Научная статья на тему 'Региональные выборы в Германии: европеизация политических партий и последствий миграционного кризиса в европейском союзе'

Региональные выборы в Германии: европеизация политических партий и последствий миграционного кризиса в европейском союзе Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
655
82
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ФРГ / GERMANY / ЛАНДТАГ / ВЫБОРЫ / ELECTIONS / ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ / POLITICAL PARTIES / ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ / EUROPEAN UNION / ЕВРОПЕЙСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ / EUROPEAN INTEGRATION / ЕВРОПЕИЗАЦИЯ / EUROPEANIZATION / LANDTAG

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Федорова Светлана Сергеевна

В статье подробно анализируются результаты региональных выборов 2016 г. в Германии в условиях миграционных проблем в ФРГ и Европе. Описывается процесс европеизации политических партий как фактора, влияющего на формирование электоральных предпочтений граждан. Дается характеристика миграционной политики Германии. Приводятся доказательства значительного влияния миграционного кризиса на партийно-политическую систему ФРГ. На основе изучения результатов контент-анализа парламентских дебатов Маастрихтского, Ниццкого и Лиссабонского договоров Европейского Союза с целью выявления позиций ключевых политических партий ФРГ в отношении европейской политики и европейской интеграции, несмотря на существование общей проевропейской позиции немецких политических партий, установлено наличие межпартийных разногласий в Германии в отношении многих европейских вопросов. Левая партия, принимая основные принципы европейской интеграции, требует радикальной переориентации целей и содержания внутренней политики ЕС. В то время как либералы и большинство депутатов Христианско-демократического союза Германии твердо придерживаются проевропейской риторики, представители Социал-демократической партии Германии и Зеленые поднимают социальные проблемы в ЕС и видят в качестве будущего идеала «социальную Европу». В статье анализируются причины возрастания роли и популярности партии «Альтернатива для Германии». Обосновывается мысль о возможном развитии в Германии тенденции, существующей в большинстве европейских стран, где число постоянных избирателей каждой партии снижается, партийный состав парламента и правительства становится более пестрым, а создание правящих коалиций усложняется.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

REGIONAL ELECTIONS IN GERMANY: EUROPEANIZATION OF POLITICAL PARTIES AND CONSEQUENCES OF MIGRATION CRISIS IN THE EU

The article gives a detailed analysis of regional elections in Germany 2016 in the case of migration problems in Germany and Europe. It is described a process of europeanisation of political parties as the factor of influence on formation of electoral preferences of citizens. It is given the characteristic of migrant policy of Germany and key positions of political parties in Germany concerning the European integration. In the article proofs of significant influence of migration crisis on party political system of Germany are given. On the basis of research of the content analysis results of parliamentary debates of the Maastricht, Nice and Lisbon treaties of the European Union, for the purpose of finding positions of key political parties of Germany concerning the European policy and the European integration, despite a common pro-European position which have political parties in Germany, interparty disagreements in Germany concerning many European questions are established. The Left-wing party, accepting the basic principles of the European integration, demands for radical reorientation of goals and main content of the EU domestic policy. While liberals and most of deputies of CDU strongly uphold the pro-European rhetoric, representatives of the Social Democratic Party and Green party broach social problems in the EU and see “social Europe” as an ideal EU model in the future. In the article the reasons of increase of a role and popularity of “An alternative for Germany” are analyzed. It is proved the thinking of possible development in Germany the tendency, which already is in many European countries where the number of fixed voters of each party decreases, the party composition of parliament and government becomes more variegated, and creation of ruling coalitions becomes complicated.

Текст научной работы на тему «Региональные выборы в Германии: европеизация политических партий и последствий миграционного кризиса в европейском союзе»

УДК 324.327.329

региональные выборы в германии: европеизация политических партий и последствия миграционного кризиса в европейском союзе

С. С. Федорова

Санкт-Петербургский государственный университет Университетская наб., 7-9, Санкт-Петербург, 199034, Россия

В статье подробно анализируются результаты региональных выборов 2016 г в Германии в условиях миграционных проблем в ФРГ и Европе. Описывается процесс европеизации политических партий как фактора, влияющего на формирование электоральных предпочтений граждан. Дается характеристика миграционной политики Германии. Приводятся доказательства значительного влияния миграционного кризиса на партийно-политическую систему ФРГ На основе изучения результатов контент-анализа парламентских дебатов Маастрихтского, Ниццкого и Лиссабонского договоров Европейского Союза с целью выявления позиций ключевых политических партий ФРГ в отношении европейской политики и европейской интеграции, несмотря на существование общей проевропейской позиции немецких политических партий, установлено наличие межпартийных разногласий в Германии в отношении многих европейских вопросов. Левая партия, принимая основные принципы европейской интеграции, требует радикальной переориентации целей и содержания внутренней политики ЕС. В то время как либералы и большинство депутатов Христианско-демократиче-ского союза Германии твердо придерживаются проевропейской риторики, представители Социал-демократической партии Германии и Зеленые поднимают социальные проблемы в ЕС и видят в качестве будущего идеала «социальную Европу». В статье анализируются причины возрастания роли и популярности партии «Альтернатива для Германии». Обосновывается мысль о возможном развитии в Германии тенденции, существующей в большинстве европейских стран, где число постоянных избирателей каждой партии снижается, партийный состав парламента и правительства становится более пестрым, а создание правящих коалиций усложняется.

