Научная статья на тему 'Развитие историко-партийной науки в СССР в 1920-1930 гг. (общесоюзный и региональный аспекты)'

Развитие историко-партийной науки в СССР в 1920-1930 гг. (общесоюзный и региональный аспекты) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1781
230
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА / ПОДГОТОВКА КАДРОВ / РЕОРГАНИЗАЦИЯ / РКП(Б) ВКП(Б) / A HISTORICAL SCIENCE / TRAINING / REORGANIZATION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Камерова Наталья Витальевна

На основании проведенного исследования установлена решающая роль руководства РКП(б) ВКП(б) и советского правительства в становлении советской исторической науки и подготовки кадров историков в нашей стране в 1920 1930 гг. Режиму требовались хорошо подготовленные кадры историков-марксистов. Историческая наука и система исторических знаний была полностью подчинена марксистской идеологии, что привело к негативным последствиям

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The development of historical-party science in the Soviet Union in 1920-1930 (common and regional aspects)

On the basis of the conducted research the main role of Bolshevik party leadership and the Soviet government in formation of the Soviet historical science and professional training of historians in our country is established and 1920 1930. The government requires well prepared historians-Marxists. The historical science and system of historical knowledge has been completely subordinated by Marxist ideology that has led to negative consequences.

Текст научной работы на тему «Развитие историко-партийной науки в СССР в 1920-1930 гг. (общесоюзный и региональный аспекты)»

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ «ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 6 (82), 2009

УДК 930 (47 + 57) «1920/1930» Н. В. КАМЕРОВА

Средняя общеобразовательная школа № 90, г. Кемерово

РАЗВИТИЕ ИСТОРИКО-ПАРТИЙНОЙ НАУКИ В СССР В 1920-1930 гг.

(общесоюзный и региональный аспекты)

На основании проведенного исследования установлена решающая роль руководства РКП(б) — ВКП(б) и советского правительства в становлении советской исторической науки и подготовки кадров историков в нашей стране в 1920 — 1930 гг. Режиму требовались хорошо подготовленные кадры историков-марксистов. Историческая наука и система исторических знаний была полностью подчинена марксистской идеологии, что привело к негативным последствиям.

Ключевые слова: историческая наука, подготовка кадров, реорганизация, РКП(б) — ВКП(б).

Эти годы для Советского Союза были сложными и противоречивыми. Оценка периода, в ходе которого происходило становление советской исторической науки, представляет особый интерес. Партийный контроль, как в центре, так и на местах, особенно наблюдался в области преподавания общественных наук, в том числе и истории.

Центрами исторической науки накануне революции были Российская академия наук (ее историкофилологическое отделение, учреждения и комиссии), историко-филологические факультеты университетов и существовавшие при них научные общества, Археографическая комиссия при министерстве народного просвещения, исторические музеи, краеведческие общества, архивы.

Такие научные центры, как Российская академия наук, Археографическая комиссия, занимались только научно-исследовательской работой, изучая различные проблемы отечественной и всеобщей истории. Их сотрудники составляли словари, указатели, публиковали исторические документы и т.п. Специалистов по истории и археологии готовили главным образом на историко-филологических факультетах университетов.

В старых научных центрах работали опытные профессиональные кадры. Они не смогли приступить к решению новых задач, поставленных перед исторической наукой Октябрьской революцией и развернувшимся социалистическим строительством [1]. Прежде всего потому, что советское правительство не доверяло специалистам буржуазной школы в деле воспитания молодого марксистского поколения, в умы которых могла проникнуть буржуазная идеология. Собственные педагогические кадры, которые стояли на марксистских позициях, только предстояло воспитать. Для этого необходимо было создать новые учебные заведения и реорганизовать старые научные центры.

Для исторической науки первых лет Советской власти характерно существование противоположных друг другу лагерей — марксистского и буржуазного. Между ними шла идейная борьба. Марксистский лагерь был настроен враждебно по отношению к буржуазному. Последний был неоднороден по своей структуре. Рассмотрим группы буржуазного лагеря.

