Научная статья на тему 'Революция, запланированная в Лондоне? (к вопросу о причинах февральских событий 1917 г.)'

Революция, запланированная в Лондоне? (к вопросу о причинах февральских событий 1917 г.) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
258
73
Поделиться
Ключевые слова
история России / Февральская революция 1917 г. / Великобритания / В. И. Ленин / Н. К. Крупская / Л. Д. Троцкий / Г. Е. Распутин / Николай II / Александра Федоровна / Д. Бьюкенен / Р. Вильтон / Р. Г. Б. Локкарт / английская дипломатическая миссия / history of Russia / February Revolution of 1917 / Great Britain / V. Lenin / N. Krupskaya / L. Trotsky / G. Rasputin / Nicholas II / Alexandra Fedorovna / J. Buchanan / R. G. B. Lockhart / British diplomatic mission

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Андреева Наталия Сергеевна

В статье рассматривается вопрос о возможном влиянии Англии на события Февральской революции 1917 г. в России. Особое внимание уделено ходу революционных событий и роли в них партии большевиков, которая, как показывают источники, отнюдь не была руководящей. Наряду с этим рассматриваются вероятные причины и обстоятельства убийства Г. Е. Распутина и, в частности участие в нем британских офицеров, а также использование его для дискредитации императорской фамилии.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Андреева Наталия Сергеевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The Revolution that was planned in London? (on the question of February 1917 events’ causes)

The article deals with the question of a possible British impact on the Russian February Revolution of 1917. Special attention is paid to the course of the revolutionary events and the role of Bolshevist party in it, which, as the sources shows wasn’t the leading. The possible causes of Rasputin’s murder and participation in it the British officers as well as the using the murder of Rasputin for Romanov family’s discreditation is also considered in the article.

Текст научной работы на тему «Революция, запланированная в Лондоне? (к вопросу о причинах февральских событий 1917 г.)»

УДК 94(47).084.1

Н. С. Андреева

Революция, запланированная в Лондоне?

(к вопросу о причинах февральских событий 1917 г.)

Весь ход событий февральско-мартовской революции показывает ясно, что английское и французское посольства с их агентами и «связями», <...> непосредственно организовывали заговор вместе с октябристами и кадетами, вместе с частью генералитета и офицерского состава армии и петербургского гарнизона особенно для смещения Николая Романова.

7 (20) марта 1917 г. Ленин В. И. Письма из далека1

Помимо приведенного выше высказывания В. И. Ленина, на которое | мало кто обращал внимание, упоминания о британском следе в Фев-

ральской революции 1917 г. нередко встречаются и в мемуарной литературе, но специально к этой теме не обращались ни публицисты, ни историки. Это объясняется тем, что данная тема не обеспечена достаточным количеством документальных источников, значительная

я «

а «

о

V

V

с! часть которых до сих пор недоступна для исследователей, — с одной

Й стороны, и с другой — мнением историков, что поиск «внешних вли-

«

* тябрьская революции 1917 г., по меньшей мере несерьезен и ненаучен.

яний» на события внутриполитические, такие как Февральская и Ок-

В соответствии с этой точкой зрения обе русские революции 1917 г. привычно трактуются как вызванные сугубо внутренними причинами экономического, политического и социального характера.

Разделяя эту точку зрения, тем не менее позволим себе сделать некоторые предположения относительно британского вмешательства в ход революционных событий. Основываются эти предположения главным образом на воспоминаниях современников и участников Февральской революции 1917 г. Упоминания о «британском следе» в ней в этих мемуарах встречаются не раз и не два, а с завидной регулярностью.

В исторической литературе февральские события традиционно рассматривались через призму факторов стихийности и организованности. В советской историографии в особенности подчеркивлся организованный характер Февральской революции, и в частности руководящая роль в ней партии большевиков.

Этот взгляд, однако, не соответствует действительности: Февральская революция оказалась полной неожиданностью для большевиков, застав их руководителей в швейцарской эмиграции врасплох. Об этом свидетельствует в своих воспоминаниях Н. К. Крупская. Так, в начале января 1917 г. Ленин в своем выступлении перед революционно настроенной молодежью в Цюрихе высказался в том смысле, что революция — дело далекого будущего. Он, в частности, сказал: «Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции», — и это при том, что канун Февральской революции тогда по сути уже наступил2. А о ее победе, по свидетельству всё той же Крупской, Ленин узнал из швейцарских газет, что для руководителя революционных событий по меньшей мере странно.

