Научная статья на тему 'Реформация и дворянство в чешских землях'

Реформация и дворянство в чешских землях Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
853
120
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ШЛИКИ / ЗАЛЬХАУЗЕНЫ / ФОН БЮНАУ / МАЕСТАТ / УТРАКВИСТЫ / ЧЕШСКИЕ БРАТЬЯ / РУДОЛЬФ II / АНАБАПТИСТЫ / ЯН ГУС / МАРТИН ЛЮТЕР / SCHLICKS / SALHAUSENS / VON BüNAU / MAESTAT / UTRAQUISTS / BOHEMIAN BRETHREN / RUDOLPH II / ANABAPTISTS / JAN HUS / MARTIN LUTHER

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Бужек Вацлав

Развитие Реформации в Богемских землях, ввиду гуситской реформы и ее религиозных и политических последствий, имело свои уникальные черты. Здесь возрождение веры и возможность выбора исповедания были возможны уже в первой половине XVI в. через принятие утраквизма и также через Общину чешских братьев, имевших поддержку аристократов вопреки королевскому запрету. Ранняя лютеранская Реформация в Северной Богемии проходила в усадьбах, принадлежавших благородным семьям Шликов, Зальхаузенов, а затем и рыцарям фон Бюнау, где население в основном говорило по-немецки и власти использовали свои патронажные права для развития реформ. В Южной Богемии аналогичную роль играли Унгнады фон Зоннеки, которые пришли из Штирии и Каринтии. Однако невозможно обозначить тонкую границу между утраквизмом и лютеранством без дальнейших исследований. Право личного выбора независимо от социального статуса верующего было даровано в Богемии после провала так называемой Чешской конфессии 1575 г. через публикацию королевского постановления о религиозной свободе в 1609 г. Нарушение его условий королем и католическими подданными привело к богемскому восстанию в 1618-1620 гг. Период веротерпимости закончился в Богемских землях очень скоро после поражения последователей Реформации, а именно утраквистов, лютеран и чешских братьев, в битве на Белой горе. Согласно Обновленному земскому уложению (1627-1628), единственно допустимым вероисповеданием признавался римский католицизм.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Reformation and Nobility in Bohemian Lands

With respect to the Hussite revolution and its consequences for religious and political conditions the course of Reformation in Bohemian Lands showed unique features. The restoration of faith and individual choice of confession were there offered within approved Utraquism far into the half of 16th century and also by the Unity of the Brethren (Bohemian Brethren) which was supported by noble authorities in spite of being banned by the monarch. The early Lutheran Reformation in North Bohemia took place on manors owned by the noble families of Schlicks, Salhausens and later also Knights of Bünau where the population was mostly German-speaking and the authorities used their patronage rights to support its progression. In South Bohemia, there played a similar role the Ungnads of Sonneck who came from Styria and Carinthia. However, it is not possible to specify the confessional boundary between the Utraquism and Lutheranism without further research. The right to a personal choice of faith regardless to social status of the believer was in Bohemia granted after the failure of so-called Bohemian Confession 1575 by the publication of Letter of Majesty for religious freedom in 1609. Its breaches from the side of the king and his Catholic estates lead to the Bohemian Revolt between years 1618-1620. This period of religious tolerance ended in Bohemian Lands very soon after the defeat of reformation followers namely Utraquists, Lutherans and Bohemian Brethren in the battle of White Mountain. According to the Renewed Provincial Constitution (1627-1628), there was declared Roman Catholic as the only allowed confession.

Текст научной работы на тему «Реформация и дворянство в чешских землях»

в. Бужек

реформация и дворянство в чешских землях

В начале XVI столетия Центральная Европа приняла идеи немецкой Реформации благодаря трем решающим стимулам: всеобщему недовольству состоянием католической церкви, неприятию вызывающего образа жизни духовенства и поиску новых путей к более глубокой личной религиозности. В чешских землях (илл. 6) католическая церковь подвергалась острой критике церковных реформаторов уже во времена гуситской революции, в 20-30 гг. XV в. Главными итогами самобытной чешской Реформации были масштабная секуляризация церковного имущества в пользу дворянства, изгнание духовенства из чешского земского сейма и первый долгий религиозный раскол в Европе1.

На церковном соборе в Базеле гуситы не смогли настоять на своем требовании чаши для мирян, чтобы все население Чехии и Моравии обязательно причащалось Святыми Дарами под обоими видами (sub utraquespecie). Тем не менее базельские компактаты, утвержденные в 1436 г., стали гарантией двоеверия2. Утраквизм, или движение чашников, отличался от католицизма не только способом принятия Св. Даров, использованием чешского языка для повседневных богослужений и акцентом на бедности духовенства. Он также отвергал целибат священников и никак не ограничивал религиозную жизнь детей их возрастом. Напротив, близость католицизма и утраквизма подтверждалась общими взглядами на характер пресуществления (транссубстанциации) и на роль

1 Smahel, F. Die Hussitische Revolution. Hannover, 2002. Bd 3. S. 1691-2015.

2 Büzek, V. Nobles: Between Religious Compromise and Revolt, in: A Companion to the Reformation in Central Europe / Ed. by H. Louthan, G. Murdock. Leiden/Boston, 2015. P. 317-318.

© В. Бужек, 2018

священника как главного посредника между Богом и верующим. В назначении своих священников утраквисты зависели от высших чинов католической церкви3, хотя должность пражского архиепископа оставалась вакантной с 1471 г. Управление делами католической церкви временно вела верхняя консистория, упраздненная только после обновления пражского архиепископства в 1561 г.4 Центром утраквистской церковной администрации стала нижняя консистория, деятельность которой продолжалась и после обновления пражского архиепископства вплоть до 1604 г.5

Когда папа римский в 1462 г. отменил базельские компактаты, разрешенный ими религиозный дуализм не закончился. Чешский король без оглядки на Святой престол признавал право приверженцев католицизма и утраквизма на индивидуальный выбор веры. В 1485 г. действие базельских компактатов для чешского королевства подтвердило Кутногорское религиозное соглашение. Ничего подобного Европе не было известно до прихода Реформации в Германии и Швейцарии6. Через двенадцать лет свобода вероисповедания для утраквистов и католиков, без оглядки на социальное положение верующих, была узаконена и для Моравии. Все чешские короли подтверждали действенность базельских ком-пактатов, расписываясь перед своим избранием вплоть до 1567 г., когда компактаты были выведены из собрания земских законов, с которыми каждый претендент на чешскую корону обязан был согласиться перед сословными выборами7.

Кутногорский религиозный мир не распространялся на Общину чешских братьев, которая возникла во второй половине XV в. в Моравии и в центральной и восточной Чехии. Община отрицала как католицизм, так и утраквизм, практиковала право свободного

3 Macek, J. Vira a zboznost jagellonského veku. Praha, 2001. S. 61-62, 67, 74-75, 258.

4 Kavka, F., Skybovâ, A. Husitsky epilog na koncilu tridentském a puvodni koncepce habsburské rekatolizace Cech. Pocatky obnoveného prazského arcibiskupstvi 15611580. Praha, 1969. S. 159-164.

5 Rak, J. Vyvoj utrakvistické spravni organizace v dobe predbelohorské, in: Sbornik archivnich praci. 1981. Bd 31. S. 79-206.

6 Eberhard, W. Entstehungsbedingungen für öffentliche Toleranz am Beispiel des Kuttenberger Religionsfrieden von 1485, in: Communio Viatorum — A Theological Quarterly. 1986. No 29. 129-154.

7 Snemy ceské od léta 1526 az po nasi dobu. Praha, 1884. Bd III. S. 336-337, 381.

толкования Библии, а на регулярных синодах избирала собственное духовенство. Хотя королевским мандатом 1508 г. ее религиозная деятельность была запрещена, в течение всего XVI столетия эти собрания верующих действовали в нескольких ленных городах под защитой толерантного дворянства8.

По благородству происхождения дворяне в чешских землях делились на панство (высший слой) и рыцарство (низший слой)9. Земли дворянства представляли собой почти автономные территории, где политикой, экономикой и делами церкви управлял владелец. Король и высшее духовенство лишь самым незначительным образом влияли на духовную жизнь панств в чешских землях вплоть до начала активного контрреформационного движения в 20-х гг. XVII столетия. Представители обоих слоев дворянства регулировали религиозную жизнь в своих владениях, прежде всего, через патронатное право. Оно позволяло правителям земель предлагать высшим церковным иерархам кандидатов на освободившиеся бенефиции в каждом приходе10. Свои представления о литургических правилах и обязанностях паны и рыцари могли реализовать в виде церковных уставов. Они представляли собой базовые предписания для религиозной жизни в отдельно взятых дворянских владениях11.

