Научная статья на тему 'Реформирование института кандидатов на должности по судебному ведомству в Российской империи 1891-1892 гг. : историко-правовой анализ'

Реформирование института кандидатов на должности по судебному ведомству в Российской империи 1891-1892 гг. : историко-правовой анализ Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
72
35
Поделиться
Ключевые слова
КАНДИДАТЫ НА ДОЛЖНОСТИ ПО СУДЕБНОМУ ВЕДОМСТВУ / ПОДГОТОВКА КАДРОВ / СУДЕБНАЯ СИСТЕМА / ПРАВОВОЙ СТАТУС КАНДИДАТОВ НА ДОЛЖНОСТИ ПО СУДЕБНОМУ ВЕДОМСТВУ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Ильина Т. Н.

В статье рассматривается реформирование малоизученного отечественными историками права института кандидатов на должности по судебному ведомству. Данный институт был создан в 1864 г. и имел целью подготовку кадров для органов правосудия. Автор анализирует причины, ход реформы 1891-1892 гг. и ее результаты.

Текст научной работы на тему «Реформирование института кандидатов на должности по судебному ведомству в Российской империи 1891-1892 гг. : историко-правовой анализ»

УДК 321 (091)

РЕФОРМИРОВАНИЕ ИНСТИТУТА КАНДИДАТОВ НА ДОЛЖНОСТИ ПО СУДЕБНОМУ ВЕДОМСТВУ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ 1891-1892 гг.: ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ

© 2011 Т. Н. Ильина

ассистент

каф. конституционного и административного права e-mail: tanayunikaramhler. ru

Курский государственный университет

В статье рассматривается реформирование малоизученного отечественными историками права института кандидатов на должности по судебному ведомству. Данный институт был создан в 1864 г. и имел целью подготовку кадров для органов правосудия.

Автор анализирует причины, ход реформы 1891-1892 гг. и ее результаты.

Ключевые слова: кандидаты на должности по судебному ведомству, подготовка кадров, судебная система, правовой статус кандидатов на должности по судебному ведомству.

Проводимая в нашей стране политико-правовая реформа диктует необходимость изменения подходов к подготовке кадров для судебной системы. Важным является изучение отечественного опыта подготовки профессиональных судебных чиновников -института кандидатов на судебные должности в Российской империи.

Институт кандидатов на должности по судебному ведомству был создан в России в ходе судебной реформы 1864 г. Необходимость его организации была продиктована проводимыми в стране преобразованиями. В основу новой судебной системы были положены принципы современного права: независимость суда от администрации, несменяемость судей и следователей, гласность и состязательность процесса. Были созданы институты присяжных заседателей и судебных следователей, присяжных поверенных, была реорганизована деятельность старых судебных учреждений, изменялись и многие функции прокуратуры. Вследствие этого на первый план вышла проблема обеспеченности судебных учреждений квалифицированными юридическими кадрами. Механизм формирования кадрового состава дореформенного суда не мог отвечать требованиям времени [Захаров 2008: 2250-2252].

Новым в государственной политике подбора кадров для судебной системы также стал ценз опытности. Определенный стаж работы был необходим для занятия большинства судебных вакансий. Так, членом окружного суда могло быть лишь лицо, служившее по судебной части не менее трех лет в должности не ниже секретаря окружного суда или состоявшее не менее 10 лет присяжным поверенным [Судебные уставы 1914: Ст. 203-204]. Председателями и товарищами председателей окружных судов, а также членами судебных палат могли быть лица, состоявшие не менее трех лет в судебном ведомстве в должностях не ниже членов и прокуроров окружного суда, а председателями судебных палат - лица, прослужившие не менее лет, прокурорами палаты или членами палаты, председателями или товарищами председателя окружного суда [Судебные уставы 1914: Ст. 206-207]. Должность сенатора кассационного департамента Сената могли занять лица, не менее трех лет находившиеся в должности обер-прокурора или товарища обер-прокурора, председателя, члена или прокурора палаты [Судебные уставы 1914: Ст. 208].