Ключевые слова: ФРГ, ландтаг, выборы, политические партии, Европейский Союз, европейская интеграция, европеизация.

Европейский Союз, насчитывающий на сегодняшний день 28 государств-членов, является самой крупной и развитой интеграционной группировкой мира. В период с 1986 по 2001 г. четыре межправительственные конференции ЕС привели к четырем новым договорам: Единый европейский акт (1986), Маастрихт (1992), Амстердам (1997), Ницца (2001). Каждое из этих соглашений было отмечено существенными шагами к углублению европейской интеграции. Как следствие, еще большее количество политических областей, ранее входивших в сферу национальной компетенции, стало находиться под влиянием наднационального уровня. Данный процесс переориентирует направление и содержание политики стран-членов до такой степени, что политическое и экономическое развитие ЕС становится частью организационной логики национальной поли-

© Санкт-Петербургский государственный университет, 2016

тики и процесса выработки политического курса (Ladrech, 1994), государства вынуждены проводить реформы для адаптации к европейской политике и выполнения требований наднациональных институтов Европейского Союза. Влияние, которое оказывает европейская интеграция на государства — члены ЕС, обозначается на сегодняшний день понятием «европеизация».

Согласно ст. 28 Основного Закона ФРГ «в землях, районах и общинах народ должен иметь представительство, созданное путем всеобщих, прямых, свободных, равных и тайных выборов»1. В 13 государствах-областях (Flächenländer) Германии парламенты земель именуются ландтагами и избираются сроком на 5 лет. В 3 городах-государствах (Stadtstaaten) ФРГ земельные парламенты имеют особый статус: в Берлине действует палата депутатов (Abgeordnetenhaus), которая избирается на 5 лет, в Бремене и Гамбурге — городское собрание (Bürgerschaft), срок избрания которого составляет 4 года. К основным функциям парламентов земель относятся: контроль над деятельностью земельного правительства, принятие законов земель и формирование земельного бюджета.

В марте 2016 г в Германии состоялись выборы в ландтаги Баден-Вюртембер-га, Нижней Саксонии, Рейнланд-Пфальца. В силу того что региональные выборы в этих землях стали первым волеизъявлением народа с начала миграционного кризиса, результаты голосования стали свидетельством неудовлетворенности населением миграционной политикой действующего канцлера, а также привели к изменению партийного спектра в земельных парламентах. По сравнению с региональными выборами 2011 г. Христианско-демократический союз (далее — ХДС) потерял голоса во всех трех федеральных землях. В Баден-Вюр-темберге он набрал лишь 27 % голосов избирателей (в 2011 г. — 39 %)2, в Нижней Саксонии — 29,6 % (в 2011 г — 32,5 %)3, в Рейнланд-Пфальце — 34,84 % (в 2011 г. — 36,87 %)4. Зеленые, которые в 2011 г. на фоне катастрофы на японской АЭС «Фукусима» набрали высокий для своей партии показатель в 24 % голосов избирателей, потребовав укрепления экологических стандартов и мер по защите экобезопасности, расширили свой избирательный электорат, так в Баден-Вюртемберге они заняли первое место, набрав 30,3 % голосов. Наиболее значимым фактором, свидетельствующим об отсутствии поддержки населением миграционной политики Ангелы Меркель, стал успех правой партии «Альтернатива для Германии» (далее — АдГ), которая ранее не входила в состав ни одного законодательного органа этих земель. Данная партия заняла второе

1 Grundgesetz für die Bundesrepublik Deutschland [Основной Закон ФРГ от 23 мая 1949 г.]. URL: http://www.gesetze-im-internet.de/gg (дата обращения: 12.10.2016).

2 Amtliches Endergebnis der Landtagswahl 2016. URL: http://www.baden-wuerttemberg.de/ de/service/presse/pressemitteilung/pid/amtliches-endergebnis-der-landtagswahl-2016 (дата обращения: 12.10.2016).

3 Vorläufiges Ergebnis der Kommunalwahlen am 11. September 2016 in Niedersachsen. URL: https://docviewer.yandex.ru/?url=http%3A%2F%2Fwww.landeswahlleiter.niedersachsen.de% 2Fdownload%2F110976%2FAnlagen_-_vorlaeufige_Endergebnisse.pdf&name=Anlagen_-_vorlaeu-fige_Endergebnisse.pdf&lang=de&c=58809ff73e67 (дата обращения 12.10.2016).

4 Wahlergebnisse der Landtagswahl 2016. URL: http://www.wahlen.rlp.de/ltw/wahlen/2016/index. html (дата обращения: 12.10.2016).

ПООЛИТЭКС. 2016. Том 12, № 3

место по количеству голосов в Нижней Саксонии (23,1 %) и третье место в землях Баден-Вюртемберг (15,10 %) и Рейнланд-Пфальц (7,01 %).

