Научная статья на тему 'Разработка экологических индикаторов устойчивого развития на региональном уровне'

Разработка экологических индикаторов устойчивого развития на региональном уровне Текст научной статьи по специальности «Социальная и экономическая география»

CC BY
244
480
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по социальной и экономической географии , автор научной работы — Булатов Валерий Иванович, Игенбаева Наталья Олеговна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Разработка экологических индикаторов устойчивого развития на региональном уровне»

ВЕСТНИК ЮГОРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА

2008 г. Выпуск 1(8). С. 9-16

УДК 94 (470)

РАЗРАБОТКА ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ИНДИКАТОРОВ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ

НА РЕГИОНАЛЬНОМ УРОВНЕ

В.И. Булатов, НО. Игенбаева

Концепция перехода РФ к устойчивому развитию, принятая в 1996 г. и согласованная с рекомендациями и принципами, изложенными в документах Конференции ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 1992), декларирует необходимость и возможность осуществления в Российской Федерации последовательного перехода к устойчивому развитию. Он призван обеспечить сбалансированное решение социально-экономических задач и проблем сохранения благоприятной окружающей среды, природно-ресурсного потенциала в целях удовлетворения потребностей нынешнего и будущих поколений. Отдельной статьей в документе прописаны региональные аспекты устойчивого развития [1]. В ней отмечается, в частности, что для решения федеральных задач на местном уровне необходим учет особенностей региона. Для оптимизации экологической составляющей предусматривается формирование регионального хозяйственного механизма, регулирующего природопользование и антропогенное воздействие на окружающую среду; выполнение природоохранных мероприятий на селитебных и незастроенных территориях городов, других населенных пунктов и в пригородных зонах, включая их санитарную очистку, рекультивацию земель, озеленение и благоустройство; развитие сельского хозяйства на основе экологически безопасных агротехнологий, адаптированных к местным условиям, реализацию мер по повышению плодородия почв и их охране от эрозии и загрязнения; реконструкцию региональной промышленной системы с учетом хозяйственной емкости локальных экосистем. Прописанные в документе положения пока очень слабо воплощаются в реальности.

По мнению многих ученых-географов, экологов (Н.Ф. Глазовский, К.Н. Дьяконов, Н.С. Касимов, Ю.Л. Мазуров, А.Ю. Ретеюм, В.С. Тикунов, А.А. Тишков и др.) одним из недостатков современного экологического законодательства, к которому относится и рассматриваемая Концепция, является отсутствие в его основе ландшафтного подхода. На современном этапе развития цивилизация достигла такого уровня, когда для решения глобальных и региональных экологических проблем, для устойчивого развития и сохранения биоландшафтного разнообразия на нашей планете необходима принципиально новая государственная политика, строящаяся на сопряженном учете всех потребностей населения в природе (ландшафтной сфере). Переходу к устойчивому развитию должна соответствовать разработка и осуществление ландшафтной политики государства [5]. Основные положения такой политики заключаются в учете и сохранении разнообразия природных ландшафтов; реабилитации техногенных и сильно нарушенных естественных ландшафтов; их мелиорации, регулировании и оптимизации; учете индивидуальности ландшафтов при обосновании и реализации различных федеральных и региональных программ (социальных, экономических, военных, экологических и др.), что хорошо согласуется с основными положениями устойчивого развития.

В настоящее время четко определены критерии и показатели устойчивого регионального развития [7]. Только в методике ООН перечислено более 100 «индикаторов» такого развития. Индикация как научный метод исследования широко используется в естественных науках для выявления разных типов связей между компонентами и системами. На основе ландшафтно-индикационного метода возможна реализация пространственных и временных прогнозов состояния геосистем [4].

Все выделенные индикаторы устойчивого развития можно свести в три категории: экологические, экономические и социальные (с подразделением последних на материальные и психологические). При этом их специфика должна четко различаться и быть ориентированной для глобального, межгосударственного, государственного, регионального и локального

уровней. В основу разработки такой дифференцированной стратегии устойчивого развития положены принципы региональной индивидуальности, взаимосвязанности и взаимообусловленности триады общество-экономика-природа. Для обоснования индикаторов важно исследовать специфику регионов и составляющих их конкретных территориальных природноантропогенных систем.