Обращает на себя внимание и тот факт, что в ночь на 26 февраля полиция арестовала более 150 членов революционных организаций, в том числе почти весь состав Петроградского комитета РСДРП(б). В связи с этим его функции временно перешли к Выборгскому районному комитету большевиков, который вследствие своей малочисленности не мог в одиночку руководить многотысячным восстанием. Однако это не помешало революционному движению еще более расшириться и окрепнуть настолько, что полицейскими мерами с ним уже было не справиться, и против восставших пришлось бросить регу- 22 лярные войска.

Следует отметить и то, что Февральская революция, собственно, началась с событий на принадлежавшей английскому владельцу Невской ниточной ма- ^ нуфактуре. Так, митинг по случаю Международного женского дня, который по старому стилю отмечался 23 февраля (8 марта по н. ст.), перерос здесь в стачку, охватившую другие предприятия Выборгской и Петроградской сторон.

Такое развитие событий стало полной неожиданностью для большевиков, поскольку ни одна из их организаций, по свидетельству Л. Д. Троцкого, «не призывала в этот день к стачкам. Более того, даже большевистская органи- ^ зация, притом наиболее боевая: комитет Выборгского района, сплошь рабочего, удерживала от стачек»3. Работницы же Невской мануфактуры своими действи- ^ ями нарушили директивы этого комитета.

Утверждение о стихийном характере февральских событий при более пристальном рассмотрении их хода также вызывает определенные сомнения. Прежде всего обращает на себя внимание четкая, последовательная смена этапов развивающейся по восходящей революции, и это наводит на мысль о реализации ее заранее продуманного плана. Так, с 23 по 25 февраля ежедневно увеличивалось число бастующих: 23 февраля забастовало около 87 тыс. трудящихся, 24 февраля — уже 214 тыс., 25 февраля бастовало 240 тыс. рабочих, к которым присоединились студенты высших учебных заведений. Забастовка ширилась и превратилась во всеобщую политическую стачку.

Накал борьбы с неизбежностью привел к эскалации насилия. Произошли столкновения с применением огнестрельного оружия, появились первые жертвы как среди рабочих, так и полиции. Между тем революционное движение всё ширилось и окрепло настолько, что полицейскими мерами с ним уже было не справиться. В этой ситуации было решено бросить против восставших войска. Солдатам раздали боевые патроны и дали команду стрелять, однако об их безусловной лояльности режиму уже говорить не приходилось.

Расстрел демонстрантов на Невском проспекте и Знаменской площади 26 февраля вызвал глубокое недовольство и возмущение среди широких слоев российской общественности, а также колебания в рядах самих революционеров. На заседании Выборгского комитета поздним вечером 26 февраля, буквально за считанные часы до победы восстания, даже звучали голоса о том, не следует ли прекратить забастовку ввиду эскалации насилия. Это еще раз свидетельствует в пользу того, что партия большевиков отнюдь не руководила восстанием, и у Выборгского комитета не было никакой уверенности в ее победном для революционеров исходе. Тем большей неожиданностью для членов этого комитета стали события следующего дня, а именно переход Петроградского гарнизона на сторону восставших, предрешивший победу революции. 2 Обращает на себя внимание тот факт, что все эти революционные события по стечению обстоятельств (стечению ли?) начались сразу после отъезда Ни-^ колая II в Ставку 22 февраля, происходили и завершились в его отсутствие. « На присутствии царя в Ставке настаивал начальник штаба Верховного главнокомандующего М. В. Алексеев, однако почему он был там нужен, исследовате-^ лям до сих пор выяснить не удалось.

