Научная статья на тему 'Регулирование виноторговли в верхневолжских губерниях в середине XIX начале XX века'

Регулирование виноторговли в верхневолжских губерниях в середине XIX начале XX века Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
124
103
Поделиться
Ключевые слова
ВИНОТОРГОВЛЯ / ВИННАЯ МОНОПОЛИЯ / ПИТЕЙНЫЕ ЗАВЕДЕНИЯ / ОПТОВАЯ ТОРГОВЛЯ / РОЗНИЧНАЯ ТОРГОВЛЯ / ЗАВЕДЕНИЯ ТРАКТИРНОГО ПРОМЫСЛА

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Мухачёв Николай Владимирович

В статье рассматривается роль государства и органов местного самоуправления в регулировании виноторговли со времени откупной, акцизной и монопольной систем России и Верхнего Поволжья в период второй половины XIX нач. XX вв.

Wine trade regulating in the Upper Volga provinces in the middle of the 19th-20th centuries

The article gives a general description of state system of licensing, excise duty and monopoly system over wine trade in the Upper Volga region in the middle of the 19th 20th centuries.

Текст научной работы на тему «Регулирование виноторговли в верхневолжских губерниях в середине XIX начале XX века»

УДК 94(470+571)

Мухачев Николай Владимирович

Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова

kpc@kmtn.ru

РЕГУЛИРОВАНИЕ ВИНОТОРГОВЛИ В ВЕРХНЕВОЛЖСКИХ ГУБЕРНИЯХ В СЕРЕДИНЕ XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКА

В статье рассматривается роль государства и органов местного самоуправления в регулировании виноторговли со времени откупной, акцизной и монопольной систем России и Верхнего Поволжья в период второй половины XIX — нач. XX вв.

Ключевые слова: виноторговля, винная монополия, питейные заведения, оптовая торговля, розничная торговля, заведения трактирного промысла.

Питейная торговля была одной из важнейших сфер коммерческой деятельности . в середине XIX в., а крупнейшие виноторговцы были влиятельнейшими капиталистами.

За время действия откупной системы денежные поступления в царскую казну от продажи спиртных напитков возросли с 16 до 127 млн. руб., за 30 лет существования акцизной системы эти доходы возросли с 127 до 260,8 млн. руб., а за 20 лет действия винной монополии доходы казны увеличились с 260,8 млн. руб. в 1893 г. до 889 млн. руб. в 1913 г., то есть почти в 3,5 раза [6, с. 19].

Количество питейных заведений в Российской империи в XIX в. не было неизменным. Если в начале столетия число питейных заведений постоянно увеличивалось, то к концу века заметно сократилось. В 1895 г. в государстве осталось 124 тыс. 083 питейных заведения. В среднем на одно заведение приходилось от 325 в 1859 г. до 11 тыс. 015 чел. в 1896 г. [5, с. 32].

В верхневолжских губерниях XIX столетия, как и в России в целом, также происходило планомерное развитие виноторговли всеми питейными заведениями.

В Костромской губернии всех питейных и трактирных заведений в 1857 г. насчитывалось 394, что составляло одно заведение на 2 тыс. 704 души обоего пола [9, с.430-431].

В 1862 г. во Владимирской губернии была 1 тыс. 118 питейных заведений разных наименований на 1 млн. 222 тыс. 018 душ обоего пола (одно на 1 тыс. 093 чел.), а в 1863 г. открыто 3 тыс. 918 питейных заведений на 1 млн. 241 тыс. 586 душ населения (одно на 317 чел.), то есть количество питейных заведений в губернии увеличилось в 3'/2 раза, а по некоторым местностям и более [13, с. 167-172].

В соответствии с Положением 1861 г. был разработан Устав о питейном сборе, регламентирующий все аспекты питейного дела в государстве.

Оптовая и дробная (раздробительная) торговля разрешалась винокурам из собственных заводских подвалов без торговых свидетельств; лицам, состоящим в гильдиях или имеющим свидетельства, равные гильдейским, - из складов с объемом продукции не менее 500 вед. безводного спирта [3, с. 28, 93].

Оптовая и розничная торговля производилась преимущественно из казенных винных лавок, за некоторым исключением. Такое исключение составляли: трактиры, буфеты, ренсковые погреба, временные выставки.