К первой группе отнесем лиц, не принимавших и не поддерживающих новую власть, они занимались только наукой. Некоторые представители этой группы в первые годы советской власти эмигрировали добровольно, другие были насильно высланы из страны, оставшиеся

были индифферентны по отношению к власти. Вторая группа специалистов открыто не противостояла новой власти. Они продолжали заниматься наукой, считая своим долгом служить Отечеству вне зависимости от существующей власти в стране. Третья группа приняла новую власть и готова была с ней сотрудничать.

Анализируя процесс отношений между буржуазными специалистами и новой властью, мы определили фазы их взаимоотношений:

— начало — середина 1920-х гг. — открытое противостояние буржуазных специалистов выразилось в добровольной эмиграции, некоторых «выслали» из страны принудительно;

— середина — конец 1920-х гг. — игнорирование или индифферентное отношение второй группы к новой власти, частичное или полное сотрудничество с ней третьей группы буржуазных специалистов;

— конец 1920-х — начало 1930-х гг. — частичное, затем полное сотрудничество и принятие советской власти второй группой; полное сотрудничество и принятие советской власти третьей группой; переход на марксистские методы в работе второй и третьей группой специалистов.

Становление исторической науки стало одной из форм утверждения марксистско-ленинского мировоззрения. Первые мероприятия Советской власти были направлены на вовлечение лиц из числа крестьян и пролетариата в высшие учебные заведения. Для лиц из других социальных слоев — служащих, детей бывших дворян, интеллигенции поступление в вузы было затруднено.

Декрет «О приеме в высшие учебные заведения РСФСР» отменял вступительные экзамены и плату за обучение, занятия проводились не только днем, но и в вечерние часы. Вводились стипендии для нуждающихся, организовывались рабочие факультеты. Эти мероприятия были рассчитаны на создание благоприятных условий для учебы нового, пролетарского студенчества.

Молодому советскому государству требовались качественно новые кадры, твердо стоящие на марксистских позициях, способные воспитать молодежь на коммунистических идеалах. Для этого необходимо было реформировать систему образования, в том числе высшего.

Одной из наиболее сложных проблем явилась реорганизация преподавания общественных дисциплин в вузах, как основа идеологического воспитания мо-

лодежи. В 1919 г. были ликвидированы юридические и историко-филологические факультеты университетов и образованы факультеты общественных наук (ФОНы), при которых существовали исторические отделения. История изучалась с точки зрения социально-экономического развития. Первые два года студенты изучали цикл общих предметов, с третьего курса начиналась специализация по трем отделениям, включая историческое. Это привело к существенным пробелам в образовании будущих специалистов.

С организацией ФОНов в университетах страны впервые за всю историю их существования появились преподаватели-марксисты: в Московском университете — И. И. Скворцов-Степанов, В. П. Волгин, М. Н. Покровский, А. Д. Удальцов. В Казанском университете в 1919 г. по рекомендации В. И. Ленина лекции по истории социализма читал В. В. Адоратский. В 1921 г. согласно постановлениям СНК РСФСР историкофилологические факультеты и исторические отделения ФОНов были упразднены. Вопрос организации подготовки кадров историков-марксистов оставался открытым, его необходимо было решать.

4 апреля 1919 г. Государственный ученый совет утвердил общие кафедры новых факультетов: социологии, истории научной мысли, истории техники. На историческом отделении создавались кафедры: истории Древнего Востока, истории античного мира, истории новых европейских обществ, новейшей истории Европы и внеевропейских стран, истории русской революции, истории религии, археологии и материальной культуры, антропогеографии.

3 декабря 1920 г. в «Известиях ВЦИК» за подписью В. И. Ленина было опубликовано постановление СНК «О реорганизации преподавания общественных наук в высших учебных заведениях РСФСР». При Наркомпросе была создана комиссия для пересмотра преподавания общественных наук в вузах, в состав которой вошли М. Н. Покровский, Ф. А. Ротштейн, В. А. Быстрянский, В. П. Волгин, Н. М. Лукин, Ю. Ю. Мархлевский, И. И. Скворцов-Степанов, В. М. Фриче и другие. Эта комиссия получила впоследствии название «Комиссии Ротштейна» [2].