5§ Немаловажной причиной революционного исхода событий стала дис-& кредитация в глазах широких слоев российской общественности Николая II, Ци Александры Феодоровны и Романовых в целом, вызванная, среди прочего, £ убийством Г. Е. Распутина и участием в этом преступлении членов правящей ® династии. Можно с уверенностью сказать, что роковой выстрел, прозвучав-§ ший ночью у дворца Юсуповых, по образному выражению В. М. Пуришкевича, ^ стал, в полном смысле слова, «первым выстрелом революции». ^ Участие английских офицеров в убийстве Распутина подробно освещалось £ в ряде работ и является практически доказанным. В связи с этим возникает С

вопрос: какова же причина вмешательства Великобритании во внутренние российские дела? Ответ на него заключается в том, что эти внутрироссийские дела имели самое непосредственное отношение к внешней политике и, в частности, к вопросу о дальнейшем участии России в Первой мировой войне. Великобританию в особенности беспокоила информация о тайных переговорах в конце 1915-1916 г. представителей российских правительственных кругов с Германией о сепаратном мире.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

По мнению английского посла в России Д. Бьюкенена, в конце 1916 г. в Российской империи вообще и в ее правительственных кругах в частности крайне усилились прогерманские настроения и, соответственно, росло недоброжелательное отношение к Великобритании, чреватое отказом от союзнических обязательств и выходом России из войны, в чем, естественно, Британия не была заинтересована. Утверждениям о росте прогерманских настроений в российском обществе Бьюкенен посвятил целую главу своих воспоминаний4. Отметим, что такие настроения среди правых, традиционно ориентированных на Германию, существовали, но, вопреки утверждениям посла, в правительственных кругах России, и тем более в ее обществе прогерманские настроения отнюдь не преобладали, так же как и враждебное отношение к Великобритании.

Тем не менее Бьюкенен в своем донесении от 18.10.1916 г. в британское Министерство иностранных дел писал: «Я не хочу впадать в излишний пессимизм, но никогда с начала войны я не был так глубоко обеспокоен положением дел в России, особенно тем, что касается будущего англо-российских отношений. С тех пор как Сазонов оставил Министерство иностранных дел, германское влияние постоянно усиливается». Это донесение английский посол, по его собственным словам, процитировал в своих воспоминаниях специально, чтобы показать, «какое широкое распространение получило германское влияние» в России5.

Центром этого влияния и чуть ли не посредником в сепаратных переговорах с Германией общественность считала Г. Е. Распутина. С его устранением «прогерманская партия», якобы существовавшая в правительстве, должна была ли- 22

„ о

шиться своего влияния при дворе, а с тем — и сойти на нет угроза сепаратного С!

мира. Этим, как можно предположить, объясняется заинтересованность Вели- 21 кобритании в устранении Распутина и, соответственно, участие английских

офицеров в его убийстве. |

Вполне возможно, что была еще одна причина их участия в этом престу- ^

плении. Так, для устранения Николая II и Александры Феодоровны от власти -с была необходима акция, которая, вызвав широкий общественный резонанс,

восстановила бы против царской семьи всё российское общество, и такой акци- ^

ей стало убийство Распутина с его последующей оглаской. Л

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что об убийстве Распу- § тина уже вечером 17.12.1916 г. — того же дня, когда совершилось это преступление, был поставлен в известность находившийся в Петрограде сотрудник я

газеты The Times английский журналист Р. Вильтон (Wilton). В свою очередь он сразу же сообщил по телефону о случившемся руководителю британской военной миссии в России генералу Д. Хэнбери-Вильямсу (Hanbury-Williams). Последний в своем дневнике дословно процитировал Вильтона: «Они наконец добрались до него, генерал», сопроводив комментарием, что он сразу понял, о ком идет речь, и что «это был конец Распутина»6. Столь повышенный интерес главы британской военной миссии ко всему, что было связано с Распутиным, представляется отнюдь не случайным. Можно предположить, что члены британской военной миссии были непосредственно вовлечены в устранение «старца», а отдельные ее члены являлись исполнителями убийства.

Версия об участии английских военных в убийстве Распутина детально рассматривалась в литературе, поэтому мы не будем подробно останавливаться на этом вопросе, отсылая заинтересованного читателя к имеющимся работам7. Остановимся лишь на отдельных существенных моментах, свидетельствующих о возможном британском «следе» в устранении «старца».