В уставе был определен порядок работы питейных заведений, детально перечислены патенты, свидетельства, билеты и прочие разрешительные документы, от получения которых непосредственным образом зависело их открытие и содержание [20].

Акцизная система вводилась по всей империи и включала три вида сборов, идущих в доход государству: патентный сбор, уплачиваемый винокуренными заводчиками согласно размерам их производства (емкость бродильных чанов и т.п.); питейный акциз - налог, взимаемый с заводчиков в зависимости от количества и качества выкуренного спирта; патентный сбор за торговлю. Торговля спиртными напитками сосредоточивалась в руках кабатчиков.

В первые годы существования акцизной системы с января по июль месяц 1865 г. в Костромской губернии функционировало 2 тыс. 902 питейных заведения: оптовые склады, питейные дома, штофные лавки, постоялые дома, трактиры, ренсковые погреба, погреба русских виноградных вин, буфеты, портерные лавки. Причем питейные дома в губернии составляли 47,4% от общего количества заведений [7].

На основании сведений, доставленных Костромским губернским акцизным управлением, оказалось, что на 1 тыс. душ обоего пола в 1867 г. из 2 тыс. 607 питейных заведений приходилось в городах и посадах 12, в уездах 1,5 и вообще в губернии 2,2 [23, с. 16-18]. Если брать в расчет только мужское население, то питейных заведений на 1 тыс. душ мужского пола приходилось 3,8 на 1,13 кв. мили.

Последовавшие вскоре ограничительные меры правительства привели к сокращению мест продажи алкоголя в великорусских губерниях.

Поворотным для розничной торговли спиртными напитками стал 1863 г. Принцип «вольной» продажи питей количественно и качественно изменил картину торговли алкоголем в губерниях России.

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 1, 2014

© Мухачев Н.В., 2014

Регулирование виноторговли в верхневолжских губерниях в середине XIX - начале XX века

Самой серьезной проблемой в организации свободного оборота алкоголя стало управление розничной торговлей, которая была представлена широким спектром питейных заведений.

Заведения, торговавшие на вынос и распивочно или только распивочно, должны были брать разрешение на открытие у городских дум, сельских обществ или владельцев земель, где предполагалось вести торговлю.

Положение о трактирных заведениях 1861 г. разрешило неограниченное владение ресторанами и трактирами для всех категорий подданных при условии уплаты соответствующих сборов в местное акцизное управление.

Все торговые заведения, которые занимались продажей алкогольных напитков, делились на две большие группы:

- заведения без права на трактирный промысел;

- заведения трактирного промысла.

Разница состояла в том, что трактирный промысел подразумевал содержание открытого для публики заведения, где продавались еда и напитки для потребления на месте, а в заведениях без права на трактирный промысел продажа осуществлялась исключительно на вынос и без продажи закусок. Кроме того, трактирный промысел облагался патентным сбором, и открытие заведений частного характера вызывало массу трудностей, которые, с одной стороны, были созданы государством для ограничения их деятельности, а с другой стороны, порождали коррупционный элемент в системе монополии [10].

Заведения трактирного промысла подразделялись на: 1) торгующие питиями по свободной цене, без обязательной подачи их в запечатанной казенной посуде по фиксированной цене; 2) по свободной цене, но с обязательной подачей по требованию посетителей в запечатанной казенной посуде; 3) исключительно в запечатанной посуде [19, с. 390; с. 109-150].

Заведения трактирного промысла разделялись на два вида: заведения без отдачи в наем покоев и заведения с отдачей в наем покоев.

К первому типу заведений относились: трактиры, рестораны, харчевни и духаны; овощные и фруктовые лавки и ренсковые погреба, в которых подавались закуски или кушанья; столовые, кухмистерские, буфеты при театрах, на пароходах, пароходных пристанях, станциях железных дорог, в клубах, публичных собраниях или на гуляниях и на выставках; пивные лавки с продажей горячей пищи; кондитерские и пирожные с продажей в них разных припасов для потребления на месте; кофейные, съестные или закусочные лавки и т.п. Ко второму типу заведений относились: гостиницы, постоялые дворы, заезжие дома, корчмы, а также меблированные комнаты и подворья, отдаваемые со столом, если у одного хозяина отдавалось более шести комнат, и т.п. [21, с. 164].

