Научная статья на тему 'Река как основной географический образ в художественной литературе'

Река как основной географический образ в художественной литературе Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

2430
148
Поделиться

Текст научной работы на тему «Река как основной географический образ в художественной литературе»

А. А. Москалинский

РЕКА КАК ОСНОВНОЙ ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ОБРАЗ В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Значение реки в формировании географической среды, пространства давно известно. Еще отечественный мыслитель Лев Ильич Мечников (1838-1888 гг.) доказывал ее воздействие на социальную жизнь людей, называя речные цивилизации первым этапом развития человечества. Мечников считал, что наибольшую роль в деле создания культуры и цивилизации сыграла вода, особенно проточная, т.е. реки. До сих пор живет его утверждение: "Река

- синтез всех физико-географических условий данной местности" [6, с. 10].

Значение реки в качестве географического образа также трудно переоценить. Если говорить о литературе, то во многих лучших произведениях отечественных авторов-рома-нистов река является основным географическим образом и, более того, непосредственные или образные названия рек совпадают с названиями самих произведений: "Тихий Дон" М. Шолохова, "Угрюм-Река" В. Шишкова (Нижняя Тунгуска), "Золото бунта или вниз по реке теснин" А. Иванова (Чусовая) и т.д.

Поэты и писатели, давая названия своим произведениям, малым или большим, будь то стихотворение в четыре строки или большой роман в четырех томах, (и особенно это касается писателей-романистов), редко их придумывают. Название появляется по мере написания произведения. Его можно сразу не увидеть, не разглядеть, но с этим нельзя торопиться - оно обязательно выкристализуется. Иногда, как говорят сами авторы, оно просто случается еще до начала написания произведения и остается неизменным после окончания работы. Так или иначе, в название любой автор вкладывает очень важный смысл. Тем более не следует забывать, что сегодня хорошее название - это половина коммерческого успеха издания (конечно, не будем относить это к классике). Покупая книгу, читатель основывается часто, прежде всего, на ее оформлении, а не на содержании. И идеальный вариант - когда название отражает тему книги.

Образ реки часто проходит красной нитью через все произведение и дает точную гео-

графическую привязку. И это мы наблюдаем не только в художественной литературе, но и, так называемых, "географических песнях" [3]. Река это не просто природный водоток, это вечный неизменный нестареющий символ места, в котором заключены все духовно-материальные компоненты его культурного ландшафта [1; 8]. А это особенно важно для того, чтобы показать своего героя, сделать его настоящим, живым, органичным. Герой, персонаж - компонент ландшафта, а значит, в нем заключена практически вся информация о нем. Река - это символ места, где проходит или, лучше сказать, протекает жизнь главных героев произведения. С рекой связаны их судьбы. Река кормит и лишает единственного кормильца, река испытывает сильного и губит слабого, выводит из непроходимых таежных лесов и раз и навсегда сбивает с пути, река отбирает и дарит надежду...

Кроме географического образа часто выступает ее философско-символический образ. Именно такой образ "реки жизни" достаточно известен и был хорошо раскрыт А.И. Куприным, цикл избранных повестей и рассказов которого так и называется "Река жизни" и повторен им в нескольких произведениях. В конце рассказа "Мелюзга" (1907 г.) картина весеннего половодья материализует образ разбушевавшейся Реки жизни, которая уносит в небытие тела двух трагически несчастных - учителя Астреина и фельдшера Смирнова, - т.к. они позволили повседневной пошлости проглотить без остатка их души и жизни. В рассказе-утопии "Тост" (1906 г.) свободные люди 2906 г. слагают торжественный гимн в честь героев, одержавших победу над тиранией; кровавая река вынесла все человечество в просторное сияющее море всемирного счастья [4, с. 11].

Кроме того, река - живая, она имеет свой неповторимый характер, но она и изменчива и может соответствовать не только характерам героев, но и их настроениям, раскрывать внутреннюю красоту во внешнем ее проявлении, и в этом выражается ее локально-динамический образ.

