Научная статья на тему 'Развитие коренных народов Дальнего Востока в начале ХХ века: опыт правового регулирования'

Развитие коренных народов Дальнего Востока в начале ХХ века: опыт правового регулирования Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
59
16
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОРЕННЫЕ НАРОДЫ / ДАЛЬНИЙ ВОСТОК / ЗАКОН / ПРАВА КОРЕННЫХ НАРОДОВ / ТРАДИЦИОНАЛИЗМ / РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ / ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ РЕСПУБЛИКА

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Гореликов Андрей Иванович

В статье автор рассматривает становление и развитие инородческого права в начале ХХ в. Представлен теоретический анализ нормативно-правовых актов, заложивших основы разработки прав коренных народов Дальнего Востока.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Развитие коренных народов Дальнего Востока в начале ХХ века: опыт правового регулирования»

Вестник Челябинского государственного университета. 2010. № 18 (199). История. Вып. 41. С. 77-80.

развитие коренных народов дальнего востока

В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА: ОПЫТ ПРАВОВОЮ РЕгУЛИРОВАНИЯ

В статье автор рассматривает становление и развитие инородческого права в начале ХХ в. Представлен теоретический анализ нормативно-правовых актов, заложивших основы разработки прав коренных народов Дальнего Востока.

Ключевые слова: коренные народы, Дальний Восток, закон, права коренных народов, традиционализм, Российская империя, Дальневосточная республика.

Вхождение аборигенных народов Дальнего Востока в состав Российского государства в определенной степени изменило их самобытный мир, подняло на более высокий уровень социально-экономическое и культурное развитие, определило направление трансформации обычного права.

Становление и развитие прав коренных народов в дореволюционной России формировались в ходе освоения восточных территорий. Народы новых земель воспринимались как нечто принадлежащее территории, а местные народности автоматически становились подданными Российской империи.

Статус этих народов во многом определялся Уставом об управлении инородцев, принятым 22 июня 1822 г.1 Они признавались подданными государства, но не подчинялись общему законодательству и сохраняли традиционное право.

Рассматривая становление и развитие прав аборигенных народов, как самостоятельного направления в структуре прав человека, следует выделить два периода. Первый - характеризуется вхождением в состав Российского государства, их историческим развитием до 1917 г. Второй - связан с разработкой прав коренных народов в своеобразных условиях Дальневосточной республики (1920-1922 гг.).

К началу ХХ в. почти сто лет единственным нормативным актом о правовом положении аборигенного населения являлся Устав об управлении инородцами. История принятия Устава связана с проведением по распоряжению Александра I ревизии М. М. Сперанским и Г. С. Батенковым сибирских земель. Для рассмотрения ревизии и проектов преобразований 28 июня 1821 г. был образован Сибирский комитет.

Основываясь на разработках комитета, 22 июня 1822 г. Александр I утвердил

«Учреждение для управления сибирских губерний» и 9 Уставов и Положений по различным вопросам государственно-правового регулирования2. Таким образом, были заложены законодательные основы правового регулирования развития аборигенных народов. При этом М. М. Сперанский исходил из намерения дать инородцам их собственный правовой Устав, который учитывал бы особенности образа их жизни3.

Правовое положение инородцев сводилось к ограждению от вмешательства в сложившийся веками образ жизни. Согласно Устава все процессы эволюционного развития этнических обществ должны были идти без внешнего воздействия и логически вытекать из внутренней жизни, истории, культуры, быта, обычного права инородцев.

Утверждение в начале ХХ в. рыночных отношений, переселенческий процесс, столыпинская аграрная реформа, развитие торговли и промышленности вызвали объективную необходимость вовлечения аборигенного хозяйства в экономические преобразования Приамурского края. Появилась необходимость более четкого определения правового статуса малочисленных этносов, разработки аграрного законодательства, особенно в отношении к территориям традиционного природопользования.

Этому способствовали выводы и рекомендации, сделанные Амурской экспедицией (1909-1912 гг.), проведшей первое и, очевидно, единственное широкомасштабное комплексное исследование Приамурского края, научно определившее первоочередные и перспективные задачи социально-экономического и культурного развития Дальнего Востока, превращения его не только в военный оплот, но и экономически развитый регион России4.

По поручению генерал-губернатора края Н. Л. Гондатти в 1916 г. был разработан проект «Положения об управлении инородцами Приамурского края». В проекте Положения отчетливо проявились изменения, вызванные интенсивным развитием рынка в общественной, экономической и культурной жизни этнических обществ.

При разработке Проекта руководствовались принципом, когда «инородческое население может жить только на таковом праве, которое оно осознает и понимает. Ввиду этого право для инородцев должно быть проникнуто уважением к особенностям инородческого быта»5.