Наиболее деятельными в сфере трактирного промысла оказались ярославцы [18, с. 37-47].

Ярославского крестьянина можно было встретить в трактирах разных городов Российской империи.

По городской переписи Санкт-Петербурга 1869 г. в трактирном промысле было занято 7 тыс. 968 крестьян. Среди них ярославцев - 4 тыс. 039, тверяков - 1 тыс. 007, петербуржцев - 334, новгородцев - 272, костромичей - 102, владимирцев -25 [17, с. 111].

В 1862-1863 гг. в Российской империи было 4 тыс. 017 производителей спиртных напитков, более на 1 тыс. 451 (в 1,6 раза) 1876-1877 гг. (2 тыс. 566) [1, ПСЗ. Собр. 3-е. Т. 5. №2946].

Как видим, до 1885 г. самыми распространенными в губерниях России были питейные дома -кабаки и шинки, торговавшие распивочно и на вынос, но без права подачи горячих закусок. Являясь виноторговыми заведениями низшего разряда, питейные дома открывались, как правило, в сельской местности, в городах уездных и заштатных.

В 1876 г. при Министерстве финансов была образована Особая комиссия из представителей разных ведомств и экспертов для разработки новых правил виноторговли [14, с. 387].

Выработанные мнения стали основой для Новых правил питейной торговли, именуемых Законом 14 мая 1885 г. [12].

Помимо включения гражданских институтов в управление оборотом алкоголя, государство в отношении розничной торговли использовало свой постоянный рычаг сдерживания в виде повышения патентного сбора.

В общем итоге рост патента с заведений розничной торговли составил в среднем 900%.

Главная причина неудач в регулировании питейной торговли усматривалась в том, что правительственными мерами не устранялся корень зла - личный интерес содержателей питейных заведений, побуждавший изыскивать разные способы не выполнять ограничительные требования питейного законодательства.

«Положение о казенной продаже питей» 6 июня 1894 г. стало основным нормативным документом государственной монополии на обращение алкоголя в России.

С введением казенной продажи питей правительство столкнулось с потребностью привлечения на государственную службу людей, ранее не имевших никакого отношения к питейной торговле, для работы продавцами в казенных винных лавках. За первые три года монопольной продажи питей по России было набрано 25 тыс. продавцов.

По структуре торговли все частные питейные заведения подразделялись на три категории. К первой категории относились ренсковые погреба, в которых была разрешена только выносная торговля

казенных питей в запечатанной посуде, по установленным Министерством финансов ценам. Владельцы данных питейных заведений приобретали спиртные напитки в казенных винных складах, а за реализацию питей акцизные управления выплачивали содержателям вознаграждения за данную торговлю.

Ко второй категории частных питейных заведений относились: трактиры, гостиницы, постоялые дворы, различные буфеты (железнодорожные, временные - организовываемые на общественных мероприятиях, в базарные и ярмарочные дни). В этих заведениях казенное вино продавалось по ценам, установленным Министерством финансов, в запечатанной посуде [22]. Однако эти питейные заведения отличались от ренсковых погребов и казенных винных лавок тем, что потребитель мог распивать вино в заведении.

К третьей категории частных питейных заведений относились трактиры, реализовывавшие казенные спиртные напитки по произвольным ценам и произвольными мерами (в налив из графинов). Такие заведения располагались только в крупных городах.

Для упорядочения торговли в частных питейных заведениях, губернатору, по соглашению с управляющим акцизными сборами губернии, предоставлено право издавать «Обязательные постановления о внутреннем устройстве и о соблюдении благочиния и благоустройства в частных питейных заведениях». Например, Владимирский губернатор 28 июля 1893 г. на основании Высочайше утвержденного 1893 г. мнения Государственного Совета издал обязательное постановление «О трактирном промысле во Владимирской губернии» [4, Ф. 2. Оп. 1. Д. 2712. Л. 1-8].

Частное питейное заведение должно было быть рассчитано в городе на 18 и на селе на 12 человек.

Одновременно с введением государственной винной монополии в России произошло уменьшение числа мест продажи спиртного: в 1863 г. одно питейное заведение приходилось на 259 чел., а в 1898 г. - на 1 тыс. 295 человек [11, с. 68]. Поэтому особым распоряжением министра финансов предписывалось, чтобы на каждые 5 тыс. жителей приходилось одно трактирное заведение; сокращение числа винных лавок не допускалось.

