Научная статья на тему 'Реабилитация промышленных территорий городов: теоретические предпосылки, проектные направления (часть 2)'

Реабилитация промышленных территорий городов: теоретические предпосылки, проектные направления (часть 2) Текст научной статьи по специальности «Строительство и архитектура»

CC BY
1529
278
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПРОМЫШЛЕННЫЕ ТЕРРИТОРИИ / РЕАБИЛИТАЦИЯ ПРОМЫШЛЕННЫХ ТЕРРИТОРИЙ / КЛАССИФИКАЦИЯ ПРОМЫШЛЕННЫХ ТЕРРИТОРИЙ / ПРОЕКТНАЯ КОНЦЕПЦИЯ / INDUSTRIAL AREAS / REHABILITATION OF INDUSTRIAL AREAS / CLASSIFICATION OF INDUSTRIAL AREAS / THE PROJECT CONCEPT

Аннотация научной статьи по строительству и архитектуре, автор научной работы — Быстрова Татьяна Юрьевна

Вторая часть статьи содержит анализ основных практических подходов к реабилитации промышленных и транспортных территорий городов с учетом ценностно-смысловых концептуальных установок. Делается вывод о значимости архитектурных методик, предусматривающих долгосрочность, масштаб и партисипационный характер реабилитационных проектов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

REHABILITATION OF INDUSTRIAL AREAS OF CITIES: THEORETICAL BACKGROUND, DESIGN TRENDS (Part 2)

The second part of the article contains analysis of the key practical approaches to the rehabilitation of industrial and transport areas cities taking into account the value and essence of the conceptual installations. The author makes a conclusion on the significance of architectural techniques involving long term, scale and partisipacionnyj nature of the rehabilitation projects.

Текст научной работы на тему «Реабилитация промышленных территорий городов: теоретические предпосылки, проектные направления (часть 2)»

УДК 711.1 БЫСТРОВА Т. Ю.

Реабилитация промышленных территорий городов: теоретические предпосылки, проектные направления

(Часть 2)

Вторая часть статьи содержит анализ основных практических подходов к реабилитации промышленных и транспортных территорий городов с учетом ценностно-смысловых концептуальных установок. Делается вывод о значимости архитектурных методик, предусматривающих долгосрочность, масштаб и партисипационный характер реабилитационных проектов.

Ключевые слова: промышленные территории, реабилитация промышленных территорий, классификация промышленных территорий, проектная концепция.

BYSTROVA T. Y.

REHABILITATION OF INDUSTRIAL AREAS OF CITIES: THEORETICAL BACKGROUND, DESIGN TRENDS (Part 2)

The second part of the article contains analysis of the key practical approaches to the rehabilitation of industrial and transport areas cities taking into account the value and essence of the conceptual installations. The author makes a conclusion on the significance of architectural techniques involving long term, scale andpartisipacionnyj nature of the rehabilitation projects.

Keywords: industrial areas, rehabilitation of industrial areas, classification of industrial areas, the project concept.

Быстрова

Татьяна

Юрьевна

доктор философских наук, профессор УрФУ, Почетный работник высшей школы РФ, зав. лабораторией теории и истории архитектуры института «УралНИИпроект РААСН»

e-mail: taby27@yandex.ru

Впервой части статьи [1] нами рассмотрены наиболее широкие, но методологически очень значимые теоретические предпосылки деятельности по преобразованию городских промышленных территорий. Тема актуальна для многих российских городов, включая Уральский регион. Статистика говорит о наличии, к примеру, на территории Москвы 83 промышленных зон, общая площадь которых превышает 15,7 тыс. кв. м, или 14,6 % от всей территории города.

Для того чтобы избежать субъективности в принятии ответственных архитектурно-градостроительных решений, имеющих заметные социокультурные и экономические последствия, необходимо зафиксировать произошедшую в теории переоценку представителями разных направлений — урбанизма, экономики, социологии, эстетики — ситуаций депрес-сивности или нестабильности в городской среде. Оцениваемые в классической науке отрицательно, они осмысляются в последние десятилетия как повод к более активной профессиональной деятельности и — главное — как потенциал развития городов.

Общий вектор движения мысли специалистов разных направлений дает основание для того, чтобы не разделять стандартным образом проекты разного количественного уровня (как то: градостроительные, ландшафтные, архитектурные и т. п.) или степени реа-лизованности (конкурсные проекты, проекты в стадии осуществления, законченные объекты и т. п.). Единые концептуальные установки могут быть реализованы в разных условиях, в том числе по экономическим причинам. Изучать варианты, видя общность исходных положений, — это значит обогащаться опытом более системно.

