Научная статья на тему 'Ретроспективная тенденция в современной сибирской музыке'

Ретроспективная тенденция в современной сибирской музыке Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
347
33
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СИБИРСКИЕ КОМПОЗИТОРЫ / SIBERIAN COMPOSERS / АУТЕНТИЧНЫЕ КОЛЛЕКТИВЫ / AUTHENTIC GROUPS / ЖАНРОВЫЕ МОДЕЛИ БАРОЧНОЙ МУЗЫКИ / GENRE MODELS OF BAROQUE MUSIC / НОВОСИБИРСКАЯ ФИЛАРМОНИЯ / NOVOSIBIRSK PHILHARMONIC SOCIETY / КРАСНОЯРСКИЕ МУНИЦИПАЛЬНЫЕ КОЛЛЕКТИВЫ / KRASNOYARSK MUNICIPAL GROUPS / ОТДЕЛЕНИЯ СОЮЗА КОМПОЗИТОРОВ РОССИИ / UNION OF RUSSIAN COMPOSERS DEPARTMENTS / ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫЕ ЖАНРЫ / INSTRUMENTAL GENRES / ВОКАЛЬНАЯ МУЗЫКА / VOCAL MUSIC / А. Ф. МУРОВ / A. F. MUROV / С. И. КРАВЦОВ / S. I. KRAVTSOV

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Белоносова Ирина Владимировна

В статье рассматриваются ретроспективные тенденции в исполнительской и композиторской практике сибирских музыкантов. Актуальность статьи обусловлена необходимостью обобщить процессы, произошедшие в академической музыке Сибири за более чем 50-летний период функционирования отделений Союза композиторов России на обширной территории за Уралом. Автор статьи обращает внимание на характерную для современной отечественной музыки тенденцию обращения композиторов к моделям барочной музыки, а также формирование аутентичных коллективов, главная цель которых ознакомить как можно больше слушателей с произведениями старинной музыки в приближенном к далеким эпохам тембровом звучании. В статье приводятся примеры исполнительской практики сибирских коллективов, в репертуаре которых произведения зарубежных композиторов эпохи Барокко, русских композиторов доглинкинской эпохи. На примере сочинений сибирских композиторов в инструментальных и вокальных жанрах убедительно представлена тенденция обращения к моделям барочного музыкального искусства. Отмечена существующая практика взаимодействия исполнителей и композиторов Сибири в процессе популяризации современной сибирской музыки.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Retrospective tendency in a modern Siberian music

This article describes retrospective tendencies within performing and composing practice of Siberian musicians. The article is topical since there is a necessity of generalizing the processes, which have been occurring in Siberian academic music during over 50 years period of the Alliance of Russian Composers' service in the wide territory beyond the Urals. The author of this article pays attention to the tendency which is typical for the modern domestic music of composers to use the models of Baroque music as well as formation of authentic groups mainly willing to familiarize as many listeners as possible with antique musical works performed in timbre sounding, which is closer to the old ages. The article shows examples of performing practice of Siberian groups, the repertoire of which consists also of works of foreign composers of Baroque period as well as Russian composers of before-Glinka period. The tendency to use the models of Baroque musical art is vividly illustrated here with the examples of Siberian composers“ works within instrumental and vocal genres. The practice of interaction between Siberian performers and composers when popularizing modern Siberian music was noted.

Текст научной работы на тему «Ретроспективная тенденция в современной сибирской музыке»

УДК 78.071.1

И. В. Белоносова

РЕТРОСПЕКТИВНАЯ ТЕНДЕНЦИЯ В СОВРЕМЕННОЙ СИБИРСКОЙ МУЗЫКЕ

^ | роблемы современной музыки всегда были и остаются наиболее обсуждаемыми в специальной музыковедческой литературе, требуя постоянных уточнений и разъяснений [16].

Музыка сибирских композиторов в настоящее время занимает равное среди других региональных представительств место в российском «музыкальном ландшафте», демонстрируя как общие, так и особенные, присущие только ему черты. Создание творческих организаций за Уралом охватывает длительный исторический период - от начала 1940-х (Улан-Удэ, 1940; Новосибирск, 1942) до конца 1990-х гг. (Кызыл, 1978; Красноярск; 1983, Якутск, 1979; Омск, 1987; Иркутск, 1997), и является свидетельством укоренения на сибирской почве традиций российской композиторской школы.

