Научная статья на тему 'Ремарка как средство психологического анализа в драматургии А. Вампилова'

Ремарка как средство психологического анализа в драматургии А. Вампилова Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
1214
144
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
А. ВАМПИЛОВ / СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ДРАМА / ФУНКЦИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РЕМАРКИ / A. VAMPILOV / SOCIAL AND PSYCHOLOGICAL DRAMA / FUNCTIONS OF PSYCHOLOGICAL REMARK

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Собенников Анатолий Самуилович

Статья посвящена функциям психологической ремарки в драматургии А. Вампилова.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Remark as means of psychological analysis in A. Vampilov’s drama

The article is devoted to the study of functions of psychological remark in A. Vampilov’s drama.

Текст научной работы на тему «Ремарка как средство психологического анализа в драматургии А. Вампилова»

бес», «хочет сосредоточить в ней весь мир». раздавалось поистине как глагол самого Мафу-

Будда же «понял, что значит жизнь Личности в саила...» [Бунин, IV, с. 277], - говорит англича-

этом мире бывания: в этой Вселенной, которой нин. Рассказ «Братья» - не единственное произ-

мы не постигаем, - и ужаснулся священным ведение, в котором Бунин высказывается о по-

ужасом». Герой (и автор) с горечью добавляет: добном желании.

«И вот только в океане, под новыми и чуждыми «Сутта-Нипата» - книга, которая наряду с

нам звездами, среди величия тропических гроз, другими трактатами повлияла как на духовные

или в Индии, на Цейлоне, где в черные знойные поиски Л.Н. Толстого, так и на миропонимание

ночи, в горячечном мраке, чувствуешь, как тает, И.А. Бунина. Восточные трактовки сути бытия

растворяется человек в этой черноте, в звуках, в глубоко проникли в религиозно-философские

запахах, в этом страшном Все-Едином, - только представления. И последние десятилетия его

там понимаем мы в слабой мере, что значит эта жизни - яркая тому иллюстрация. Более того,

наша Личность...» [Бунин, IV, с.278]. такие писатели, как Бунин, с его поиском исти-

Европейцу уже не страшно «лежать внизу в ны, мыслями о Будде, Всеедином, Атмане, могут

каюте, за тончайшей стеной которой возле самой быть названы последователями «старца Льва из

твоей головы всю ночь шумит, кипит эта бездон- Ясной Поляны», приблизившегося к «Освобож-

ная хлябь» [Бунин, IV, с. 275]. Европеец слабей, дению». Нравственно-философская основа твор-

чем зверь, чем дикарь, так как у них «хоть ин- чества Толстого и Бунина заслуживает серьезно-

стинкт сохранился». «Только здесь, на Востоке. го исследования, часть которого должна быть

оставшись равнодушным ко всем этим Зевсам, посвящена изучению тех источников, к которым

Аполлонам, к Христу, к Магомету, я не раз чув- они обращались. Только при таком подходе бу-

ствовал, что мог бы поклоняться разве только дет понят истинный смысл многих произведений

им, этим страшным богам нашей прародины, - этих художников слова.

сторукому Браме, Шиве, Будде, слово которого

Литература

1. Бунин И.А. Собр. соч.: в 9 т. - М.: Художественная литература, 1965-1967.

2. Бурба Д.В. Зеркало русского индуизма. Неизвестный Лев Толстой. - М.: София, 2006.

3. Роллан Р. Ответ Азии Толстому // Роллан Р. Собр. соч. - Л., 1933. - Т. 14.

4. Солоухина О.В. О нравственно-философских взглядах Бунина // Русская литература. - 1984. - №4. - С. 50.

5. Крапивин В.В. Штудии. Окно на Восток. «Кушитство» и «иранство» в русской прозе 1910-1930 годов // Литератур-

ная учеба. - 2000. - №1. - С. 152.

6. Толстой Л.Н. Собр. соч.: в 22 т. - М. : Худ. лит., 1978-1985. - Т. XVIII. - С. 816. Далее ссылки на это издание даются в тексте с указанием тома и страницы.