Вообще, последовательность и акценты изложения материала по данной теме представляют собой определенную проблему, ведь проектов по реабилитации промышленных и транспортных территорий невероятно много. Начальной идеей классификации практических подходов была мысль о широте и разнообразии спектра реабилитационных проектов на Западе — в отличие от преобладающей устремленности российских архитекторов к проектированию элитного жилья и офисных

© Быстрова Т. Ю., 2013

21

зданий [1]. Однако по мере сбора материала гипотеза изменилась. Представляется, что более адекватными критериями анализа являются исходные условия проекта и параметры его реализации. Иначе говоря, важно не только, что именно строят и создают на бывших промышленных и транспортных территориях, но и к чему стремятся проектировщики в отношении эстетики, форм и методик реализации, целей создаваемого объекта, его окружения, а также последовательности реализации замысла в различных экономических условиях и т. д.

Масштабы исследуемых проектов требуют принятия ответственных решений. Здесь нет места произвольным мифологизирующим утверждениям типа «так всегда было» или «так будет лучше». Доказательные решения могут приниматься на основе многофакторного предпроектного анализа, учитывающего ряд констант. В последующем некоторые из них становятся основой проектных концепций разработчиков. Рассмотрим ряд первых необходимых шагов, без которых невозможна детальная проработка проекта.

I Статус земель в контексте решения архитектурно-градостроительных задач

Задача определения статуса земель, входящих в состав промышленных территорий и транспортных зон городов, первоначально не ставилась нами. Однако стремление к обоснованности проектных решений и необходимость формализации требуют в первую очередь учитывать этот статус.

Можно отталкиваться от классификации промышленных территорий как таковых (предприятия, выделяющие большое, среднее, незначительное количество производственных вредностей [12]). Однако это деление может быть лишь самым начальным, стартовым, поскольку не учитывает текущего состояния объектов и земель.

Четкой терминологии не существует. Например, Н. Чернышова, старший научный сотрудник Института Генплана Москвы, пишет о том, что в Москве термин «промышленные зоны» стал использоваться в 20062008 гг., тогда было сформировано и утверждено 209 промышленных зон [9]. При этом она не ссылается ни на одно определение промышленной зоны, не сравнивает ее с промышленной территорией, и это достаточно типичная ситуация, свидетельствующая о недостаточности теоретического осмысления вопроса.

Авторы работ по реабилитации промышленных территорий [см. 12] указывают на такие показатели, как размер территории, плотность застройки, а также на «общую площадь незастроенных территорий в границах промышленного предприятия», — поскольку их можно благоустраивать.

Для более конкретных случаев, связанных с реабилитацией территории, т. е. с изменением ее статуса благодаря архитектурно-градостроительной деятельности, называются «захламленные земли», «нарушенные земли» [8], «урбанизированные территории». В ряде случаев территории отождествляются с почвами [8, таблица 2], что сужает рассмотрение проблемы. В текстах на английском и немецком языках встречаются как более объемные понятия, фиксирующие в том числе и характер деятельности архитекторов, — «urban revitalization» (ревитализация города), «transformation of old industrial areas» (трансформация старых промышленных территорий), «Stadterneuerung» (обновление города), «Konversion» (конверсия — в особенности в Германии, в связи с военными территориями разного назначения, но это не единственный вариант), «stadtische und soziale

Wiederbelebung» (городское и социальное «оживление», восстановление жизни), так и более специализированные — «санация города», «трансформация бывших промышленных коммуникаций в...»1, и более междисциплинарные — «базовые процессы изменения города», «структурное изменение» и т. п.

Как видно, поставленный вопрос сложен и требует специальной проработки. На начальной стадии ведущегося нами исследования оснований для собственной классификации пока не появилось. Представляется, что ведущее значение в ней, помимо качества земель, должно быть отведено такому параметру, как связь с городским контекстом, местонахождение в пространстве города. Иначе говоря, классификация земель по статусу необходима. Но она не является достаточным основанием для принятия проектных решений.

II Отношение архитекторов к истории территории и историческому смысловому контексту

Одним из наиболее заметных критериев оценки создаваемых зон и объектов является, если можно так выразиться, степень радикализма действий, предлагаемых в отношении промышленной территории, ее специализации, местонахождения, традиций, стилистики архитектуры. Наличие предшествующей (промышленной) застройки делает взгляд архитекторов на коммуникации и формообразование более ретроспективным, актуализирует тенденции историзма. Соответственно, территории, являющиеся «нарушенными землями» и в значительной степени утратившие первоначальную природно-хозяйственную ценность, рождают более утопические и масштабные проекты, устремленные в будущее.

