Научная статья на тему 'Реакция сибирского духовенства на падение монархии в России'

Реакция сибирского духовенства на падение монархии в России Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
66
16
Поделиться
Ключевые слова
РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ / ОТРЕЧЕНИЕ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ II / СВЕРЖЕНИЕ МОНАРХИИ / ПРАВОСЛАВНОЕ ДУХОВЕНСТВО / СИБИРЬ / ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Елизарова Наталья Владимировна

В статье анализируется официальная позиция православного духовенства Сибири на свержение монархии в феврале 1917 г. и установление власти Временного правительства. Источниковой базой служат законодательные, распорядительные и делопроизводительные документы церкви.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Елизарова Наталья Владимировна,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Реакция сибирского духовенства на падение монархии в России»

УДК 93/94

-х-———-«е-

№ 1, 2017 (2)

РЕАКЦИЯ СИБИРСКОГО ДУХОВЕНСТВА НА ПАДЕНИЕ МОНАРХИИ В РОССИИ

Наталья Владимировна Елизарова, к.и.н., главный редактор редакционно-издательского центра БОУ ДПО «Институт развития образования Омской области»

Аннотация. В статье анализируется официальная позиция православного духовенства Сибири на свержение монархии в феврале 1917 г. и установление власти Временного правительства. Источниковой базой служат законодательные, распорядительные и делопроизводительные документы церкви. Ключевые слова: Русская православная церковь, отречение императора Николая II, свержение монархии, православное духовенство, Сибирь, Февральская революция.

THE REACTION OF SIBERIAN CLERGY TO THE FALL OF THE MONARCHY IN RUSSIA

N.V. Elizarova, PhD in History, Chief editor of the editorial and publishing center of State funded educational institution of further vocational education "Institute of education development for the Omsk region"

Abstract: The article analyses the official position of Siberian orthodox clergy on the overthrow of the monarchy in February 1917 and the formation of Temporary government. Law enforcement, directive and regulatory church documents serve as the source for the research.

Key words: Russian Orthodox Church, the Emperor Nikholay the II abdication, monarchy overthrow, orthodox clergy, Siberia, the February Revolution.

марта (по старому стилю 2 марта) 1917 г. в результате Февральской революции российский император Николай II отрекся от престола. До свержения самодержавия Российская империя формально оставалась православной монархией и являлась одним из столпов российской государственности, однако церковь, начиная с Петровской эпохи, находилась в подчиненном положении по отношению к государству и управлялась Святейшим правительствующим Синодом (далее - Св. Синод) - государственно-церковным органом, во главе которого стоял светский чиновник - обер-прокурор. Находясь в зависимости от царской власти, Русская православная церковь не могла себе позволить занять критическую позицию по отношению к ней практически ни по одному вопросу, поэтому ей не оставалось ничего другого, как быть проводником верноподданнических идей, а в условиях нарастающего недовольства населения действиями властей, имевшего место в начале XX в., это не могло не нанести урон престижу самой церкви. Между тем попытки освободиться от чрезмерно бдительного контроля государства церковь предпринимала постоянно. Так, еще 25 января 1905 г. в Кабинет министров поступил документ «Вопросы о желательных преобразованиях в постановке у нас Православной церкви», подписанный членом Св. Синода митрополитом Петербургским Анто-

■^революция и гражданская война в россии: осмысление столетия_

Елизарова Наталья Владимировна «Реакция сибирского духовенства на падение монархии в России»

нием, в котором содержалось предложение об ослаблении влияния государства на церковь. Обер-прокурор Синода К. П. Победоносцев счел данное предложение нежелательным и невозможным: «Доныне неразрывная связь государства с церковью в России считалась основной опорой государства и церкви, и распадение этой связи считалось гибельным и для церкви, и для государства» [6, 31]. Определенные надежды на ослабление государственного контроля возникли у духовенства и в период Первой русской революции, когда Николай II 17 апреля 1905 г. подписал указ «Об укреплении начал веротерпимости». Изменившиеся условия общественно-политической жизни церковь рассчитывала использовать для укрепления собственного авторитета; с этой целью были предприняты попытки проведения Собора и избрания патриарха. Но успехом эти попытки не увенчались. В связи с этим в среде духовенства наблюдался рост недовольства действиями официальных властей. А среди священнослужителей, особенно молодого возраста, появилось немало сторонников решительных государственных реформ, которые по духу были очень близки социалистическим.

