Научная статья на тему 'Рецепция «Святой ночи» А. Корреджо в повести Н. В. Кукольника «Антонио»'

Рецепция «Святой ночи» А. Корреджо в повести Н. В. Кукольника «Антонио» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
231
70
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РОМАНТИЗМ / ДИАЛОГ / ФРАГМЕНТАРНОСТЬ / СВЕТОТЕНЬ / ROMANTICISM / DIALOGUE / FRAGMENTATION / CHIAROSCURO

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Пепеляева Софья Валерьевна

В статье анализируется процесс восприятия и интерпретации живописного полотна русским писателем-романтиком Н.В. Кукольником на материале его повести «Антонио».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Reception of A. Correggio''s ''Holy Night'' in N. V. Kukolnik''s story ''Antonio''

This article is devoted to analysis of the process of perception and interpretation of the canvas described in the story 'Antonio' written by Russian Romantic writer N.V. Kukolnik.

Текст научной работы на тему «Рецепция «Святой ночи» А. Корреджо в повести Н. В. Кукольника «Антонио»»

Примечания

1. Роднянская И. «Гамбургский ежик в тумане». Кое-что о плохой хорошей литературе // Новый мир. 2001. № 3. URL: http://magazines.russ.rU/novyi_mi/2001/3/rodn.html

2. Циплаков Г. Битва за гору Миддл // Знамя. 2006. № 8. URL:http://magazines.russ.ru/ znamia/2006/8/cy11.html

3. Загидуллина М. «Новое дело» интеллигенции, или Хождение в народ-2 // Знамя. 2003. № 8. URL: http://magazines.russ.rU/znamia/2003/8/zagid.html

4. Лурье Л. Борис Акунин как учитель истории // Эксперт Северо-Запад. 2000. № 8 (15). URL: http://expert.ru/northwest/2000/08/08no-akunin_53821/

Notes

1. Rodnyanskaya I. «Gamburgskij ezhik v tumane». Koe chto o plohoj horoshej literature ["Hamburg hedgehog in the fog". Something about bad good literature] // Novyj mir - New world. 2001, No. 3, available at: http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2001/3/rodn.html (in Russ.)

2. Tsyplakov G. Bitva za goru Middl [Battle for mountain Middle] // Znamya - Banner. 2006, No. 8, available at: http://magazines.russ.EN/ znamia/2006/8/cy11.html (in Russ.)

3. Zagudullina M. «Novoe delo» intelligencii, ili Hozhdenie v narod 2 ["New thing" of intellectuals, or Walking in the nation-2] // Znamya - Banner. 2003, No. 8, available at: http://magazines.russ.ru/znamia/ 2003/8/zagid.html (in Russ.)

4. Lurie L. Boris Akunin kak uchitel' istorii [Boris Akunin as a history teacher] / EHkspert Severo Zapad -Expert Server-West. 2000, No. 8 (15), available at: http://expert.ru/northwest/2000/08/08no akunin_53821/ (in Russ.)

УДК 821.161.1

С. В. Пепеляева

Рецепция «Святой ночи» А. Корреджо в повести Н. В. Кукольника «Антонио»

В статье анализируется процесс восприятия и интерпретации живописного полотна русским писателем-романтиком Н. В. Кукольником на материале его повести «Антонио».

This article is devoted to analysis of the process of perception and interpretation of the canvas described in the story 'Antonio' written by Russian Romantic writer N. V. Kukolnik.

Ключевые слова: романтизм, диалог, фрагментарность, светотень.

Keywords: romanticism, dialogue, fragmentation, chiaroscuro.