Ценз опытности для лиц, желающих работать в органах прокуратуры, был выше, чем для судебных чиновников: четыре года стажа для должности товарища прокурора, шесть лет - для должности прокурора. При поступлении в судебную палату на должность товарища прокурора требовалось шесть лет, для прокурора -восемь лет стажа. И наконец, для определения к должности обер-прокурора был необходим стаж работы по судебному ведомству в течение 12 лет [Судебные уставы 1914: Ст. 210].

Таким образом, занятие высших должностей в судебных учреждениях было невозможно без последовательного прохождения низших.

Продолжительность стажа для судебных следователей была значительно меньше и составляла полгода [Судебные уставы 1914: Ст. 205]. Для занятия должности нотариуса и судебного пристава опыта не требовалось. Это объяснялось, на наш взгляд, в первую очередь тем, что для этих лиц был установлен минимальный возрастной ценз, который не предполагал наличие опыта работы. К тому же специфика деятельности судебных приставов не требовала от них особых навыков работы, что позволяло сократить для них срок стажа [Захаров 2007: 184].

Устанавливая требование наличия определенного стажа работы для судебных деятелей, законодатель должен был обеспечить его выполнение. Поэтому для приобретения первоначального опыта был создан институт кандидатов на должности по судебному ведомству. Его целью было, с одной стороны, обеспечить практическую подготовку будущих членов магистратуры, а с другой - решить проблему нехватки квалифицированных специалистов для созданных в ходе реформы судебных учреждений.

Таким образом, кандидатура становилась одним из звеньев системы практической подготовки профессиональных юридических кадров в Российской империи. «Кандидатура есть единственный контингент, из которого пополняются ряды магистратуры... прохождение кандидатского стажа есть необходимое и неизбежное условие занятия самостоятельной судебной должности...» [Муравьев 1900: 531]. Функцией института кандидатуры также должна была быть помощь в адаптации к будущей профессиональной деятельности только окончившим высшие учебные заведения «юристам». Этот «...институт... должен был стать “рассадником” наших судебных деятелей» [Тютрюмов 1896: 55].

Однако в процессе функционирования института кандидатуры проявились отдельные недостатки его организации, затрудняющие выполнение возложенных на данный институт функций.

По общему мнению, основные проблемы института кандидатов на судебные должности заключались в следующем:

1) законом не было предусмотрено постоянного фиксированного жалованья стажерам, что сокращало приток окончивших высшие учебные заведения молодых людей в кандидатуру из-за невозможности материальной самостоятельности;

2) отсутствовали гарантии карьерного роста кандидатов, не были определены условия их продвижения по службе. Отсутствие перспектив также не привлекало молодежь в магистратуру;

3) полностью не был урегулирован вопрос о формах и способах прохождения кандидатского стажа, что затрудняло выполнение одной из главных задач института -практической подготовки будущих членов магистратуры.

Вследствие названных причин к началу 1890-х гг. количество кандидатов на судебные должности было незначительным. К 1889 году на всю империю их насчитывалось 404 [Сб. стат. сведений Вып. 5: 1-7]. «...Прямой и естественный контингент - молодежь, окончившая высший юридический курс, сильно колеблется

вступать в их редеющие ряды, а если и вступает, то разве “до поры до времени” и “за неимением лучшего”» [Муравьев 1886: 2]. К тому же основная масса кандидатов была сосредоточена в столичных городах и лишь незначительная их часть стажировалась при провинциальных окружных судах. Так, по данным Министерства юстиции, в Санкт-Петербурге и в Москве в 80-е гг. XIX в. состояло по 60 и более кандидатов [Сб. стат. сведений Вып. 6: 1-7]. В то время как, например, при Курском окружном суде к 1890 г. их насчитывалось 12, при Тульском - 5, Воронежском - 9, Симферопольском -4 [Там же: 2-7].