Прочитав третью книгу "Тихого Дона", А.М. Горький сказал об авторе: "Он пишет, как казак, влюбленный в Дон, в казацкий быт, в природу...". Сам казачий край теперь нередко называют тихим Доном. Именно с Шолоховским романом донщина по-настоящему открылась мировой литературе, и сам Дон стал неотделимым от имени Шолохова, как Днепр от Гоголя, Волга от Горького. "Тихий Дон" - безусловно, сложное историко-драматическое произведение, где замысловато переплетаются судьбы вымышленных и реальных героев, придуманных и известных истории событий [9, с.11]. Но М. Шолохова отличает умение начинать каждое разматывание клубка основной или второстепенной сюжетной линии романа с неповторимых лирических описаний природы "тихого Дона", где сама река Дон являет один из самых ярких незабываемых образов, без которых не обходится практически, ни одно описание смены времени года, погоды: "В ноябре в обним жали морозы. Ранний перепадал снежок. На колене против верхнего верхнего конца хутора Татарского стал Дон. По хрупкому сизому льду перебирались редкие пешеходы на ту сторону, а ниже одни лишь окраинцы подернулись пузырчатым ледком, на середине бугрилось стремя, смыкались и трясли седыми вихрами зеленые валы. На яме против черного яра в дрямах, на одиннадцатисаженной глубине давно уже стали на зимовку сомы, в головах у них - одетые слизью сазаны, одна бель моталась по Дону да на перемыках шарахался судак, гоняясь за калинкой. На хрящу легла стерлядь". Или: "В ночь под пасху небо затянуло черногрудыми тучами, накрапывал дождь. Отсыревшая темнота давила хутор. На Дону, уже в сумерках, с протяжным перекатистым стоном хрястнул лед, и первая с шорохом вылезла из воды, сжатая массивом поломанного льда, крыга. Лед разом взломало на протяжении четырех верст, до первого от хутора колена. Пошел стор. Под мерные удары церковного колокола на Дону, сотрясая берега, крушились, сталкиваясь ледяные поля. У колена, там, где Дон избочившись, заворачивает влево. Образовался затор. Гул и скрежет налезающих крыг доносило до хутора".

"Темны июньские ночи на Дону. На аспидно-черном небе в томительном безмолвии

вспыхивают золотые зарницы, падают звезды, отражаясь в текучей быстрине Дона. Со степи сухой и теплый ветер несет к жилью медвяные запахи цветущего чебреца, а в займище пресно пахнет влажной травой, илом, сыростью, неумолчно кричат коростели, и прибрежный лес. Как в сказке. Весь покрыт серебристой парчою тумана".

Не случайно эпиграфом к роману стала старая казачья песня о Доне, как не случайно в финале романа главный герой Григорий Мелехов начинает новый этап в своей жизни, переходя вешний Дон, как бы оставляя все ненавистное и пережитое на противоположном берегу, куда уже больше нет возврата.

Вячеслав Шишков, окончивший Вышне-Волочское техническое училище по специальности гидрограф и гидростроитель, в 1911 г. совершает экспедицию по реке Нижняя Тунгуска. И в романе под названием Угрюм-река описана именно она. Это название заимствовано автором из старинной песни, строки из которой автор также предлагает в качестве эпиграфа к роману:

"Уж ты, матушка Угрюм-река, Государыня, мать свирепая".

(Из старинной песни)

"Угрюм-река" - это роман о дельцах, золотопромышленниках, авантюристах. В основу сюжета романа положена история одного купеческого рода, и многие персонажи имеют реальных прототипов. Главный герой романа

- владелец золотых приисков Прохор Громов.

Река в романе занимает видное место и являет также сложный литературный философско-символический и географический образ. Да, она здесь и река жизни, как у Куприна: "Река бедовая, свирепая... Уж бог создал ее так, ... - Она все равно, как человечья жизнь: поди пойми ее. Поэтому называется: Угрюм-река. Точь-в-точь как жизнь людская ".