Впервые согласно положения Проекта «все инородцы уравнены в правовом состоянии с сельскими обывателями»6. Представителям оседлых народностей впервые предоставлялось право поступления на государственную службу. Констатировалось, что инородцы, вступившие в другие сословия, пользуются правами состояния по этим сословиям.

К числу решений экономических проблем следует отнести положение Проекта о предоставлении инородцам в «бессрочное общественное пользование всех земель, на которых испокон веков жили аборигены»7. Проект подтверждал право бесплатного пользования рыбными ловлями в тех реках, на которых проживало аборигенное население. Устанавливалось беспрепятственное и бесплатное занятие аборигенов охотничьими промыслами.

Важные изменения предусматривались в правилах о повинностях. В связи с уравнением аборигенов в правовом отношении с сельскими обывателями отменялся ясачный сбор.

Как видим, правовые нормы Проекта положения законодательно закрепляли правовой статус коренных народов, предоставляли возможность включения коренного населения, их хозяйства в рыночные сферы. Изменяя хозяйственную деятельность, тем самым аборигены вовлекались в товарно-денежные отношения.

Проект положения представляет интерес не только в правовом аспекте, но и в историческом, как нормативный акт, отражающий одновременно права общества и права человека, положивший начало разработке регионального национального законодательства.

Сразу следует отметить, что правовой аспект инородческих обществ получил даль-

нейшее развитие в условиях Дальневосточной республики (ДВР). В основу разработки нормативных актов в отношении малочисленных этносов была положена «Декларация прав народов России» от 2 (15) ноября 1917 г., в которой провозглашались равенство и суверенность всех народов страны, право свободного политического самоопределения, отмена всех национальных ограничений, свободное развитие всех национальных меньшинств и этнографических групп8.

Решение национальных проблем в широком формате было поставлено на высшем законодательном форуме - в Учредительном собрании ДВР 27 апреля 1921 г. В Декларации Учредительного собрания «всем мелким национальным меньшинствам республики гарантировалось право широкой автономии»9. В принятом Основном законе (Конституция Дальневосточной республики) статьей 113 провозглашалось, что всем народностям и национальным меньшинствам на территории республики предоставляется право на широкое самоуправление10.

Статьями 121-125 Конституции ДВР коренным народам представлено право на культурно-национальную автономию, осуществляемую органами национального самоуправления. Сфера культурно-национальных автономий распространялась на область культурной жизни, обеспечиваемой из общегосударственных средств пропорциональной частью бюджета11.

Учредительное собрание высказалось также за необходимость создания Министерства по национальным делам, которое и было учреждено законом правительства ДВР 29 апреля 1921 г.12 При Министерстве по национальным делам был создан отдел туземных народностей, разработавший «Временное положение об управлении туземных племен, проживающих на территории Дальневосточной республики»13.

Временное положение состояло из двух разделов. Первый раздел включал главы: Общие положения, Об управлении туземцев, О родовых Советах, О туземных управах, Съезды родовых Советов, Предметы ведения туземных управлений. Раздел второй состоял из глав: О суде, О представителях Министерства по национальным делам. Этот нормативный акт предоставлял коренным народам право на самоопределение «согласно существующим у них обычаям, с соблюдени-

ем правил сего положения». С учетом уточнений и доработок новый проект «Временного положения» был утвержден уже как «Закон о туземных племенах Дальневосточной республики».

В разработке прав коренных народов Закон исходил из национально-территориального принципа объединения этнических обществ по местам их компактного проживания. В сфере деятельности культурно-национальной жизни народностям предоставлялась самостоятельность, и только лишь со стороны Министерства по национальным делам осуществлялось общее руководство и надзор.

Наряду с экономическими преобразованиями при разработке закона «О туземных племенах Дальневосточной республики» основными положениями являлись: переустройство всей системы управления; определение прав и обязанностей аборигенов. Все основные статьи исходили из незыблемости родоплеменного устройства. Им разрешалось «самостоятельно решать все вопросы своей культурно-национальной жизни, разрабатывать и проводить специальные мероприятия по вопросам своего экономического положения, пользоваться всеми правами, предоставленными общим органом местного самоуправления в области судопроизводства»14.

В законе имелась специальная глава -«Покровительство правительства туземным народностям», статьи которой обязывали государство выделять ежегодно ассигнования для возрождения и развития хозяйства этих народностей.