Акцентируя внимание на проблемах взаимосвязи (проблемах синтеза) стилей и жанров, необходимо выделить ретроспективные тенденции. Сам термин «ретро» как один из возможных для определения сути явлений, происходящих в музыке XX в., а также его смысловые константы, определяются С. Савенко в статье «Заметки о поэтике современной музыки»: «Так, ключевая проблема стиля с особенной остротой возникает в тех явлениях современного искусства, которые связаны с сознательным стилистическим манипулированием и обозначаются несколькими разнородными терминами (полистилистика, коллаж, неоромантизм, «ретро»)» [14, с. 6].

Одной из форм проявления ретроспективных тенденций можно считать отмеченную в начале XX столетия в творчестве композиторов (а также в искусстве

© И. В. Белоносова, 2016

в целом) связь с жанрами и стилями старинной музыки, в частности, с эпохой барокко [13]. Рамки статьи не позволяют осветить в полном объеме своеобразие возникающих связей на примере творчества композиторов региона, поэтому в качестве примеров привлекаются лишь немногие факты, касающиеся деятельности коллективов Новосибирска и Красноярска, а также творчества композиторов Сибирского и Красноярского отделений Союза композиторов (СК) РФ.

В различных странах, в том числе и в России, во второй половине XX в. создаются так называемые аутентичные коллективы и одним из первых в России стал ансамбль под управлением композитора и клавесиниста Андрея Волконского «Мадригал» (1965). Подобные ансамбли в Москве, Санкт-Петербурге, Саратове, Нижнем Новгороде, Петрозаводске и других городах страны успешно выступают с обширными программами старинной музыки [1]. В формирование и развитие данной тенденции внесли огромный вклад народный артист России А. Любимов и народная артистка России Т. Гринденко.

В Сибири исполнение старинной музыки стало приоритетным у ансамбля ранней музыки «Insula Magica» (художественный руководитель заслуженный артист России А. Бурханов), ансамбля «Маркелловы голоса» (художественный руководитель И. Тюваев), ансамбля солистов «Новосибирская камерата» (художественный руководитель Фабио Маст-ранжело) [9]. Все они относятся к Новосибирской государственной филармонии. В Красноярске это - Красноярский камерный оркестр (художественный руководитель заслуженный артист России М. Бенюмов) и Красноярский хоровой

ансамбль солистов «Тебе поемъ» (художественный руководитель заслуженный деятель искусств России К. Якобсон).

История исполнении старинной музыки в Новосибирске начинается в 1981 г., когда студенты Новосибирской консерватории под влиянием общих для российской культуры тенденций, увлеченные идеей воссоздания подлинного звучания старинной музыки, организуют коллектив «Insula Magica», главной целью которого было исполнение светской и духовной музыки Средневековья, Ренессанса и Барокко. Благодаря сотрудничеству с ведущими зарубежными музыкантами-аутентистами, ансамбль получил возможность совершенствовать свое мастерство в Англии, Италии, Швеции.

В 1995 г. в Новосибирске начинают свою концертно-гастрольную деятельность еще два коллектива - ♦Маркелло-вы голоса» и «Новосибирская камерата». Название вокального ансамбля «Маркел-ловы голоса» непосредственно связано с именем русского церковного композитора и мастера пения XVI в. Маркелла Безбородого. В репертуаре коллектива не только образцы редко исполняемой древнерусской музыки, но и фрагменты опер русских композиторов доглинкинского периода. Ансамбль солистов «Новосибирская камерата» свою историю связывает с первым художественным руководителем, выдающимся музыкантом, народным артистом СССР Арнольдом Кацем.

В Красноярске в 1991 г. из выпускников кафедры сольного пения и оперной подготовки был организован камерный хор «Тебе поемъ», ставший затем муниципальным коллективом. Основная задача хорового ансамбля солистов - пропаганда лучших образцов отечественной духовной музыки. Коллектив также принимал активное участие в проведении международных Бах-академий [2].

Студенческий оркестр кафедры струнных инструментов (1985) стал базой профессионального муниципального коллектива - Красноярского камерного оркестра (1993), в обширный репертуар которого обязательно включаются произведения эпохи Барокко (рисунок).

5 начало в 19:00 ............

комшнни

ноября

МКЗ Краевой филармонии ■

цШ/лй

Музыка ]/[Д З^аха

Оркестровая сюита №3 Бранденбургский концерт № 2 Контрапункт из "Искусства фуги"

транскрипция В. Пороцюго Концерт для клавира и двух флейт с оркестром №6

СОЛИСТЫ

нслухенныеартипси РФ

Лариса Маркосьян (фортепиано) Татьяна Савельева гобой)

лауреаты иелдушродных юнг/рсов Марина Гаджиева скрипи) Петр Худокогов (флеша) Сергей Худоногов (флейта) Антон Одинцов (труба) дирижёр

Михаил Бенюмов 6+

227-49-30 анонсы: www.kko.ru г

280-38-90 электронная продажа; kassy.ru «■ ~

Афиша. Концерт Красноярского камерного оркестра (05.11.2016)

Анализ специфики репертуара, степени аутентичности» роли перечисленных ансамблей в современном сибирском музыкальном искусстве может стать темой отдельного исследования и в задачи автора статьи не входит.