Региональные индикаторы устойчивого развития (и экологические в том числе) должны удовлетворять следующим основным критериям [3]:

• возможность использования на макроуровне в национальном масштабе;

• репрезентативность для международных сопоставлений;

• однозначная интерпретируемость лицами, принимающими решение;

• способность иметь количественное выражение;

• опора на имеющуюся систему национальной статистики и минимальность затрат для сбора информации и расчетов;

• возможность оценки во временной динамике;

• сквозное представление по уровням (национальный, региональный) и секторам;

• гибкость;

• реальная ограниченность числа.

Опираясь на основные требования, необходимо строить согласованную «пирамиду» индикаторов устойчивого развития, которые на «нижних этажах» будут охватывать широкий круг прежде всего специфических мезорегиональных показателей устойчивого развития. По их совокупности путем отбора и интерпретации в рамках государства можно будет судить об устойчивости развития и на национальном уровне. Базовые показатели отдельной страны должны быть репрезентативными и согласованными с базовыми индикаторами глобального уровня (рис. 1).

Кроме того, каждая категория индикаторов устойчивого развития должна включать три типа индикаторов, предложенных ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития) (модель РБЯ «воздействие-состояние-отклик»):

• индикаторы воздействия, характеризующие воздействия на окружающую среду различных факторов и ее изменение под их влиянием;

• индикаторы состояния, характеризующие состояние различных элементов окружающей среды;

• индикаторы отклика, характеризующие меры по оздоровлению окружающей среды).

На сегодняшний день разработано большое количество систем экологических индикаторов на глобальном уровне и для Российской Федерации [2; 3; 4; 7; 10]. Авторами сделана попытка обобщения всех индикаторов с учетом их положения в «пирамиде» (табл. 1).

Экологические индикаторы устойчивого развития

Таблица 1

БАЗОВЫЕ

Воздействие Состояние Отклик

Глобально загрязнение (сумм. показатель выбросов загр. в-в в атмосферу и гидросферу, захоронение тв. отходов) Истощение озонового слоя (выбросы парниковых газов) Использование пресной воды (величина водопо-требления в год) Природоемкость (затраты прир. ресурсов и объемы загрязнений на ед. конечного продукта) Экологический земельный резерв (изменение площадей неиспользуемых в хоз-ве земель) Биоразнообразие (количество исчезающих и находящихся под угрозой исчезновения видов в год) Охраняемые территории (площадь ООПТ)