Когда же в 20-х гг. XVI столетия разразилась немецкая Реформация, идеям гуситских реформаторов в Священной Римской империи внимание не уделялось12. Томас Мюнцер, который посетил Прагу в 1521 г., нашел понимание своих радикальных идей

8 Eberhard, W. Monarchie und Widerstand. Zur politischen Oppositionsbildung im Herrschaftssystem Ferdinands I. in Böhmen. München, 1985. S. 100-110.

9 Büzek, V., Grubhoffer, V. Libor Jan, Wandlungen des Adels in den böhmischen Ländern, in: Bohemia. 2014. Bd 54. S. 271-318.

10 Mat'a, Р. Vorkonfessionelles, überkonfessionelles, transkonfessionelles Christentum. Prolegomena zu einer Untersuchung der Konfessionalität des böhmischen und mährischen Hochadels zwischen Hussitismus und Zwangskatholisierung, in: Konfessionelle Pluralität als Herausforderung. Koexistenz und Konflikt in Spätmittelalter und Früher Neuzeit. Winfried Eberhard zum 65. Geburtstag / Hrsg. von J. Bahlcke, K. Lambrecht, H.-Ch. Maner. Leipzig, 2006. S. 307-331, особенно S. 328-330.

11 См.: Evangelicke cirkevni rady pro slechticka panstvi v Cechach a na Morave 1520-1620 / Hrsg. von J. Hrdlicka, J. Just, P. Zemek. Ceske Budejovice, 2017.

12 Eberhard, W. Die deutsche Reformation in Böhmen 1520-1620, in: Deutsche in den Böhmischen Ländern / Hrsg. von H. Rothe. Köln/Wien/Weimar, 1992. S. 103-123.

церковной реформы лишь у нескольких утраквистов из числа низшего дворянства, которым были близки его представления о создании обновленной апостольской церкви13. Мартин Лютер сначала считал гуситов еретиками и приравнивал их к катарам и вальденсам, и только после более близкого знакомства с идеями гуситских реформаторов он начал замечать сходства между чешской и немецкой Реформациями. В 1522 г. Лютер даже призвал чешских дворян-утраквистов защитить дело Яна Гуса перед нарастающим давлением со стороны Святого престола. Хотя дворяне-утраквисты не испытывали недостатка в чешских переводах избранных произведений Мартина Лютера, до более внятного соединения идей гуситов с представлениями немецкого реформатора дело не дошло14.

Самый сильный интерес лютерово реформационное учение вызвало сначала у немецкоязычных дворян, которые пришли в чешское королевство из Саксонии. Они получили право проживания и, после приобретения земель, стали закрепляться на преимущественно католическом севере Чехии, куда влияние гуситской революции не проникло (илл. 7). Главным центром лютеранства стали горные города Яхимов и Локет в землях богатых панов Шли-ков, которые переписывались с Мартином Лютером. Из Саксонии они приглашали лютеранских проповедников, учителей и художни-ков15. Кроме Шликов важную роль в распространении лютеранской реформации сыграли Зальхаузены в Бенешове-над-Плоучници, а позже и рыцари фон Бюнау в Дечине, которые также происходили из Саксонии. Распространение Реформации они сопровождали в 30-х гг. XVI столетия изданием первых церковных уставов для лютеранских костелов в своих владениях на северо-западе Чехии, где распространялось их патронатное право16.

13 Smahel, F. Die Hussitische Revolution. Hannover, 2002. Bd III. S. 1976-1983.

14 Just, J., Nespor, Z. R., Matejka, O. Luterani v ceskych zemich v promenach staleti. Praha, 2009. S. 43-50.

15 Buzek, V. Der Adel im böhmisch-sächsischen Grenzraum zu Beginn der Neuzeit, in: Die Familie von Bünau. Adelsherrschaften in Sachsen und Böhmen vom Mittelater bis zur Neuzeit / Hrsg. von M. Schattkowsky. Leipzig, 2008. S. 73-94, особенно S. 82-83; Just, J., Nespor, Z. R., Matejka, O. Luterani v ceskych zemich... S. 62-63.

16 Краткий обзор исследовательской литературы см.: Arnold, M. Das Luthertum im böhmischen Adel, in: Jahrbuch des Bundesinstituts für Kultur und Geschichte der Deutschen im östlichen Europa. 2014. Bd 22. S. 67-105; Eberhard, W. Reformation

В Южной Чехии в начале в 20-х гг. XVI в. к лютеранской Реформации присоединился Андреас Унгнад фон Зоннек, который пришел из Штирии и Каринтии. Он получил во владение в виде залога панство Глубока. В 1536 г. Унгнад отправился в саксонский Торгау, чтобы послушать проповеди Мартина Лютера. Потом Унгнад попросил его о личной беседе. К ярким последователям лютеранства принадлежал и его старший брат Ганс Унгнад фон Зоннек, который в 1555 г. был вынужден оставить должность ландес-гауптмана Штирии. Под защитой вюртембергского герцога Кристофа он осел в Урахе, на юге Священной Римской империи, где вместе со словенским реформатором Приможем Трубаром содействовал переводам Библии Лютера на хорватский, итальянский и словенский языки, а также ее печати и распространению17.

Сторонники радикальных течений немецкой и швейцарской Реформации, особенно цвинглиане и анабаптисты, находили поддержку в Моравии18. Она отличалась исключительной религиозной толерантностью в силу выраженного влияния Общины чешских братьев среди богатого и политически влиятельного дворянства. Поскольку моравские дворяне считали веру Божьим даром, которую нельзя никому навязать вопреки его свободной воле, они не хотели преследовать приверженцев каких-либо христианских конфессий. Высокая степень религиозной терпимости большинства дворян Моравии с конца XV столетия вытекала из их веры в бесконфессиональное христианство, в котором вероучения не создавали бы крупных преград19.

und Luthertum im östlichen Europa. Konflikte um konfessionelle und ständische Selbstbehauptung im 16. und 17. Jahrhundert, in: Der Luthereffekt im östlichen Europa. Geschichte — Kultur — Erinnerung / Hrsg. von J. Bahlcke, B. Störtkuhl, M. Weber. Berlin/Boston, 2017. S. 11-38.

17 Buzek, V. Die Ungnads von Sonnegg — der lutherische Adel in der Habsburgermonarchie um die Mitte des 16. Jahrhunderts, in: Opera historica. 2017. Bd 18. S. 220236; Primus Truber 1508-1586. Der slowenische Reformator und Württemberg / Hrsg. von S. Lorenz, A. Schindling, W. Setzler. Stuttgart, 2011.

18 Pänek, J. Moravsti novokrtenci (Spolecenske a politicke postaveni predbelohor-skych heretikü, socialnich reformatorü a pacifistü), in: Cesky casopis historicky. 1994. Bd 92. S. 242-256.

19 Välka, J. Dejiny Moravy II. Morava reformace, renesance a baroka. Brno, 1995. S. 13-19.

Первых анабаптистов привел в Моравию Бальтазар Хубмайер в 1526 г. После его смерти на религиозные воззрения моравских анабаптистов повлияли в 30-х гг. XVI столетия Якоб Гуттер, пришедший из Тироля, и его последователи. Моравское дворянство вопреки сильному давлению королей отказывалось изгонять анабаптистов из своих земель. И как только моравские сословия добились в 1570 г. регулярного налогообложения анабаптистов, те даже стали полноправными обитателями Моравии. По примерным подсчетам, около 1600 г. там проживали где-то 20 тыс. анабаптистов. Это было чуть меньше 3% от всего моравского городского населения. Они занимались простыми ремеслами: текстильным, кожевенным, столярным и кузнечным. Анабаптисты выделялись художественным изготовлением белой керамической посуды, которая называлась хабанский фаянс, но также делали ножи и часы. Еще они были востребованными цирюльниками, виноделами и садовниками. Вынужденный уход анабаптистов в Верхнюю Венгрию случился в 1622 г., после того как вышел приказ об их изгнании20.

Хотя воззрения части утраквистского духовенства Чехии приближались к идеям лютеранской Реформации21, попытки создания единой евангелической церковной организации во главе с собственным епископом завершились неудачей в 1543 г.22 Причиной неуспеха была не только непреклонная позиция Общины чешских братьев. Была и менее очевидная причина — нежелание дворянства вступать в открытый конфликт с королем Фердинандом I из династии Габсбургов, который выступал против объединения некатолических конфессий. Хотя этот монарх и пытался препятствовать дальнейшему расширению немецкой Реформации, долгое время он избегал силового вмешательства. Только в 30-х гг. XVI в. Фердинанд I, воспользовавшись поражением немецких протестантов

20 Pânek, J. Moravsti novokrtenci (Spolecenské a politické postaveni predbelohor-skych heretiku, socialnich reformatory a pacifistû), in: Cesky casopis historicky. 1994. Bd 92. S. 242-256.