В творчестве сибирских композиторов барочная тенденция проявляется, в первую очередь, как связь с жанровыми моделями Барокко. Эти связи могут находиться «на поверхности, некоторые не столь очевидны» [14, с. 7]. Обзор сочинений, собранных из справочных изданий [7, 10, 11], опубликованных статей о композиторах [3-6, 8, 10], а также материалов, полученных от самих авторов, позволяет сделать некоторые выводы.

1. Разнообразны исполнительские составы, в которых преобладает инструментальная (ансамблевая и оркестровая) музыка. Круг избираемых сольных тембров невелик: в основном это фортепиано.

Интересна по составу ансамблевая музыка. Несмотря на то, что фортепианные ансамбли традиционны: скрипка, альт,

виолончель и фортепиано, встречаются также фагот-фортепиано, альт (виоль д^амур)-фортепиано, кларнет-орган. В общем перечне ансамблей преобладает струнный квартет, хотя могут быть: дуэты - скрипка-альт, две четырехструнные домры, трио - скрипка—виолончель-клавесин, квартет - арфа-скрипка— альт-виолончель, ансамбль -20 виолончелей-флейта-чембало-2 фортепиано-ударные .

2. Среди сочинений есть как одночастные композиции («Пьеса для голоса, альта и виолы д'амур», Ю. Ащепков, 1984), так и циклы сюит («Английские сюиты» (1994) и «Французские сюиты» (2007) С. Кравцов). Степень приближенности к исходной модели может быть «буквальной» («Прелюдия и фуга», К. Лакин, 1976; «Sonata da camera» в четырех частях, Е. Кравцов, 2000) или «опосредованной» («Симфония (brevis)» для симфонического оркестра, С. Кравцов, 1983).

Широко представлены двухчастные (малые) циклы, наполнение которых может быть самым различным («Фуга и Адажио», Е. Кравцов, 1971; «Адажио и фуга», Е. Джагарова, 1972; «Presto и Largo», С. Кравцов, 1981; «Прелюдия и сицилиана», И. Флейшер, 1991; «Интродукция и токката», В. Сенегин, 1991; «Интродукция и Токката», Е. Джагарова, 2014).

3. Многообразно использованы старинные танцы, которые создают общую красочную панораму, словно воскрешая дух барокко, воплощенный в пластике движения: аллетанда, куранта, сарабанда, жига, менуэт, бурлеска, чакона, павана, гальярда. Сюитный жанр представлен у К. Лакина («Партита», 1964), Е. Кравцова («Классическая сюита», 1966; «Sonata da camera» в четырех частях, 2000) [3], А. Мурова («Партита», 1974), С. Кравцова («Сюита», 1986; «Английские сюиты», 1994; «Французские сюиты», 2007), И. Сальниковой («Партита», 2015), И. Флейшера («Партита», 2015).

4. Сочетание в одном произведении «несочетаемого» является характерной чертой для ряда произведений Ю. Юкече-ва, С. Кравцова, В. Бешевли, Р. Столяра.

В «Сонате» Ю. Юкечева (для скрипки и альта: «Хорал», «Мазурка», «Бурлеска», «Ария», 1976) две вокальные по своей природе части - «Хорал» и «Ария» - обрамляют два инструментальных номера, образуя пару зеркально расположенных «музыкальных оппозиций»: «вокальная (А) — инструментальная (В)» — «инструментальная (В) - вокальная (А)». В цикле своеобразно воплощена «идея эволюции» вокальной музыки: от хорала (многоголосия) к арии (гомофония) через мазурку (символ бального танца с конца XVIII в.) и бурлеску (символ грубоватого-комических образов в поэзии и литературе, начиная с эпохи Возрождения).