л

Рч

о

н

К

Я

к

о

X

Л

§

ю

о

ч

І-Ч

О

§

Л

К

о

БАЗОВЫЕ

Возд Сост Откл

СЗ

X

ас й я

М И

£

ю

о

3

ю

О

к

8

ч

й

3

о

к

а

К

а

§

м

К

л

ч

§

«

м

О

И

Н

С

О

О

л

3

3

о

4 С

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Воздействие

§

Ч

СЗ

Л м

Й § Й о

л £

<? о р

§ X м

а Е « 2 § * л ю

О

к

X

*

и

л

о

сЗ

о

3

§

ю

ё

X

а 2

э °

^ о

X

Л

ю

л

са

о

§

В

к

о

о

са

о

л

сз

м

О

СА

В

Состояние

о

к

2

о

м

л з

^ и

& л ^ Й ^ 3

О Й

а I

3 с

ё

О

А

3

3

О

§

н

&

о

X

о

о

о

ей

са

о

&

о

л

н

о

о

£

Отклик

К 3 ев «

В

щ л Й ^ м О

13 & & &

СЙ Й

X О

Основными территориальными единицами, по отношению к которым определяются региональные индикаторы устойчивого развития, служат административные формирования. На уровне регионов Российской Федерации широко известными являются системы индикаторов, разработанных для Томской, Московской, Самарской и Ярославской областей. Вот здесь в полной мере и проявляется недоучет ландшафтного подхода, о котором на последнем Съезде РГО говорил К.Н. Дьяконов [5]. Безусловно, все административные единицы отличаются уровнем социально-экономического развития, но ведь эти различия в большинстве случаев обусловлены природно-экологическими условиями их развития. Кроме того, достижение устойчивого развития, преодоление кризисных явлений в экономике, ее развитие на первых этапах будет сопровождаться интенсивной эксплуатацией природных ресурсов, загрязнением окружающей природной среды, которые должны быть скорректированы с учетом величины экологического потенциала зональных типов ландшафтов и их морфологического разнообразия. Поэтому возникает необходимость в разработке региональных индикаторов устойчивого развития как для отдельных природных территориальных комплексов (на уровне зон - провинций - подпровинций - округов), так и для регионов в целом. Авторами подобные исследования проведены в лесостепной и таёжной зонах Обь-Иртышского бассейна.

Для выделения региональных индикаторов устойчивого развития для лесостепной зоны Омского Прииртышья необходимо было определить особенности функционирования ее ландшафтов и специфику хозяйственного воздействия. Каждая особая черта в первом при-

ближении нашла отражение в системе специфических индикаторов, составленных по схеме «воздействие-состояние-отклик».

Лесостепь - ландшафтный триггер; система, которая нормально функционирует в двух состояниях одновременно (лесные - луговые геосистемы). При этом на современном этапе, в связи с вмешательством в ее функционирование антропогенного (третьего) фактора, на многих территориях нарушен естественный баланс. Чаще всего это проявляется в повсеместном сведении лесной растительности и доминировании лугово-степных геосистем (примером являются южно- и центральнолесостепные провинции Омской области). Поэтому важнейшими экологическими показателями состояния лесостепи следует считать лесистость территории (в процентах от общей площади ПТК), а воздействия - объемы ежегодных вырубок. Показателем отклика можно считать размеры ООПТ лесостепи, в которых сохранились участки естественной лесной растительности.

Географическое положение, благоприятные природные условия и богатство природных ресурсов (в первую очередь, земельных) исторически обусловили активное заселение и сельскохозяйственное освоение лесостепной зоны. Вторая группа показателей служит индикаторами современного агроприродопользования на данных территориях. Анализ экологических ситуаций по эколого-ландшафтным округам Омского Прииртышья позволяет сделать выводы, что в наибольшей степени их можно определить по распаханности территории (воздействие) и эродированности земель (состояние). Показатель «потенциала оздоровления окружающей среды» - динамика неиспользуемых в хозяйстве площадей.

Положение лесостепи Омского Прииртышья в Срединном регионе обусловливает наличие больших бессточных площадей. В тоже время нахождение в засушливых областях континентального сектора при наличии высокоинтенсивного сельского хозяйства требует решения проблемы орошения значительных площадей. Все это выводит на третью группу экологических индикаторов: об устойчивом развитии можно судить по объему общего водопо-требления, водопотреблению на орошение, сбросу неочищенных сточных вод.

Последняя группа специфических региональных индикаторов устойчивого развития лесостепи Омского Прииртышья включает показатели сохранения биоразнообразия и охраны ландшафтов. Для обеспечения устойчивого состояния природной среды в регионе под ООПТ должно находиться 18-20% ее территории. Но в регионе наблюдается острый дефицит объектов, взятых под государственную охрану. Каждый год в Красную книгу Омской области попадает значительное число видов флоры и фауны. Для обеспечения устойчивого развития необходимо следить за уровнем следующих индикаторов: площадь ООПТ (в процентах от общей), соотношение площадей, взятых под охрану и задействованных в хозяйстве, распространение редких и исчезающих представителей флоры и фауны.