21 Eberhard, W. Konfessionsbildung und Stände in Böhmen 1478-1530. München/Wien, 1981. S. 144-149; David, Z. V. The Integrity of the Utraquist Church and the Problem of Neo-Utraquism, in: The Bohemian Reformation and Religious Practice / Ed. by Z. V. David, D. R. Holeton. Vol. 5. Part I. Praha, 2005. S. 329-352.

22 Janâcek, J. Ceské dejiny. Doba predbelohorska 1526-1547. Bd I/2. Praha, 1984. S. 150-152.

в Шмалькальденской войне, стал наносить постоянные удары по дворянам, которые в своих владениях давали защиту запрещенным собраниям чешских братьев и поддерживали лютеранских духовных лидеров23.

Необходимой предпосылкой тех эффективных мер, которые Фердинанд I принимал против сторонников Реформации в чешских землях, было восстановление административной системы католической церкви и проведение реформ Тридентского собора. По инициативе короля в 1556 г. в Чехию пришли первые иезуиты. Через шесть лет их Клементинская коллегия в Праге добилась создания университета, который содействовал обучению священников и воспитанию дворян и горожан24. В 1561 г. было восстановлено пражское архиепископство, которое стало центром католической контрреформационной деятельности. Политическая жизнь Чехии и Моравии начала понемногу поддаваться давлению со стороны дворянских группировок, ограниченных в религиозном плане25. Католический нобилитет стремился к соглашению с королем, чтобы увеличить собственный вес в политике страны. В свою очередь, дворяне-сторонники Реформации, к которым относились утраквисты, лютеране и чешские братья, добивались признания своей веры и утверждения ее институциональной базы26.

Свободу вероисповедания, которая выходила за рамки отмененных базельских компактатов, для людей некатолического исповедания и благородного происхождения должна была подтвердить в 1575 г. Чешская конфессия (Confessio Bohemica). Ее источником стало Аугсбургское исповедание, которое обогатили идеи утраквистов и вероучение чешских братьев27. Король

23 Eberhard, W. Monarchie und Widerstand. S. 399-499; Arnold, M. Das Luthertum im böhmischen Adel... S. 84.

24 Buzek, V. Ferdinand von Tirol zwischen Prag und Innsbruck. Der Adel aus den böhmischen Ländern auf dem Weg zu den Höfen der ersten Habsburger. Wien/Köln/Weimar, 2009. S. 111-151.

25 Buzek, V. From Compromise to Rebellion. Religion and Political Power of the Nobility in the First Century of the Habsburg's Reign in Bohemia and Moravia, in: Journal of Early Modern History. 2004. Vol. 4. P. 31-45.

26 Vybiral, Z. Politicka komunikace aristokratické spolecnosti ceskych zemi na pocat-ku novoveku, in: CeskéBudëjovice. 2005. S. 119-207.

27 Hrejsa, F. Ceska konfese, jeji vznik, podstata a dejiny. Praha, 1912; Panek, J. Stavovska

Максимилиан II из правящей династии Габсбургов сначала устно пообещал подтвердить Чешскую конфессию лишь для панства и рыцарства, но в итоге он не просто решительно от нее отказался, а даже запретил ее печатать. Итогом стало то, что некатолическое дворянство составило оппозицию растущим контреформационным стремлениям Габсбургов, не переставая при этом стремиться к созданию единой организационной основы для некатолических конфессий.

Несмотря на то, что в последней трети XVI в. расширение лютеранской Реформации замедлилось, религиозные убеждения ее сторонников проявлялись не только в создании дворянских библиотек, где не было недостатка в произведениях Мартина Лютера и Филиппа Меланхтона28, но и в строительстве и украшении часовен и костелов в дворянских владениях, где действовало патро-натное право. Около 1569 г. заместитель высочайшего канцлера Чешского королевства Георг Мель фон Штрелиц в своем замке Грабштейн заново заказал украшение замковой капеллы св. Варвары. Образцом для изображений страданий Христа, Страшного суда и четырех евангелистов, очевидно, послужили сцены из циклов Альбрехта Дюрера о Страстях Господних. Благодаря этому заказу образованного дворянина верующие в лютеранской часовне могли вместе с проповедником пройти по всей жизни Христа — от благовещения и Рождества до заточения, бичевания и положения во гроб, вплоть до Воскресения и Вознесения29. Тогда как в костеле св. Вацлава в Рудниках около 1607 г. в лютеранском духе было изменено внутреннее убранство и переписан главный алтарь. Его изначальная живопись появилась в конце XV в., когда алтарь украсили картиной

opozice a jeji zapas s Habsburky 1547-1577. K politické krizi feudalni tridy v predbelo-horském ceském state. Praha, 1982. S. 101-119; Bahlcke, J. Regionalismus und Staatsintegration in Widerstreit. Die Länder der Böhmischen Krone im ersten Jahrhundert der Habsburger Herrschaft (1526-1619). München, 1994. S. 169-308.

28 Balâsovâ, M. Kultura luterské slechty v severozapadnich Cechach na prikladu Stampachu ze Stampachu, in: Ustecky sbornik historicky. 2005. S. 121-153, особенно S. 142-147; Veselâ, L. Die Rezeption von Luthers Werken in den böhmischen und österreichischen Adelsbibliotheken der Frühen Neuzeit (1550-1620), in: Opera historica. 2017. Bd 18. S. 206-220.

29 Svoboda, M. Spasa i zatraceni na Grabstejne. Zamecka kaple svaté Barbory z roku 1569, in: Dejiny a soucasnost. 2015. Bd 37. No 2. S. 28-29.

со сценой сожжения Яна Гуса. Его мученическая смерть на костре была главным визуальным символом утраквистской церкви30.

Религиозное самосознание и благородное происхождение Заль-хаузенов отразились в убранстве их родовой погребальной часовни лютеранского костела Рождества Девы Марии в Бенешове-над-Плоучници (илл. 8). Вершина этого убранства — надгробие со стоящими на коленях фигурами Вольфа фон Зальхаузена и его жены (илл. 9). Она и заказала это надгробие, видимо в Пирне или Мей-сене, после того как ее муж умер в 1589 г. Фигуры их детей, которые тоже преклонили колени, нашли себе место на этом надгробии позади родителей. В задней части надгробия находится рельеф с воскрешением Лазаря, а на надставке помещен рельеф с воскресением Христа. В нишах сидят евангелисты Иоанн и Марк. Среднюю часть надгробия украшают гербы родственных дворянских родов, которые происходили из лютеранской Саксонии. Воскрешение Лазаря говорило о деяниях первого из Зальхаузенов, который покинул Священную Римскую империю, пришел в чешские земли с семьей и принял лютеранскую веру. Присутствие в убранстве надгробия семьи его внука, двух евангелистов и гербов саксонских дворян было свидетельством непрерывной традиции лютеранской веры Зальхаузенов и демонстрировало их благородство31.

Из книги даров лютеранского костела св. Сальватора в Праге следует, что несколько десятков дворян, особенно с севера Чехии, в 1610-1615 гг. пожертвовали на постройку этого храма, что, однако, не было прямым свидетельством их лютеранской веры. Вклады благородных дарителей, скорее, говорили о том, что они не принадлежат к католической вере, так как речь могла идти не только о сторонниках лютеранства, но также и об утраквистах или членах Общины чешских братьев. Наряду с костелом Святейшей Троицы, костел св. Сальватора стал самым знаменитым центром религиозной жизни чешских и немецких лютеран Праги в годы правления Рудольфа II32.

30 Bartlova, M. «Upaleni sv. Jana Husa» na malovanych kridlech utrakvistickeho olta-re z Roudnik, in: Umeni. 2005. Bd 53. S. 427-443.

31 Bobkova, L. Rezidencni predstavy rytirü ze Salhausenu v severozapadnich Cechach, in: Aristokraticke rezidence a dvory v ranem novoveku / Hrsg. von V. Büzek, P. Kral. Ces-ke Budejovice, 1999. S. 266-268.