Особенно интересны циклы С. Кравцова. Его «7 двухголосных инвенций для фортепиано» (1983) демонстрируют свободную последовательность программных пьес и являются, к тому же, ретроспекцией Симфонии № 3 (Концерт в форме восьми инвенций) для камерного оркестра (1968) А. Мурова. Каждая инвенция в цикле С. Кравцова - это либо своеобразная «реконструкция» старинных жанров (Канон, Чакона), либо пьеса с программным названием: «Пауза» (№ 4) и «Движение в замкнутом кругу» (№ 5). Последняя часть - «Постлюдия» (№ 7). Композитор использует номер с аналогичным названием в завершении следующих циклов сюит — «Английских» (1994) и «Французских» (II) (2007), словно подчеркивая смысловые связи между тремя названными сочинениями.

Созданные в разные годы сюиты образуют общее «смысловое поле». История их возникновения связана с многолетним творческим сотрудничеством композитора и филармонического струнного квартета. Получив заказ на серию аранжировок популярных классических и эстрадных произведений, С. Кравцов создает оригинальные композиции, объединяя в одном цикле «классическое» и «аклассическое» (в духе современных течений в сфере массовой музыки, где начиная с 1920-х гг. практика использования стилевых или жанровых моделей

классики становится регулярной). Так, в трех «Английских сюитах» сохранена основная модель 4-частного цикла, каждый цикл завершается «Жигой». Наряду с музыкой И. С. Баха, в «Английских сюитах» используются известные мелодии песен английской рок-группы «Битлз» (Beatles) (1959-1966), а в двух «Французских сюитах» (2007) — музыка К. В. Глюка (сюита I), И. С. Баха (сюита II) и популярные мелодии из репертуара звезд французской эстрады. В последних частях столь разнородный материал контрапунктически соединяется.

Также своеобразен 4-частный цикл Сюиты для арфы, скрипки, альта и виолончели С. Кравцова (1986), в которой только первая часть «Увертюра» по названию может ассоциироваться с барочной моделью, остальные три («Интерлюдия», «Скерцино», «Ария») - лишь отдаленно. В сюите нет части, которая (по названию) могла бы «претендовать» на финал. Цикл завершается «Арией».

В. Бешевли в Квартете № 2 (1980) еще более опосредованно демонстрирует связи с барочной моделью, словно отказываясь от ее наглядного воспроизведения. Композитор использует принцип двухчастной композиции (Andante-Allegretto) с типичным для малого полифонического цикла контрастом хоральной по складу «прелюдии» (I часть) и энергичной «фуги» (II часть) (см.: [11, с. 12]).

Такое же неординарное воспроизведение барочной модели предлагает Р. Столяр («Квартет», 2006, издан в 2007). Крайние части несут в себе яркую эмблематику образа страданий -Lacrimosa, причем в начале цикла это -интродукция, в конце - кода. Построенные на одном тематическом материале (изменяется лишь регистр изложения главной темы) эти части образуют арку, символизирующую круг, вечное страдание, от которого человеку не избавиться. Три средние части, несмотря на кажущийся конфликт образных модусов, заключенных в названиях «Ostinato», «Invention», «Tango», образуют трехча-стную композицию, в которой принцип остинато присутствует в двух крайних

частях, тем самым образуя арку теперь уже между жанрами, представляющими различные эпохи.

В результате, в центре квартета оказывается «Invention», в риторическом искусстве барокко означающий раздел «изобретение», «творение». После «Invention» следует танго, с его имиджем «чувственного наслаждения», которое не смогло устранить существующих противоречий жизни. Потому, видимо, композитор завершает цикл вариантом начального образа скорби. Основные компоненты фактуры в последней части: 1) нисходящий ре-минорный звукоряд с хроматическими ходами в верхнем тетрахорде (виолончель), 2) выразительная тема-мелодия с явно выраженными интонациями ниспадающих секунд-вздохов (альт) и 3) педальные аккорды хорального склада (I-II скрипки). В первом проведении Lacrimosa отсутствовали хоральные аккорды и экспонировались у скрипок во 2-й и 3-й октавах только нисходящий звукоряд и тема-ме-лодия. В результате репризное проведение Lacrimosa обогащено и в нем более наглядно проступает связь с барочной музыкой.

5. Несомненно, различны не только подходы к жанровым моделям у каждого композитора, но и степень их «приверженности» к барочным схемам. В этом отношении заметно выделяется красноярский композитор И. Флейшер, который с каждым годом расширяет область своих приоритетов, а также довольно часто выполняет транскрипции произведений композиторов эпохи Барокко для различных инструментальных составов. Это «Концерт для альта и струнного оркестра» Г. Телемана (1972), «Ave Maria» Дж. Каччини (1989), три баховских сочинения: «Адажио» из органной токкаты in С (1998), «Шесть сюит для виолончели соло» (2002), «Органная прелюдия и фуга ре минор» (2013). Опыт работы в симфоническом оркестре позволил композитору воплотить свои замыслы в жанре concerto grosso («Кончерто гроссо», 2015). Немало переложений сочинений других авторов для струнного квар-

тета и иных инструментальных составов [15, с. 33-34] С. Кравцова, в том числе «Шутка» из Сюиты (Увертюры) № 2 И. С. Баха (1998).