В сентябре 2016 r. прошли выборы в ландтаг земли Мекленбург-Передняя Померания и палату депутатов Берлина. Социал-демократическая партия Германии (далее — СДПГ) и ХДС потеряли более 5 % голосов избирателей по сравнению с региональными выборами 2011 г и лишились шанса на создание новой правящей коалиции. В Берлине за СДПГ проголосовали 21,6 % избирателей (в 2011 г. — 28,3 %), за ХДС 17,6 % (в 2011 г. — 23,3 %), в Мекленбурге-Передней Померании 30,6 % за СДПГ (35,6 % в 2011 г.) и 19,0 % за ХДС (23,0 % в 2011 г.). Свободная демократическая партия Германии (далее — СвДП) и «Альтернатива для Германии», напротив, благодаря своим традиционно сильным позициям в вопросах экономики и внутренней безопасности, которые стали ключевыми в ходе предвыборной борьбы, заручились поддержкой 14,2 % (АдГ) и 6,7 % (СвДП) избирателей в Берлине, 20,8 % (АдГ) в Мекленбурге-Передней Померании. В Берлине за Зеленых проголосовали 15,2 % (17,6 % в 2011 г.), за Левых 15,6 % (в 2011 г. — 11,7 %). В Мекленбурге-Передней Померании данные партии ухудшили свой результат с 8,7 % (Зеленые) и 18,4 % (Левые) в 2011 г до 4,8 % (Зеленые) и 13,2 % (Левые) в 2016 г.5

«Альтернатива для Германии» была основана в феврале 2013 г. как консервативная и евроскептичная политическая партия. В своей программе сторонники партии решительно выступают за реформирование Европейского Союза с целью значительного сокращения обширных законодательных полномочий брюссельской бюрократии, призывают ЕС к большей прозрачности его деятельности для граждан стран-членов, а также настаивают на расширении законодательных компетенций национальных парламентов. Кроме того, данная партия призывает к борьбе с неупорядоченной миграцией и внесению изменений в миграционное законодательство ФРГ по образцу канадской модели принятия граждан других государств на своей территории. К слову, в Канаде действует балльная система отбора кандидата на постоянное место жительства — Express Entry, которая учитывает возраст, образование, профессиональную подготовку, опыт работы, знание иностранных языков потенциального кандидата, а также оценку его личностных характеристик, в том числе целеустремленность, оптимизм и мотивацию, по особой шкале Comprehensive Ranking System (CRS). Согласно рейтингу, который присуждается каждому потенциальному иммигранту, Канада избирает тех кандидатов, чье пребывание будет успешным для благосостояния страны.

Говоря о способах борьбы с нелегальными мигрантами, следует отметить, что в конце 2008 г., когда пост министра по делам гражданства, иммиграции и мультикультурализма в Канаде занял консерватор Джейсон Кенни, Канада ввела визовый режим для тех стран, откуда происходил интенсивный рост потока нелегальных мигрантов (Чехия, Мексика), сократив его таким образом в несколько сотен раз.

5 Wahlen zum Abgeordnetenhaus 2016. URL: https://www.wahlen-berlin.de/wahlen/be2016/ afspraes/index.html (дата обращения: 12.10.2016); Landtagswahl 2016 Mecklenburg-Vorpommern. URL: http://wahlen-mv.de/2016 (дата обращения: 12.10.2016).

Весной 2016 г Европа предприняла серьезные попытки по борьбе с миграционным кризисом. Так, 20 марта вступило в силу соглашение ЕС и Турции о мерах по ограничению притока беженцев в Европу. Согласно данному соглашению Турецкая Республика будет принимать назад всех мигрантов, которые переправляются с турецкого берега на территорию Греции нелегально. Евросоюз, в свою очередь, обязуется легально забирать из Турции одного сирийского беженца в обмен на каждого мигранта из Сирии, который попал в ЕС нелегально и был депортирован. Кроме того, ЕС пообещал ускорить как либерализацию визового режима с Турцией, так и выплату обещанной ей финансовой помощи. Полагаем, что данная договоренность лишь на некоторое время поможет решить проблемы с нелегальной миграцией, впоследствии же мигранты будут пытаться переправиться в Европу, используя другой путь, например по Средиземному морю из Ливии, провоцируя новые конфликты между странами — членами ЕС.

Согласно отчету Федерального ведомства Германии по делам миграции и беженцев (Bundesamt für Migration und Flüchtlinge, BAMF) в результате принятых мер число беженцев в Германию сократилось. Так, если по данным на ноябрь 2015 г их количество достигло показателя в 206 101, в июне 2016 г этот показатель значительно снизился — до 16 335 прибывших в месяц6. В Германии беженцев распределяют по схеме Königsteiner Schlüssel, используемой при определении доли федеральных земель в финансировании общегосударственных проектов. Эта схема учитывает налоговые поступления и численность населения в каждой земле. Поэтому больше всех беженцев приняли богатые и густонаселенные регионы на западе и юге ФРГ, меньше всех — маленькие и восточные земли. Так, земля Баден-Вюртемберг приняла 12,86 % беженцев, Нижняя Саксония — 9,32 %, Рейнланд-Пфальц — 4,84 %, Мекленбург—Перед-няя Померания — 2,03 % и Берлин — 5,05 %7.