4 марта 1921 г. Совнарком издал постановление «О плане организации факультетов общественных наук российских университетов». Студенты всех вузов должны были изучать следующие общественные дисциплины: развитие общественных форм, исторический материализм, историю пролетарской революции, политический строй, организацию производства и распределения в РСФСР.

В октябре 1921 года начал свою работу Институт красной профессуры (ИКП). По целям и задачам он представлял собой учреждение аналогичное высшей партийной школе, а по типу организации учебного процесса и его конкретному содержанию эволюционировал в сторону исторических факультетов университетов [3]. ИКП стал специальным центром для подготовки высококвалифицированных марксистских кадров обществоведов. Однако на деле выпускники ИКП чаще всего занимались партийной, советской, хозяйственной работой [4].

Всю работу в области реорганизации преподавания общественных наук Наркомпрос проводил под руководством агитационно-пропагандистского отдела ЦК РКП(б). Непосредственно руководил этой работой Государственный ученый совет (ГУС) Наркомпроса через научно-политическую секцию, которая стала преемницей «Комиссии Ротштейна».

В состав секции входили наиболее квалифицированные кадры партийной интеллигенции —

М. Н. Покровский (председатель), В. В. Адоратский,

A. С. Бубнов, В. П. Волгин, Ш. М. Дволайцкий, Н. К. Крупская, Н. М. Лукин, Ю. Ю. Мархлевский, Н. Л. Мещеряков, С. И. Мицкевич, В. И. Невский, К. А. Попов, Ф. А. Ротштейн, И. И. Скворцов-Степанов, П. И. Стучка, И. Д. Удальцов и др. [5].

Главным препятствием для изучения общественных дисциплин в высшей школе было признано отсутствие необходимого числа преподавателей — марксистов. Коммунистическая профессура тех лет была, как правило, занята на государственной и партийной работе. К представителям «старой» буржуазной профессуры относились с недоверием. Было принято решение, чтобы все преподаватели вузов, читающие курсы общественных дисциплин, изучили соответствующую литературу и сдали квалификационный экзамен [6]. По мнению Г. Д. Алексеевой, несмотря на принятые меры подготовка коммунистического студенчества в области теории марксизма, истории партии была слабой.

Перестройка системы преподавания общественных наук в университетах проходила не одновременно и не везде одинаково успешно. Раньше всего она стала проводиться в Московском университете, где была значительная группа преподавателей-марксис-тов, в других же университетах страны перестройка началась только в 1920— 1921 гг. [7].

История советской науки неразрывно связана с именем В. И. Ленина. Он стал инициатором создания Института Маркса и Энгельса, Института красной профессуры. При его активном участии были образованы Социалистическая академия общественных наук и Истпарт. В. И. Ленин постоянно уделял внимание вопросам архивного и библиотечного дела, открытию новых научных центров.

Вместе с перестройкой преподавания общественных дисциплин в вузах страны началось постепенное, затем открытое насаждение коммунистической идеологии, среди буржуазного профессорско-преподавательского состава. М. Н. Покровский вспоминал: «Я никогда не забуду маленького совещания в его кабинете, помнится, именно в ноябре 1920 г., где Ленин развернул перед нами план, тогда испугавший нас своей смелостью и грандиозностью, а теперь осуществляющийся в порядке обыкновенной повседневной работы план переподготовки преподавательского состава высших школ. Всем преподавателям по общественным наукам должно быть дано задание: изучить в кратчайший срок основы марксизма и впредь вести преподавание только по марксистским программам». В этой же беседе В. И. Ленин указал пути перевоспитания старых специалистов. К сожалению, указание

B. И. Ленина о переподготовке преподавательского состава высшей школы по вине руководителей Нар-компроса не сразу стало проводиться в жизнь. К его осуществлению, писал в 1924 г. М. Н. Покровский, «мы подошли позже всего, и только недавно ввели, обязательны экзамены по марксизму для лиц, претендующих занять кафедру на наших ФОНах. Ожидали больших затруднений — не встретили никаких» [8].