Неудовлетворительное положение института кандидатов на судебные должности проистекало от недостаточного правового регулирования, поэтому предлагалось принять новый нормативный акт, более полно регламентирующий правовой статус и деятельность кандидатов. «Мысль о неотложности принятия общих мер к правильной организации судебной кандидатуры... не заглохла... она... стала предметом законодательной работы в центральном управлении Министерства юстиции» [Совещание старших председателей и прокуроров... 1895: 40].

Результатом этой работы являлся закон от 24 декабря 1891 г. и последующие за ним циркуляры Министерства юстиции, которые вносили существенные изменения в правовое положение и организацию института кандидатов на должности по судебному ведомству [ПСЗ-ІІІ. Т. XI. № 8188]. Общая природа и цель этих нормативных актов дает основание говорить о реформе института кандидатуры 1891-1892 гг.

Эволюция правового статуса кандидатов на судебные должности шла по пути его усложнения, увеличения объема прав и обязанностей, а также усиления дисциплинарной ответственности.

Произошла дифференциация стажеров - единые прежде в правовом отношении кандидаты в соответствии с новым законом делились на «старших» и «младших». Младшие кандидаты могли исполнять обязанности только низших канцелярских должностных лиц. По замыслу законодателей основным назначением младших кандидатов являлось «не восполнение недостатка в численном составе служащих, а деловое ознакомление с кандидатской службою» [Циркуляр Министерства юстиции №772 1892: 56].

Исходя из такого понимания, младшие кандидаты не могли выполнять обязанности судебных следователей, присяжных поверенных и других должностных лиц. Это право было предоставлено старшим кандидатам. Для получения статуса старшего кандидата младшие по истечении полуторагодичной практики обязательно подвергались экзамену, предварительно получив от окружного суда или палаты удостоверение, что они приобрели достаточную для самостоятельных судебных занятий подготовку [Циркуляр Министерства юстиции №772 1892: 58-59]. Циркуляром Министерства юстиции № 772 предписывался следующий порядок перехода в старшее звание: экзамен держался в комиссиях, состоящих из трех лиц: председателя или товарища председателя судебного учреждения, одного из членов этого учреждения и одного представителя прокуратуры. Младший кандидат имел право оставаться в этом звании на срок до двух лет. По истечении этого срока все не выдержавшие экзамена на звание старшего кандидата были обязаны подать прошение об отчислении в течение двух недель. Если этого не происходило, то по распоряжению начальства они отчислялись автоматически [Циркуляр Министерства юстиции №772 1892: 59]. Однако этим же законом допускаются исключения: в случае болезни кандидата или по иным уважительным причинам председатель палаты, по соглашению с прокурором палаты, мог продлить двухлетний срок пребывания в должности еще на один год [Циркуляр Министерства юстиции №772 1892: 59].

Служебные обязанности, а главное, права старших кандидатов расширялись.

Они могли быть направлены к исполнению должностей судебных следователей, присяжных поверенных (в случае недостатка последних в регионе), товарищей прокуроров, а также городских судей [ПСЗ-III. Т. XI. № 8188].

Закон 1891 г. строго определял сроки кандидатского стажа, который теперь делился на две половины и составлял в общей сложности три года, по полтора года на каждый этап стажировки. Таким образом, была преодолена одна из главных проблем института кандидатуры. По истечении полутора лет и при соблюдении других формальных условий судебное учреждение было обязано предоставить старшим кандидатам штатную должность.