7. Сутта-Нипата: сб. бесед и поучений. Буддийская каноническая книга, переведенная с языка пали доктором Фаусбел-лем / рус. пер. и предисл. Н.И. Герасимова. - М.: Издание Товарищества А.А. Левинсона, 1899.

8. Отдел рукописей РНБ. Собр. П.Л. Вакселя. № 124.

9. Литературное наследство. Иван Бунин. - Т. 84: в 2 ч. — М.: Наука, 1973. - Ч. 2.

10. Гессе Г. Собр. соч.: в 8 т. — Харьков: Фолио, 1994. - Т. 5.

11. Бабореко А.К. Поэзия и правда Бунина // Муромцева-Бунина В.Н. Жизнь Бунина. Беседы с памятью. - М.: Советский писатель, 1989.

Чебоненко Оксана Сергеевна, доцент Иркутского государственного университета путей сообщения, кандидат филологических наук. E-mail: oxiche@mail.ru

Chebonenko Oksana Sergeevna, associate professor, Irkutsk State Transport University, сап^(Ме of philological sciences.

УДК 82-2

© А. С. Собенников Ремарка как средство психологического анализа в драматургии А. Вампилова

Статья посвящена функциям психологической ремарки в драматургии А. Вампилова.

Ключевые слова: А. Вампилов, социально-психологическая драма, функции психологической ремарки.

A.S. Sobennikov

Remark as means of psychological analysis in A. Vampilov’s drama

The article is devoted to the study of functions of psychological remark in A. Vampilov’s drama.

Keywords: A. Vampilov, social and psychological drama, functions of psychological remark.

А. Вампилов - наследник классической традиции в русской драматургии, наследник А.Н. Островского и А.П. Чехова. В пьесах драматургов XIX в. особое место занимал психологический анализ, т.к. жанр социальнопсихологической драмы был доминирующим и одним из способов описания чувств была психологическая ремарка [Ивлева, с. 82-91].

Уже в первой пьесе А. Вампилова «Дом окнами в поле» психологические ремарки становятся знаками подлинных чувств героев. Молодой учитель Третьяков, отработав по распределению три года в деревне, возвращается в город. Перед отъездом он заходит попрощаться с зав. молочной фермой Астафьевой. Из характерологических ремарок мы узнаем, что Астафьевой «двадцать шесть лет, она привлекательная, здоровая женщина, взбалмошная и любопытная», что у нее «природный, естественный оптимизм» [Вампилов, с. 23] (в дальнейшем ссылки на страницы этого издания указаны в тексте в круглых скобках).

Третьяков - «учитель двадцати восьми лет. Симпатичен, толстоват и медлителен. Третьяков из тех, кто подолгу принимает решения и кого образованность несколько отвлекает от дела» (с. 23). Настроение у него «растерянно-элегическое». На слова Третьякова, что его любят даже второгодники, Астафьева отвечает «грустно»: «А почему бы вас, Владимир Александрович, не любить?» (с. 24). Эмоции героев соответствуют ситуации «прощания».

Однако ситуация «прощания» оборачивается у Вампилова ситуацией «признания в любви». По ходу действия выясняется: что-то случилось на Троицу. Тогда, в мае, Третьяков мог сесть в ходок к Астафьевой и не сел. Тогда, в мае, пели песни, и сейчас, под окнами Астафьевой, поют. В варианте текста, опубликованном в газете «Советская молодежь», хор пел песню «Позарастали стежки-дорожки». Автор взял второе двустишие: «Позарастали мохом, травою, где мы гуляли, милый, с тобою», т.е речь шла об ушедшей любви» (с. 36).

В тексте, опубликованном в журнале «Театр», хор поет украинскую народную песню: «Несет Галя воду, коромысло гнется, стоит Ваня подле, над Галей смеется» (с. 15). Обе песни объединяет мотив измены [Смирнов, с. 54-55]. Хор становится у Вампилова внесценическим персонажем, отчасти он выполняет функцию античного хора. При этом меняется эмоциональное состояние героев. В конце пьесы, когда объяснение, по сути, состоялось «Астафьева смеется»(с. 22).