Преемственность подготовки кадров прослеживается и по линии воспитания новой научной смены. Историки — большевики с дореволюционным стажем «подпольной» научной деятельности, как М. Н. Покровский, В. А. Быстрянский, В. И. Невский,

Н. М. Лукин, М. Н. Лядов, М. С. Ольминский и другие, наряду с большой исследовательской и популяризаторской работой активно включились в подготовку новых марксистских кадров. Сложившиеся в ходе революции установки и принципы они передавали

«ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 6 (82), 2009 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ «ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 6 (82), 2009

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

молодым, начинающим историкам, воспитанию которых уделялось большое внимание [9].

Реорганизация преподавания общественных наук в вузах была проведена на основе непосредственных указаний В. И. Ленина. Цели, их характер и пути перестройки изучения общественных дисциплин определялись Коммунистической партией. Весь труд по созданию новых учебных планов и программ, составлению марксистских учебников и пособий, подбору и подготовке кадров преподавателей лег на плечи партийной номенклатуры, занимавших государственные посты.

Ближайшие соратники и ученики В. И. Ленина, партийные теоретики и пропагандисты, выполнили значительную организационную, научно-методическую работу по кардинальной перестройке преподавания общественных дисциплин, подготовке кадров историков и обществоведов на марксистской основе. Нами определены этапы становления советской исторической науки в СССР.

1. В начале 1920 годов шла смена исторических парадигм, которая привела историческую науку к крайней политизации. Была проведена реорганизация исторического образования, развивалась советская система исторических знаний, были созданы учебные и научно-исследовательские учреждения, сформированы архивы.

2. В середине 1920 гг. происходит становление новой исторической концепции, она утверждала права И. В. Сталина на особое положение в партии и стране. В эти годы партия и правительство решительно вмешиваются в историческую науку, берут курс на «коммунизацию» кадров, идет резкая критика немарксистского направления в исторической науке.

3. Конец 1920 — начало 1930 гг. — время массированного наступления на историческую науку, проработок «немарксистов» и смены исторических кадров. Организовано громкое «Академическое дело» против «школы Платонова». Аресты, затем административные высылки кадров историков в отделенные районы страны. В исторической науке сложилась тяжелая атмосфера.

4. Начало — середина 1930-х гг. характеризуется ведущей ролью И. В. Сталина в исторической науке, авторитарными методами руководства общественными науками и кадрами историков в стране. Начался разгром «школы Покровского» и поиск у него «ошибок». Начинается физическая смена кадров историков. Однако процесс протекал неоднозначно. В это время происходит восстановление исторических факультетов в структуре университетов страны.

5. Середина — конец 1930-х гг. после выхода в свет «Истории ВКП(б). Краткий курс» в 1938 г. в историографии прочно утвердилась сталинская концепция истории партии. Вместе с тем проводится целенаправленная работа по подготовке и изданию учебников по истории для школ и ВУЗов страны, при непосредственном участии И. В. Сталина, С. М. Кирова, А. А. Жданова. Происходят массовые репрессии и уничтожение кадров историков, историков-краеведов, архивистов. В исторической науке наблюдается «застой» в плане объективности исследований произошедших и происходящих событий в стране. Отсутствие общения кадров историков с зарубежными коллегами.

В итоге происходивших событий были уничтожены физически не только кадры историков «старой

школы», но и историки-марксисты. Оставшиеся в живых историки были низведены до роли комментаторов «Истории ВКП(б). Краткий курс». Это приводило к умалчиванию, искажению, а иногда и фальсификации исторических событий.

В результате сформировалось затемненное историческое сознание общества, из которого выпало объективное знание целых периодов отечественной истории, подлинного значения событий и общественных процессов, роли отдельных лиц. Условия, созданные историкам, обрекали историческую науку на застой или заторможенное развитие, уход из науки способных и талантливых ученых.