32 Das Spenderbuch für den Bau der protestantischen Salvatorkirche in Prag (1610-

В последней трети XVI в. меньшая, но лучше организованная католическая часть дворянства Чехии противостояла последователям утраквизма, лютеранства и Общины чешских братьев, представлявшим собой большинство, но бывшим неоднородными в религиозном плане и раздробленными в институциональном отношении. Паны и рыцари католической веры, чтобы удержать политические позиции в стране, были рады жертвовать земскими свободами некатолических сословий в пользу централизующих устремлений короля из династии Габсбургов. В то время как для некатолических сословий Моравии после их присоединения к австро-венгерской конфедерации в 1608 г. гарантом религиозной свободы был эрцгерцог Матвей, дальнейший путь утраквистов, лютеран и чешских братьев в Чехии был связан с верностью королю Рудольфу II33.

Хотя в 1602 г. Рудольф II обновил действие мандата против Общины чешских братьев, которой уже с 1508 г. запрещалось устраивать собрания в королевских городах и в панствах чешских дворян, его распоряжение должным образом не исполнялось. Это демонстрирует религиозная жизнь в городе Млада-Болеслав, недалеко от Праги, который в начале XVII столетия был самым известным в Чехии местом пребывания епископа чешских братьев. Анализ переписки духовенства с этим епископом показал, что в чешскобратскую веру не переставали обращаться и не очень богатые, и весьма состоятельные дворяне, владевшие землями в Средней и Восточной Чехии34.

Хотя Рудольф II и поддерживал католицизм, среди дворян при его императорском дворе в Праге в начале XVII в. были и представители некатолических конфессий из ряда европейских стран,

1615) / Hrsg. von R. Schreiber. Freilassing/Salzburg, 1956. S. 21-71; Wenzel, K. Konfese a chramova architektura. Dva luteranske kostely v Praze v predvecer tricetilete valky, in: Prazsky sbornik historicky. 2008. Bd 36. S. 31-103; 2009. Bd 37. S. 7-66.

33 Büzek, V. Ein Bruderzwist im Hause Habsburg (1608-1611). Ceske Budejovice, 2010.

34 Glücklich, J. Mandat proti Bratrim z 2. zari 1602 a jeho provadeni v 1602-1604, in: Letech Vestnik Krälovske ceske spolecnosti nauk 1904. Praha, 1905. S. 1-28; «Hned jsem k Vam dnes naschvali poslika sveho vypravil». Knezska korespondence Jednoty bratrske z ceskych diecezi z let 1610-1618. Archiv Matouse Konecneho I/1 / Hrsg. von J. Just. Praha, 2011.

особенно в многочисленной группе его личных камердинеров35. Выраженный многоконфессиональный характер императорского двора усилился еще больше, когда на закате своего правления Рудольф II пригласил главой своего тайного совета Генриха Юлия Брауншвейгского, который относился к числу самых известных защитников лютеранства в Священной Римской империи36.

Пока два брата из династии Габсбургов, Рудольф II и Матвей, конфликтовали, дворяне некатолического исповедания уделяли мало внимания многократным усилиям вождя кальвинистов империи, Кристиана I из Ангальт-Бернбурга, который стремился к объединению Унии протестантских князей Священной Римской империи с некатолическими сословиями Чешского королевства. В первом десятилетии XVII в. новости о политическом положении некатоликов Чехии, особенно чешских братьев, в центры кальвинистской Реформации в Амберге и Гейдельберге поставлял в первую очередь Теобальд Хок фон Цвайбрюкен. Он был немцем, секретарем Петра Вока из Рожмберка, главного представителя некатолических сословий и члена Общины чешских братьев, который его к этому и побуждал37. Заслугой Теобальда Хока стало распространение в чешских землях работ теологов-кальвинистов из окружения двора пфальцских курфюрстов в Гейдельберге. В своей крепости Жумберк на юге Чехии он держал в библиотеке книги о религии, в том числе множество работ лютеранских и особенно кальвинистских реформаторов. Эти книги были изданы в Амберге, Гейдельберге, Тюбингене

35 Buzek, V. Konfessionelle Pluralität in der kaiserlichen Leibkammer zu Beginn des 17. Jahrhunderts, in: Konfessionelle Pluralität als Herausforderung. Koexistenz und Konflikt in Spätmittelalter und Früher Neuzeit. Winfried Eberhard zum 65. Geburtstag / Hrsg. von J. Bahlcke, K. Lambrecht, H.-Ch. Maner. Leipzig, 2006. S. 381-395.

36 Buzek, V. Heinrich Julius von Braunschweig-Wolfenbüttel am Prager Kaiserhof, in: Herzog Heinrich Julius zu Braunschweig und Lüneburg (1564-1613): Politiker und Gelehrter mit europäischem Profil / Hrsg. W. Arnold, B. Bei der Wieden, U. Gleixner. Braunschweig, 2016. S. 42-56.

37 Pänek, J. Posledni Rozmberkove — velmozi ceske reformace. Praha, 1989. S. 306319; Buzek, V. Die Glaubensfreihet im Denken und Alltagsleben des Peter Woks von Rosenberg, in: Religion und Politik im frühneuzeitlichen Böhmen. Der Majestätsbrief Kaiser Rudolfs II. von 1609 / Hrsg. von J. Hausenblasova, J. Mikulec, M. Thomsen. Stuttgart, 2014. S. 85-102.

и Виттенберге. В 1614 г. в порядке патронатного права Теобальд Хок осуществил в своих владениях кальвинистскую Реформацию. Из убранства костела св. Иоанна Крестителя в Жумберке он велел убрать украшения и литургические предметы, которые использовались в католических мессах38.

9 июля 1609 г. король Рудольф II под давлением некатолического дворянства подписал постановление о религиозной свободе39. Его положения гарантировали право на личный выбор веры христианам Чехии без ограничения социальной принадлежности верующего. Этим он по своей сути отличался от Аугсбургского религиозного мира, который действовал в Священной Римской империи с 1555 г., по которому крепостные были обязаны следовать вере, которую выбирали их феодалы. Хотя Маестат привнес в повседневную религиозную жизнь равноправие католического вероисповедания с некатолическими, о полной религиозной свободе речь не шла. Веротерпимость была однозначно обеспечена только тем некатоликам, которых упоминала Чешская конфессия 1575 г., — утраквистам и чешским братьям. Оба этих разрешенных вероучения испытывали тогда влияние религиозных течений европейской Реформации. В случае с чашниками это было лютеранство, а многие сторонники чешскобратской веры были близки к кальвинистам. Если смотреть с точки зрения политической напряженности в Чехии, то постановление Рудольфа представляло собой последнюю попытку выровнять напряженные отношения между католиками и некатоликами.

38 Buzek, V. Zwischen Amberg und Wittingau. Politische Kommunikation in der Zeit des Bruderzwists im Haus Habsburg, in: Schlesien und der deutsche Südwesten um 1600. Späthumanismus — reformierte Konfessionalisierung — politische Formierung / Hrsg. von J. Bahlcke, A. Ernst. Heidelberg/Ubstadt/Weiher/Basel, 2012. S. 241-259; Bok, V. Die Bibliotheken von Theobald und Hans Höck von Zweibrücken nach einem Inventar von 1618, in: Buchwesen in Spätmittelalter und Früher Neuzeit. Festschrift für Helmut Claus zum 75. Geburtstag/ Hrsg. von U. Weiß. Epfendorf am Neckar, 2008. S. 341-356.

39 Pänek, J. Der Majestätsbrief zur Religionsfreiheit von 1609 als historiographisches Problem, in: Religion und Politik im frühneuzeitlichen Böhmen. Der Majestätsbrief Kaiser Rudolfs II. von 16091/ Hrsg. von J. Hausenblasova, J. Mikulec, M. Thomsen. Stuttgart, 2011. S. 239-260.

Снос лютеранских костелов и другие нарушения Маестата о религиозной свободе привели некатолическое дворянство к открытому восстанию против короля из династии Габсбургов. 23 мая 1618 г. оно началось с пражской дефенестрации. Власть взяла директория из тридцати некатолических панов, рыцарей и представителей королевских городов. 31 июля 1619 г. они сообща приняли Чешскую конфедерацию (Confoederatio Bohemica). Этой конституцией некатолические сословия закрепили всеобщее восстание в качестве правового инструмента против власти монарха, который нарушал их религиозную свободу и политические права. Упорно реализуя свое право на сопротивление, которое имело отчетливую конфессиональную основу, и выбрав чешским королем курфюрста Фридриха V Пфальцского, восставшие перестали повиноваться Габсбургам40.