После того как Николай II подписал отречение от престола, и власть перешла к Временному правительству, ряд видных православных архипастырей, представителей епархиальных учреждений и духовно-образовательных заведений направили телеграммы с приветствиями председателю Государственной думы М. В. Родзянко, главе Временного правительства, председателю Совета министров князю Г. Е. Львову, новому обер-прокурору Св. Синода В. Н. Львову, ставшему впоследствии одним из активных деятелей обновленческого раскола.

10 марта 1917 г. епископ Омский и Павлодарский Сильвестр выступил на городской площади Омска во время так называемого празднования «торжества гражданских свобод». В обращении, адресованном пастве, архипастырь не выразил протеста против упразднения монархии в России и поддержал пришедшие к власти новые силы. «Император Николай II, - говорилось в проповеди, - давший при своем священном миропомазании обет перед Господом блюсти благо народное, снял с себя обет отречением от престола и от верховной власти. Величайший долг устроения государственной жизни приняли на себя народные избранники из Государственной Думы. Они составили временное правительство, которое ныне заменило собою царскую власть. Так своим отречением от престола император Николай II не только себя освободил, но и нас освободил от присяги ему. Наш долг повиновения за совесть мы должны поэтому перенести всецело на новое Временное правительство. Будем же мы крестоносцами по духу Христову. Будем верны новому правительству, дабы и врага победно отразить, и внутреннюю жизнь наисовершеннейше устроить...» [3, 21- 22]. В тот же день архиепископ Сильвестр выступил в кафедральном соборе перед прихожанами еще с одним обращением, в котором мы, зная трагический исход жизненного пути Преосвященного, можем увидеть некое предчувствие грядущих драматических событий: «Ныне совершается обновление нашего государственного строя в нашем отечестве. Наш долг молиться Господу и просить Его милости, чтобы в спокойной созидательной работе совершилось это обновление, и чтобы оно принесло благо стране нашей. Мы и будем молиться об этом. Но обновление нашей государственной жизни совершалось и совершается не без крови.» [3, 20].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Слова епископа Енисейского и Красноярского Никона были более эмоциональными и восторженными в оценке событий: «10 марта - первый день весны природы:

№ПЕ

омской православной духовной семинарии

С

сегодня, 10-е марта 1917 года. Русский народ торжествует весну своей новой жизни: отныне (и до века) 10-е марта - всенародный великий Праздник обновления нашего Отечества. Возблагодарим же Господа, тако благодеющего нам!.. Россия наша, дорогая Россия воскресла! Смертию старого строя попрано угнетение, болезнь, цепи, отчаяние народа; тем, кто был во гробе, - забыт, измучен, закован, унижен, обижен, -жизнь дарована!..» [4, 308-309]. Стоит отметить, что архиепископ Никон не просто поддержал свержение власти Помазанника Божия, но и осудил его за грехи. Так, его речь на собрании конституционно-демократической партии 12 марта 1917 г. отличалась язвительностью и гневом: «Наши многие русские монархи и особенно последний из них Николай II со своею супругою Александрою так унизили, так посрамили, опозорили монархизм, что о монархе, даже и конституционном, у нас и речи быть не может. В то время, как наши герои проливали свою драгоценную кровь за отчизну, в то время, как все мы страдали и работали во благо нашей родины, Ирод упивался вином, а Иродиада бесновалась со своими Распутиными, Протопоповыми и другими пресмыкателями и блудниками. Монарх и его супруга изменяли своему же народу. Большего ужаснейшего позора ни одна страна никогда не переживала» [5, 308-309].