Что касается регионального аспекта, то в Томском университете историко-филологический факультет был упразднен уже в 1919 году. Лишь в Иркутском университете оставался ФОН, но и он не решал вопрос подготовки марксистских кадров в Сибири. Так, например, в 1924 г. на факультете общественных наук предполагалось выпустить лишь 15 человек [10]. Собственные кадры историков в Сибири в 1920-1930-е гг. не готовились. Лишь в 1940 г. в Томском университете был открыт исторический факультет. До приезда М. А. Гудошникова в Иркутск, после окончания ИКП, в Сибири не было ни одного профессионального историка, специально изучавшего период Октябрьской революции и Гражданской войны [11]. Вместе с тем в Сибири, как и по всей стране, в период становления Советской власти был всплеск краеведческой работы.

В начале 1920 г. было создано Сибирское архивное управление, на которое возлагалось руководство архивным делом на всей территории Сибири. Его начальником был утвержден В. Д. Вегман1. На этом посту он много сделал по спасению документальных материалов, их сохранению в период «макулатурной компании» [12]. В. Д. Вегманом сформированы основные фонды Сибархива. С 1923 г. В. Д. Вегман руководил деятельностью Сибистпарта по изучению истории Октябрьской революции в Сибири.

6 января 1925 г. было создано Общество изучения Сибири и ее производительных сил (ОИС). В организационное бюро по разработке Устава ОИС вошли —

В. Д. Вегман, Ю. А. Кудрявцев, М. А. Кравков, Г. И. Черемных и др.2 Среди членов ОИС состояли люди различных профессий, разного рода деятельности. В работе ОИС преобладал производственный уклон, гуманитарные исследования отодвигались на второй план.

С 1925 г. ОИС возглавил В. Д. Вегман. Этот период отмечен необычайной активностью общества, широкой пропагандой исторических знаний, публикациями членов исторической секции своих научно-популярных работ о Сибирском крае. Видный сибирский археолог и краевед Н. К. Ауэрбах, являлся ученым секретарем ОИС. Он написал свыше двадцати научных работ в области сибирской археологии, охраны памятников, краеведения [13]. К 1925 г. в Сибири было 74 краеведческие организации, которые занимались этой работой на местах.

Одним из итогов работы краеведов и историков стало издание Сибирской советской энциклопедии (ССЭ), не имевшей аналогов в России. Содержание энциклопедии охватывало описание природы, населения, народного хозяйства, вопросы управления и права, общественной жизни, культурного строительства, революционного движения и Гражданской войны. Среди членов редколлегий и авторов статей крупные

1 Государственный архив Новосибирской области (ГАНО) Р-1. Оп. 1. Д. 105. Л. 19.

2 ГАНО. Ф. 217. Оп. 1. Д. 1. Л. 5.

ученые, видные политические и общественные деятели страны — В. А. Обручев, А. Н. Самойлович, С. В. Бахрушин, Г. И. Иоганзен, П. Л. Драверт и др., Сибири — М. К. Азадовский, А. А. Ансон, М. М. Басов, В. Д. Вег-ман, Б. З. Шумяцкий и др. [14].

Большой вклад в развитие исторической науки внесли региональные периодические издания тех лет — журналы «Жизнь Сибири», «Вольная Сибирь», «Сибирские огни», областная газета «Советская Сибирь». По мнению историка, публициста, видного общественного деятеля Сибири В.Д. Вегмана: «Будущему историку не придется рыться в библиотеках, чтобы отыскать необходимый материал. Ему достаточно будет развернуть фолианты «Советской Сибири», и он найдет все, что ему нужно, ибо в этой газете Сибирь получает полное, всестороннее и, что особенно важно — верное и правильное освещение»1.

В силу общественно-политической ситуации того времени, советская историческая наука в Сибири начинала свое становление при крайнем дефиците профессиональных кадров историков. Первые сибирские историки советского периода не имели специального исторического образования, но волею судьбы стали основателями советской исторической науки. Они профессионально поставили работу по собиранию и популяризации материалов по многим актуальным вопросам развития края — населения, природы, народного хозяйства, по вопросам управления и права, общественной жизни, культурного строительства, революционного движения и Гражданской войны, оставив после себя богатый материал для современных исследователей.