В данном ключе важным представляется то, что, исходя из результатов региональных выборов 2016 г., население Германии не считает достаточными меры, принятые по борьбе с миграцией. Ситуация усугубляется некоторым расколом в обществе страны в отношении к проблемам миграции. Некоторые, по большей части жители восточных земель, которые меньше пострадали от наплыва мигрантов, до сих пор приветствуют беженцев из Ближнего Востока и Африки, другие выступают с жесткими лозунгами в отношении слабой миграционной политики действующей власти. Раскол по данному вопросу происходит и внутри правящей партии ХДС/ХСС. Так, председатель баварского Христианско-соци-ального союза (ХСС), премьер-министр Баварии Хорст Зеехофер не раз выступал за ужесточение миграционной политики, намереваясь в противном случае расторгнуть традиционный союз с ХДС.

Таким образом, опираясь на итоги региональных выборов в Германии, можно сделать вывод о том, что наибольший успех при голосовании имели партии,

6 Das Bundesamt in Zahlen 2015 Asyl, Migration und Integration. URL: http://www.bamf.

de/SharedDocs/Anlagen/DE/Publikationen/Broschueren/bundesamt-in-zahlen-2015.pdf?__

blob=publicationFile (дата обращения: 12.10.2016).

7 Ibid.

чьими лозунгами стали призывы к борьбе с нелегальной миграцией и реформированию европейской политики по этому вопросу.

В данном контексте представляется интересным затронуть проблему влияния европейской интеграции на деятельность политических партий как фактора, влияющего на электоральные предпочтения граждан. Несмотря на то что деятельности политических партий в условиях европейской интеграции было уделено немало внимания в конце 1970-х годов в связи с первыми прямыми выборами в Европейский парламент в 1979 г., до 1990-х годов концепция европеизации политических партий не вызывала особого интереса в научных кругах. Объяснением данному обстоятельству может послужить тот факт, что анализ политических партий проводился исключительно сквозь призму внутренних политических систем и изменений, которые вытекали из национальных особенностей каждой системы, как институциональных, социальных, экономических, так и культурных. Сase study, cross study и субдисциплины сравнительной политологии в рамках исследования политических партий в качестве независимых переменных рассматривали именно внутренние факторы, не уделяя внимания интернациональным аспектам для объяснения внутренних изменений партий или связывали их с избирательными событиями, например перестройкой партийной системы.

Вопреки тому, что еще в 1958 г. в работе Эрнста Хааса «Объединение Европы» (Haas, 1996), посвященной европейской интеграции, рассматривалась динамика развития партийной системы, нельзя утверждать, что исследование влияния европейской интеграции на политическую деятельность партий проводилось параллельно с процессом интеграции. Это обстоятельство может быть объяснено многими причинами. В большей степени тем, что первые три десятилетия процесс европейской интеграции развивался под мантией общественности и, как следствие, партийно-политической незаинтересованности, которая именовалась «допустимым консенсусом» (Lindberg, Scheingold, 1970, р. 314). Этому способствовал и технократический процесс принятия решений в Брюсселе. Кроме того, большая часть политики была распределена между государствами-членами и Европейской комиссией, межправительственное ведение переговоров представляло собой арену, которая, по сути, эскалировала политический конфликт, нежели создавала группы сторонников. Европейский парламент не смог усилить свои позиции по отношению к Совету министров и стать посредником в принятии решений на европейском уровне. Лишь начиная с конца 1980-х гг. в результате серии договоров значительно расширились полномочия Европейского парламента, усилились наднациональные элементы в системе функционирования Евросоюза и расширились направления и сфера его деятельности (Кавешников, 2010). Однако только после вступления в силу Лиссабонского договора Европарламент на равных с Советом министров получил право участвовать в утверждении бюджета ЕС.

Как представляется, Европа не «поражает» партии прямым способом, как, например, внутреннюю политику и институты. ЕС не является для них привлекательной системой возможностей, как, быть может, для определенных групп интересов или наднациональных акторов в федерациях или квазифедерациях,

у него нет каких-либо ресурсов, которые могут быть переданы партиям, или союзников, полезных для сотрудничества на национальном уровне. Закон вовсе не обязывает политические партии взаимодействовать с институтами ЕС или функционировать на европейском уровне. Исключениями здесь могут быть партии, которым ЕС тем или иным способом готов предоставить возможность расширить избирательный электорат, как в случае с «Альтернативой для Германии», и потому играет более значимую роль в их программах и кампаниях. Партии, которые действуют на наднациональном уровне, например шотландская Национальная партия и партии меньшинств или этнические партии, служат примерами, где идентификация с ЕС становится фактором, который в случае конкуренции внутри партийной системы добавляет этим партиям весомости. Так, в некотором смысле воздействие ЕС на национальные политические партии является косвенным по определению. Это обстоятельство также может быть объяснено с рационально-институциональной точки зрения. Правила ЕС запрещают передачу бюджета в казну национальных партий из любого источника, в том числе из межнациональной партийной федерации. Отдельные партии неспособны влиять на процесс принятия решений в ЕС, чтобы получить преимущество во внутренней конкуренции, в особенности это относится к оппозиционным партиям, поскольку они также лишены представительства в Совете министров.