Критики традиционной версии его убийства, изложенной в воспоминаниях Ф. Ф. Юсупова и В. М. Пуришкевича, прежде всего обратили внимание на несоответствие деталей этой версии данным, которые были получены в результате судебно-медицинской экспертизы8.

Согласно акту вскрытия, три пули, попавшие в Распутина, были выпущены из револьверов разных калибров, в то время как, по воспоминаниям Пу-ришкевича, он дважды ранил «старца». Первая же пуля, согласно мемуарам его и Юсупова, была выпущена из револьвера последнего. Таким образом, акт вскрытия противоречит этим мемуарам и свидетельствует о том, что убийц Распутина было не двое, а трое или более.

Кроме того, Пуришкевич и Юсупов, по их собственным воспоминаниям, стреляли в стоящего или бегущего Распутина, причем Пуришкевич оба раза 2 попал ему в спину, однако экспертиза показала, что один из выстрелов был сделан спереди в лоб уже лежащему «старцу»9. Хотя в литературе высказывалось ^ сомнение в подлинности акта о вскрытии тела Распутина, оригинал которого « якобы не сохранился, однако ранения «старца», в том числе и выстрел в голову,

Л

jp зафиксированы на полицейских фотографиях его трупа.

^ Согласно версии о «британском следе» в убийстве Распутина, этот «кон-

s трольный выстрел» предположительно произвел профессионал — офицер

у английской разведки, давний друг Ф. Юсупова О. Райнер. В качестве других Ци возможных соучастников, вовлеченных в убийство Распутина на стадии его

£ планирования или исполнения, в литературе называются и другие английские

s офицеры — руководитель британской разведки в России С. Хор и его подчи-

§ ненные — разведчики Д. Скейл и С. Элли10.

^ Со своей стороны отметим, что воспоминания Юсупова и Пуришкевича & сами по себе вызывают определенные вопросы относительно огнестрельного

£ оружия, из которого был убит Распутин. Пуришкевич неоднократно упоми-С

нает свой револьвер «соваж» в качестве орудия убийства, однако, если речь идет именно о револьвере американской оружейной кампании «Сэвидж армс», то это может быть только «Сэвидж нэйви» (Savage 1861 Navy), производившийся в 1861-1862 гг., поскольку других, более поздних, моделей револьверов эта компания не выпускала. Весил этот внушительный по своим размерам револьвер 1,5 кг, ствол имел длину 368 мм и калибр 36 мм.

Возможно, что Пуришкевич использовал для убийства Распутина эту громоздкую и весьма устаревшую к 1916 г. модель «соважа», однако можно предположить, что под «револьвером» он все-таки имеет в виду пистолет — более современную для того времени и популярную в Российской империи модель «Сэвидж» 1907 г. (Savage 1907). Она была более компактной, чем револьвер «Сэвидж нэйви»: весила всего 570 г и имела длину 165 мм.

В этой связи обращает на себя внимание и еще одно обстоятельство, о котором пишет Пуришкевич: в погоне за убегавшим Распутиным он «поставил» свой «соваж» «на «feu» (фр. огонь. — Н. А.)», т.е. перевел рычаг флажкового предохранителя в положение «огонь», чего нельзя было сделать с револьве-ром11. Таким образом, речь идет именно о пистолете «Сэвидж» 1907.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Не меньшая путаница и с оружием Юсупова. В своих воспоминаниях он пишет о револьвере, не называя его модели, в то время как Пуришкевич упоминает «браунинг небольшого формата» Юсупова, т.е. пистолет конструкции Д. Браунинга. Однако далее в мемуарах Пуришкевича речь идет о «револьвере», из которого Юсупов стрелял в Распутина12.

Чем же объясняется эта путаница? Можно, конечно, предположить, что Юсупов и Пуришкевич плохо разбирались в моделях огнестрельного оружия, но вряд ли это было так. В этой связи возникает вопрос: не содержат ли их воспоминания элементы фальсификации? Вероятные фальсификаторы уделили основное внимание изложению хода событий в ущерб деталям, которые в данном случае весьма важны. Однако доказательств, однозначно указывающих на фальсификацию воспоминаний Пуришкевича и Юсупова об убийстве Распутина, в данный момент не имеется. 22