Открытый мятеж некатолических сословий против габсбургского властителя все же завершился их поражением в битве на Белой горе 8 ноября 1620 г.41 Король Фердинанд II использовал свою победу для разного рода преследований тех, кто не причислял себя к католикам. В 1627 г. в Чехии, а в 1628 г. и в Моравии король издал Обновленное земское уложение, которое не только подтверждало наследственную власть династии Габсбургов в обеих землях, но и разрешало лишь католическое вероисповедание. Если же некатолические паны и рыцари отказывались в установленный срок обратиться в католичество, то по решению короля их имущество подлежало конфискации, а сами они были вынуждены отправляться в изгнание за границу42.

40 Bahlcke, J. Regionalismus und Staatsintegration in Widerstreit. Die Länder der Böhmischen Krone im ersten Jahrhundert der Habsburger Herrschaft (1526— 1619). München, 1994. S. 400-445.

41 Petrân, J., Petrânovâ, L. The White Mountain as a Symbol in Modern Czech History, in: Bohemia in History. Cambridge, 1998. S. 143-163; Olivier Chaline, La bataille de la Montagne Blanche, 8. novembre 1620: Un mystique chez les guerriers / Hrsg. von M. Teich. Paris, 1999.

42 Buzek, V., Mat'a, P. Wandlungen des Adels in Böhmen und Mähren im Zeitalter des Absolutismus (1620-1740), in: Der europäische Adel im Ancien Régime. Von der Krise der ständischen Monarchien bis zur Revolution (1600-1789) / Hrsg. von R. G. Asch. Köln/Weimar/Wien, 2001. S. 287-321; Bobkovâ, L. Exulanti z Prahy a severozapad-nich Cech v Pirne v letech 1621-1639. Praha, 1999.

В заключение нужно подытожить, что, ввиду гуситской революции с ее религиозными и политическими последствиями, Реформация в чешских землях по своему развитию ярко отличалась от остальных стран Центральной Европы. Утраквизм, разрешенный большую часть XVI столетия, а также Община чешских братьев предлагали дворянству обновление духовной жизни и индивидуальный выбор веры. Как видно из приведенных выше доводов, немецкая Реформация пришла в чешские земли с запозданием и очень медленно. Ранняя лютеранская реформация распространялась в Северной Чехии во владениях Шликов, Зальхаузенов, а позже и рыцарей фон Бюнау, преимущественно с немецкоязычными жителями. Она была делом рук дворянской верхушки, которая использовала для утверждения Реформации патронатное право. В среде чешского дворянства эти семьи находились в изоляции, поскольку были привязаны родственными связями к Саксонии. В Южной Чехии аналогичную роль сыграл род Унгнад фон Зоннек, который пришел из Штирии и Каринтии. Его брачная политика толкала его в сторону лютеранского дворянства габсбургской монархии. Все же без дальнейших исследований нельзя точно установить границы вероучений, утраквизма и лютеранства. Право на личный выбор веры без различия социального положения верующего в Чехии после неудачи Чешской конфессии 1575 г. обеспечил только Маестат о религиозной свободе 1609 г. С поражением сторонников Реформации, то есть утраквистов, лютеран и чешских братьев, в битве на Белой горе в 1620 г., в чешских землях закончилось время веротерпимости. По Обновленному земскому уложению, в 1627-1628 гг. единственной разрешенной религией был провозглашен католицизм.

Информация о статье

Бужек, В. Реформация и дворянство в чешских землях, В кн.: Proslogion: Проблемы социальной истории и культуры Средних веков и раннего Нового времени. 2018. Вып. 4 (1). С. 46-69.

Вацлав Бужек, д. и. н., профессор, Университет Ческе-Будеёвице (370 05, Czech Republic, Ceske Budejovice, Branisovska 1645/31A, Ceske Budejovice 2)

buzek@ff.jcu.cz

УДК 94(437)

Развитие Реформации в Богемских землях, ввиду гуситской реформы и ее религиозных и политических последствий, имело свои уникальные черты. Здесь возрождение веры и возможность выбора исповедания были возможны уже в первой половине XVI в. через принятие утраквизма и также через Общину чешских братьев, имевших поддержку аристократов вопреки королевскому запрету. Ранняя лютеранская Реформация в Северной Богемии проходила в усадьбах, принадлежавших благородным семьям Шликов, Зальхаузенов, а затем и рыцарям фон Бюнау, где население в основном говорило по-немецки и власти использовали свои патронажные права для развития реформ. В Южной Богемии аналогичную роль играли Унгнады фон Зоннеки, которые пришли из Штирии и Каринтии. Однако невозможно обозначить тонкую границу между утраквизмом и лютеранством без дальнейших исследований. Право личного выбора независимо от социального статуса верующего было даровано в Богемии после провала так называемой Чешской конфессии 1575 г. — через публикацию королевского постановления о религиозной свободе в 1609 г. Нарушение его условий королем и католическими подданными привело к богемскому восстанию в 1618-1620 гг. Период веротерпимости закончился в Богемских землях очень скоро после поражения последователей Реформации, а именно утраквистов, лютеран и чешских братьев, в битве на Белой горе. Согласно Обновленному земскому уложению (1627-1628), единственно допустимым вероисповеданием признавался римский католицизм.

Ключевые слова: Шлики, Зальхаузены, фон Бюнау, Маестат, утраквисты, чешские братья, Рудольф II, анабаптисты, Ян Гус, Мартин Лютер

Information on the article

Buzek, V. Reformatsiya i dvoryanstvo v cheshskikh zemlyakh [Reformation and Nobility in Bohemian Lands], in: Proslogion: Studies in Medieval and Early Modern Social History and Culture, 2018. Vol. 4 (1). P. 46-69.

Vaclav Buzek, doctor of History, professor, University of Ceske Budejovice (370 05, Czech Republic, Ceske Budejovice, Branisovska 1645/31A, Ceske Budejovice 2)

With respect to the Hussite revolution and its consequences for religious and political conditions the course of Reformation in Bohemian Lands showed unique features. The restoration of faith and individual choice of confession were there offered within approved Utraquism far into the half of 16th century and also by the Unity of the Brethren (Bohemian Brethren) which was supported

by noble authorities in spite of being banned by the monarch. The early Lutheran Reformation in North Bohemia took place on manors owned by the noble families of Schlicks, Salhausens and later also Knights of Bünau where the population was mostly German-speaking and the authorities used their patronage rights to support its progression. In South Bohemia, there played a similar role the Ungnads of Sonneck who came from Styria and Carinthia. However, it is not possible to specify the confessional boundary between the Utraquism and Lutheranism without further research. The right to a personal choice of faith regardless to social status of the believer was in Bohemia granted after the failure of so-called Bohemian Confession 1575 by the publication of Letter of Majesty for religious freedom in 1609. Its breaches from the side of the king and his Catholic estates lead to the Bohemian Revolt between years 1618-1620. This period of religious tolerance ended in Bohemian Lands very soon after the defeat of reformation followers — namely Utraquists, Lutherans and Bohemian Brethren — in the battle of White Mountain. According to the Renewed Provincial Constitution (1627-1628), there was declared Roman Catholic as the only allowed confession.

Key words: Schlicks, Salhausens, von Bünau, Maestat, Utraquists, Bohemian Brethren, Rudolph II, Anabaptists, Jan Hus, Martin Luther

Список источников и литературы

Arnold, M. Das Luthertum im böhmischen Adel, in: Jahrbuch des Bundesinstitutsfür Kultur und Geschichte der Deutschen im östlichen Europa. 2014. Bd 22. S. 67-105.

Bahlcke, J. Regionalismus und Staatsintegration in Widerstreit. Die Länder der Böhmischen Krone im ersten Jahrhundert der Habsburger Herrschaft (15261619). München: Mikrofiche-Ausg., 1994. 496 S. (Schriften des Bundesinstituts für ostdeutsche Kultur und Geschichte 3)

Baläsovä, M. Kultura luterske slechty v severozapadnich Cechach na prikladu Stampachu ze Stampachu, in: Ustecky sbornik historicky. 2005. Р. 121-153.

Bartlovä, M. «Upaleni sv. Jana Husa» na malovanych kridlech utrakvistic-keho oltare z Roudnik, in: Umeni. 2005. Bd 53. S. 427-443.

Bobkovä, L. Exulanti z Prahy a severozapadnich Cech v Pirne v letech 1621-1639. Praha: Scriptorium, 1999. 228 S.

Bobkovä, L. Rezidencni predstavy rytiru ze Salhausenu v severozapadnich Cechach, in: Aristokraticke rezidence a dvory v ranem novoveku / Hrsg. von V. Buzek, P. Kral. Ceske Budejovice: Jihoceska Univ., 1999. S. 251-273. (Opera historica 7)

Bok, V. Die Bibliotheken von Theobald und Hans Höck von Zweibrücken nach einem Inventar von 1618, in: Buchwesen in Spätmittelalter und Früher Neuzeit.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Festschriftfür Helmut Claus zum 75. Geburtstag / Hrsg. von U. Wieß. Epfendorf am Neckar: Bibliotheca-Academica-Verl., 2008. S. 341-356.