Подобно тому, как и склады, казенные винные лавки были поделены на три разряда в соответствии с количеством продаваемых в них спиртных напитков. В лавках I разряда продавалось до 3 тыс. 750 вед. вина, в лавках II разряда - до 1 тыс. 600 вед., III разряда - до 750 ведер [2, с. 395].

Все казенные винные лавки Костромской губернии для обеспечения населения вином были поделены между четырьмя казенными винными складами: Костромским №1, Галичским .№2, Юрьевец-ким №3 и Ветлужским №4. Самым производитель-

ным за 1903 год являлся Костромской винный склад, обслуживавший 100 винных лавок - 302 тыс. 875, 32 тыс. 625 ведер на сумму 2 млн. 322 тыс. 769 рублей [15].

Только за годы проведения реформы число мест продажи сорокаградусного вина возросло с 3 тыс. 940 до 41 тыс. 132, то есть более чем в 10 раз. В 1913 г. водкой торговало свыше 51 тыс. винных лавок (казенных и частных), всего же по России спиртные напитки продавались в 123,2 тыс. разного рода питейных заведениях [15]. Всего в 1913 г. было продано 3,3 млрд. бутылок (1,3 млрд. л. спиртного) [8, с. 81; с. 234, 236-237].

Тяжелым последствием винной монополии в империи стало развитие тайной продажи питей. Продажа питей без разрешения, то есть сбыт с промышленной целью почти исключительно казенной водки, приобретенной в местах монопольной торговли, развивалось с поразительной быстротой и интенсивностью: в 1895-1899 гг. обнаружено 4 тыс. 148, в 1913 - 82 тыс. 908 случаев тайной виноторговли.

Вступление российской экономики в индустриальную стадию потребовало значительных капиталовложений. Главнейшим источником пополнения казны стал питейный налог. Его поступательный рост был обеспечен активной регуляцией винокурения и виноторговли. Акцизный инструментарий включал как способы жесткого регламентирования, так и методы действенного стимулирования. Выделение приоритетов правительства в поиске источников получения питейного дохода позволило определить два этапа алкогольной политики: на I этапе (1863-1885 гг.) основным путем увеличения казенных поступлений с алкоголя было постоянное возрастание стоимости акциза и увеличение облагаемых акцизом градусов спирта, неуклонный рост патентной платы; на II этапе (18851900 гг.) определяющими алкогольную политику были методы стимулирования выгодных государству направлений частнопредпринимательской деятельности и сдерживания негативных последствий развития питейного дела, нередко в ущерб казне. Казна ежегодно заготовляла около 70 млн. вед. водки и содержала 40 тыс. винных лавок. Сохранялось фискальное значение монополии для казны: за период с 1897 по 1914 гг. доходы от винной монополии увеличились с 52 до 824 млн. руб., что составляло главную статью доходов бюджета [16, с. 50].

Эволюция алкогольной политики отчетливо прослеживалась на примерах подакцизных хозяйств великорусских и верхневолжских губерний - Вологодской, Костромской, Владимирской, Тверской и Ярославской. Акцизная политика качественно изменила спиртовой рынок. После бурного подъема, вызванного винной либерализацией, произошло сокращение мест производства и продажи пи-тей.

Григорий Клементьевич Горбунов - промышленник, благотворитель, старовер

Библиографический список

1. Высочайше утвержденные Правила о раздробительной продаже напитков.

2. Вестник Европы. - 1894. - №5.

3. Горюшкина Н.Е. История государственного регулирования свободного оборота алкоголя в пореформенной России (по материалам Курской губернии). - Курск: Курск. гос. техн. ун-т, 2009. - 260 с.

4. Государственный архив Ивановской области (ГАИО).

5. Григорьев Н.И. Алкоголизм и преступления в Санкт-Петербурге. - СПб.: Тип. П.П. Сойкина, 1900.

6. ЗаиграевГ.Г., Константиновский В.А. Пьянство: меры борьбы и профилактики. - М., 1985.

7. Костромские губернские ведомости (КГВ). -1865. - №35. - 4 сентября.