На первый взгляд политические партии не являются идеальными кандидатами для исследования процесса европеизации вследствие их «изолированности» от влияния ЕС. В данном ключе речь идет об отсутствии прямых и правовых подходов ЕС к основной деятельности партий, регламенту и проведению кампаний. Тем не менее существуют доказательства того, что национальные политические партии действительно подверглись европейским изменениям. Ирландский политолог Питер Мэйр различает прямое влияние и косвенное воздействие ЕС в контексте рассуждения о том, что «европеизация, как процесс проникновения, непосредственно ведет к формированию новых политических партий на национальной или европейской аренах» (Mair, 2007, p. 156). Мэйр подчеркивает, что «европейское измерение — совершенно новая платформа для партийной конкуренции, в процессе укрепления оно или поглощает партии или позволяет им себя эксплуатировать» (Ibid., p. 159). Таким образом, европейская интеграция изменила среду, в которой функционируют национальные партии, создав европейский наднациональный центр принятия решений и систему общеевропейских норм и правил. Это прямое воздействие ЕС на национальные партии и партийные системы, которое заключается в создании нового измерения для партийной конкуренции, было исследовано и Саймоном Хиксом (Hix, Raunio, 2000). Он обратил внимание на появление про- и антиинтеграционной осей, перпендикулярных лево-правой оси партий. В целом Мейр заключает, что прямое влияние ЕС является незначительным и выражается лишь в создании новых партий или реструктуризации природы партийной конкуренции. В данном ключе следует отметить, что прямое воздействие ЕС на внутреннюю политическую конъюнктуру, в которой партии осуществляют свою деятельность, отражается, по сути, не на самих партиях. В связи с этим партии реагируют на изменения или появление новых тенденций общественного мне_ 101

ПОЛИТЭКС 2016. Том 12, № 3

ния. Следовательно, прямое воздействие ЕС ограничено контекстом среды, в которой действуют партии.

Таня Бёрзель и Томас Риссе подчеркивают, что внутренние изменения в качестве ответа на вызовы ЕС предусматривают необходимость активного создания «адаптационного давления» и участия в политике как внутренних, так и европейских акторов (Boerzel, Risse, 2007). Иными словами, европейская интеграция, создавая для национальных политических партий новые арены политического взаимодействия на межправительственном и наднациональном уровнях, оказывает давление на эти партии с целью их организационной адаптации. Именно в этом смысле употребляется понятие косвенного воздействия ЕС, которое, согласно Мэйру, «может оказаться более решающим, чем прямое влияние» (Mair, 2007, p. 162). Под косвенными эффектами ЕС понимаются изменения во внутриполитической системе, которые могут оказывать влияние на политические партии. В частности, речь идет о европеизации национального правительства — в основном в сфере разработки внутренней политики, которая оказывает косвенное воздействие на национальные партии и, соответственно, на структуру партийной конкуренции. Мэйр подчеркивал, что ограничения в сфере разработки политики уменьшили количество стратегических предложений, которые партии могли выдвинуть на выборах (Ibid.).

Ко всему вышеизложенному следует добавить, что институциональное усиление Европарламента потребовало от национальных политических партий, с одной стороны, перемен в организационном устройстве и системе принятия политических решений, с другой — согласования важной и постоянно расширяющейся активности депутатов Европейского парламента с повседневной работой, которую проводят политические партии на национальном уровне. В известной степени этому мешает сам принцип деления на политические фракции Европарламента — не по национальным делегациям, а по партийной, идейно-политической принадлежности. Подобным образом встала задача интегрировать деятельность представителей политических партий в различных формациях Совета ЕС, в его комитетах постоянных представителей и рабочих группах, в Европейском совете и на межправительственных конференциях (Прохоренко, 2014).

Формальная организационная структура политических партий также претерпела изменения в связи с появлением идеологически смежных интернациональных партий в Европарламенте. Так, в Президиум Христианско-демократического союза Германии наравне с председателем фракции ХДС/ХСС Бундестага входит председатель фракции Европейской народной партии Европейского парламента, также выбранный на федеральном съезде партии. Подобным образом в организационном уставе Социал-демократической партии ФРГ прописано, что совещательным голосом в Федеральном съезде партии принимает участие десятая часть фракции депутатов СДПГ в Европейском парламенте; к слову, такой же долей голосов удостоена фракция партии в Бундестаге. Кроме того, практически во всех партиях стран — членов ЕС (возможно, за исключением маргинальных, которым не удается преодолеть избирательный барьер на национальных и региональных выборах) появились управление, отдел или департамент

по вопросам европейской интеграции. Европейская интеграция также создала новую категорию политических акторов, которые играют новую и все большую роль в политике национальных партий. В первую очередь, речь идет о евро-депутатах, которые действуют преимущественно на наднациональном уровне, членах руководства политических партий, которые имеют опыт работы в национальном парламенте, прежде всего в парламентских комитетах по вопросам европейской интеграции и взаимодействия с институтами ЕС и министерствах подобного профиля. Не являются исключением эксперты — специалисты по европейской интеграции, которые осуществляют свою деятельность предоставления экспертизы по вопросам многоуровневого управления в ЕС в партийном аппарате на европейском, национальном и субнациональном уровнях (Там же).