6. Примеры претворения барочных традиций для оркестра не столь многочисленны. Первым произведением для оркестра, в котором были использованы традиции старинной музыки, можно назвать «Триптих для ОРНИ» Ю. Шибанова (1975-1977). Его части: «Чакона», «Ричеркар», «Канцона», соответствуют жанрам старинной музыки. Порядок расположения номеров отражает логику постепенного движения к песне. «Чакона» - музыкальный образ смерти - воплощена композитором посредством «моделирования» остинатных вариаций, средствами развития главной темы, в своих интонациях содержащей испанский «оттенок» (подчеркнуты народные истоки жанра).

У С. Кравцова три оркестровых сочинения для симфонического оркестра (2) и камерного (1). В них отразились черты, общие с камерно-инструментальной музыкой. Так, в 1994 г. наряду с «Английскими сюитами» был написан «Презент Маэстро Кацу» (Кончерто гроссо на темы песен «Битлз»).

«Барокко-фантазия» для фортепиано с оркестром А. Молчанова (2004) и «Кончерто гроссо» И. Флейшера для двух скрипок и камерного оркестра (2015) отражают еще один мало представленный пласт барочной музыки - концертный. Следует отметить своеобразную «плотность» барочных композиций у И. Флейшера в 2015 г.

7. Не столь «широки» и разнообразны модели вокальных жанров эпохи Барокко (Ю. Ащепков, 1984 и 1988; С. Кравцов, 1986). Хотя, следует заметить, что упоминание о Дж. Каччини («Ave Maria», транскрипция для альта и фортепиано, И. Флейшер, 1989) позволяет выделить еще один особый ряд вокальных и инструментальных сочинений с названиями «Ave Maria». Так, у Ю. Ащепкова это: 12 вокальных миниатюр «Ave Maria» (1988-2000), у Р. Столяра - «Ave Maria» для сопрано и фортепиано (1993),

у С. Тосина - «Ave Maria» для кларнета и струнного оркестра (1993). Произведение С. Тосина, пользуясь заслуженной популярностью, продолжает «жить» в авторских переложениях - для кларнета и фортепиано (2009), для органа (2010), для кларнета и органа (2010).

Оригинально претворен жанр мессы brevis у С. Кравцова (1983). Используя принцип «короткой» мессы [12], он создает Симфонию brevis, сокращая до минимума саму структуру инструментального аналога. Если в названии «Симфонии (brevis)» С. Кравцова подразумевается инвариант из вокальной музыки барокко, то в средней части его кантаты «Анна» (1986) используется инструментальный инвариант: номер Sinfonia (3-я часть), разделяет целое на два раздела. В первом после Recitativo (1-я часть) следуют слитно Arietta е coro (2-я часть). После Sinfonia (3-я часть) они становятся основой самостоятельных частей: Arietta (4-я часть) и Coro (5-я часть). Отсутствие в кантате словесных (поэтических) ремарок перед каждой частью придает ей внешнее сходство с оркестровым пятичас-тным циклом: Recitativo, Arietta е coro, Sinfonia, Arietta, Coro.

Исполнительское искусство и композиторское творчество всегда неразрывны, их связь особенно важна, когда создаются новые сочинения, часто инициированные или предназначенные для конкретных исполнителей. Так, многие сочинения, названные выше, впервые исполнялись сибирскими музыкантами.

Если филармонические и муниципальные коллективы Новосибирска и Красноярска все же не так часто включают в свой репертуар сочинения сибирских авторов, то в вузах (Новосибирской консерватории и Красноярском институте искусств (КГИИ)) подобная практика является более или менее регулярной.

Так, широко известная «Партита для фортепиано» А. Мурова впервые была исполнена пианистами M. Богуславским, затем М. Шавинером (запись, 1985). «Ро-коко-трио» А. Мурова впервые прозвучало в исполнении Трио СО СК России в составе В. Минасян, И. Бялый, M. Ша-

винер (запись, 1989) [6]. Этот коллектив более 20 лет регулярно включал в свой репертуар посвященные им сочинения.

«Ария на хорал А. Корелли» Ю. Юке-чева была исполнена автором (партия фортепиано) и Ю. Н. Мазченко (виоль д'амур) (запись, 1983).