В свою очередь, этот исторический тренд корректируется программными целями заказчиков или архитекторов. В большинстве случаев коммерческая составляющая, хотя и присутствует в них, не выводится на первый план. В соответствии с постулатами Дж. Дже-кобс, К. Линча и в особенности Ч. Лэндри [5] и К. Дин-ни [4] доминируют социокультурные проекты. Их задача состоит в том, чтобы обеспечить переоценку территории жителями города, инвесторами, арендаторами, туристами. Поворот совершается на ценностных основаниях, причем исторические ценности включаются в более широкий аксиологический контекст. Формирующаяся территория, как правило, наделяется признаками повышенного экологизма, досуговой привлекательностью для людей разных возрастов и социального положения, а также — в ряде случаев — доступностью для инвалидов. Цель ее создания — повышение лояльности горожан, реже — туристический интерес.

Представляется, что, за исключением территорий, на которых расположены объекты историко-архитектурного наследия, доминанта «очевидного» историзма в формообразовании — признак, скорее, более коммерческого подхода. Наделение историческими и псевдоисторическими чертами новых объектов призвано «броситься в глаза» обывателям, усилить статусность места. Это выглядит если не архаичным, то достаточно прямолинейным приемом.

Чтобы эти тезисы не выглядели бездоказательными, кратко рассмотрим конкретные примеры работы с историческими объектами и историческим контекстом промышленных территорий, ориентируясь при их выборе на, так сказать, среднестатистический уровень, мейнстрим.

1 По данным сайта www.lenguee.de.

Иллюстрация 1. Схема реконструкции микрорайона «Красная Роза». г. Москва

П.1 Микрорайон «Красная Роза», Москва, Хамовники [2; 3; 7]

Обращение к этому проекту вызвано, прежде всего, его более качественным информационным освещением в прессе. Тексты по ряду других московских территорий настолько неполны, что размещать ссылки на них в научной работе не представляется возможным.

Проектированием на территории, которую с 1875 г. занимали вредные производства (красильно-отделочные и др.) фабрики Жиро (позже «Красная Роза»), занимались архитектурная мастерская «Сергей Киселев и партнеры» и ЗАО «Красная Роза», а также архитектурное бюро «Рождественка». Территория расположена в центре города, возможно, поэтому в статьях о проекте не говорится о мотивах выбора ее новых функций. Строительство и создание «бизнес-центров и особняков высшего класса в историческом стиле с учетом стилистики ранее существовавшей застройки» [2] сопровождается, по утверждению архитекторов, разгрузкой транспортных коммуникаций и повышением уровня комфортности территории. Говоря о конкретных зданиях, критики отмечают аккуратность работы архитекторов «Рождественки» с историческим наследием [3]. На деле эта работа слишком очевидна и бросается в глаза. Все выразительные приемы ограничиваются вариациями вокруг соотношения восстановленного — надстроенного — замененного. Качественного архитектурного приращения не происходит. Уход от статуса промышленной территории психологически затруднен, в том числе, потому, что большая часть исторических объектов несет яркий индустриальный, фордистский отпечаток.

В градостроительном отношении такая работа позитивна, поскольку позволяет сделать город визуально

более открытым, а также учитывает современное состояние транспортных коммуникаций.

II.2 Офисное здание промышленной зоны компании Umicore, Хобокен, Бельгия. 2012

Рассматриваемый вариант общей площадью

9 200 кв. м (из которых 6 900 кв. м подверглись реинновации) представляет собой разумный компромисс между непривлекательной сложившейся застройкой промышленной зоны и современными архитектурными формами. Яркое решение, получившее специальный приз конкурса Archizing Trophy 2010, контрастирует с окружением, служит формированию имиджа компании и задает вектор развития остальной территории, которая сохраняет

Иллюстрация 2. Офисное здание промышленной зоны для компании Umicore, Хобокен, Бельгия. 2005-2009 гг. Арх.: Conix Architects. URL: http://www.novate.ru/files/u9180/Umicore_

0ffice_01.jpg

статус промышленной зоны. Архитектура здания играет роль доминанты и задает вектор будущего развития территории в целом.