8. Маркс А. Ф. Географический и статистический карманный атлас России. - СПб, 1907; Дейч-ман Э.И. и Политов Л.Г. Некоторые статистические данные об алкоголизме в нашей стране.

9. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами генерального штаба. Костромская губерния / сост. Я. Крживоблоцкий. -СПб.: Тип. Н. Тиблеева и К0, 1861. - 636 с.

10. Назукина А.А. Винная торговля и деятельность обществ трезвости в Московской губернии в конце XIX - начале ХХ вв.: дис. ... канд. ист. наук / Московский городской педагогический университет. - М., 2011. - 249 с.

11. Нижегородцев М.Н. Алкоголизм и борьба с ним. - СПб., 1909.

12. Новые правила о питейных заведениях 14-го мая 1885 года. - Вып. IV. - М., 1885. - 60 с.

13. Степанов В. О питейных заведениях во Владимирской губернии // Владимирские губернские ведомости (ВГВ). - 1864. - №28. - 11 июля.

14. Обзор деятельности Министерства финансов.

15. Отчет по казенной продаже питей по Костромскому акцизному управлению за первое операционное полугодие 1901 г. - Кострома: Типолитография С.П. Федотова, 1902; Отчет по казенной продаже по Костромскому акцизному управлению за 1903 год. - Кострома: Губернская типография, 1904.

16. Пашин В.П., Богданов С.В., Емельянов С.Г. Государственная алкогольная политика в России: от Витте до Сталина. Власть, общество, нелегальный рынок. - Курск, 2008.

17. Санкт-Петербург по переписи 10 декабря 1869 года. - Вып. III. - СПб., 1875.

18. Смурова О.В. Между городом и деревней (образ жизни крестьянина-отходника во второй половине XIX - начале XX вв.): монография. - Кострома: Костромской гос. технол. ун-т, 2008. - 203с.

19. Труды первого Всероссийского съезда по борьбе с пьянством 29 декабря 1909 г. - 6 января 1910 г. - СПб.: Тип. Сойкина, 1910. - Т. 2; Устав о питейном сборе и положение о трактирном промысле. - СПб., 1894.

20. Устав о питейном сборе. - СПб., 1863. -Ст. 322.

21. Устав о питейном сборе и положение о трактирном промысле. - СПб., 1894. - Ст. 6. Положения о трактирном промысле.

22. Устав о питейном сборе. - СПб., 1901.

23. Число питейных заведений в 1867 г. // Статистическое обозрение Костромской губернии (на основании переписи 1867 г.).

УДК 94(470+571);281.2

Наградов Илья Сергеевич

Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова

Nasta vnik_Kim@rambler. ru

ГРИГОРИЙ КЛЕМЕНТЬЕВИЧ ГОРБУНОВ -ПРОМЫШЛЕННИК, БЛАГОТВОРИТЕЛЬ, СТАРОВЕР

В статье приводятся данные о предпринимателе и старообрядце Г.К. Горбунове. Рассмотрена его предпринимательская деятельность. В научный оборот введены новые сведения о его благотворительной деятельности. Освещена деятельность Г.К. Горбунова как председателя старообрядческой общины. Ключевые слова: Г.К. Горбунов, благотворительность, старообрядчество.

Гягорий Клементьевич Горбунов (18361920) являлся представителем рода староверов-промышленников. Его предки, занимаясь сначала бортничеством, а затем производством сурового миткаля (тонкой хлопчатобумажной ткани), заложили основу богатства рода. В 1818 г. ими был построен молитвенный дом в с. Киселёве [1, л. 185 об.].

В 1882 г. Г.К. Горбунов возглавил паевое товарищество с капиталом в 2 млн. рублей. Первоначально в руководство входили и братья Григория

Клементьевича - Александр и Максим, вскоре умершие. В начале XX в. совладельцами товарищества были наследники Александра Клементье-вича. В состав товарищества входили две фабрики в с. Киселёво Нерехтского уезда Костромской губернии и сельце Коло[..] Ковровского уезда Владимирской губернии.

Главным производством было изготовление бумажной пряжи и сурового миткаля, к вспомогательным относились ватное, чугунолитейное и меднолитейное производства. Годовой оборот товарище-

© Наградов И.С., 2014

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 1, 2014