Важным шагом в унификации служебных обязанностей стало уничтожение деления кандидатов на «прокурорских» и «судейских»: стажеров стали распределять либо в окружные суды, либо в судебные палаты, то есть туда, где они, по выражению Н. В. Муравьева, «могут и научиться обремененным судебным делам» [Муравьев 1890: 184]. Стремясь преодолеть однобокую подготовку, существовавшую в предыдущий период, закон достаточно полно регулировал стажировку младших кандидатов. Циркуляр Министерства юстиции № 772 обязал председателей окружных судов и палат проследить за тем, чтобы младшие кандидаты провели не менее шести месяцев в уголовных и гражданских отделениях палат или судов, а также в прокуратуре и не менее четырех месяцев - при судебных следователях [Циркуляр Министерства юстиции №772 1892: 56-57]. Несомненно, такое нововведение способствовало утверждению разносторонней подготовки кандидатов.

Одним из важнейших достижений реформы 1891-1892 гг. было утверждение гарантии материального обеспечения кандидатов на судебные должности. Циркуляром Министерства юстиции № 773 от января 1892 г. было положено начало штатному вознаграждению кандидатов, теперь получавших не только единовременные пособия, но и штатные оклады. Они распределялись по округам судебных палат министром юстиции, а в округах палат, между окружными судами - старшими председателями по соглашению с прокурорами палат. Однако, согласно закону, штатные оклады выплачивались только старшим кандидатам на судебные должности. К тому же количество окладов было невелико. Так, первоначально (т.е. на 1892 г.) на округ Московской судебной палаты был предусмотрен 31 оклад, а для Петербургской судебной палаты - 25 [ПСЗ-III. Т. XI. № 8188 1891]. Количество же старших кандидатов составляло 81 и 25 соответственно [Сб. стат. сведений Вып. 8: 1-2]. Для сравнения, в провинциальных судах численность старших кандидатов преобладала над количеством выделенных окладов: Харьковской судебной палате было предусмотрено 27 окладов на 63 стажера, для Одесской - 17 окладов на 27 кандидатов [Сб. стат. сведений Вып. 8: 1-4]. Таким образом, анализ статистических данных по Министерству юстиции демонстрирует, что большинство кандидатов (часть старших и все младшие) оставались без материального обеспечения.

По сведениям Н.В. Муравьева, которые он приводил в преддверии реформы, лишь 20% от общего числа стажеров имели собственные средства для жизни, 20% имели небольшие дополнительные средства, недостаточные без личного заработка, а большая часть - 60% - не имела никаких других средств, кроме заработка в качестве кандидата [Муравьев 1890: 170].

Пытаясь исправить эту ситуацию, Министерство юстиции обязало председателей судебных палат ежегодно подавать сведения о кандидатах, которым не были назначены штатные оклады [Циркуляр Министерства юстиции № 1087 1892: 75]. А с начала 1893 г. Министерство юстиции стало выделять суммы на выплату единовременных пособий таким кандидатам [Циркуляр Министерства юстиции № 2454 1893: 92-93].

Материальное положение кандидатов на судебные должности было достаточно сложным. Размер денежного вознаграждения старших кандидатов, состоящих при Курском окружном суде, колебался от 500 до 600 рублей в год [ГАКО. Ф. 32. Д. 2075. Л. 11]. Единовременные выплаты стажерам составляли 80-90 рублей [ГАКО. Ф. 32. Д. 2075. Л. 11]. Жалование кандидатов на судебные должности было сопоставимо лишь с окладом низших канцелярских служащих. Например, секретарь суда имел доход 1149 руб., а его помощник 574 [ГАКО. Ф. 32. Д. 2075. Л. 11]. Учитывая то, что на стажеров обычно возлагали большой объем работы, поручали выполнять различные распоряжения, не связанные с их основной деятельностью, данный факт свидетельствует о неравномерности оплаты труда в судебных ведомствах. Нужно учитывать и то, что помимо кандидатов, получающих жалование, оставались кандидаты и без содержания. Так, при Курском окружном суде в 1893 году их насчитывалось 16 человек [ГАКО. Ф. 32. Д. 2404. Л. 37].