«Чакона» Ю. Шибанова из его Триптиха для ОРНИ прозвучала в исполнении А. Михайлова (баян) и ОРНИ под управлением В. Гусева (запись, 1977), а переложение «Ричеркара» из Триптиха для шести пианистов - в исполнении секстета М. Богуславский, О. Классен, М. Ша-винер, Л. Богуславский, С. Добровольский, Ю. Шибанов (запись, 1977). В Большом концертном зале НГК исполнена «Соната» для скрипки и альта Ю. Юке-чева 3. Н. Броном и Ю. Н. Мазченко (запись, 1976), а также «Соната в форме инвенций» для баяна Г. Черничкой (запись, 1984).

Многие сочинения С. Кравцова создавались для Новосибирского «РПагтошса»-квартета (в частности циклы «Английских сюит» и «Французских сюит»), Новосибирского симфонического оркестра под управлением А. Каца. Благодаря этому музыку С. Кравцова могли услышать за пределами Новосибирска во время зарубежных гастролей коллективов [7, с. 55]. «Аве

Мария» С. Тосина записана в исполнении дуэта кларнет-орган. Эта запись позволяет познакомиться с исполнительским искусством кларнетистки М. В. Аунс и органистки Н. В. Багинской.

Сочинения И. Флейшера, который являлся солистом Красноярской филармонии и концертмейстером группы альтов Красноярского академического симфонического оркестра (1976-2003), звучали в исполнении автора. В настоящее время его сочинения входят в репертуар студентов КГИИ [4], Красноярского муниципального струнного оркестра.

В рамках небольшой статьи невозможно рассмотреть в полном объеме иные аспекты затрагиваемой проблемы — специфику выявления барочных моделей на уровне выразительных средств (мелодики, гармонии, фактуры и т. п.), которые более убедительно свидетельствуют об инвариантах. Но даже краткий обзор указанных сочинений позволяет говорить о значительном вкладе сибирских композиторов в создание общего для отечественной и европейской традиции «музыкального пространства», которое насыщается «сибирскими» вариантами прочтения барочных моделей, ставших неотделимыми от современного творчества, подтверждая тезис о неисчерпаемых возможностях «мышления стилями».

Литература

1. Ансамбли старинной музыки, ансамбли аутентистов. - URL: http:// www.classicalmusiclinks.ru/bands/ chamber_music/early_music/s0p4.html (дата обращения: 15.10.2016).

2. Белоносова И. В. Международная Бах-акаде-мия Штутгарт-Красноярск: 2001-2015 гг. // International Scientific Journal Theoretical & Applied Science. - 2015. - № 2 (22). - C. 96-102.

3. Белоносова И. В. Особенности воплощения жанра сюиты в сочинениях Евгения Кравцова // Человек и культура. - 2016. - № 5. - С. 24-33. - URL: http://www.e-notabene.ru/ca/ article_20389.html (дата обращения: 15.09.2016).

4. Белоносова И. В., Казак В. А. Игорь Флейшер и традиции альтового исполнительства в Красноярске // Теоретические и практические

вопросы развития научной мысли в современном мире: Сб. ст. Междунар. науч.-практ. конф. (5 мая 2015 г., г. Уфа). - Уфа: АЭТЕР-НА, 2015. - С. 249-250.

5. Гончаренко С. С. Заметки о творческом пути композитора Евгения Кравцова: К семидесятипятилетнему юбилею. - URL: http:// sibmus.info/texts/gonchar/ kravtsov_75_let.htm (дата обращения: 24.10.2016).

6. Гончаренко С. С. О партите А. Мурова // 80-летию Аскольда Федоровича Мурова посвящается...: Материалы междунар. конф. «Муровс-кие чтения». - Новосибирск, 2009. - С. 9-14.

7. Гончаренко С. С. Сибирская композиторская организация. 1942-2002: Справ. - Новосибирск: Новосиб. гос. консерватория (акад.) им. М. И. Глинки, 2002. - 124 с.

8. Капицына Н. С. Сочинения С. И. Кравцова для струнного квартета // Материалы Межрегиональной студенческой музыкально-теоре-тической конференции. - Новосибирск, 2004. - С. 65-68.

9. Коллективы: Новосибирская филармония. -URL: http://filnsk.ru/ispolniteli/ (дата обращения: 25.09.2016).

10. Композиторы Новосибирска. Вып. 2: Учеб. пособие / Ю. В. Антипова, С. С. Гончаренко, Г. А. Демешко, А. М. Лесовиченко; под общ. ред. А. М. Лесовиченко. - Новосибирск: Ново-сиб. гос. консерватория им. М. И. Глинки, 2016. - 88 с.