В диссертационной работе «Эволюция институтов политического представительства Германии в условиях европейской интеграции» (Федорова, 2015, с. 105) мною был проведен контент-анализ парламентских дебатов Маастрихтского, Ниццкого и Лиссабонского договоров Европейского Союза с целью выяснить позиции ключевых политических партий ФРГ в отношении европейской политики и европейской интеграции, а также возможное существование межпартийных разногласий по европейским вопросам. В целом анализ выявил следующую тенденцию: четко проявляется проевропейская позиция немецких политических партий, заметным исключением является лишь Левая партия, которая принимает основные принципы европейской интеграции, но требует радикальной переориентации целей и содержания европейской политики, однако выявляются межпартийные противоречия в немецкой политике по отношению к Европейскому Союзу. В то время как либералы и большинство депутатов ХДС/ ХСС продолжают придерживаться проевропейской риторики, представители Социал-демократической партии Германии и фракция Зеленых поднимают проблему социального вопроса в контексте ЕС и видят в качестве будущего идеала «социальную Европу», призывая, в сущности, к тому, чтобы «положительные» нормативные положения ЕС (например, в области налогообложения компании, трудового законодательства и прав работников) «приручили» рыночную экономику в пользу общего благосостояния.

Начиная с председательства Конрада Аденауэра, ХДС был одним из самых верных защитников европейского проекта. Два центральных постулата, формирующих европейскую политику Германии, — конфедерация государств, в которую федеративная республика должна быть включена как равноправный партнер, и идея политического союза вне сообщества свободного рынка — начали прослеживаться в политическом курсе ХДС гораздо раньше, чем в других партиях. Как правящая партия, ХДС значительно способствовала продвижению европейского проекта, начиная с его истоков в конце 1950-х гг. Особенно во время длительного канцлерства Гельмута Коля Германия непрерывно продвигалась к европейской интеграции в сотрудничестве с Францией. Представители Христианского социального союза Баварии (ХСС) заняли двойственные позиции по отношению к политической интеграции ЕС, однако всегда поддерживали важные для ЕС решения явным большинством, чтобы предотвратить разногласия между двумя партиями-сестрами по европейским вопросам.

Проевропейская позиция также характеризовала СДПГ. После интенсивных внутренних партийных обсуждений в 1950-х и 1960-х годах по вопросам западной интеграции наряду с участием Западной Германии в Европейском экономическом сообществе социал-демократы приняли положительную линию и стали убежденными сторонниками европейской интеграции — позиции, которой партия придерживалась в период Христианско-либеральной коалиции с 1982 по 1998 г. (Moeller, 1996). Несмотря на ее привычную роль самой многочисленной оппозиционной партии, СДПГ никогда не использовала евроскептицизм в качестве тактического инструмента для привлечения населения. Наоборот, партия поддерживала общий немецкий консенсус в отношении Европы. И хотя период канцлерства Герхарда Шредера характеризовался прагматизмом к политике ЕС, Шредер никогда не призывал к переориентации европейской экономической политики и не отклонялся от проевропейского курса.

Сравнительно немного исследований существует в отношении европейских позиций СвДП. Скорее всего, данное обстоятельство связано с постоянной проевропейской направленностью, которая проявилась в партии после того, как первоначальное противоречие по Римским договорам было разрешено (Gutscher, 1967, s. 228). Центральная идея Европейского экономического сообщества — создание зоны свободной торговли через национальные границы — совпадает с основной программой либералов, делая бессмысленными внутренние партийные дискуссии по вопросу альтернативных форм интеграции. Учитывая вышеизложенное, любой спор в СвДП по поводу основной ориентации на европейскую интеграцию кажется маловероятным, и оспаривание в партии будущего ЕС может повторно появиться лишь в случае увеличения числа нежелательных обстоятельств, таких как неэффективное управление или коррупция.

Первоначально политика ЕС имела мало значения в политических целях Зеленых и позже «Союза 90/Зеленых». Действительно, в течение долгого времени не было никакого согласованного партийного мнения по ключевым европейским политическим вопросам (Vollmer, 1998). Только ввиду правительственного участия, которое было реализовано в рамках Красно-зеленой коалиции с 1998 по 2005 г., «Союз 90/Зеленые» развил явную проевропейскую позицию. Более подробно она была сформулирована Йошкой Фишером, который занимал в тот период пост министра иностранных дел, в его известной лекции в университете Гумбольдта в мае 2000 г., когда он подтвердил видение «федерации европейских национальных государств» (Fischer, 2000). С тех пор представители Зеленых иногда критиковали политику определенных нормативных положений ЕС, которые были несовместимы с их политическими целями, однако их проевро-пейское восприятие никогда не подвергалось сомнениям.