В литературе высказывалось предположение о том, что Распутина убил G О. Райнер из своего револьвера «Вэблей»13. Если Пуришкевич с Юсуповым ^ действительно были свидетелями этого и видели орудие убийства, то в своих "g воспоминаниях они, стремясь скрыть «британский след», намеренно выдавали g свои пистолеты — «соважи» и «браунинги» за «револьверы». Во всяком случае, ^ ставить точку в этой истории еще рано. -с

О возможном «британском следе» в устранении Распутина свидетельствует и признание Бьюкенена во время аудиенции у Николая II 31.12.1916 г. — ^ по старому стилю (по новому 12.01.1917 г.). Так, посол признался в том, что J3 еще за неделю до этого преступления ему было известно о готовящемся на Рас- § путина покушении14. Источник, проинформировавший Бьюкенена об этом, конечно же, неизвестен, но можно предположить о его близости к английскому я

посольству. Вероятнее всего, это был Райнер: Юсупов в своих воспоминаниях признаёт, что держал того в курсе дела15.

Кроме того, английский посол знал о том, что Николай II подозревает «молодого англичанина» — друга Ф. Юсупова (без сомнения речь шла об О. Рай-нере) как соучастника убийства Распутина, и старался убедить государя в его невиновности16.

В особенности обращает на себя внимание то, что Бьюкенен слишком часто общался с российской оппозицией как с думской, например, с лидерами октябристов М. В. Родзянко и кадетов П. Н. Милюковым, так и с великокняжеской — британский посол в особенности был дружен с великим князем Николаем Михаиловичем, известным своими либеральными взглядами. Бьюке-нен откровенно пишет об этом в своих воспоминаниях, ссылаясь на то, что его «долг как посла состоял в том, чтобы поддерживать связи со всеми партиями». Более того, Бьюкенен откровенно признает, что «симпатизировал» политическим целям этих партий17.

В своих политических «симпатиях» посол, однако, весьма и весьма часто заходил значительно дальше, чем ему предписывали обязанности дипломатического представителя Соединенного Королевства. Так, на обеде в британском посольстве открыто обсуждалась возможность «дворцовой революции», причем участвовавший в этом разговоре член российского правительства из числа «друзей» Бьюкенена высказал мысль о возможном убийстве в ходе нее Николая II и Александры Феодоровны18.

С оппозиционно настроенными влиятельными московскими земскими кругами тесные отношения поддерживал британский генеральный консул в Москве Р. Г. Б. Локкарт. Его связывала дружба с московским городским головой М. В. Челноковым, который познакомил консула с видными кадетскими деятелями — Г. Е. Львовым, Ф. Ф. Кокошкиным, участником подготовки убийства 2 Распутина В. А. Маклаковым и др. Эти контакты позволяли Локкарту получать секретные постановления партии кадетов, а также Московской городской ^ думы, Всероссийского земского союза помощи больным и раненым воинам

« и Всероссийского союза городов и передавать их британскому посольству и аней

глийскому военному министерству19. ^ Бьюкенен не скрывал факта своих консультаций с оппозицией, и в частности 5§ с председателем Государственной думы М. В. Родзянко перед своей аудиенцией у 31.12.1916 г. у Николая II, речь о которой шла выше. В ходе нее он добивался Ци от царя создания «правительства народного доверия» — ответственного перед £ выборными законодательными учреждениями правительства, о котором мечта® ла оппозиция. По сути посол превышал свои полномочия, вмешиваясь во вну-§ тренние дела России, и в прямом смысле слова давил на царя. Он уверял Нико-^ лая II в том, что Российская империя едина в неприятии его политики, и, чтобы вернуть доверие народа, царю следует дать стране то правительство, которого £ хотят его подданные, и которое будет вести войну до «победного конца»20. С

Пытаясь убедить царя пойти на уступки оппозиции, Бьюкенен не стеснялся повторять, выдавая за правду, широко распространенные в обществе слухи о том, что лица, советами которых Николай II якобы пользовался при назначении министров, находились под влиянием «немецких агентов» и, более того, эти агенты влияли на императрицу. Когда же Николай II с ним не согласился, Бьюкенен стал откровенно запугивать царя возможными политическими убийствами, приведя в пример убийство Распутина, и откровенно признавшись, что знал о нем заранее (речь об этом шла выше)21.