Известные творческие личности прошлого всегда становились объектом неподдельного интереса у последующих поколений. Описание наиболее примечательных эпизодов жизни композиторов, художников, поэтов зачастую лежит в основе новелл, повестей, романов. Поэтому можно говорить о воплощении в художественных текстах так называемых феноменов индивидуальной жизни в их самоценности. Эта тематика является одной из излюбленных и у русских писателей-романтиков, которые эксплицитно раскрывают ее в своих произведениях. Так, В. Ф. Одоевский пишет ряд повестей об И. С. Бахе, Л. ван Бетховене («Последний квартет Бетховена», 1832, «Себастиян Бах», 1834), подробно описывая образ творца как исключительной личности. Д. Ю. Струйский, А. М. Жемчужников, Н. П. Огарев создают в своих произведениях образ Бетховена («Бетховен», 1830, «Септуор Бетховена», 1856, «Героическая симфония Бетховена», 1874). Но особенно богато в этом отношении творчество Н. В. Кукольника (1809-1868), который обращается к личности скульптора Антонио Кановы («Психея», 1841), поэта Торквато Тассо («Торквато Тассо», 1831), художника Доменикино Цампиери («Доменикино», 1838), художника А. Корреджо («Антонио», 1840). Примечательно, что действие всех его произведений об искусстве и художнике происходит в Италии. Она традиционно воспринималась как страна истинного

© Пепеляева С. В., 2014 154

искусства, поэзии. Потому особенно острым и трагическим выступает изображение судьбы творческой личности. Внутрихудожественной темой своих произведений писатель типологически сходится с немецкими романтиками, которые центральными героями своих текстов делали творцов, которыми являлись и сами.

Романтизм как литературное направление зародился в Германии в конце XVIII в. Поэтому идейное и структурное содержание текстов немецких романтиков создавали диалог с литературой других стран. Рассматривая образы творческих личностей, Кукольник идет вслед за Нова-лисом («Генрих фон Офтердинген», 1802), Л. Тиком («Странствия Франца Штернбальда», 1792), В.-Г. Вакенродером («Примечательная музыкальная жизнь композитора Йозефа Берг-лингера», 1797). Мотив Италии также является ключевым для романтизма, прежде всего немецкого. Эти особенности творчества Кукольника позволяют говорить о его типологической связи с немецкими писателями-романтиками. В своих произведениях Кукольник не только касается характера, поступков своих героев-творцов, но и довольно подробно останавливается на их наиболее известных работах. И если в большинстве своих прозаических и драматических произведений Кукольник прямо указывает на скульптуру Кановы или стихи Тассо, то в повести «Антонио» он даже не упоминает о самой значимой картине Корреджо «Святая ночь», а лишь намеками и подтекстом заставляет читателя обнаружить ее в тексте. Автор не дает в произведении прямых описаний своих героев, мотивов их поступков. Лишь дальнейшее повествование, последствия действий персонажей позволяют понять истину. Читатель самостоятельно должен сделать соответствующие выводы, поскольку верное понимание подтекста способно раскрыть подлинный замысел писателя: всестороннее раскрытие природы человеческой души как следствие синтеза искусств - живописи и литературы.

Главный герой повести Н. В. Кукольника «Антонио» - итальянский художник, представитель Высокого Возрождения Антонио Аллегри, более известный как Корреджо. О жизни его почти ничего не известно, о чем говорит и сам писатель в начале повести. Кукольник сам придумывает различные жизненные перипетии художника, которые разворачиваются на фоне известных исторических событий. Так писатель-романтик претендует на некую подлинность своего произведения.

Сюжет повести строится вокруг образа Антонио Корреджо и его семьи. Рассказчиком выступает его сын Лоренцо, который также является у Кукольника художником. Фрагментарность, лежащая в основе повести, заставляет обратиться к наследию Корреджо. Он известен как создатель картин на библейские сюжеты, часто писал образ Мадонны, обращался и к мифологическим сюжетам. В центре всего его творчества стоит человек. Корреджо в основу своего стиля кладет красоту, потому его картины полны оптимизма, жизнеутверждающего начала и гуманистических ценностей. Проблема поиска красоты, прекрасного является общей для великих мыслителей и мастеров эпохи Возрождения, которые с особым вдохновением пытались решить ее. Корреджо удалось найти путь этого решения - гениальное сочетание света и тени в своих произведениях. В этом плане художник явился новатором своего времени. Никто до него так мастерски не использовал светотень. Ф. Шеллинг говорит, что это «магическая часть живописи, причем она доводит видимость до высшей ступени» [1], а самого художника называет властителем магии света и тени.