II.3 Parco Dora, Турин, Италия

Конверсия бывших промышленных территорий в городской парк. 2004-2012. Архитектурное бюро Latz und Partner, Берлин, Германия. Проект отмечен наградами The Nationale Architecture Award 2012; Premio Architetture Revelate 2012.

Постиндустриальный парк площадью 37 гектаров расположен недалеко от Олимпийской деревни и центра Турина на месте заводов Fiat и Michelin. Он представляет собой вариант эстетизации промышленной территории и ее объектов посредством озеленения, благоустройства, формирования новой техноэстетики, наполненной философскими и экологическими коннотациями. При этом, как практически во всех подобных проектах бюро Latz und Partner, промышленные объекты не видоизменяются, не встраиваются куда-либо, а становятся идентификатором данной территории. Сохраняется и название каждой части — таким, каким оно было в «промышленный» период.

Такие варианты, как Хамовники, Хобокен, Турин, могут учитываться в городах и на территориях, не стремящихся расстаться со своим индустриально-промышленным статусом. Радикальные решения, вызванные сменой профиля города, могут быть гораздо более «прорывными» и требуют отдельного анализа. Это, к примеру, парк Fundidora (Монтеррей, Мексика), уже упоминавшийся парк Madrid Rio (Мадрид, Испания), The Low Line — подземный парк в бывшем трамвайном терминале (Манхэттен, Нью-Йорк, США), находящийся в процессе разработки, и др.

Иллюстрация 3. Parco Dora, Турин, Италия. 2004-2012 гг. Арх: арх. бюро Latz und Partner. URL: http://www.museotorino. it/view/s/2393d480122c41 b4bf77b05b373abf7e

Иллюстрация 4. Parco Dora, Турин, Италия. 2004-2012 гг. Арх: арх. бюро Latz und Partner. URL: http://www.latzundpartner. de/files/pdfs/turi_parco_dora-d-web_2.pdf (дата обращения: 25.11.2013)

Отдельного упоминания заслуживают проекты преобразования шахт и терриконов в новое городское пространство. Это проекты: Eden (Великобритания, 2001. Арх. Н. Гримшоу); карьер, преобразуемый в отель, Au Dawang Mountain Resort (провинция Чаньша, КНР. Арх. бюро Coop Himmelb au; Shenfu Dongsheng (КНР, 2013, проект) (Иллюстрации 5, 6). Здесь материальноисторическая компонента вроде бы отсутствует, но зато ярко выражена устремленность формируемого пространства в будущее. Это новые типы поселений, объектов, зданий. При этом китайские проектировщики говорят

о повторном использовании выработанного подземного пространства и части идущих на рабочие платформы трубопроводов в угольном бассейне Shenfu Dongsheng, притом с учетом этнокультурных характеристик территории — «учет местного стиля жизни в пещерах». В проекте предусматривается использование геотермальных источников и полная рекультивация земель.

Подводя промежуточный итог, можно говорить об исторической ценностно-смысловой и стилевой составляющей как в отношении самой территории и ее объектов, так и в отношении параметров окружающего городского пространства, степени его историзма, его текущих функций и т. п.

III Масштаб проекта

Одним из вопросов, волнующих исследователя, является поиск более универсальных подходов к реабилитируемым территориям. Влияют ли размеры участка на характер будущего проекта? Вопрос возникает потому, что, к примеру, практики Москвы вообще не комментируют этот параметр; упоминание размера чаще всего выглядит как экономически значимый пункт (сколько

Иллюстрации 5, 6. Проект восстановления территории горнодобычи Shenfu Dongsheng. КНР. 2013 г. Арх.: Liangpeng Chen, Yating Chen, Lida Huang, Gaoyan Wu, Lin Yuan. URL: http://www. evolo.us / featured / repair-goaf-skyscrapers-for-abandoned-coal-mines / #more-23414

Иллюстрация 7. Территория «Полуострова ЗИЛ». URL: http://www.archnadzor.

ru / 2013 / 03 / 24 / snyi-o-poluostrove-zil /

ПРОГРАММА *АІ* I

*

Иллюстрация 8. Генеральный план района «Полуостров ЗИЛ». Арх. бюро «Проект «Меганом». 2012 г. URL: http://www.archnadzor.ru/2013/03/24/snyi-o-poluostrove-zil/

денег в последующем принесет территория), нежели осмысляется с архитектурной точки зрения. Поэтому в данном пункте представлены проекты разных масштабов. Возможно, по мере сбора материала появится основание для обобщений относительно общности принципов проектирования для территорий разного размера — либо, напротив, чаша весов склонится к какому-то однозначному ответу.