Более сдержанной и взвешенной оценки событий придерживался епископ Томский и Алтайский Анатолий, но он так же безоговорочно принял свержение старой власти и установление новой: «Над нашей Родиной, ее судьбами свершилась воля Божия, святая, непреложная. Мы вступили на новую дорогу жизни. Старое правительство сменено новым. Хотя оно временное, но ему следует подчиняться и исполнять все его распоряжения, как постоянного...» [2, 112].

Однако в рядах простых священнослужителей известие о произошедшей в стране революции и отречении царя вызвало растерянность и смятение, и высшим иерархам духовенства пришлось прибегнуть к увещеваниям «колеблющихся». Так, в марте 1917 г. Тобольское епархиальное начальство призвало сельских священников поддержать власть, пришедшую на смену царизму, которая, по его мнению, способна была покончить с кровопролитной войной: «Великая Россия вступила на путь великих внутренних преобразований, она стремится к великому светлому будущему. Но, стремясь к светлому будущему, мы не можем, мы не должны закрывать глаза на то, что стоим пред лицом страшной внешней опасности, - что у нас сильный, беспощадный враг и что от исхода борьбы с ним зависит вопрос. быть или не быть великой свободной России. Только победив врага, мы можем рассчитывать на свое свободное внутреннее развитие. Новое правительство делает и будет делать для сего все, что только возможно. В сем деле на помощь правительству должны придти мы, духовные пастыри и руководители народа, силою своего пастырского влияния.» [7, 117].

В мае 1917 г. епархии провели съезды духовенства (куда были также приглашены и миряне); не будет преувеличением сказать, что практически все съезды прошли на волне поддержки Временного правительства и воодушевления от смены формы правления в России. Во время масштабных совещательных мероприятий официальными резолюциями была закреплена позиция церкви относительно происходящих в стране событий. Примером такой резолюции можно назвать «Постановления Чрезвычайного съезда духовенства Тобольской епархии с резолюциями епископа Тобольского и Сибирского Гермогена (Долганова) от 20-27 мая 1917 г.», где, в частности, можно увидеть позиции духовенства сразу по нескольким вопро-

№ 1, 2017 (2)

■^революция и гражданская война в россии: осмысление столетия_

Елизарова Наталья Владимировна «Реакция сибирского духовенства на падение монархии в России»

сам: 1) отношение к произошедшему в стране перевороту; 2) отношение к войне;

3) характеристика желаемой модели общественно-политического устройства;

4) характер взаимоотношений церкви и государства; 5) отношение к государственным займам. Исходя из вышеупомянутого постановления духовенство Тобольской епархии признавало Временное правительство, «родившееся волей народа в бурю революции... единственно законным правящим органом», которому следует «необходимым оказать, полное доверие и всеми мерами содействовать укреплению его власти и водворению порядка» [8, 313]. Отношение к войне было не лишено антимилитаристского пафоса и вместе с тем содержало призыв довести войну до победного конца: «Церковь имеет заповедь: «Не убий». Во имя этой заповеди она отрицает войну. Путь к сияющей любви и братству через страдания, через крест. Нужно выпить чашу страданий до дна. Нужно уничтожить корень зла - милитаризм. Дорогие воины, родина у вас в неоплатном долгу. Вы истекали кровью, вы умирали сотнями тысяч, страдали миллионами. Заря новой жизни зажжена. Не потушите ее пламя, не остудите ее животворящей теплоты. Пусть скажут про вас: «Это они убили войну», смертию смерть поправ. Идите и своей победой убейте навсегда возможность войны. Долг искренней веры и любви состоит в том, чтобы полагать души свои, жизнь свою «за други своя», за родной народ, за церковь, за родину [8, 313]. Вступление членов клира в политические партии и организации в качестве членов или сотрудников признавалось нежелательным и недопустимым. Если говорить о взаимоотношениях церкви и государства, то утвержденный постулат носит безапелляционный характер - церковь должна быть свободна от государства. В качестве средства для восстановления и поддержания экономики страны приветствовались и поощрялись государственные займы, поддержку которых рекомендовалось стимулировать личным примером.