Кульминацией этой манеры письма у Корреджо выступает его знаменитейшая картина «Святая ночь», находящаяся в Дрезденской картинной галерее. Написанная на библейский сюжет о Рождестве, она построена на контрасте. Этот принцип положен и в основу повести Н. В. Кукольника. Корреджо и Анджелика, с одной стороны, Мария и Вероника - с другой. Подобное деление героев явно прослеживается также и в картине, которая состоит из двух планов: на переднем плане в свете изображены Мадонна с младенцем и ангелы, на заднем, во тьме - святой Иосиф. Героев картины Корреджо Кукольник переносит в свою повесть. Мадонна - жена художника Мария, олицетворение чистоты, непорочности и святости. Девушка, стоящая рядом с Мадонной, - дочь Корреджо и Марии Вероника. Юноша, смотрящий на пастуха, - рассказчик, сын художника Лоренцо. А в глубине картины в образе св. Иосифа выступает сам Антонио Аллегри, находящийся в печальной задумчивости. Герои картины, объятые светом, образуют треугольник - фигуру, обладающую тайным смыслом: «Треугольник с вершиной, направленной вверх, олицетворяет божественное совершенство и гармонию» [2]. Примечательно, что Корреджо изобразил св. Иосифа с ослом. Как известно, осел - символ глупости и низости. В образе осла часто изображали Папу Римского, подчеркивая его чревоугодие, порочность и низость его интересов.

Такое толкование характерно для эпохи Возрождения. Оно и используется в данной работе. Носителем подобных качеств у Кукольника становится Анджелика - любовница Корреджо. Однако следует отметить, что мировые религии по-другому трактуют образ осла. Например, в буддизме он является символом аскезы, в мусульманской традиции он - небесное животное. А согласно библейской символике осел выступает «воплощением трудолюбия, простоты и житейской мудрости» [3]. Кукольник пишет: «Разговор продолжался намеками, но надобно было Эдипа для их разгадки» [4], подчеркивая так лежащую в основе произведения фрагментарность.

Писатель не наделяет героев повести равной степенью погружения в свет или тьму. Если Мария является подлинным олицетворением святой сущности, а Анджелика - дьявольской, то Вероника - только лишь носитель света, божественного, Корреджо Кукольника -уже отошедшая от доброго начала душа, а Лоренцо - герой, в равной степени сочетающий в себе свет и тьму, сам решающий, в какую сторону его душа будет двигаться. Такое изображение персонажей позволяет Кукольнику более полно и объемно передать отражение человеческой сущности, показать грани характера человека. Эта неоднозначность тождественна и «Святой ночи». Иосиф не находится у Корреджо в полной темноте, скорее, в полумраке. И на него падает свет от младенца Иисуса. Девушка и юноша, в отличие от Мадонны, полностью не озарены ярким светом. Тени также присутствуют на их фигурах. Такой стиль изображения провозглашает именно человечность, многогранность характера, реалистичность в написании персонажей.

Ослепительный свет идет от новорожденного младенца и освещает лицо Мадонны, которая склонилась над ребенком и с умилением смотрит на него. Образ Мадонны создает и Кукольник, описывая жену Корреджо Марию. Уже первое упоминание героини созвучно описанию святой: «Кроме улыбки и сладкой слезы во время молитвы, другого выражения никогда не видал я на прекрасном лице матери. <...> Она указала на грудь и проговорила только одно слово: "Болит!"» (с. 316). Такими качествами, присущими Мадонне, как кротость, чистота, святость, тихая скорбь, наделяет Кукольник свою героиню. Предчувствуя скорую трагедию, Мария ощущает в груди нарастающую боль и пронзительным, полным отчаяния голосом делится этим с сыном.