Таким образом, основной недостаток института кандидатов на судебные должности - отсутствие материального обеспечения - не был полностью преодолен. В значительной массе стажеры не получали штатного жалования. Одной из возможностей дополнительного заработка являлось исполнение обязанностей судебных следователей, адвокатов и других должностных лиц, но по закону 1891 г. это право было предоставлено только старшим кандидатам. Таким образом, младшие кандидаты оказывались в весьма затруднительном положении. С одной стороны, им не было положено фиксированного оклада, а с другой - они не имели права исполнять обязанности различных должностных лиц и в итоге оставались без средств к существованию.

В 1908 г. по инициативе П. А. Столыпина были приняты меры по расширению материальных гарантий работников кандидатуры. Министр юстиции внес в Государственную думу законопроект об установлении с 1 января 1909 г. 80-ти новых окладов содержания для старших кандидатов на должности по судебному ведомству и об единовременном увеличении суммы для выдачи пособий стажерам на 228 тыс. руб. 21 мая проект, одобренный Государственным советом и Государственной думой, получил высочайшее утверждение и дополнил статьи действующего законодательства о кандидатах на судебные должности положением «Об установлении штатных окладов содержания для младших кандидатов на должности по судебному ведомству и о порядке назначения штатных окладов старшим и младшим кандидатам». Сумма штатных окладов была увеличена, что и зафиксировано в примечании к ст. 411: «Для старших кандидатов на должности по судебному ведомству, состоящих при окружных судах, образованы оклады штатного содержания по 900 рублей в год каждый. Размер окладов для состоящих при окружных судах и судебных палатах Империи младших кандидатов устанавливается в 300 рублей в год каждый» [ПСЗ-Ш. Т. XXX. Ч. 1. № 33371].

Итак, дальнейшее реформирование института кандидатуры было направлено на расширение материальных гарантий стажеров. Но при этом, несмотря на многочисленные проекты и предложения, составляемые для улучшения работы института кандидатов на судебные должности [Головинский 1892], до конца своего существования ни правовой статус кандидатов, ни структура их служебных занятий фактически не изменялись.

Последним нововведением реформы 1892-1892 гг. было расширение дисциплинарной ответственности кандидатов. Дисциплинарной властью по отношению к стажерам обладали те представители судебных мест, к которым они были прикомандированы: председатели окружных судов, прокуроры и товарищи

прокуроров. Согласно новому законодательству, более жесткие штрафные санкции, в

основном имущественного характера, могли применять также председатели судебных палат по соглашению с прокурором: взыскания, вычеты из жалования, арест до 7 дней [Там же].

Реформа пошла по пути расширения прав и гарантий стажеров, организационно оформила институт кандидатов на судебные должности, положила начало штатному вознаграждению стажеров. Однако материальные выплаты были доступны далеко не всем. Именно это положение реформы подверглось самой жесткой критике со стороны общественности [Печальное положение кандидатов судебного ведомства по новому закону 1893: 5-7]. В. А. Волжин отмечал, что «только некоторые счастливцы - пятая часть - попадут на штатные оклады», поэтому закон 1891 года «едва ли много улучшил положение кандидатов» [Волжин 1892: 324]. Один из руководителей занятий стажеров Сверчков заявил, что положение кандидатов с вступлением в силу нового закона только ухудшилось [Сверчков 1900: 217]. Очевидно, автор имел в виду положение младших кандидатов.

Оценивая реформу 1891-1892 гг., можно отметить ее половинчатый характер. С одной стороны, были строго определены сроки для каждой категории кандидатов на судебные должности, условия перехода из младшего состояния в старшее, а также порядок занятия старшими кандидатами судебных должностей в магистратуре. С другой стороны, новая практика грозила перекосом в отношении младших кандидатов, которые были резко ограничены законом в производстве самостоятельных действий и, находясь в затруднительном финансовом положении, не могли воспользоваться дополнительными источниками доходов, таких, как исполнение должностей судебного ведомства.

В целом, законодательство конца XIX - начала ХХ века имело прогрессивное значение, поскольку завершило оформление организационно-правовой структуры института кандидатов на должности по судебному ведомству.