11. Красноярская организация Союза композиторов России: 1983-2008. - Красноярск, 2008. - 139 с.

12. Ледовский А. А. Историко-типологические особенности жанра missa brevis // Грамота. -

Тамбов. 2012. - № 12 (26): в 3 ч. Ч. I. - С 141-144. - URL: http://www.gramota.net/ materials/3/2012/12-l/34.html (дата обращения: 27.10.2016).

13. Лобанова М. Музыкальный стиль и жанр: История и современность. - М.: Сов. композитор, 1990. - 312 с.

14. Савенко С. Заметки о поэтике современной музыки // Современное искусство музыкальной композиции: Сб. тр. ГМПИ им. Гнеси-ных. - М., 1985. - Вып. 81. - 136 с.

15. Сибирская композиторская организация: Нам - 70 лет! Каталог творческих работ (2008-2012) / Сост., авт. предисл. и вступ. ст. д-р искусствоведения, проф. С. С. Гончаренко. - Новосибирск, 2012. - 63 с.

16. Современные проблемы советской музыки: Сб. ст. / отв. ред и сост. В. Смирнов. - Л.: Сов. композитор, 1983. - 144 с.

References

1.Ansambli starinnoj muzyki, ansambli autentistov [The ensemble of ancient music ensembles autentistov]. Available at: http:// www.classicalmusiclinks.ru/bands/ c hambermusic/ear lymusic/s0p4.html (Accessed 15 October 2016).

2.Belonosova I. Mezhdunarodnaya Bakh-akademiya Shtutgart-Krasnoyarsk: 2001-2015 gg. [International Bahakademiya Stuttgart Krasnoyarsk: 2001-2015 years]. International Scientific Journal Theoretical & Applied Science, 2015, no. 2 (22), pp. 96-102.

3.Belonosova I. Osobennosti voploshcheniya zhanra syuity v sochineniyakh Evgeniya Kravtsova [Features Suites incarnation of the genre in the works of Eugene Kravtsov]. Chelovek i kul'tura, 2016, no. 5, pp. 24-33. Available at: http://www.e-notabene.ru/ca/ article_20389.html (Accessed 15 September 2016).

4. Belonosova I., Kazak V. Igor' Flejsher i traditsii al'tovogo ispolnitel'stva v Krasnoyarske [Igor Fleischer and tradition of playing viola in Krasnoyarsk]. Teoreticheskie i prakticheskie voprosy razvitiya nauchnoj mysli v sovremennom mire: Sbornik statej Mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferentsii (5 maya 2015 g., g. Ufa) [Theoretical and practical issues of the development of scientific thought in the modern world: a collection of articles of the International scientific-practical conference (May 5, 2015 in Ufa)]. Ufa, 2015, pp. 249-250.

5. Goncharenko S. Zametki o tvorcheskom puti kompozitora Evgeniya Kravtsova: k semidesyatipyatiletnemu yubileyu [Notes about

creative ways composer Eugene Kravtsov: a seventy-five year anniversary]. Available at: http://sibmus.info/texts/gonchar/ kravtsov_75_let.htm (Accessed 24 October 2016).

6. Goncharenko S. O partite A. Murova [On Parties A. Murowa]. 80-letiyu Askol'da Fedorovicha Murova posvyashchaetsya...: Materialy mezhdunarodnoj konferentsii «Murovskie chteniya» [80th anniversary of Askold Fedorovich Murowa dedicated...: Proceedings of the International Conference «Moore read»]. Novosibirsk, 2009, pp. 9-14.

7. Goncharenko S. Sibirskaya kompozitorskaya organizatsiya. 1942-2002: Spravochnik [Siberian composer organization. 1942-2002: A Handbook. Novosibirsk]. Novosibirsk, 2002. 124 p.

8. Kapitsyna N. Sochineniya S. I. Kravtsova dlya strunnogo kvarteta [Works S. I Kravtsov for String Quartet]. Materialy Mezhregional'noj studencheskoj muzykal'no-teoreticheskoj konferentsii [Proceedings of the Interregional student musical-theoretical conference]. Novosibirsk, 2004, pp. 65-68.

9. Kollektivy: Novosibirskaya filarmoniya [Teams: Novosibirsk Philharmonic]. Available at: http:/ /filnsk.ru/ispolniteli/ (Accessed 25 September 2016).

10. Kompozitory Novosibirska. Vyp. 2: Uchebnoe posobie [Novosibirsk Composers. Issue 2: A Training Manual], Novosibirsk, 2016. 88 p.