Ш.1 «Полуостров ЗИЛ», Москва, Россия. 2013

Это один из наиболее масштабных проектов в России (400 га). Архитекторы бюро «Проект Меганом» во главе с Ю. Григоряном преобразуют обширные загрязненные территории в центре Москвы.

С. Кузнецов, главный архитектор Москвы, подчеркивает масштаб, комплексный характер и социальную значимость проекта: «...речь идет о создании прецедента — сделать на территории ЗИЛа пример очень качественной реновации промышленной зоны Москвы, сделать из старого автогиганта «мини-город» — с богатой транспортной и сервисной инфраструктурой, удобный для жизни, работы и отдыха. Кроме того, если достичь поставленных целей только на одном этом участке земли, то все юго-восточное направление столицы обретет новое звучание» [6]. При этом в комментариях подчеркивается влияние реновации на все юго-восточное направление города, а также системность проекта, предложенного Ю. Григоряном. Упоминаются новые дороги, жилые и офисные площади, образовательный кластер, рабочие места для достижения относительной самодостаточности района.

Разработчики осмыслили и вопрос сохранения исторической застройки. В частности, оставшиеся цеха предполагается сделать визуально доступными для сторонних наблюдателей, тем самым эстетизируя производство (эта часть проекта обозначается «производство как спектакль» и соответствует многим установкам современной урбанистики).

При этом многие предложения «Меганома» вызывают нарекания и критику за неопределенность сроков, этапов, архитектурных решений. Глядя на презентационные материалы эскизного проекта планировки ЗИЛа, утвержденного С. Собяниным (Иллюстрация 9), можно понять, что для критики существуют основания. С прикладной точки зрения эти факты подтверждают необходимость

углубленной проработки комплексной гибкой методики подобных проектов. Особое внимание уделяется координации действий участников. В мартовском интервью 2013 г., через год после утверждения проекта «Полуостров ЗИЛ», Ю. Григорян говорит

об отсутствии динамики и координации в реализации проекта [11] — при наличии грамотной концептуальной идеи метаболизма территории, который будет происходить на протяжении двадцати или более лет.

В целом материалы по проекту демонстрируют доминирование экономических соображений над архитектурными (как сохранить цеха и другие здания, годящиеся лишь для складов и студенческих мастерских, при условии, что они должны

Иллюстрация 9. Возможная застройка района «Полуостров ЗИЛ», Москва, Россия. Эскизный проект. Арх. бюро «Меганом». URL: http://www.amo-zil.

ru / area / poluostrov_zil /

приносить прибыль — и т. п.), наличие больших организационных и информационных трудностей. Видимо, не случайно все параллели, которые проводят авторы материалов по проекту, касаются довольно далеких исторических периодов вроде Генерального плана г. Еревана в 1920-х гг.

Иллюстрация 10. Реконструкция территории фармацевтической фабрики Togal, Мюнхен, Германия. 2011-2013 гг. Арх.: Laux Architekten. URL: http://www.lauxarchitekten.

com/ projekt /architektur_togalareal.php#

III.2 Реконструкция территории фармацевтической фабрики Togal, Мюнхен, Германия. 2011-2013. Арх. бюро Laux Architekten

С задачами, схожими с решаемыми отечественными архитекторами, но в гораздо более компактной форме, столкнулось мюнхенское архитектурное бюро Laux Architekten, выигравшее конкурс на застройку и реконструкцию. Корпуса фабрики Togal, когда-то полностью закрытой, в том числе от глаз прохожих, располагаются в центральной части баварской столицы, рядом с административными зданиями Министерства финансов и садом бургомистерской резиденции. Поэтому при реконструкции нужно было не только сохранить исторический колорит, но и добавить респектабельности и открытости. Одновременно решались задачи оптимизации транспортных и визуальных коммуникаций на относительно небольшой территории (0,5 га; 11 тыс. кв. м площадей зданий; 52 объекта строительства).

Историческое здание — Villa — в традиционном баварском стиле является смысловым центром создаваемого района, объединенного общим цветовым решением. Отказ от традиционного для фабрики красно-розового цвета в пользу бежевого обосновывается архитекторами в связи с новым статусом территории. Чистые линии и конструктивная простота окружающих зданий превращают их в аккуратный фон для историко-архитектурного объекта, становящегося маркером всего квартала (Иллюстрация 10). Наряду с офисными помещениями и жилыми апартаментами здесь предусмотрены внутренние пространства, два отдельно стоящих здания-виллы, ресторан с зеленой террасой, торговые точки. Тщательно соблюдена этажность всего комплекса.