Весомый вклад в изучение указанных вопросов внесли видные государственные и общественные деятели Сибири — В. Д. Вегман, Б.З. Шумяцкий, А. А. Ансон, В. Д. Виленский-Сибиряков, В. И. Шемелев, К. И. Гидлевский, М. Г. Сафьянов, Г. В. Круссер, К. Е. Трегубенков, А. Н. Турунов, В. В. Максаков, Г. И. Черем-ных, Ю. А. Кудрявцев, Г. И. Шпилев, П. С. Парфенов, Ю. Г. Циркунов, Я. Д. Янсон, Е. М. Ярославский и др. Начало насаждения культа личности в историко-партийной науке привело к тому, что многие из них стали жертвами массовых репрессий, либо подверглись незаслуженно жесткой критике со стороны властей, либо профессионально деформировались.

В целом период утверждения марксистской методологии и перестройки исторических знаний в 1920- 1930-е гг., завершился полным подчинением исторической науки и всей системы исторических знаний идеологии тоталитаризма, которая на долгие годы утвердилась в нашей стране. Считаем, крайне негативным ее влияние на историческую науку в целом. Недоступность подлинных архивных материалов, опасения в высказывании собственной точки зрения, приводило к тому, что советские историки выбирали не актуальные для исследования темы. Вклад видных деятелей отечественной истории умалчивался, подлинные исторические события искажались в угоду большевистской власти. В итоге это сформировало тип послушного партии историка-исполнителя.

Изменившиеся политические условия в нашей стране после 1991 г., ставят перед учеными вполне справедливые задачи — исследовать и дать объективную оценку событиям, произошедшим после утверждения в стране Советской власти.

Библиографический список

1. Алексеева Г.Д. Октябрьская революция и историческая наука в России (1917 — 1923 гг.). — М. : Наука, 1968. — С. 257-259.

2. Сафразьян Н.Л. В.И. Ленин и реорганизация преподавания общественных наук в высшей школе // Вопросы истории. — 1970. — № 1. — С. 5.

3. Соловей В.Д. Подготовка историков партии в 2030-е годы // Вопросы истории КПСС. — 1990. — № 12. — С. 90 — 91.

4. Шоркова С.А. Институт красной профессуры: подготовка научных кадров в 20-е годы // История вузов России : Материалы Шестой Всероссийской заочной научной конференции. — Санкт-Петербург, 1997. — С. 69.

5. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. — 5-е изд. — М.: Политиздат, 1979. — Т.42. — С. 324.

6. Квитка И. И. Революционное просвещение и университеты в России в 20 — 30-е гг. ХХ в. // Философский век. Альманах. Вып. 29. История в России и международные традиции просвещения. Том 2 ; отв. ред. Т. В. Артемова, М. И. Микешин. — СПб. : Санкт-Петербургский Центр истории идей, 2005. — С. 32.

7. Подробнее см.: Алексеева Г. Д. Октябрьская революция и историческая наука в России. (1917—1923 гг.) — М. : Наука, 1968. — С. 261.

8. Там же. С. 271.

9. Там же. С. 12.

10. Высшее образование Сибири // Жизнь Сибири. — 1924. — № 2. — С. 41.

11. Первые историки Октябрьской революции и гражданской войны в Сибири. Библиографический указатель. — Новосибирск : Наука, 1988. — С. 6.

12. Боброва В. С. Макулатурная компания 1920 — 1930-х годов в Сибири // Отечественные архивы. — 2001. — № 5. — С. 17.

13. Кабанов К. А. Краеведческое движение в Западной Сибири 1917 — 1930-х: взгляд сквозь годы. — Белово, 2000. — С. 85.

14. Сибирская советская энциклопедия: Проблемы реконструкции издания : сб.ст., орг. и метод. документов / отв. ред. А. Л. Посадсков. — Новосибирск, 2003. — С. 4.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

КАМЕРОВА Наталья Витальевна, учитель истории средней общеобразовательной школы № 90, г. Кемерово, соискатель кафедры новейшей отечественной истории Кемеровского государственного университета.

E-mail: kamerovan@yandex.ru

Дата поступления статьи в редакцию: 10.04.2009 г.

© Камерова Н.В.

1 ГАНО. Ф. П-5. Оп. 4. Д. 68. Л. 9.

«ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 6 (82), 2009 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

23

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.