Кроме того, в ней материализован (особенно для европейца) весь образ Сибири, бескрайней и неведомой, манящей и коварной: "Угрюм-река все еще продолжала быть капризной, несговорчивой. В ее природе - нечто дикое, коварное. Вот приветливо улыбнется она, откроет меж зеленых берегов узкое прямое плесо: "Плывите, дорогие гости, добрый путь!"- и шитик, сверкая веслами, беспечально движется в заманчивую даль. Но вдруг, за

поворотом, нежданно расширит свое русло, станет непроходимо мелкой, быстрой. Стремительный поток подхватывает шитик и с предательским треском сажает на мель. А вода, шумно перекатываясь по усеянному булыжниками дну, издевательски хохочет над путниками, как ловкий шулер над простоватым игроком. Тогда путники, раздевшись, долго с проклятиями бродят по холодной воде, меряют глубину, ворочают булыги, пока не отыщут ход. И снова тихое, улыбчивое плесо, и снова ему на смену непроходимый перекат или порог. Так изо дня в день ".

В произведениях современного, но уже давно зарекомендовавшего себя, и ставшего настоящим открытием в современной отечественной литературе, пермского писателя Алексея Иванова, автора таких произведений как "Сердце Пармы или Чердынь - княгиня гор", "Географ глобус пропил", и особенно "Золото бунта или вниз по реке теснин" мы видим Урал - хребет России не только как некую таинственную горную страну, богатую самоцветами и металлическими рудами, но и как место нахождения интересных, потрясающих своей красотой, рек. Особенно это касается, наверное, самой загадочной и живописной реки на Урале - Чусовой. Роман "Золото бунта или вниз по реке теснин", пронизанный большой искренней любовью к родному краю, что отличает практически все произведения этого автора, делает Чусовую самым живым объектом своего произведения. На всем протяжении романа мы вместе с главными героями, если не сплавляемся вниз по этой реке на барках, груженых железом, и легких шитиках, управляемых одним веслом, то наблюдаем за ее течением с восхищением и замиранием в сердце: "Река здесь вздулась блестящим вываливалась из-за гребня Разбойника и длинной полосой текла дальше по гладкому и быстрому плесу, потихоньку истаивая. Так после бури на еще сквозящем ветру бьется и полощется, зацепившись за еловую лапу, сорванная девичья косынка". Все река, все внимание реке! Как она себя поведет? Простит на этот раз или погубит: "Чусовая словно в оторопи замедляла ход. На самом деле это боец давал реке обратный подпор. На таком подпоре и гибли барки, которые без тяги стрежня вдруг начинали рыскать и врезались мордами в ска-

лу". Чусовая коварная и лукавая: "Чусовая словно зубы заговаривала, глаза отводила". Чусовая игривая: "Чусовая, задев его скользом, бежала дальше и только чуть потряхивала гривой". И все другие элементы ландшафта: угрюмые скалы-бойцы, седые камни гор и даже живые люди, - все это только декорации к спектаклю, где главная роль отводится одной неизменной и неповторимой Чусовой!

Образ реки достаточно часто используют и псковские писатели и поэты в своих произведениях в качестве основного многопланового образа. В названиях многих произведений псковских авторов, а это стихи и поэтические сборники, литературные альманахи, повести и рассказы (писателей романистов у нас в регионе, к сожалению, немного), мы можем видеть упоминания о реках Псковщины: "Костер у Сороти", "Измарагд со дна Великой", "От истоков Великой", "На берегах Великой и Пско-вы", "Родниковое устье" и т. д.

Наиболее часто упоминаемые реки это, конечно, Великая и Сороть. Река Великая - безусловно, главная река Псковщины, хотя и не самая большая, если быть особенно скрупулезным с географической точки зрения (р. Западная Двина протекает по самой границе Ку-ньинского района и самой большой рекой следует считать именно ее). Но реку Великую отличает то, что ее бассейн практически полностью расположен на территории Псковской области. Река Великая представляет главную водную артерию региона. Она берет начало на Бежаницкой возвышенности и, располагаясь в центральной части области, впадает в Псковское озеро, образуя обширную дельту, со множеством островов. На берегах реки Великой расположены крупные центры: города Опоч-ка, Остров, Псков.

Окрестности же реки Сороть являются одними из живописнейших и имеют непосредственное отношение к пушкинским местам.

Замечательные описания неброской красоты псковской природы и реки Великой можно увидеть в рассказе для детей учителя по профессии, Юрия Орлова "От истока Великой". Эта простая и добрая история о том, как кружок "Умелые руки" сумел создать собственную флотилию и отправиться в увлекательное путешествия от истоков реки Великой до города Острова: "Павла Степановича оставили ох-

ранять лагерь, а сами отправились к историческому месту - туда, где начинается рождение нашей реки Великой. Она вытекает из-под земли узким мелким ручейком у деревни Антухово. На детских лицах - неподдельное изумление. Великую можно просто перешагнуть. В их представлении река всегда была быстрой, полноводной, величавой".