Предложенные индикаторы являются специфичными для лесостепной зоны Омского Прииртышья и для определения устойчивого развития должны дополняться ключевыми и дополнительными показателями, которые в целом характеризуют состояние природной среды на национальном (Российская Федерация) или макрорегиональном (Западная Сибирь, лесостепь Евразии) уровне. Они могут использоваться и как индикаторы устойчивого развития любого другого региона, лежащего как в границах лесостепной зоны, так и соседних зон, прежде всего сопряженных по бассейновому принципу (Обь-Иртышская бассейновая геосистема), с поправкой на особенности его ландшафтно-экологической структуры, процесса заселения и хозяйственного освоения.

Бассейновые схемы выделяются естественной делимостью, наличием комплексных общегеографических границ, выделяемых не субъективным методом наложения, а изучением структуры рельефа и ландшафтно-геоэкологическогоными, зачастую латентными общими (морфологическими, пространства в целом, входящих в него геокомпонентов и вторичных «геосфер» типа «педосферы». Но в ХМАО - Югре, как и в Омском Прииртышье, у некоторых территорий отсутствует топологически связанная речная сеть, многие бассейны являются сильно заозеренными и правила порядков рек к ним приложить невозможно. Однопоряд-

ковые бассейны, являясь естественными природными выделами, далеко неоднородны в гео-топологическом отношении - имеют разную циркуляционную, инсоляционную и гравитационную экспозиции, различаются в отношении многих важных географических и геоэкологических свойств. Это обстоятельство не позволяет использовать бассейновое районирование в чистом виде. Вместе с тем универсальность понятия о местоположении, элементе ландшафтно-геоэкологического пространства, к которому приурочены элементарные единицы как гео-компонентной (биогеографической, почвенной, гидроклиматической, антропогенной) так и геокомплексной (ландшафтной и геоэкологической) дифференциации, позволяет распространить индикаторный анализ на бассейновые геосистемы.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ХМАО - Югра располагается в таёжной зоне. Преобразование ландшафтов связано прежде всего с разработкой нефтегазовых месторождений, прокладкой транспортных коммуникаций, нефтегазопроводов, заготовками древесины. Десятки млн. га заняты вторичными ландшафтами, антропогенными модификациями, крупными техногенными и селитебными комплексами. Накоплены значительные материалы по нарушенности состояния геологической среды (НИЦ «Мониторинг»), по изменению продукционного потенциала зональных комплексов в результате уничтожения коренной растительности и замещению ее малопродуктивными экосистемами (Московский университет), по загрязнению аквальных (реки, озера) и гидроморфных (поймы, болота) ландшафтов (Тюменский университет). Такой информации опубликовано немало. Но нам хотелось бы остановиться на экологических индикаторах, характеризующих среду обитания и условия труда.

Набор показателей состояния окружающей среды, отражаемый официальной статистикой, довольно ограничен, поэтому в литературе есть предложения опереться на показатели воздействий, которые связаны с поступлением и изъятием вещества. Комплекс таких показателей для региона включает [9]:

1. Выбросы вредных веществ в атмосферу от основных источников (при этом сведения от выбросов автомобилей как не достаточно достоверные не рассматриваются, но они могут быть использованы в анализе ситуации на более низком, локальном, а не региональном уровне, например, по городам).

2. Забор свежей воды (он коррелирует со сбросами загрязненных вод, но полных данных по регионам нет).

3. Вывозка древесины (отражает масштабы долговременного многофакторного воздействия на природную среду).

4. Образование токсичных отходов на промышленных предприятиях (показатель характеризует ситуацию, создающую реальную угрозу здоровью населения, и отражает одну из сторон экологического кризиса).

5. Доля работников, занятых в условиях труда, не отвечающих принятым нормам. Это специальный индикатор условий среды на рабочем месте, имеющий важное социальногигиеническое значение.

6. Разность между индексами выпуска промышленной продукции и выбросами вредных веществ. Этот показатель дает возможность оценки технологического прогресса в части ограничения главного фактора деградации среды обитания и потерь здоровья - загрязнения.