Кукольник не дает больших описаний Марии, а только кратко указывает на отдельные ее черты: «Мария уже более не улыбалась; печаль глубокой грусти сделала ее еще прекраснее, небеснее» (с. 319). Хотя слова эти - лишь набросок к образу, но у читателя складывается вполне точное представление о ней.

Лоренцо испытывает чувство вины перед матерью за отступничество от света. Образ ее всегда с ним, она, как ориентир, не дает ему сбиться с пути, оттого еще горше ему становится: «Молитва и Мария представились моему сердцу с каким-то упреком. Я поцеловал образ матери, перекрестился и готов был идти на край света для ее спокойствия» (с. 330). Оказавшись преданной двумя самыми близкими ей людьми, Мария не теряет веры, добродетели и смирения. Чувствуя приближающийся конец, она наказывает Лоренцо чтить имя отца. Символичным Кукольник делает место смерти Марии. От неучтивости, неуважения со стороны мужа Мария в начале повести падает перед домом без чувств.

Причиной смерти Марии у Кукольника является Анджелика. В порыве ярости в самом конце произведения Лоренцо выкрикивает: «Убийца моей матери!» (с. 333). Лишь отец удерживает его от греха - убийства, на которое Лоренцо идет с осознанием своего предательства веры матери. Анджелика - темная сторона бытия и источник того зла, которое приводит к смерти Марии и жизненной трагедии Лоренцо. Впервые он видит ее на портрете, который пишет отец. Тогда девушка кажется мальчику невинным ангелом, не способным быть причиной раздора между матерью и отцом. Уже с того момента через свое изображение на портрете Анджелика начинает воздействовать на героя. Он готов пасть к ее ногам и просить прощения за все, а увидев с другим, ощущает в душе нарастающее чувство ревности. Он с презрением смотрит на сопровождающего Анджелику мужчину. Встреча с ней позволяет юноше испытывать чувства, не свойственные доброму христианину: блаженство, гордость, удовлетворение от того, что привел ее в замешательство. Н. В. Кукольник обозначает контуры трагического исхода Лоренцо, вводя характерный для литературы эпохи романтизма мотив сделки человека с дьяволом. Юноша обещает Анджелике быть всегда преданным ей и любить ее.

Однако Лоренцо окончательно еще не обратился к тьме, душа его борется, всячески стремится к Богу, к свету. Именно поэтому, оказавшись в Парме, он испытывает облегчение,

когда входит в храм и любуется прекрасными фресками. Святое, намоленное место указывает ему праведный путь. Восхищаясь чудесными росписями, Лоренцо испытывает эстетическое наслаждение, чувствует нарастающее в нем вдохновение, заглушенное душащими его горящим обручем и темной тоской. Однако и тут Анджелика напоминает о себе. В образе Мадонны, возносящейся на небеса, юноша видит ее. Страдания возвращаются и начинают снова мучить его душу. Тяжесть на сердце, «аспид» не покидают его теперь никогда.

Кукольник на страницах своей повести рассуждает о месте богатства в жизни творца. Таким образом, его творчество вступает в диалог с идеями Л. Тика, который одним из первых в литературе эпохи романтизма задумался о проблеме власти золота над людьми. С прискорбием он отмечает, что все чаще над людьми берут верх такие качества, как корысть, жадность, жажда наживы. И только совесть может спасти человека. Кукольник прямо не указывает, должен ли художник стремиться к славе и владению богатством.

В письме к родным Корреджо просит их быть бережливыми и стараться не тратить деньги, так как монахи за роспись собора дадут «самую ничтожную сумму» (с. 323). Художник не задается целью получить как можно больше за свою работу. Ему важен сам процесс творчества, вдохновение и в целом возможность заниматься делом, приносящим ему удовольствие. Так определяют образ истинного творца и немецкие романтики в своих философских трактатах.