Особое внимание уделено пешеходным проходам (в точном соответствии с рекомендациями Дж. Джекобс (см. [1]), стилевой чистоте решения, связи объектов разных эпох друг с другом. Относительно небольшие размеры территории позволяют добиться последовательности реализации основных проектных идей.

Заключение

После рассмотрения наиболее всеобщих и значимых категорий проектирования с целями реабилитации промышленных и транспортных территорий, выводимых в процессе анализа конкретных проектов, становится ясно, что масштаб и мера ответственности принимаемых решений требуют пересмотра представлений о границах концепции в этой сфере архитектурно-градостроительной деятельности. В частности, одним из наиболее значимых условий реализации проектов является в данном случае изменение ценностного отношения инвесторов, девелоперов, населения к некогда отчужденной, эсте-

тически непривлекательной либо захламленной территории.

Еще в 1992 г. на Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро прозвучала идея об эффективности решения экологических вопросов (к числу которых в большинстве случаев можно отнести проекты по реабилитации промышленных территорий) при участии всех заинтересованных граждан. Разделяя ее, мы считаем необходимым продолжать работу в направлении поиска и обоснования методик партисипаци-онного проектирования (т. е. проектирования, включающего со-участие различных акторов) промышленных и транспортных реабилитируемых территорий.

Список использованной литературы

1 Быстрова Т. Ю. Реабилитация промышленных территорий городов: теоретические предпосылки, проектные направления // Академический вестник УралНИ-Ипроект РААСН. 2013. № 3. С. 23-25.

2 Воротников Э. В Хамовниках на месте фабрики вырастут особняки [Электронный ресурс]. URL: http:// www.citytowers.ru/viewtopic.php?id=418 (дата обращения: 11.08.2013).

3 Гонсалес Е. Проект без компромиссов. Реконструкция фабрики под офисы [Электронный ресурс] // Проект классика. 28.11.2004. URL: http://www.projectclassica. ru/m_classik/ 12_2004/12_classik_05a.htm (дата обращения: 16.10.2013).

4 Динни К. Брендинг территорий. Лучшие мировые практики. М., 2013.

5 Лэндри Ч. Креативный город. М., 2011.

6 «Полуостров ЗИЛ»: комфортный город — на месте промзоны. Интервью с С. Кузнецовым [Электронный ресурс] // Столичный стиль. 2013. URL: http://www. capitalstyle.ru/journal / rubric_35 /rubric_37/ article_4 84.html (дата обращения: 05.09.2013).

7 Оселко Н. Фабрика-офис [Электронный ресурс] // Проект классика. 10.03.2007. URL: http://www. projectclassica.ru/ m_classik/ 20_2006/20_classik_03a. htm.

8 Попкова Ю. Б. Разработка экономического механизма управления экологической реабилитацией городских территорий : дис. ... канд. экон. наук. М., 2011.

9 Промзоны Москвы [Электронный ресурс] //

Город. 23.07.2012. URL: http://gorod.afisha.

ru/ archive / promzony-na-strelke / (дата обращения: 18.08.2013).

10 Рио-де-Жанейрская декларация по окружающей среде и развитию. Принята Конференцией ООН по окружающей среде и развитию. Рио-де-Жанейро, 3-14 июня 1992 г. [Электронный ресурс]. URL: http://www. un.org/ ru / documents / decl_conv/ declarations/ riodecl. shtml (дата обращения: 12.11.2013).

11 Сны о полуострове ЗИЛ. Интервью с Ю. Григоряном. Записала Е. Твардовская [Электронный ресурс] // Архнадзор. 24.03.2013. URL: http://www.archnadzor. ru/2013/03/24/snyi-o-poluostrove-zil / (дата обращения: 14.11.2013).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12 Шмелева Е. В. Классификация территорий исторических промышленных предприятий города Иваново [Электронный ресурс] // Архитектон. Известия вузов. 2011. № 34. Приложение. Июль. URL: http://archvuz. ru/ 2011_22/20 (дата обращения: 12.11.2013).

13 Parco Dora, Turin. Konversion ehemaliger Industrieflaechen in einen Stadtpark [Электронный ресурс] // Latz und Partner. URL: http://www. latzundpartner.de/files/ pdfs /turi_parco_dora-d-web_2. pdf (дата обращения: 25.11.2013).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.