Единственной парламентской фракцией, которая значительно отклонялась от проевропейской позиции, была Партия демократического социализма (ПДС), на сегодняшний день — Левая партия. С 1990 г, когда ПДС / Левая партия попала в Бундестаг, она была верна своей социалистической и антикапиталистической доктрине, осуждая господство свободного рынка процесса интеграции и критикуя «милитаризацию» вновь объединенной федеративной республики под прикрытием общей внешней политики и политики безопасности ЕС (Moreau, 1994).

Партия неоднократно подчеркивала, что она выступает не против идеи европейской интеграции, а против модели рыночной экономики ЕС.

Подводя итог, в очередной раз подчеркнем, что наибольшего успеха на региональных выборах в Германии добилась партия «Альтернатива для Германии». ХДС и СДПГ потеряли значительную часть электората. Данные показатели являются доказательством того, что миграционный кризис значительно повлиял на партийно-политическую систему ФРГ Традиционно евроскептичная партия Левых в очередной раз не прошла в национальные парламенты Баден-Вюртем-берга, Рей нланд-П фальца и Нижней Саксонии. Данный факт свидетельствует о большей роли исторического и территориального аспекта в этих землях, нежели европейского. Несмотря на то что большинство населения земель бывших ГДР и Западной Германии традиционно голосуют за ХДС и СДПГ приблизительно в равном соотношении, наблюдаются разногласия при голосовании за другие партии ФРГ Так, жители бывшей ГДР в меньшей степени поддерживают Зеленых и СвДП в отличие от жителей земель Западной Германии. В то же время население бывшей ГДР, где прослеживается историческое наследие социализма, подают свои голоса за Левых в значительно большей степени, нежели жители Западной Германии. Негативное отношение Левых к европейской интеграции не помогло партии консолидировать ее избирательный электорат в Баден-Вюртемберге, Рейнланд-Пфальце и Нижней Саксонии даже в условиях миграционного кризиса в Европе.

Под угрозой возможного распада находится «большая коалиция» ХДС и СДПГ Так, в Баден-Вюртемберге этот союз уже не имеет необходимого большинства в земельном парламенте. Данный факт свидетельствует о том, что тенденция, существующая в большинстве европейских стран, где число постоянных избирателей каждой партии снижается, партийный состав парламента и правительства становится более пестрым, а создание правящих коалиций усложняется, в недолгом будущем найдет свое отражение и в Германии.

Литература

Кавешников Н. Ю. Трансформация институциональной структуры Европейского союза. М.: Навона, 2010. 480 с.

Прохоренко И. Л. Проблема Европеизации национальных политических партий в государствах — членах Европейского Союза // Человек. Сообщество. Управление. 2014. № 3. C. 32-40.

Федорова С. С. Эволюция институтов политического представительства Германии в условиях европейской интеграции: дис. ... канд. полит. наук. СПб.: СПбГУ, 2015. 176 с.

Boerzel T. A., Risse T. Europeanization: The Domestic Impact of EU Politics // Handbook of European Union Politics / eds. K. E. Jorgensen, M. A. Pollack, B. J. Rosamond. London: Sage, 2007. P. 483-504.

Fischer J. Vom Staatenbund zur Föderation — Gedanken über die Finalität der europäischen Integration // Integration. 2000. Vol. 23, no. 3. P. 149-156.

Gutscher J. M. Die Entwicklung der FDP von ihren Anfängen bis 1961. Meisenheim am Glan: Hain, 1967. 228 s.

Haas E. B. The Uniting of Europe: Political, Social and Economic Forces 1950-57. Ann Arbor, MI: UMI Books on Demand, 1996. 552 p.

Hix S., Raunio T. Backbenchers Learn to Fight Back: European Integration and Parliamentary Government // Europeanised politics? The Impact of European Integration on Domestic Politics / eds. K. H. Goetz, S. Hix. West European Politics. 2000. Vol. 23, issue 4. P. 142-168.

Ladrech R. Europeanization of Domestic Politics and Institutions: The Case of France // Journal of Common Market Studies. 1994. Vol. 32, issue 1. P. 69-88.

Lindberg L. N., Scheingold S.A. Europe's Would-Be Polity: Patterns of Change in the European Community. Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall, 1970. 314 p.

Mair P. Political Parties and Party Systems // Europeanization: New Research Agendas / ed. by P. Graziano, M. P. Vink. Basingstoke: Palgrave Macmillan, 2007. P. 154-166.

Moeller R. The German Social Democrats // Political Parties and the European Union / ed. by J. Gaffney. London: Routledge, 1996. P. 33-52.

Moreau P. Was will die PDS? Frankfurt am Main: Ullstein Tb, 1994. 233 s. Vollmer L. Die Grünen und die Außenpolitik. Ein schwieriges Verhältnis. Münster: Westfälisches Dampfboot, 1998. 649 s.

Федорова Светлана Сергеевна — кандидат политических наук; s.s.fedorova@spbu.ru

Статья поступила в редакцию 1 сентября 2016 г.; рекомендована в печать 3 ноября 2016 г.

Для цитирования: Федорова С. С. Региональные выборы в Германии 2016 сквозь призму европеизации политических партий и последствий миграционного кризиса в Европейском Союзе // Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. 2016. Т. 12, № 3. С. 96-107.