Таким образом, утвержденные правительством ДВР нормативные акты: «Основной Закон (Конституция) Дальневосточной республики», «Временное положение об управлении туземных племен, проживающих на территории Дальневосточной республики» и «Закон о туземных племенах Дальневосточной республики», предоставляли им права на свободное развитие и культурно-национальную автономию, одновременно взяв коренные малочисленные народы под защиту государства. Правовые документы, разработанные в ДВР для коренных малочисленных народов, отражая особенности их общественного развития, конкретизируя правовую основу, предоставляли возможность ускоренного развития, безболезненного вовлечения в переустройство российского общества на новых демократических началах построения гражданского

общества в рамках правового государства.

Пожалуй, впервые в России законодательная база по отношению к коренным малочисленным народам формировалась как многофакторный, достаточно взвешенный и доступный для понимания аборигенного населения путь ускоренного эволюционного развития. Законодательно закреплялись цели и задачи власти по управлению политическими процессами, экономическим, социальным и культурным развитием коренных малочисленных народов, определялись механизмы их реализации. Предоставление им культурно-национальной автономии рассматривалось как развитие по следующей схеме: невмешательство во внутренние дела этнических обществ; постепенное уравнивание с пришлым российским населением; разработке нормативных актов, предусматривавших передачу прав внутреннего государственного управления в сферу компетенции этнических обществ в форме самоуправления.

Содержащееся в правовых актах ДВР соотношение правительственного права и права аборигенов признавало возможность установления диалога этнических обществ с властью. Опыт законодательства ДВР показал, что коренные народы оказались подвижными к восприятию новых демократических ценностей. Включение локальных юридических норм (естественное право) в общий корпус законодательства ДВР, предоставление культурно-национальной автономии создавало предпосылки для постепенной интеграции этнических обществ Дальнего Востока в единое ценностно-правовое пространство Российского государства.

В заключение необходимо отметить, что правое регулирование на этапе становления и развития прав коренных малочисленных народов носило достаточно концептуальный характер сохранения механизмов самоуправления, традиционного хозяйствования, социально-культурного уклада. Законодательство правового регулирования развития коренных народов в условиях Российской империи считалась с традиционализмом этнических обществ. Оно исходило из признания ограниченного, осторожного вмешательства государственных институтов в систему традиционных социально-экономических связей. Вовлечение аборигенного хозяйства в интенсивно развивающийся рынок в начале ХХ в. поощрялось, но не форсировалось.

Нельзя, однако, отрицать тот факт, что разработка законодательной базы в условиях ДВР представляет собой первый опыт цивилизованного юридического решения проблем коренных народов. В принятых нормативно-правовых актах очевиден дифференцированный подход к формированию демократического общественного устройства и ценностных ориентиров правового государства. Коренным народам предоставлялась возможность самостоятельного выбора и темпов интеграции в доминирующее российское общество. Такой подход в разработке правовых основ развития малочисленных этносов был основан на осознании важности и значимости сохранения коренных народов Дальнего Востока как многоэтнических сообществ, их сближению с другими народами.

Опыт правового регулирования развития коренных народов Дальнего Востока в начале ХХ в. показывает, что разработка основ национального законодательства стала объективной необходимостью. Она вызревала в течение длительного исторического периода, была обусловлена объективными внешними и внутренними причинами. Формируемая законодательная база того периода в определенной мере способствовала ускоренному эволюционному развитию этнических обществ.

Примечания

2 Экономическая политика царизма в Сибири в XIX - начале ХХ века. Иркутск, 1981. С. 17.

3 Государственный Архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 3977. Оп. 1. Д. 45. Л. 15.

4 Дубинина, Н. И. Приамурский генерал-губернатор Н. Л. Гондатти. Хабаровск, 1997. С. 47.

5 Российский государственный исторический архив Дальнего Востока (РГИА ДВ). Ф. 702. Оп. 1. Д. 1401. Л. 7.

6 Там же. Л. 7.

7 РГИА ДВ. Ф. 702. Оп. 1. Д. 882. Л. 80.

8 Декреты Советской власти. М., 1957. Т. 1. С. 39-40.

9 Дальневосточ. респ. 1921. 28 апр.

10 Борьба за Власть Советов в Приморье (1917-1922 гг.). Владивосток, 1955. С. 613.

11 Основной Закон (Конституция) Дальневосточной республики. Владивосток, 1921. С. 15.

12 СУ ДВР. 1921. С. 4.

13 Постановление СНК ДВР от 31 октября 1921 г. «Временное положение об управлении туземных племен, проживающих на территории Дальневосточной республики» // Вестн. Дальневосточ. респ. 1922. № 5, 6. С. 70-73.

14 Борьба за власть Советов в Приморье (19171922 гг.). Владивосток, 1955. С. 606.

1 Полное собрание законов Российской империи с 1649 - 1822 - 1923 гг. Т. 38. С. 394-417.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.