Büzek, V. Der Adel im böhmisch-sächsischen Grenzraum zu Beginn der Neuzeit, in: Die Familie von Bünau. Adelsherrschaften in Sachsen und Böhmen vom Mitte-later bis zur Neuzeit / Hrsg. von M. Schattkowsky. Leipzig: Leipziger Univ.-Verl., 2008. S. 73-94. (Schriften zur sächsischen Geschichte und Volkskunde 27)

Büzek, V Die Glaubensfreihet im Denken und Alltagsleben des Peter Woks von Rosenberg, in: Religion und Politik im frühneuzeitlichen Böhmen. Der Majestätsbrief Kaiser Rudolfs II. von 1609 / Hrsg. von J. Hausenblasova, J. Mikulec, M. Thomsen. Stuttgart: Steiner, 2014. S. 85-102. (Forschungen zur Geschichte und Kultur des östlichen Mitteleuropa 46)

Büzek, V. Die Ungnads von Sonnegg — der lutherische Adel in der Habsburgermonarchie um die Mitte des 16. Jahrhunderts, in: Opera historica. 2017. Bd 18. S. 220-236.

Büzek, V. Ferdinand von Tirol zwischen Prag und Innsbruck. Der Adel aus den böhmischen Ländern auf dem Weg zu den Höfen der ersten Habsburger. Wien/Köln/Weimar: Böhlau, 2009. 378 S.

Büzek, V. From Compromise to Rebellion. Religion and Political Power of the Nobility in the First Century of the Habsburg's Reign in Bohemia and Moravia, in: Journal of Early Modern History. 2004. Vol. 8. P. 31-45.

Büzek, V. Heinrich Julius von Braunschweig-Wolfenbüttel am Prager Kaiserhof, in: Herzog Heinrich Julius zu Braunschweig und Lüneburg (1564-1613): Politiker und Gelehrter mit europäischem Profil / Hrsg. W. Arnold, B. Bei der Wieden, U. Gleixner. Braunschweig: Appelhans Verlag, 2016 S. 42-56. (Quellen und Forschungen zur braunschweigischen Landesgeschichte 49)

Büzek, V. Konfessionelle Pluralität in der kaiserlichen Leibkammer zu Beginn des 17. Jahrhunderts, in: Konfessionelle Pluralität als Herausforderung. Koexistenz und Konflikt in Spätmittelalter und Früher Neuzeit. Winfried Eberhard zum 65. Geburtstag / Hrsg. von J. Bahlcke, K. Lambrecht, H.-Ch. Maner. Leipzig: Leipziger Univ.-Verl., 2006. S. 381-395.

Büzek, V. Nobles: Between Religious Compromise and Revolt, in: A Companion to the Reformation in Central Europe / Ed. by H. Louthan, G. Murdock. Leiden/Boston: Brill, 2015. P. 316-337. (Brill's Companions to the Christian Tradition 61)

Büzek, V Zwischen Amberg und Wittingau. Politische Kommunikation in der Zeit des Bruderzwists im Haus Habsburg, in: Schlesien und der deutsche Südwesten um 1600. Späthumanismus — reformierte Konfessionalisierung — politische Formierung / Hrsg. von J. Bahlcke, A. Ernnst. Heidelberg/Ubstadt-Weiher/Basel: Verl. Regionalkultur, 2012. S. 241-259. (Pforzheimer Gespräche zur Sozial-, Wirtchafts- und Stadtgeschichte 5)

Buzek, V., Grubhoffer, V., Libor, J. Wandlungen des Adels in den böhmischen Ländern, in: Bohemia. 2014. Bd 54. S. 271-318.

Buzek, V., Mat'a, P. Wandlungen des Adels in Böhmen und Mähren im Zeitalter des Absolutismus (1620-1740), in: Asch, R. G. (Ed.) Der europäische Adel im Ancien Régime. Von der Krise der ständischen Monarchien bis zur Revolution (16001789) / Hrsg. von R. G. Asch. Köln/Weimar/Wien: Bohlau, 2001. S. 287-321.

Chaline, O. La bataille de la Montagne Blanche, 8. novembre 1620: Un mystique chez les guerriers. Paris: Noesis, 1999. 622 p.

Das Spenderbuch für den Bau der protestantischen Salvatorkirche in Prag (1610-1615) / Hrsg. von R. Schreiber. Freilassing/Salzburg, 1956. 155 S. (Forschungen zur Geschichte und Landeskunde der Sudentenländer 111)

Eberhard, W. Die deutsche Reformation in Böhmen 1520-1620, in: Deutsche in den Böhmischen Ländern / Hrsg. von H. Rothe. Köln/Wien/Weimar: Böhlau, 1992. S. 103-123. (Studien zum Deutschtum im Osten 25)

Eberhard, W. Entstehungsbedingungen für öffentliche Toleranz am Beispiel des Kuttenberger Religionsfrieden von 1485, in: Communio Viatorum — A Theological Quarterly. 1986. Bd 29. S. 129-154.

Eberhard, W. Konfessionsbildung und Stände in Böhmen 1478-1530. München/Wien: R. Oldenbourg, 1981. 314 S. (Veröffentlichungen des Collegium Carolinum 38)

Eberhard, W. Monarchie und Widerstand. Zur politischen Oppositionsbildung im Herrschaftssystem Ferdinands I. in Böhmen. München: Oldenbourg, 1985. 511 S. (Veröffentlichungen des Collegiums Carolinum 54)

Eberhard, W. Reformation und Luthertum im östlichen Europa. Konflikte um konfessionelle und ständische Selbstbehauptung im 16. und 17. Jahrhundert, in: Der Luthereffekt im östlichen Europa. Geschichte — Kultur — Erinnerung / Hrsg. von J. Bahlcke, B. Störtkuhl, M. Weber. Berlin/Boston: De Gruyter Oldenbourg, 2017. S. 11-38. (Schriften des Bundesinstituts für Kultur und Geschichte der Deutschen im östlichen Europa 64)

Ein Bruderzwist im Hause Habsburg (1608-1611) / Hrsg. von V. Bûzek. Ceské Budejovice, 2010. (Opera historica 14)

Evangelické cirkevni rady pro slechticka panstvi v Cechach a na Morave 1520-1620 / Hrsg. von J. Hrdlicka, J. Just, P. Zemek. Ceské Budejovice: Ceské Budejovice Jihoceska univerzita v Ceskych Budejovicich, Filozoficka fakulta, 2017. 497 S. (Prameny k ceskym dejinam 16.-18. stoleti, rada B, svazek VIII)

Glücklich, J. Mandat proti Bratrim z 2. zari 1602 a jeho provadeni v letech 1602-1604, in: Vestnik Krâlovskéceskéspolecnosti nauk 1904. Praha, 1905. 28 S.

«Hned jsem k Vam dnes naschvali poslika svého vypravil». Knezska kores-pondence Jednoty bratrské z ceskych diecézi z let 1610-1618 / Hrsg. von J. Just. Praha: Scriptorium 2011. 350 S. (Archiv Matouse Konecného I/1)

Hrejsa, F. Ceská konfese, její vznik, podstata a dejiny. Praha: Nákl. Ceské akademie císare Frantiska Josefa pro vedy, slovesnost a umení, 1912. 817 S.

Janácek, J. Ceské dejiny. Doba predbelohorská 1526-1547. I/2. Praha: Academia, 1984. 359 S.

Kavka, F., Skybová, A. Husitsky epilog na koncilu tridentském a puvodní koncepce habsburské rekatolizace Cech. Pocátky obnoveného prazského arci-biskupství 1561-1580. Praha: Universita Karlova, 1969. 210 S.

Luteráni v ceskych zemích v promenách staletí / Ed. J. Just, Z. R. Nespor, O. Matejka. Praha: Lutherova spolecnost, 2009. 395 S.

Macek, J. Víra a zboznost jagellonského veku. Praha: Argo, 2001. 488 S.

Mat'a, P. Vorkonfessionelles, überkonfessionelles, transkonfessionelles Christentum. Prolegomena zu einer Untersuchung der Konfessionalität des böhmischen und mährischen Hochadels zwischen Hussitismus und Zwangs-katholisierung, in: Konfessionelle Pluralität als Herausforderung. Koexistenz und Konflikt in Spätmittelalter und Früher Neuzeit. Winfried Eberhard zum 65. Geburtstag / Hrsg. von J. Bahlcke, K. Lambrecht, H.-Ch. Maner. Leipzig: Leipziger Univ. Verl., 2006. S. 307-331.