11. Krasnoyarskaya organizatsiya Soyuza kompozitorov Rossii: 1983-2008 [Krasnoyarsk organization of the Union of Composers of Russia: 1983-2008]. Krasnoyarsk, 2008. 139 p.

12. Ledovskij A. Istoriko-tipologicheskie osobennosti zhanra missa brevis [Historical and typological features of the genre missa brevis]. Gramota. Tambov [Diploma. Tambov], 2012, no. 12 (26), vol. 3, pp. 141-144. Available at: http:/ /www. gramota. net/materials/3/2012/12-1 / 34.html (Accessed 27 October 2016).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13. Lobanova M. Muzykal'nyj stil' i zhanr: Istoriya i sovremennost' [Musical styles and genres: history and modernity]. Moscow, 1990. 312 p.

14. Savenko S. Zametki o poetike sovremennoj muzyki. Sovremennoe iskusstvo muzykal'noj

kompozitsii: Sb. trudov GMPI im. Gnesinykh [Notes on Poetics of contemporary music. Modern art of musical composition: Coll. works GMPI them. Gnesin]. Moscow,1985, vol. 81. 136 p.

15. Sibirskaya kompozitorskaya organizatsiya: Nam - 70 let! Katalog tvorcheskikh rabot (2008-2012) [Siberian composer organization: We have - 70 years! Catalog of creative works (2008 to 2012)]. Novosibirsk, 2012. 63 p.

16. Sovremennye problemy sovetskoj muzyki: Sb. st. [Modern problems of Soviet music: Coll. articles]. Leningrad, 1983. 144 p.

Ретроспективная тенденция в современной сибирской музыке

В статье рассматриваются ретроспективные тенденции в исполнительской и композиторской практике сибирских музыкантов. Актуальность статьи обусловлена необходимостью обобщить процессы, произошедшие в академической музыке Сибири за более чем 50-летний период функционирования отделений Союза композиторов России на обширной территории за Уралом. Автор статьи обращает внимание на характерную для современной отечественной музыки тенденцию обращения композиторов к моделям барочной музыки, а также формирование аутентичных коллективов, главная цель которых ознакомить как можно больше слушателей с произведениями старинной музыки в приближенном к далеким эпохам тембровом звучании.

В статье приводятся примеры исполнительской практики сибирских коллективов, в репертуаре которых произведения зарубежных композиторов эпохи Барокко, русских композиторов доглинкинской эпохи. На примере сочинений сибирских композиторов в инструментальных и вокальных жанрах убедительно представлена тенденция обращения к моделям барочного музыкального искусства. Отмечена существующая практика взаимодействия исполнителей и композиторов Сибири в процессе популяризации современной сибирской музыки.

Ключевые слова: сибирские композиторы, аутентичные коллективы, жанровые модели барочной музыки, Новосибирская филармония, Красноярские муниципальные коллективы, отделения Союза композиторов России, инструментальные жанры, вокальная музыка, А. Ф. Муров, С. И. Кравцов.

Retrospective tendency in a modern Siberian music

This article describes retrospective tendencies within performing and composing practice of Siberian musicians. The article is topical since there is a necessity of generalizing the processes, which have been occurring in Siberian academic music during over 50 years period of the Alliance of Russian Composers' service in the wide territory beyond the Urals. The author of this article pays attention to the tendency - which is typical for the modern domestic music - of composers to use the models of Baroque music as well as formation of authentic groups mainly willing to familiarize as many listeners as possible with antique musical works performed in timbre sounding, which is closer to the old ages.

The article shows examples of performing practice of Siberian groups, the repertoire of which consists also of works of foreign composers of Baroque period as well as Russian composers of before-Glinka period. The tendency to use the models of Baroque musical art is vividly illustrated here with the examples of Siberian composers" works within instrumental and vocal genres. The practice of interaction between Siberian performers and composers when popularizing modern Siberian music was noted.

Keywords: Siberian composers, authentic groups, genre models of Baroque music, Novosibirsk Philharmonic Society, Krasnoyarsk municipal groups, Union of Russian Composers departments, instrumental genres, vocal music, A. F. Murov, S. I. Kravtsov.

Белоносова Ирина Владимировна, кандидат искусствоведения, доцент, заведующий кафедрой звукорежиссуры Красноярского государственного института искусств E-mail: irinabelay@bk.ru

Belonosova Irina Vladimirovna, Candidate of Art Criticism, associate professor, head of the Audio Engineering Department at Krasnoyarsk State Institute of Arts E-mail: irinabelay@bk.ru

Получено 15.11.2016

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.