Следует отметить, что английское участие в мартовском перевороте 1801 г. в России практически доказано, в то время как британский «след» в Февральской революции 1917 г. до сих пор остается нераскрытым. Хотя прямых документальных свидетельств, однозначно указывающих на ключевую роль Великобритании в ее подготовке и осуществлении, на данный момент нет, однако приведенные выше данные и прежде всего признания самого Бьюкенена однозначно свидетельствуют о том, что Англия в этих событиях отнюдь не довольствовалась ролью стороннего наблюдателя. В особенности в этом отношении необходимо отметить тесные контакты британских дипломатов с представителями думской оппозиции, которые имели среди прочего большое моральное значение: придавали последней политический вес в ее собственных глазах, поощряя тем самым требования оппозиционеров к правительству и царю. Во что в итоге вылились эти требования в 1917 г., нам всем хорошо известно.

1 Ленин В. И. ПСС. Т. 31. С. 16.

2 Крупская Н. К. Последние месяцы в эмиграции 1917 г. // Крушение царизма / Сост. Р. Ш. Ганелин, В. А. Уланов. Л., 1986. С. 220.

3 Троцкий Л. Д. История русской революции. Т. 1. М., 1997. С. 121.

4 Бьюкенен Д. Моя миссия в России. М., 2006. Гл. 21. С. 219-229.

5 Там же. С. 219.

6 Hanbury-Williams J. The Emperor Nicholas II. As I knew him. London, 1922. P. 139.

7 См., напр.: Кук Э. Убить Распутина. М., 2007; Иванов А. А. Владимир Пуришкевич — опыт биографии правого политика (1870-1920). М., 2011; Кулегин А. М. Кто убил Распутина? СПб., 2011; Зданович А. А. Деятельность иностранных разведок в России во время °° Первой мировой войны // Клио. 2016. № 1. С. 169.

8 См., напр.: Завадский С. В. На великом изломе // Архив русской революции. Т. 8. Бер- ^ лин, 1923. С. 38; Иванов А. А. Владимир Пуришкевич. С. 259. Z1

9 Кук Э. Убить Распутина. С. 98; Пуришкевич В. М. Дневник. «Как я убил Распутина». М., g 1990. С. 75; Юсупов Ф. Ф. Конец Распутина. М., 1990. С. 159. ¡3

10 Кук Э. Убить Распутина. С. 358-359; Иванов А. А. Владимир Пуришкевич. С. 271. Я

11 Пуришкевич В. М. Дневник. С. 74. 'д

12 Юсупов Ф. Ф. Конец Распутина. С. 158-159, 166; Пуришкевич В. М. Дневник. С. 70. g

13 Кук Э. Убить Распутина. С. 358.

14 Бьюкенен Д. Моя миссия в России. С. 234-235. Д

15 Юсупов Ф. Ф. Конец Распутина. С. 192. j?

16 Бьюкенен Д. Моя миссия в России. С. 236-237.

17 Там же. С. 271. Й

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18 Там же. С. 229. £

19 Локкарт Р. Г. Б. История изнутри. Мемуары британского агента. М., 1991. С. 114-115. -g

20 Бьюкенен Д. Моя миссия в России. С. 230, 232. '3

21 Там же. С. 234-235. ^

References

BUCHANAN J. Moja missija v Rossii [My mission to Russia]. Moscow: Zaharov, 2006.

COOK A. Ubit' Rasputina [To kill Rasputin]. Moscow: Omega, 2007.

HANBURY-WILLIAMS J. The Emperor Nicholas II. As I knew him. London: Arthur L. Humphreys, 1922. IVANOV A. A. VladimirPurishkevich — opyt biografiipravogopolitika (1870-1920) [Vladimir Purishkevich — experience of the right-wings politician's biography]. Moscow: Aljans-Arheo, 2011.

JUSUPOV F. F. Konec Rasputina [The end of Rasputin]. Moscow: Profizdat, 1990.

KRUPSKAJA N. K. Poslednie mesjacy v emigracii 1917 g. [The last month in emigration 1917] // Krushenie carizma / Sost. R. Sh. Ganelin, V. A. Ulanov. Leningrad: Lenizdat, 1986.