Pánek, J. Der Majestätsbrief zur Religionsfreiheit von 1609 als historiogra-phisches Problem, in: Religion und Politik imfrühneuzeitlichen Böhmen. Der Majestätsbrief Kaiser Rudolfs II. von 1609 / Hrsg. von J. Hausenblasová, J. Mikulec, M. Thom-sen. Stuttgart: W. Kohlhammer Verlag, 2011. S. 239-260. (Forschungen zur Geschichte und Kultur des östlichen Mitteleuropa 46)

Pánek, J. Moravstí novokrtenci (Spolecenské a politické postavení predbelo-horskych heretiku, sociálních reformátoru a pacifistu), in: Cesky casopis historicky. 1994. Bd 92. S. 242-256.

Pánek, J. Poslední Rozmberkové velmozi ceské reformace. Praha: Akad, 1989. 417 S.

Pánek, J. Stavovská opozice a její zápas s Habsburky 1547-1577. K politické krizi feudální trídy v predbelohorském ceském státe. Praha: Academia, 1982. 159 S.

Petrán, J., Petráñová, L. The White Mountain as a Symbol in Modern Czech History, in: Bohemia in History / Ed. by M. Teich. Cambridge: Cambridge University Press, 1998. P. 143-163.

Primus Truber 1508-1586. Der slowenische Reformator und Württemberg / Hrsg. von S. Lorenz, A. Schindling, W. Setzler. Stuttgart: W. Kohlhammer Verlag, 2011. 451 S.

Rak, J. Vyvoj utrakvistické správní organizace v dobe predbelohorské, in: Sborník archivníchprací. Praha: Orbis, 1981. Bd 31. S. 79-206.

Snemy ceské od léta 1526 az po nasi dobu: I-XI, XV. Praha: V Praze, Nákl. Král. ceskcho zemského vyboru, 1877-1929, 1955.

Svoboda, M. Spasa i zatraceni na Grabstejne. Zamecka kaple svate Barbory z roku 1569, in: Dejiny a soucasnost. 2015. Bd 37. No 2. S. 28-29.

Smahel, F. Die Hussitische Revolution. Hannover: Hahn, 2002. Bd 3. 279 S. (Monumenta Germaniae Historica 43)

Valka, J. Dejiny Moravy II. Morava reformace, renesance a baroka. Brno: Muzejni a vlastive dna spolecnost v Brne, 1995. 275 S.

Vesela, L. Die Rezeption von Luthers Werken in den böhmischen und österreichischen Adelsbibliotheken der Frühen Neuzeit (1550-1620), in: Opera historica. 2017. Bd 18. S. 206-220.

Vybiral, Z. Politicka komunikace aristokraticke spolecnosti ceskych zemi na pocatku novoveku, Ceske Budejovice: Historicky Ustav Jihoceske Univ., 2005. 389 S. (Monographia historica 6)

Wenzel, K. Konfese a chramova architektura. Dva luteranske kostely v Praze v predvecer tricetilete valky, in: Prazsky sbornik historicky. 2008. Bd 36. S. 31-103; 2009. Bd 37. S. 7-66.

Zdenek, D. V The Integrity of the Utraquist Church and the Problem of Neo-Utraquism, in: The Bohemian Reformation and Religious Practice / Ed. by Z. V. David, D. R. Holeton. Praha: Collegium Europaeum, 2005. S. 329-352.

References

Arnold, M. Das Luthertum im böhmischen Adel, in: Jahrbuch des Bundesinstitutsfür Kultur und Geschichte der Deutschen im östlichen Europa, 2014. Bd 22. S. 67-105.

Bahlcke, J. Regionalismus und Staatsintegration in Widerstreit. Die Länder der Böhmischen Krone im ersten Jahrhundert der Habsburger Herrschaft (15261619). München: Mikrofiche-Ausg., 1994. 496 S. (Schriften des Bundesinstituts für ostdeutsche Kultur und Geschichte 3)

Baläsovä, M. Kultura luterske slechty v severozapadnich Cechach na prikladu Stampachü ze Stampachu, in: Ustecky sbornik historicky, 2005. P. 121-153.

Bartlovä, M. «Upaleni sv. Jana Husa» na malovanych kridlech utrakvistic-keho oltare z Roudnik, in: Umeni, 2005. Bd 53. S. 427-443.

Bobkovä, L. Exulanti z Prahy a severozapadnich Cech v Pirne v letech 1621-1639. Praha: Scriptorium, 1999. 228 S.

Bobkovä, L. Rezidencni predstavy rytirü ze Salhausenu v severozapadnich Cechach, in: Büze, V., Kral, P. (Ed.) Aristokraticke rezidence a dvory v ranem novoveku. Ceske Budejovice: Jihoceska Univ., 1999. S. 251-273. (Opera historica 7)

Bok, V. Die Bibliotheken von Theobald und Hans Höck von Zweibrücken nach einem Inventar von 1618, in: Weiß, U. (Ed.) Buchwesen in Spätmittelalter und Früher Neuzeit. Festschrift für Helmut Claus zum 75. Geburtstag. Epfendorf am Neckar: Bibliotheca-Academica-Verl., 2008. S. 341-356.

Büzek, V. Der Adel im böhmisch-sächsischen Grenzraum zu Beginn der Neuzeit, in: Schattkowsky, M. (Ed.) Die Familie von Bünau. Adelsherrschaften in Sachsen und Böhmen vom Mittelater bis zur Neuzeit. Leipzig: Leipziger Univ.-Verl., 2008. S. 73-94. (Schriften zur sächsischen Geschichte und Volkskunde 27)

Büzek, V. Die Glaubensfreihet im Denken und Alltagsleben des Peter Woks von Rosenberg, in: Hausenblasova, J., Mikulec, J., Thomsen, M. (Ed.) Religion und Politik im frühneuzeitlichen Böhmen. Der Majestätsbrief Kaiser Rudolfs II. von 1609. Stuttgart: Steiner, 2014. S. 85-102. (Forschungen zur Geschichte und Kultur des östlichen Mitteleuropa 46)

Büzek, V. Die Ungnads von Sonnegg — der lutherische Adel in der Habsburgermonarchie um die Mitte des 16. Jahrhunderts, in: Opera historica, 2017. Bd 18. S. 220-236.

Büzek, V. Ferdinand von Tirol zwischen Prag und Innsbruck. Der Adel aus den böhmischen Ländern auf dem Weg zu den Höfen der ersten Habsburger. Wien/Köln/Weimar: Böhlau 2009. 378 S.

Büzek, V. From Compromise to Rebellion. Religion and Political Power of the Nobility in the First Century of the Habsburg's Reign in Bohemia and Moravia, in: Journal of Early Modern History, 2004. Vol. 8. P. 31-45.

Büzek, V. Heinrich Julius von Braunschweig-Wolfenbüttel am Prager Kaiserhof, in: Arnold, W., Bei der Wieden, B., Gleixner, U. (Ed.) Herzog Heinrich Julius zu Braunschweig und Lüneburg (1564-1613): Politiker und Gelehrter mit europäischem Profil. Braunschweig: Appelhans Verlag, 2016 S. 42-56. (Quellen und Forschungen zur braunschweigischen Landesgeschichte 49)

Büzek, V. Konfessionelle Pluralität in der kaiserlichen Leibkammer zu Beginn des 17. Jahrhunderts, in: Bahlcke, J., Lambrecht, K., Maner, H.-S. (Ed.) Konfessionelle Pluralität als Herausforderung. Koexistenz und Konflikt in Spätmittelalter und Früher Neuzeit. Winfried Eberhard zum 65. Geburtstag. Leipzig: Leipziger Univ.-Verl., 2006. S. 381-395.

Büzek, V. Nobles: Between Religious Compromise and Revolt, in: Howard, L., Murdock, G. (Ed.) A Companion to the Reformation in Central Europe. Leiden/Boston: Brill, 2015 P. 316-337. (Brill's Companions to the Christian Tradition 61)

Büzek, V Zwischen Amberg und Wittingau. Politische Kommunikation in der Zeit des Bruderzwists im Haus Habsburg, in: Bahlcke, J., Ernst, A. (Ed.) Schlesien und der deutsche Südwesten um 1600. Späthumanismus — reformierte Kon-fessionalisierung — politische Formierung. Heidelberg/Ubstadt/Weiher/Basel: Verl. Regionalkultur, 2012. S. 241-259. (Pforzheimer Gespräche zur Sozial-, Wirtchafts- und Stadtgeschichte 5)

Büzek, V. (Ed.) Ein Bruderzwist im Hause Habsburg (1608-1611). Ceske Budejovice, 2010. (Opera historica 14)

Buzek, V., Grubhoffer, V., Libor, J. Wandlungen des Adels in den böhmischen Ländern, in: Bohemia, 2014. Bd 54. S. 271-318.