Уже в первой опубликованной пьесе Вампи-лова психологические ремарки раскрывали диалектику чувства, демонстрировали мастерство автора в раскрытии характеров, ведущих психологический поединок. Инициатива у Вампилова при-

надлежит женщине, ибо мужчина «медлителен».

«Астафьева (вдруг). Постойте!

Третьяков (прикрыл дверь) Да?

Слышна лишь мелодия

Астафьева (решительно). Я вас не пущу.

Третьяков. В чем дело?..

Астафьева (лукавит с большим искусством). Сейчас я вас не пущу» (с. 15).

Естественно, героиня Вампилова не боится сплетен, ее цель - задержать Третьякова. И далее целая цепь ремарок относится к психологической дуэли, которая происходит между мужчиной и женщиной.

Третьяков: в недоумении; задумчиво; подходит к Астафьевой; пытается обнять Астафьеву, попытка, впрочем, довольно робкая; обескуражен; раздосадован; смотрит на часы; с нетерпением; задумчиво; растерян; приоткрывает дверь; закрыл дверь; стук в дверь... замолчал; показывает рукой; подошёл к двери, открыл её.

Астафьева: приоткрыла дверь; закрыла дверь; останавливает его; с достоинством; теперь она иронизирует; невинно; кротко; мстительно; подходит к окну; открывает дверь; подходит к двери; смотрит на Третьякова вопросительно; держится мужественно; отлично держится; отчаянно; смеется».

Как видим, открытая или закрытая дверь тоже вовлекается в психологическую игру.

Комедия «Прощание в июне» начинается со сцены на улице. Таня стоит у доски с объявлениями и афишами. Колесов спрашивает Таню, сколько раз она прочитала афиши. Таня отвечает «не сразу»: «Три. Ну и что?» (с. 45). В этом случае речь идет не о простой задержке с ответом. Предположение героя, что Таня читает афиши «от скуки», не лишено основания. Героине нечего делать, и следующая ремарка «пожала плечами» передает это состояние неопределенности.

Одна из самых распространенных психологических ремарок в русской драме - молчание. Ремарки молчание, пауза, небольшая пауза, маленькая пауза, помолчав, не сразу не просто определяют темпоритм драматического действия, они, как правило, связаны с психологическим анализом. В «Доме окнами в поле» герои два раза помолчали, один раз была маленькая пауза. В комедии «Прощание в июне» ремарка молчание встречается 27 раз, небольшая пауза - 8 раз, пауза - 2, не сразу - 7 и 1 раз - «молчит», «молчат», «помолчали», «помолчав». Ремарка молчание появляется тогда, когда возникают остроконфликтные психологические ситуации. Так, в сцене покупки диплома между Репниковым и Колесовым устанавливается связь, в основе которой лежит нравственный компромисс.

«Репников...Получите диплом и уедете. По назначению... В Каменку на селекционную станцию, если угодно. Как раз то, что вам надо.

Небольшая пауза.

Что?.. Может быть, вы этого не хотите?

Молчание.

Колесов (не сразу). Нет. Об этом я не думал.

Молчание.

(Медленно). Но теперь я должен об этом подумать.

Репников. Меня привело к вам благоразумие. Будьте и вы благоразумны.

Молчание» (с. 82).

В финале пьесы повторяется сцена первого действия, Колесов стоит возле афишной тумбы. Мимо проходит Таня.

Колесов (останавливает ее). Девушка, куда вы торопитесь?..

Молчание.

Домой?

Молчание.

В парк?

Молчание.

На концерт?

Таня. Простите, у меня нет времени. (Хотела уйти, он снова ее остановил.)» (с. 94)

В двух сценах семантика молчания разная. В первом случае и Репников, и Колесов понимали, что обмен Тани на диплом аморален. В молчании происходит нравственный выбор Колесова. Во втором случае речь идет о прощении или о прощании. Выбор должна сделать героиня. Герои стоят в трех шагах друг от друга. Открытый финал свидетельствует о том, что ничего не решено, возможен и первый, и второй варианты. В пьесах драматурга в зону молчания уходит неопределенность самой жизни, ее непредсказуемость.