Библиографический список

Высочайше утвержденное мнение Государственного совета «Об изменении узаконений о кандидатах на должности по судебному ведомству» от 24 декабря 1891 г. // ПСЗ-ІІІ. Т. XI. № 8188.

Высочайше утвержденный и одобренный Государственным Советом Государственной Думой закон «Об установлении штатных окладов содержания для младших кандидатов на должности по судебному ведомству и о порядке назначения штатных окладов старшим и младшим кандидатам» от 21 апреля 1910 г. // ПСЗ-ІІІ. Т. XXX. Ч. 1. № 33371.

Циркуляр Министерства юстиции от 9 января 1892 года №772 «О порядке служебных занятий кандидатов и выдаче им удостоверений» // Сборник циркуляров и инструкций Министерства юстиции 1889-1893. СПб.: Тип. Прав. Сената, 1895. 355 с.

Циркуляр Министерства юстиции от 9 января 1892 года № 773 в дополнение к Циркуляру от 9 января 1892 года № 772 // Там же.

Циркуляр Министерства юстиции от 12 июня 1892 года № 1087 «О порядке доставления в управление эмеритальной кассы министерства юстиции сведений о назначении кандидатов на судебные должности на штатные по канцелярии судебных мест должности» // Там же.

Циркуляр Министерства юстиции от 25 января 1893 года № 2454 «О временном доставлении сведений в отношении выдачи пособий кандидатам на судебные должности, не получающим штатных окладов» // Там же.

Сборник статистических сведений Министерства юстиции за 1889 г. Вып. 5. СПб.: Тип. Прав. Сената, 1890. 142 с.

Сборник статистических сведений Министерства юстиции за 1890 г. Вып. 6. СПб.: Тип. Прав. Сената, 1891. 148 с.

Сборник статистических сведений Министерства юстиции за 1892 год. Вып. 8. СПб.: Тип. Прав. Сената, 1894. 175 с.

Волжин В. А. Закон 24 декабря 1891 года и кандидаты на судебные должности // Юридическая летопись. 1892. № 4. С. 317-329.

Головинский М. Новый закон и кандидаты на судебные должности // Юридический вестник. 1892. Т. Х. Кн. 4. С. 620-628.

Государственный архив Курской области (ГАКО). Ф. 32. Д. 2075. Л. 11.

Захаров В. В. Будет исполнено. Организационно-правовые основы становления и функционирования института судебных приставов в дореволюционной России (18641917 гг.). Курск: Курск. гос. ун-т, 2007. 323 с.

Захаров В. В. Правовое регулирование формирования отечественного судейского корпуса в первой половине XIX столетия (на примере органов гражданской юрисдикции // Право и политика. 2008. № 9. С. 2248-2257

Муравьев Н. В. Из прошлой деятельности. Т. 2. СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1900. 597 с.

Муравьев Н. В. К вопросу о кандидатах на судебные должности (1890-1891) // Юридическая летопись. 1890. Т. 2. С. 165-184.

Муравьев Н. В. Кандидаты на судебные должности. М.: Тип. А.И. Мамонтова и Ко, 1886. 185 с. Репринтная копия.

Печальное положение кандидатов судебного ведомства по новому закону // Судебная газета. 1893. № 8. С. 5-7.

Сверчков. О постановке занятий следственной частью кандидатов на судебные должности // Журнал Министерства юстиции. 1900. № 3. С. 211-221.

Совещание старших председателей и прокуроров судебных палат по вопросу о кандидатах на должности по судебному ведомству (2 и 3 января 1895 г.) // Журнал министерства юстиции. 1895. № 10. С. 37-48.

Судебные уставы императора Александра ІІ. Ч. І. СПб., 1914.

Тютрюмов И. М. Кандидаты на судебные должности // Журнал Министерства Юстиции. №10. 1896. С. 55-110.