KULEGIN A. M. Kto ubil Rasputina? [Who had killed Rasputin?] Saint Petersburg: Norma, 2011.

LOCKHART R. G. B. Istorija iznutri. Memuary britanskogo agenta [Memoirs of a British agent]. Moscow: Novosti, 1991.

PURISHKEVICH V. M. Dnevnik. «Kak ja ubil Rasputina» [Diary. «How I killed Rasputin»]. Moscow: Sovetskij pisatel, 1990.

TROCKIJ L. D. Istorija russkoj revoljucii. [History of Russian Revolution] T. 1. Moscow: Terra, 1997.

ZAVADSKIJ S. V. Na velikom izlome [On the great fracture] // Arhiv russkoj revoljucii. T. 8. Berlin, 1923.

ZDANOVICH A. A. Dejatelnost inostrannih razvedok v Rossii vo vremja Pervoj mirovoj vojni [Activities of foreign intelligence in Russia during the First World War] // Klio. 2016. N1. S. 167-173.

Список литературы

Бьюкенен Д. Моя миссия в России. М., 2006.

Завадский С. В. На великом изломе // Архив русской революции. Т. 8. Берлин, 1923.

Зданович А. А. Деятельность иностранных разведок в России во время Первой мировой войны // Клио. 2016. № 1. С. 167-173.

Иванов А. А. Владимир Пуришкевич — опыт биографии правого политика (1870-1920). М., 2011.

Крупская Н. К. Последние месяцы в эмиграции 1917 г. // Крушение царизма / Сост. Р. Ш. Ганелин, В. А. Уланов. Л., 1986.

Кук Э. Убить Распутина. М., 2007.

Кулегин А. М. Кто убил Распутина? СПб., 2011.

Локкарт Р. Г. Б. История изнутри. Мемуары британского агента. М., 1991.

Пуришкевич В. М. Дневник. «Как я убил Распутина». М., 1990.

Троцкий Л. Д. История русской революции. Т. 1. М., 1997.

Юсупов Ф. Ф. Конец Распутина. М., 1990.

Hanbury-Williams J. The Emperor Nicholas II. As I knew him. London, 1922.

Н. С. Андреева. Революция, запланированная в Лондоне? (к вопросу о причинах февральских событий 1917 г.)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В статье рассматривается вопрос о возможном влиянии Англии на события Февральской революции 1917 г. в России. Особое внимание уделено ходу революционных событий и роли в них партии большевиков, которая, как показывают источники, отнюдь не была руководящей. Наряду с этим рассматриваются вероятные причины и обстоятельства убийства Г. Е. Распутина и, в частности участие в нем британских офицеров, а также использование его для дискредитации императорской фамилии. S Ключевые слова: история России, Февральская революция 1917 г., Великобритания, В. И. Ле-^ нин, Н. К. Крупская, Л. Д. Троцкий, Г. Е. Распутин, Николай II, Александра Федоровна, Д. Бьюкенен, ^ Р. Вильтон, Р. Г. Б. Локкарт, английская дипломатическая миссия.

о н о

S N. S. Andreeva. The Revolution that was planned in London? (on the question of February 1917

и rt К CP

«

«

S «

о

CP

events' causes)

The article deals with the question of a possible British impact on the Russian February Revolution of 1917. Special attention is paid to the course of the revolutionary events and the role of Bolshevist party in it, which, as the sources shows wasn't the leading. The possible causes of Rasputin's murder and participation in

it the British officers as well as the using the murder of Rasputin for Romanov family's discreditation is also considered in the article.

Key words: history of Russia, February Revolution of 1917, Great Britain, V. Lenin, N. Krupskaya, L. Trotsky, G. Rasputin, Nicholas II, Alexandra Fedorovna, J. Buchanan, R. G. B. Lockhart, British diplomatic mission.

Андреева, Наталия Сергеевна — д.и. н., старший научный сотрудник Библиотеки Российской академии наук.

Andreeva, Nataliya Sergeevna — Doctor of Historical Sciences, senior researcher of the Research Department of bibliography and library science of the RASL.

e-mail: iskjul@gmail.com

d

о

X öß

3

Л

я 'S

со