В «Утиной охоте» Галина, собрав чемодан, «сидит молча». Ей тоже предстоит сделать выбор между ветреным мужем и надежным другом детства. Чемодан собран, но окончательного решения нет.

«Зилов. А как там с охотой? Не знаешь?

Галина. По-моему, хорошо. Там прекрасный лес, озера ...(Вдруг.) Поедем».

Ремарка указывает на спонтанность решения, бессознательность выбора. Но увлеченный Ириной Зилов не слышит жену.

«Зилов. Туда? На охоту?

Галина. Нет, я пошутила. Я тебя не возьму. Отдыхать, так отдыхать.

Зилов. Верно, лучше мы разъедемся. Ненадолго.

Галина. Да, лучше разъедемся» (с. 578).

Выбор сделан, но окончателен ли он? Галина возвращается, чтобы сказать Зилову правду: она едет не к дяде, а к другу детства. В сцене объяснения пять раз возникает «маленькая пауза».

Зилов. Насовсем?

Галина. Да.

Маленькая пауза.

Зилов. «Насовсем» - это как понимать? Навеки, навсегда, так, что ли?

Галина. Так. Навеки, навсегда» (с. 579).

Здесь и далее паузы в диалоге появляются после слов Галины, т.е. это Зилову нужно время, чтобы отреагировать, в отличие от Галины он играет. Возможно, Галина надеялась, что, узнав правду, Зилов перестанет лгать, играть, поэтому она и вернулась.

Выстраивая систему психологических ремарок, драматург решает несколько эстетических задач: 1) раскрывает характер; 2) анализирует ситуацию коммуникативного провала; 3) осуществляет подлинную коммуникацию.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Перечислим ремарки данного эпизода, относящиеся к образам Зилова и Галины, в их последовательности. Зилов: закипает; трясет ее; тащит ее в другую комнату; в другой комнате усадил ее на стул; выходит на балкон, кричит; оборачивается, бежит к двери, но в это время Галина закрыла ее на ключ; стучит; разбегается, ударил дверь плечом. Безуспешно; мгновение постоял молча; некоторое время стучит, потом перестает стучать. Постоял молча; помолчал; Искренне и страстно... Галина: сидит, опустив голову; вдруг поднимается и выходит в первую комнату; опустившись перед дверью на пол, плачет; плачет громче; поднялась, вытерла слезы; тихо уходит.

Герой действует импульсивно, повинуясь мужской роли охотника. Состояние гнева передают глаголы движения (трясет, тащит, выходит, кричит и т.д.). Ремарки постоял молча, помолчал маркируют границу между физическим действием (насилием) и эмоциональным признанием (исповедью). Психологический парадокс у Вам-пилова проявляется в том, что Галина, добившись своей цели вернуть мужа, сама уходит. Не хватило мгновения, чтобы услышать, как Зилов стал говорить искренне и страстно. В психологическом поединке женский персонаж обречен на роль жертвы. Ремарки плачет, плачет громче, вытерла слезы, тихо уходит передают не только состояние героини, но и провал коммуникации. Подлинная коммуникация осуществляется между автором и читателем (нарратологический аспект).

В пьесе «Прошлым летом в Чулимске» есть несколько драматических сцен, в которых проявляется мастерство автора в описании чувств. Первая такая сцена - в чайной, где Шаманов узнает, что Валентина его любит. Герой спрашивает героиню, почему она осталась в Чулимске. В ходе диалога выясняется правда: Валентину держит любовь. Психологические ремарки выстраиваются в такой последовательности:

Шаманов: Не сразу; небольшая пауза; любуется ею, потом усмехнувшись; не сразу; с любопытством; никак не ожидал этого признания и явно им озадачен; с удивлением; не сразу, с растерянностью; остановился; не сразу; засмеялся; открыл калитку, сделал шаг и ...погладил её по голове; довольно сухо; идёт за ней следом; постоял-постоял, а потом поднялся на веранду и уселся на стул. Некоторое время сидит, вытянув ноги и запрокинув голову.

Валентина: У нее вырывается то, что она могла бы сказать ему в любую минуту; тихо; неожиданно громко, с отчаянием; с напряжением, изо всех сил стараясь улыбнуться; негромко, с усилием (с. 645-646).