Buzek, V., Mat'a, P. Wandlungen des Adels in Böhmen und Mähren im Zeitalter des Absolutismus (1620-1740), in: Asch, R. G. (Ed.) Der europäische Adel im Ancien Régime. Von der Krise der ständischen Monarchien bis zur Revolution (1600-1789). Köln/Weimar/Wien: Bohlau, 2001. S. 287-321.

Chaline, O. La bataille de la Montagne Blanche, 8. novembre 1620: Un mystique chez les guerriers. Paris: Noesis, 1999. 622 p.

Eberhard, W. Die deutsche Reformation in Böhmen 1520-1620, in: Rothe, H (Ed.) Deutsche in den Böhmischen Ländern. Köln/Wien/Weimar: Böhlau, 1992. S. 103-123. (Studien zum Deutschtum im Osten 25)

Eberhard, W. Entstehungsbedingungen für öffentliche Toleranz am Beispiel des Kuttenberger Religionsfrieden von 1485, in: Communio Viatorum — A Theological Quarterly, 1986. Bd 29. S. 129-154.

Eberhard, W. Konfessionsbildung und Stände in Böhmen 1478-1530. München/Wien: R. Oldenbourg, 1981. 314 S. (Veröffentlichungen des Collegium Carolinum 38)

Eberhard, W. Monarchie und Widerstand. Zur politischen Oppositionsbildung im Herrschaftssystem Ferdinands I. in Böhmen. München: Oldenbourg, 1985. 511 S. (Veröffentlichungen des Collegiums Carolinum 54)

Eberhard, W. Reformation und Luthertum im östlichen Europa. Konflikte um konfessionelle und ständische Selbstbehauptung im 16. und 17. Jahrhundert, in: Bahlcke, J., Störtkuhl, B., Weber, M. (Ed.) Der Luthereffekt im östlichen Europa. Geschichte — Kultur — Erinnerung. Berlin/Boston: De Gruyter Oldenbourg, 2017. S. 11-38. (Schriften des Bundesinstituts für Kultur und Geschichte der Deutschen im östlichen Europa 64)

Glücklich, J. Mandat proti Bratrim z 2. zari 1602 a jeho provadeni v letech 1602-1604, in: Véstnik Krâlovskéceskéspolecnosti nauk 1904. Praha, 1905. 28 S.

Hrdlicka, J., Just, J., Zemek, P. (Ed.) Evangelické cirkevni rady pro slechticka panstvi v Cechach a na Morave 1520-1620. Ceské Budejovice: Ceské Budejo-vice Jihoceska univerzita v Ceskych Budejovicich, Filozoficka fakulta, 2017. 497 S. (Prameny k ceskym dejinam 16.-18. stoleti, rada B, svazek VIII)

Hrejsa, F. Ceska konfese, jeji vznik, podstata a dejiny. Praha: Nakl. Ceské akademie cisare Frantiska Josefa pro vedy, slovesnost a umeni, 1912. 817 S.

Janâcek, J. Ceské dejiny. Doba predbelohorska 1526-1547. I/2. Praha: Academia, 1984. 359 S.

Just, J. (Ed.) «Hned jsem k Vam dnes naschvali poslika svého vypravil». Knezska korespondence Jednoty bratrské z ceskych diecézi z let 1610-1618. Archiv Matouse Konecného I/1. Praha: Scriptorium, 2011. 350 S.

Just, J., Nespor, Z. R., Matejka, O. (Ed.) Luterani v ceskych zemich v promenach staleti. Praha: Lutherova spolecnost, 2009. 395 S.

Macek, J. Vira a zboznost jagellonskeho veku. Praha: Argo, 2001. 488 S.

Mala, P. Vorkonfessionelles, überkonfessionelles, transkonfessionelles Christentum. Prolegomena zu einer Untersuchung der Konfessionalität des böhmischen und mährischen Hochadels zwischen Hussitismus und Zwangskatholisierung, in: Bahlcke, J., Lambrecht, K., Maner, H.-Ch. (Ed.) Konfessionelle Pluralität als Herausforderung. Koexistenz und Konflikt in Spätmittelalter und Früher Neuzeit. Winfried Eberhard zum 65. Geburtstag. Leipzig: Leipziger Univ.-Verl., 2006. S. 307-331.

Kavka, F., Skybovä, A. Husitsky epilog na koncilu tridentskem a püvodni koncepce habsburske rekatolizace Cech. Pocatky obnoveneho prazskeho arcibiskupstvi 1561-1580. Praha: Universita Karlova, 1969. 210 S.

Lorenz, S., Schindling, A., Setzler, W. (Ed.) Primus Truber 1508-1586. Der slowenische Reformator und Württemberg. Stuttgart: W. Kohlhammer Verlag, 2011. 451 S.

Pänek, J. Der Majestätsbrief zur Religionsfreiheit von 1609 als historio-graphisches Problem, in: Hausenblasova, J., Mikulec, J., Thomsen, M. (Ed.) Religion und Politik imfrühneuzeitlichen Böhmen. Der Majestätsbrief Kaiser Rudolfs II. von 1609. Stuttgart: W. Kohlhammer Verlag, 2011. S. 239-260. (Forschungen zur Geschichte und Kultur des östlichen Mitteleuropa 46)

Pänek, J. Moravsti novokrtenci (Spolecenske a politicke postaveni predbelohorskych heretikü, socialnich reformatorü a pacifistü), in: Cesky casopis historicky, 1994. Bd 92. S. 242-256.

Pänek, J. Posledni Rozmberkove velmozi ceske reformace. Praha: Akad, 1989. 417 S.

Pänek, J. Stavovska opozice a jeji zapas s Habsburky 1547-1577. K politicke krizi feudalni tridy v predbelohorskem ceskem state. Praha: Academia, 1982. 159 S.

Peträn, J., Petränovä, L. The White Mountain as a Symbol in Modern Czech History, in: Teich, M. (Ed.) Bohemia in History. Cambridge: Cambridge University Press, 1998. P. 143-163.

Rak, J. Vyvoj utrakvisticke spravni organizace v dobe predbelohorske, Sbor-nik archivnichpraci. Praha: Orbis, 1981. Bd 31. S. 79-206.

Schreiber, R. (Ed.) Das Spenderbuch für den Bau der protestantischen Salva-torkirche in Prag (1610-1615). Freilassing/Salzburg, 1956. 155 S. (Forschungen zur Geschichte und Landeskunde der Sudentenländer 111)

Snemy ceske od leta 1526 az po nasi dobu: I-XI, XV. Praha: V Praze, Nakl. Kral. Ceskcho zemskeho vyboru, 1877-1929, 1955.

Svoboda, M. Spasa i zatraceni na Grabstejne. Zamecka kaple svate Barbory z roku 1569, in: Dejiny a soucasnost, 2015. Bd 37. No 2. S. 28-29.

Smahel, F. Die Hussitische Revolution. Hannover: Hahn, 2002. Bd 3. 279 S. (Monumenta Germaniae Historica 43)

Valka, J. Dejiny Moravy II. Morava reformace, renesance a baroka. Brno: Muzejni a vlastive dna spolecnost v Brne, 1995. 275 S.

Vesela, L. Die Rezeption von Luthers Werken in den böhmischen und österreichischen Adelsbibliotheken der Frühen Neuzeit (1550-1620), in: Opera historica, 2017. Bd 18. S. 206-220.

Vybiral, Z. Politicka komunikace aristokraticke spolecnosti ceskych zemi na pocatku novoveku, Ceske Budejovice: Historicky Ustav Jihoceske Univ., 2005. 389 S. (Monographia historica 6)

Wenzel, K. Konfese a chramova architektura. Dva luteranske kostely v Praze v predvecer tricetilete valky, in: Prazsky sbornik historicky, 2008. Bd 36. S. 31-103; 2009. Bd 37. S. 7-66.

Zdenek, D. V. The Integrity of the Utraquist Church and the Problem of Neo-Utraquism, in: Zdenek, D. V., Holeton, D. R. (Ed.) The Bohemian Reformation and Religious Practice 5, Part I. Praha: Collegium Europaeum, 2005. S. 329-352.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.