Позже Н. В. Кукольник показывает другую сторону этой проблемы. Живя у Анджелики, Корреджо больше не нуждается в деньгах, так как она достаточно обеспеченная. Итальянский мастер решает теперь добиваться славы своим талантом. Но нуждается ли в ней тот, кто находит счастье в процессе создания прекрасного? Может ли художник зваться «божественным», «небесным», храня в душе такие тщеславные помыслы? Родство с демоническим автор делает причиной того, что Корреджо становится носителем качеств, не свойственных истинному творцу. Анджелика пробуждает в нем иную сторону его души. Он поддается пороку, страсти, не отдавая себе отчета в последствиях своего шага. Кукольник намеренно вводит в структуру повествования эту сюжетную линию, ведь роспись Пармского собора станет последним значительным произведением, вышедшим из-под его гениальной кисти. Отступничество от подлинного предназначения художника означает окончание его полноценной жизни как творца.

Корреджо искушает не только Анджелика, но и обстановка, которая царит в Италии -власть Александра Борджиа. Это отмечает и Лоренцо, рассказывая о жизни отца в Парме: «Влияние нравов Александра Борджиа и Медичи отразилось уже и в Верхней Италии, и грех считался молоденчеством» (с. 326). Потому осел, как символ порочности и низости, на картине Корреджо «Святая ночь» олицетворяет Анджелику. С одобрения главы католической церкви она живет, погрязнув в пороке. Однако, выказывая свое неодобрение относительно отказа Корреджо от истинных ценностей искусства, Кукольник и его герой-рассказчик стараются оправдать итальянца, подчеркивая существование двух противоположных начал в душе человека, поскольку не всегда можно противостоять столь сильным чувствам.

Проанализировав отдельные эпизоды и все произведение в целом, поняв расставленные автором акценты, читатель сам будет в состоянии оценить значимость игры света и тени на картинах Корреджо, понять, какой принцип, тайна лежит в основе манеры изображения художника, использующего ее в «Святой ночи». Контраст становится у Кукольника тем приемом, с помощью которого раскрываются характеры героев, подчеркивается их реалистичность. Поэтому наиболее значимым становится факт затемнения фигуры святого Иосифа и расположения рядом с ним осла. Признавая неверность пути, по которому он идет, художник не смеет ставить свою фигуру рядом не только с Мадонной - Марией, но и рядом со своими детьми, преобладание света в душе которых не дало опуститься им в пошлость, распутство. Необходимо отметить также, что, вводя в повествование мотив диалога героя с демоническим, Кукольник находит иное, чем у немецких романтиков, его разрешение. От этого сотрудничества страдает не столько сам Корреджо, сколько ломается судьба его сына Лоренцо. До глубокой старости он ощущает на себе давление темных сил, с которыми безуспешно пытается бороться. Оттого он и находится в пограничном состоянии - между тьмой, постепенно его поглощающей, и светом, - как и изображенный на картине юноша, являющийся олицетворением героя-рассказчика Кукольника.

Примечания

1. Шеллинг Ф. Философия искусства. М.: Мысль, 1966. C. 238.

2. Энциклопедия символов, знаков, эмблем / сост. К. Королев. М.: Изд-во Эксмо; СПб.: Terra Fantastica, 2003. С. 66.

3. Там же. С. 169.

4. Кукольник Н. В. Антонио // Русская романтическая новелла / сост., вступ. статья и примеч. А. Немзера. М.: Худож. лит., 1989. С. 331. Далее ссылки на это издание даются в тексте в круглых скобках с указанием страниц.

Notes

1. Schelling F. Filosofiya iskusstva [Philosophy of art]. Moscow. Mysl. 1966. P. 238.

2. Encyclopedia of symbols, signs, emblems / comp. K. Korolev. Moscow. Publishing house Eksmo; SPb. Terra Fantastica. 2003. P. 66. (in Russ.)

3. Ibid. P. 169.

4. Kukolnik N.V. Antonio [Antonio] // Russkaya romanticheskaya novella - Russian romantic novella / comp., the intr. article and comm. A. Nemzer. Moscow. Khudozh. lit. 1989. P. 331. Further references to this edition are given in the text in parentheses with the page.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.