. Резное убранство жилых домов Омска было в середине XIX века настолько незначительным, что письменные источники о нем не упоминают. Даже в 1880-е годы Г.Н. Потанин отмечает: «Лепных украшений на каменных домах или резьбы на деревянных нигде не видно» [цит. по: 2, с. 75].

В Омске развитие резного декора явилось характерным признаком изменившегося культурно-исторического пространства города. Благодаря стремительному росту торговли и промышленности в «казенной физиономии» Омска стали проглядывать черты оживленного современного города европейского типа. Тем не менее омская домовая резьба этого времени не демонстрирует богатых рельефов и сложных ажурных элементов. Ее основной техникой была накладная пропильная резьба - плотно прилегающие к поверхностям фасадов узоры, скромные и неброские на первый взгляд, хотя при внимательном рассмотрении в них обнаруживаются тонкость рисунка, красота графических

эффектов, цельность и уравновешенность композиции.

Несомненно, одной из серьезных причин сдержанности художественного языка местной домовой резьбы, заметно отличающегося от почерка Томска и Барнаула, наряду с другими обстоятельствами, послужила особенность природно-климатических условий: Омск расположен на юге Западной Сибири, граничащем с казахстанскими степями. Для безлесной равнины были характерны резкие колебания зимних и летних температур в сочетании с сильными ветрами. Это объективно обусловило выбор накладной про-пильной резьбы как основной техники декора - температурно-влажностные перепады, ветра, вьюги и пыльные бури неблагоприятны как для высокого рельефа, так и для тонкого деревянного кружева. Но при том, что омский резной декор не стремится к развитию в объеме, он обнаруживает тенденцию к распространению на значительных участках плоскости. В Омске встречались фронтоны деревянных домов, тимпаны которых были полностью покрыты накладными пропиль-ными узорами, и стены, украшенные таким

Примеры

накладной

пропилъной

техники

в домовой

резьбе Омска

2015

Фото

из архива Л. В. Чуйко

же образом от фундамента до уровня подоконников.

С.П. Батракова дает примечательное определение городской архитектуры: «Город - универсальный феномен культуры. Материальные и духовные, социальные и эстетические реалии культуры порождают всякий раз особый язык архитектурных форм. Если отдельную постройку посчитать как бы словом на этом языке, то город придется представить в виде сложного смыслового текста, который пишется и переписывается беспрерывно, пока существует и остается живым. Город и общество находятся в постоянном подвижном взаимодействии» [1, с. 173].

Опираясь на это мнение, можно сказать, что резное убранство деревянной архитектуры является своего рода художественным комментарием к основному тексту городского пространства. В каждом культурно-исто-рическом пространстве складывался местный диалект домовой резьбы, придававший ему особую эмоциональную окраску и неповторимую выразительность: узоры, которые для большинства современных зрителей являются только проявлением старинного обычая украшения жилья, содержат опосредованную художественную информацию о реальных обстоятельствах формирования городской культуры в конкретном месте и времени.

Примечания

1. Пермский звериный стиль - разновидность звериного стиля, бронзовой художественной пластики VII в. до н. э. - XII в. н. э. лесной и лесотундровой зоны Северо-Восточной Европы и Западной Сибири от Камско-Вятского бассейна до водораздела Енисея - Оби [6, с. 24].

2. Это обстоятельство соответствовало запросам времени: в 1845 году было основано Императорское Русское географическое общество (ИРГО), в ведении которого находились и археологические исследования, в 1859 году началась деятельность Императорской археологической комиссии, в 1864 - Московского археологического общества, в 1869 состоялся I Всероссийский археологический съезд. Активизировалась археологическая деятельность и в западносибирской провинции.

Литература

1. Батракова, С.П. Искусство и утопия. - Москва, 1990. - 304 с.

2. Время и город: Омск XVIII - середины XX века в описаниях современников / сост. Е.Н. Турицына. -Омск, 2016. - 220 с.

3. Деревянная архитектура Томска : альбом. -Томск, 2010.- 364 с.

4. Жук, А.В. Организация археологических исследований в Западной Сибири. 1860-1920-е годы : ав-тореф. канд. дис. ... канд. ист. наук: 07.00.06. - Барнаул, 1995. - 29 с.

5. Залесов, ВТ. Архитекторы Томска. XIX - начало XX века. - Томск, 2004. - 170 с.

6. Игнатьева, О.В. К проблеме изучения пермского звериного стиля // Труды Камской археологиче-ско-этнографической экспедиции. - Пермь, 2001. -Вып. 1-2. - С. 24-32.

7. История Сибири от древнейших времен до наших дней: в 5 томах. Т. 2. - Ленинград, 1968. - 538 с.

8. Памятная книжка Западно-Сибирского учебного округа. - Томск, 1897. - 209 с.

9. Фотогалерея Пермского звериного стиля. - URL: https://www.perm-animal-style.ru/photo/ (дата обращения 30.09.2021).

10. Шепелев, Ю.И. [Вступительная статья] // Деревянная архитектура Томска. - Москва, 1987. - 151 с.

Об авторе

Чуйко Лариса Владимировна - кандидат искусствоведения, доцент, доцент кафедры дизайна Института дизайна, экономики и сервиса Омского государственного технического университета E-mail: chuiko_lar@mail.ru

CARVED DECOR IN THE WOODEN ARCHITECTURE OF THE CITIES OF THE WESTERN SIBERIA: THE ROLE OF THE CULTURAL CORE

AND OTHER LOCAL FACTORS (LATE XIX - EARLY XX CENTURIES)

Chuyko Larisa Vladimirovna

Candidate of Arts, Associate Professor, Associate Professor at the Department of Design, Institute of Design, Economics and Service, Omsk State Technical University

Abstract: The article considers the formation of artistic carving in the wooden architecture of the cities of the Western Siberia of the late XIX - early XX centuries and the role of objective factors in this process. The similarity of local versions of carved decor is determinated by having a single basis - the traditions of Russian folk culture, as well as regional mutual influences. Distinctive features of the artistic language of house carving arose in the process of developing of the cultural and historical space of cities, reflecting the features of local culture.

Keywords: carved decor; cultural core; cultural and historical space.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.