Резонансные выводы можно увидеть в резолюции Иркутского епархиального съезда духовенства и мирян. Делегаты съезда выступали за полную свободу церкви от государства, указывая на то, что «создавшаяся в России при бюрократическом строе форма взаимоотношений между государством и церковью, когда последняя была низведена на степень подчиненного государству учреждения, ненормальна. Такое подчинение церкви государству и его целям унижает достоинство церкви и подрывает ее авторитет» [9]. Отстаивая независимость церкви от государства, при этом высказывалось требование о необходимости полной материальной и юридической поддержки со стороны последнего. Признавая многоконфессиональную природу России, православное духовенство претендовало на главенствующую роль: «сообразуясь с относительным историческим и культурным авторитетом разных исповеданий и численностью принадлежащих к ним граждан, оно [государство] по справедливости должно признать православие религией первенствующей. Православие в России - религия большинства, создавшего самое государство. Оно принято народом на заре его исторической жизни и во все века его существования служило источником его духовно-нравственной силы. Первое место принадлежит ему по праву [9]. Приемлемой формой правления называлась демократическая республика. Также указывалось, что глава государства должен быть православным, а вся государственная деятельность нового строя должна покоиться на началах православно-христианской культуры. Аналогичной была позиция Томского избирательного епархиального собрания [1].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

№ 1, 2017 (2)

Исходя из вышеизложенного представители сибирского духовенства, в целом, признали свержение монархии и церкви и выразили безусловную поддержку Временному правительству. Однако попытки отмежевания от непопулярной политики самодержавия и поддержка новой власти не усилили влияние духовенства на народ. А свержение монархии оставило не только страну без сильной власти, но также и сама церковь оказалась беззащитной перед лицом надвигающегося революционного урагана.

Библиографический список:

1. ГАРФ. Ф. 3431. Оп. 1. Д. 1. Л. 27 об.

2. Из обращения к духовенству епархии епископа Томского и Алтайского Анатолия (Каменского), депутата IV Государственной Думы 14 марта 1917 г. // Томские епархиальные ведомости. - Томск, 1917. - № 6-7. - Часть офиц. - С. 112.

3. Из обращения к народу епископа Омского и Павлодарского Сильвестра (Ольшевского) на городской площади в Омске во время празднования «торжества гражданских свобод» 10 марта 1917 г. // Омские епархиальные ведомости. - Омск, 1917. - № 12. - Часть неофиц. - С. 21- 22.

4. Из «Речи в день «Весны» России» епископа Енисейского и Красноярского Никона (Бессонова) 10 марта 1917 г. // Забайкальские епархиальные ведомости. - Чита, 1917. - № 9-10. - Отдел неофиц. - С. 308-309.

5. Из речи епископа Енисейского и Красноярского Никона (Бессонова) на собрании кадетской партии // Забайкальские епархиальные ведомости. - Чита, 1917. -№ 9-10. - Отдел неофиц. - С. 308-309

6. Историческая переписка о судьбах Православной церкви. - М., 1912. - 125 с.

7. Обращение к духовенству Тобольской епархии тобольского епархиального начальства // Тобольские епархиальные ведомости. Тобольск, 1917. - № 11-12. - Отдел офиц. - С. 117-118.

8. Постановления Чрезвычайного съезда духовенства Тобольской епархии с резолюциями епископа Тобольского и Сибирского Гермогена (Долганова) // Тобольские епархиальные ведомости. - Тобольск, 1917. - № 22. - Отдел офиц. - С. 313.

9. Телеграмма председателю Всероссийского съезда православного духовенства и мирян Иркутского епархиального съезда духовенства и мирян 3 июня 1917 г. // Научно-исследовательский отдел рукописей Российской государственной библиотеки. Ф. 60. К. 6. Д. 21. Л. 1-3.