В этом произведении Юрий Орлов учит любить свою малую родину, и находить в ее природной простоте истинные сокровища: "Ветер успокоился, и река стала раскрывать свои тайны. Сквозь чистую прозрачную воду было видно дно. На светлом мелком песке -большие серые ракушки. Вокруг нас плавали бесчисленные мальки рыб - будущее богатство Великой и радость рыбаков. Деревья, росшие по берегам реки, тесно переплетались густыми кронами, образуя зеленый туннель. Некоторые ветви свисали так низко, что иногда приходилось нагибаться, оберегая глаза. Ивы, росшие в изобилии у берега, задерживали наше продвижение. Не смотря ни на что, наши лодки медленно по тенистой водяной дорожке, при этом в отдельных местах приходилось веслами отталкиваться от берегов, чтобы продвигаться вперед".

"Ребята, перекидываясь восторженными репликами, смотрели на Великую с изумлением ".

"Река оказалась капризной: все время убегает в сторону от людей. Но она и красива в любое время, в любом месте. Мы проплывали по таким загадочным местам, что дух захватывало от восторга. Все же хороша нашаПсковская земля!"

Известный псковский писатель Юрий Куранов жил в селе Глубокое, на берегу живописного озера с одноименным названием. По убеждению Юрия Куранова, красота всегда одна - это внутренняя гармония жизни. И есть только один путь сделать жизнь понятней для любого человека - раскрыть внутреннюю красоту во внешнем ее проявлении. Осветить то,

что доступно каждому из нас и чего мы в упор в суете не замечаем. И в своем рассказе "Родниковое устье" ему это великолепно удалось при описании реки Великой: "В то утро ощущение полета уже зародилось во мне, - вернее не само ощущение, а предчувствие его. Как это часто бывает, когда человек с волнением ожидает какого-то важного события и внутренне торопит его.

Утро наступило светлое и молодое, солнце раннего лета сияло над всею Великой. Там, в сторону устья, где река разливается широко и величественно, вода лоснилась от серебряного блеска и уходила в озеро широким веером, над которым высоко и низко метались чайки, что-то кричали женскими отчаянными голосами, кого-то призывали, кого-то отпугивали".

Подобных примеров использования образа реки в произведениях псковских писателей и поэтов можно привести достаточно [7]. Безусловно, здесь реализуются те же самые задачи, что и у вышеупомянутых известных российских авторов. И, что для нас представляет наибольший интерес, идет формирование у читателя географического образа территории. Вероятно также здесь можно отмечать эффект обратной связи или так называемого "реверса", где автор как репрезентует образ места, так и заимствует его.

В июне-июле 2007 г. преподавателями кафедры географии и студентами естественно-географического факультета Псковского государственного педагогического университета было проведено анкетирование жителей разных районов Псковской области1, которое показало, что, как правило, самыми красивыми и интересными природными объектами своих ландшафтов респонденты считают именно реки (табл. 1).

Следовательно, образ реки как диктуется, так и отражается авторами. Река в художественной литературе помогает не только дать точную географическую привязку, и является основным образом места, но и выступает в

1 Для проведения исследования были выбраны административные районы, входящие во все выделенные на территории Псковской области культурно-ландшафтные регионы: Северный, Нижневеликорецкий, Северо-Восточный, Средневеликорецкий, Восточный, Юго-Восточный, Южный (в основу культурно-ландшафтного районирования Псковской области положены особенности природы и насыщенность памятниками археологии, истории, архитектуры, культуры). Из существующих 24 районов области исследование проходило в 14. Было опрошено 1325 человек в возрасте старше 17 лет. В пределах каждого административного района и в областном центре выдержана репрезентативность выборки по полу и возрасту.

Таблица 1.