REGIONAL ELECTIONS IN GERMANY: EUROPEANIZATION OF POLITICAL PARTIES AND CONSEQUENCES OF MIGRATION CRISIS IN THE EU

Svetlana S. Fedorova

Saint Petersburg State University

Universitetskaya emb., 7-9, St. Petersburg, 199034, Russia; s.s.fedorova@spbu.ru

The article gives a detailed analysis of regional elections in Germany 2016 in the case of migration problems in Germany and Europe. It is described a process of europeanisation of political parties as the factor of influence on formation of electoral preferences of citizens. It is given the characteristic of migrant policy of Germany and key positions of political parties in Germany concerning the European integration. In the article proofs of significant influence of migration crisis on party political system of Germany are given. On the basis of research of the content analysis results of parliamentary debates of the Maastricht, Nice and Lisbon treaties of the European Union, for the purpose of finding positions of key political parties of Germany concerning the European policy and the European integration, despite a common pro-European position which have political parties in Germany, interparty disagreements in Germany concerning many European questions are established. The Left-wing party, accepting the basic principles of the European integration, demands for radical reorientation of goals and main content of the EU domestic policy. While liberals and most of deputies of CDU strongly uphold the pro-European rhetoric, representatives of the Social Democratic Party and Green party broach social problems in the EU and see "social Europe" as an ideal EU model in the future. In the article the reasons of increase of a role and popularity of "An alternative for Germany" are analyzed. It is proved the thinking of possible development in Germany the tendency, which already is in many European countries where the number of fixed voters of each party decreases, the party composition of parliament and government becomes more variegated, and creation of ruling coalitions becomes complicated.

Keywords: Germany, Landtag, elections, political parties, European Union, european integration, Europeanization.

ПОЛИТЭКС. 2016. Том 12, № 3

References

Boerzel T. A., Risse T. Europeanization: The Domestic Impact of EU Politics. Handbook of European Union Politics. Eds. Knud Erik Jorgensen, Mark A. Pollack, Ben J. Rosamond. London, Sage, 2007, pp. 483-504.

Fedorova S. S. Evoliutsiia institutovpoliticheskogo predstavitel'stva Germanii v usloviiakh evro-peiskoi integratsii. Dis. kand. polit. nauk [Evolution of German institutions of political representation in the context of European integration. PhD Thesis, political sciences]. St. Petersburg State University, 2015. 176 p. (In Russian)

Fischer J. Vom Staatenbund zur Föderation — Gedanken über die Finalität der europäischen Integration. Integration. 2000, vol. 23, no. 3, pp. 149-156.

Gutscher J. M. Die Entwicklung der FDP von ihren Anfängen bis 1961. Meisenheim am Glan, Hain, 1967. 228 p.

Haas E. B. The Uniting of Europe: Political, Social and Economic Forces 1950-57. Ann Arbor, MI, UMI Books on Demand, 1996. 552 p.

Hix S., Raunio T. Backbenchers Learn to Fight Back: European Integration and Parliamentary Government. Europeanised politics? The Impact of European Integration on Domestic Politics. Eds. K. H. Goetz, S. Hix. West European Politics. 2000, vol. 23, issue 4, pp. 142-168.

Kaveshnikov N.Yu. Transformatsiia institutsional'noistruktury Evropeiskogo soiuza [Transformation of the institutional structure of the European Union]. Moscow, Navona Publ., 2010. 480 p. (In Russian)

Ladrech R. Europeanization of Domestic Politics and Institutions: The Case of France. Journal of Common Market Studies, 1994, vol. 32, issue 1, pp. 69-88.

Lindberg L. N., Scheingold S. A. Europe's Would-Be Polity: Patterns of Change in the European Community. Englewood Cliffs, NJ, Prentice Hall, 1970. 314 p.

Mair P. Political Parties and Party Systems. Europeanization: New Research Agendas. Eds. Paolo Graziano, Maarten P. Vink. Basingstoke, Palgrave Macmillan, 2007, pp. 154-166.

Moeller R. The German Social Democrats. Political Parties and the European Union. Ed. by J. Gaffney. London, Routledge, 1996, pp. 33-52.

Moreau P. Was will die PDS? Frankfurt am Main, Ullstein Tb, 1994. 233 p.

Prohorenko I. L. Problema Evropeizatsii natsional'nykh politicheskikh partii v gosudarstvakh — chlenakh Evropeiskogo Soiuza [Problem of Europeanization of national political parties in the Member States of the European Union]. Chelovek. Soobshchestvo. Upravlenie [Human. Community. Management], 2014, no 3, pp. 32-40. (In Russian)

Vollmer L. Die Grünen und die Außenpolitik. Ein schwieriges Verhältnis. Münster, Westfälisches Dampfboot, 1998. 649 p.

For citation: Fedorova S. S. Regional Elections in Germany: Europeanization of Political parties

and Consequences of Migration Crisis in the EU. Political Expertise: POLITEX. 2016, vol. 12,

no. 3, pp. 96-107.

tfOßMMKC. 2016. TOM 12, № 3

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.