В этом описании есть гносеологический аспект: паузы возникают в речи Шаманова, т. к. он ищет ответ на вопрос. Валентина говорит без пауз, она знает, что ее держит в Чулимске. Шаманов видит Валентину как будто в первый раз, ему открывается суть характера девушки. Ремарки, связанные с образом Валентины, описывают ее состояние. В ответах Валентины есть психологическое напряжение: она говорит то тихо, то громко, с отчаянием, с усилием. Особую роль в этой сцене играет калитка. Шаманов обращает внимание на Валентину в тот момент, когда героиня начинает восстанавливать ограду. Одной деталью автор сближает персонажей: оказывается, Шаманов, как и Валентина, всегда ходит по тротуару, не ломая калитки. Герой помогает починять калитку: он и она оказываются рядом в физическом пространстве, но «Шаманов стоит против нее по другую сторону калитки» (с. 644). То есть калитка становится в пьесе метафорой с ценностным содержанием.

Вторая сцена - поединок Шаманова с Пашкой. Словесная дуэль перерастает в пороговую ситуацию: Пашка стреляет в Шаманова, но пистолет дает осечку. Автор следит за психомоторикой героя: на лице у Шаманова - ужас, потом недоумение; Приходит в себя, но разжать пальцы, которыми несколько секунд назад он схватился за подлокотники, ему не сразу удаётся. Но вот он овладел руками. Ладонью провел по лбу и по глазам; Шаманов хотел подняться, но безуспешно. Ноги его не держат (с. 649). Психологические ремарки выполняют функцию, аналогичную третьеличному повествователю в эпическом произведении. «Повествователь» описы-

вает поведение героя, рассказывает о его психологическом состоянии.

Третья сцена - ссора матери с сыном из-за мужчины, которого она любит.

«Пашка. Кто ждал твоего Афанасия?

Хороших (кричит). Замолчи!

Пашка. Кто его не дождался?

Хороших. Замолчи!

Пашка. Ты или я!

Хороших. Замолчи! Будь ты проклят.(Ищет оскорбления, потом) Крапивник!

Молчание.

(Приходит в ужас от того, что она только что произнесла.) Паша...Сынок... (Плачет.) Прости меня. (Идет к Пашке, но он ее останавливает)

Пашка (глухо). Ладно, мать. Иди.» (с. 665).

Эта сцена - пример глубокого психологического анализа. Мать просит сына замолчать. Молчание - результат оскорбления, которое в гневе мать наносит сыну. У сына своя правда, не случайно Валентина, чуткая к неправде, в этом случае пожалеет Пашку и пойдет с ним на танцы в Потеряиху.

Таким образом, психологические ремарки -важнейший прием психологического анализа в пьесах Вампилова. Драматурга интересуют состояние души героя, его ценности, его позиция. Мир, окружающий героя, переживается им. Эмоции становятся качеством личности. Не случайно официант Дима в «Утиной охоте» почти не выражает эмоций. В пьесах Вампилова, лишенных идеологического содержания, восстанавливалась связь с социально-психологической драмой XIX в., прежде всего с драматургией А.П.Чехова.

Литература

1. Вампилов А.В. Драматургическое наследие. - Иркутск, 2002.

2. Ивлева Т.Г. Автор в драматургии А.П.Чехова. - Тверь, 2001.

3. Смирнов С.Р. Недопетая песня. - Иркутск, 2005. С.224.

Собенников Анатолий Самуилович, профессор, декан факультета филологии и журналистики Иркутского государственного университета, доктор филологических наук. Тел.: (3952)243995. E-mail: soben@slovo.isu.ru

Sobennikov Anatoly Samuilovich, professor, Dean of the faculty of Philology and Journalism, Irkutsk State University, doctor of philological sciences.

УДК 82:7.046.1

© О.А. Колмакова Мифологическая метаморфоза как культурный код в русской прозе рубежа ХХ-ХХІ вв.

Анализируется мотив метаморфозы в современной русской прозе как элемент неомифологической поэтики.

Ключевые слова: современная русская проза, метаморфоза, неомифологизм, мотив.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.