Географические объекты, связываемые населением Псковской области с местами своего проживания (2007 г., N=1325, в % от числа опрошенных)

Города и районы Псковской области Красивые или интересные природные места или объекты, указанные респондентами

Псков р. Великая - 13% оз. Псковское - 12% р. Пскова - 3% р Многа - 2% р. Череха - 2%

Псковский район (Верхолино) оз. Псковское - 14% оз. Елизаровское - 4% р. Верхолинка - 2% Верхолинский лес - 2% оз. Серебряное - 2%

Печоры Словенские ключи - 36% Печорский монастырь - 17% Изборско-Мальская долина - 8% Лукоморье - 6%

Печорский район Изборско-Мальская долина - 36% Словенские ключи - 27% оз. Калацкое - 9% оз. Лесецкое - 9% Усадебный парк Халахальня - 9%

Палкино Оз. Смо линка - 43% Беневские озера - 16% Р. Кудеб - 15% Р. Великая -7%

Палкинский район (Качаново) р. Кудеб -12% оз. Могильное - 10% р. Великая - 9% оз. Смолинское - 9%

Гдов оз. Чудское - 50%

Гдовский район оз. Чудское - 34% р. Гдовка - 4%

Порховский район р. Череха - 64% Славковский сосновый бор - 60%

Дедовичи Вышгород -16% р. Шелонь - 8% оз. Глубокое - 4% оз. Пеньковское - 4%

Дедовический район (Сосонка) д. Вышегород - 34% р. Шелонь - 19% р. Ильзна - 4%

Островский район р. Великая -20% Оз. Г ороховое -12% р. Утроя - 8%

Пыталово р. Утроя - 23% Окрестности Вышгородка -16% оз. Баластица - 15%

Пыталовский район Окрестности Вышгородка - 37% Г ора Святица - 4%

Красногородск р. Синяя - 21% оз. Рогозки - 20% Вал - 17%

Красногородский район р. Синяя (плотина в д.Ночево) - 4%

Новоржевский район Вал - 15% р. Липовка - 4% оз. Долысец - 4%

Невель Оз. Невельское - 40% Г ородской парк - 28% Лесопарк в д Борки - 12%

Невельский район оз. Невель - 75% оз. Большой Иван -35% оз. Малый Иван - 25% оз. Бурновское - 25%

качестве сложного многопланового образа: географического, философско-символического и локально-динамического. И, поэтому именно река, в отличие от других природных объектов (скажем озера), чаще используется в этом качестве особенно писателями-романи-стами. Это в своем роде - кладезь образов, где, безусловно, один образ усиливает другой.

А так как процесс репрезентирования (т.е. представления) географических образов зачастую опирается на художественные тексты [1, с. 48-50], к которым мы относим, несомненно, лучшие произведения отечественных авторов, то и в формирование образа места в нашем сознании река имеет исключительное значение.

Литература

1. Веденин Ю.А. Очерки по географии искусства. - М.: Российский НИИ культурного и природного наследия, 1997. - 224 с.

2. Замятин Д.Н. Гуманитарная география: Пространство и язык географических образов. - СПб.: Алетейя, 2003. - 331с.

3. Калуцков В.Н. Культурный ландшафт в "географических песнях" // Проблемы этнической географии и культурного районирования. Сборник научных статей / Под ред. А.Г. Манакова. - Псков: Издательство АНО "Центр социального проектирования "Возрождение", 2004. - С. 121-131.

4. Куприн А. И. Повести и рассказы. Вступ. статья Л. Иезуитовой - Л.: Лениздат, 1986. - 704 с.

5. Куранов Ю.Н. Избранное. - М.: Советский писатель,1984. - 544 с.

6. Манаков А.Г. Экономическая география и регионалистика: Учебное пособие (курс лекций). - Псков: Центр "Возрождение", 1999. - 108 с.

7. Москалинский А.А. Картина восприятия окружающего мира поэтами Псковщины // Проблемы этнической географии и культурного районирования. Сборник научных статей / Под ред. А.Г. Манакова. - Псков: Издательство АНО "Центр социального проектирования "Возрождение", 2004. - С. 132-135.

8. Туровский Р.Ф. Культурные ландшафты России. - М.: Институт наследия. 1998. - 210 с.

9. Шолохов М.А. Тихий Дон. Роман в 4-х книгах. Кн.1-2. Вступ. статья В. Литвинова. - М.: Худож. лит., 1980. - 656 с.