Расчет таких показателей для регионов России проведен А. Ю. Ретеюмом на основе данных «Российского статистического ежегодника» (М., 2003), «Россия в цифрах» (М., 2004), «Промышленность России» (М., 2002), «Труд и занятость в России» (М., 2003). Данные по ХМАО - Югре проверены по местным информационно-аналитическим изданиям. Для анализа тенденций в формировании условий для устойчивого развития ХМАО - Югры привлечены материалы управления по охране окружающей природной среды [6]. В сравнении участвуют другие регионы, наши ближайшие «бассейновые» соседи: ЯНАО, Томская, Омская и Новосибирская области. Число перед названием показывает место региона по рассматриваемому показателю среди 87 субъектов РФ (без Чечни и Ингушетии). Индекс - это, как правило, процент от года, взятого за базовый.

По показателю выброс в атмосферу, тыс. т. (ВА) видно, что по России в целом объемы выбросов 1997 и 2002 гг. сопоставимы (19300 и 19500 тыс. т.) (табл. 2). В 2005 г. объем выбросов в ХМАО - Югре составил 3024 тыс. т. По забору воды из природных источников по России в целом произошло снижение, а в ХМАО - Югре, по литературным данным, в 2000г. забор воды составил 876 млн. м3., в 2005 г. - 1228 млн. м3.

Таблица 2

Показатели состояния окружающей среды: выбросы в атмосферу загрязняющих ве-

ществ и забор воды из природных источников

Субъекты Показатели

Выбросы в атмосферу (ВА) Забор воды из природных источников (ЗВ)

Место в РФ 1997 (базовый), тыс. т 2002, тыс. т Индекс Место в РФ 1997 (базовый), 3 млн. м 2002, млн. 3 м Индекс

Омская область 39 286 244 85 28 382 325 85

Новосибирская область 58 199 196 98 67 838 835 100

Томская область 84 137 294 214 86 143 584 408

ХМАО 85 1084 2554 236 62 761 721 95

ЯНАО 78 505 725 142 55 177 166 94

Россия - 19300 19500 100 - 70176 64864 92

По показателю заготовка древесины видно, что по России в целом за десятилетие произошло сокращение заготовок древесины в 3 раза. Лес - важный средообразующий ресурс, сокращение лесозаготовок факт общеизвестный, и можно говорить об уменьшении эксплуатационной нагрузки на леса. В 2005 г. этот показатель по ХМАО - Югре составлял 1605,6 тыс. м3. Что касается второго показателя таблицы, то очевиден рост объемов накапливаемых токсичных отходов в России и разнонаправленность тенденций по регионам.

Таблица 3

Показатели состояния окружающей среды: заготовка древесины и образование ток-

сичных отходов на промышленных предприятиях

Субъекты Показатели

Заготовка древесины (ЗД) Образование токсичных отходов (ОТО)

Место в РФ 1990 (базовый), тыс. м3 2001, тыс. 3 м Индекс Место в РФ 1995 (базовый), тыс. т 2000, тыс. т Индекс

Омская область 19 2407 146 6 35 1973 2296 116

Новосибирская область 31 1256 129 10 73 134 909 678

Томская область 34 7613 947 12 13 758 304 40

ХМАО 52 11757 2342 20 54 671 1282 191

ЯНАО 44 268 42 16 80 17 201 1182

Россия - 303800 96300 32 - 83330 131100 157

Распределение регионов по доле работников промышленности, занятых в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим нормам, свидетельствует, что худшая ситуация в

нефтегазодобывающих регионах. Общероссийская статистика показывает, что работающие в промышленности и других отраслях производства вынуждены трудиться во все ухудшающихся условиях: 18% в 1990 году и 23% в 2002 г.

По показателю распределение регионов по разности индексов промышленного производства и выбросов в атмосферу от стационарных источников можно сделать следующие выводы. Связь производства и выбросов вредных веществ общеизвестна, она напрямую связана с технологиями очистки отходящих газов, и статистика в целом по России свидетельствует об улучшении ситуации. Но в регионах с возрастающей добычей топлива улучшения нет (табл. 4). Это напрямую увязывается со сжиганием в факелах нефтяного попутного газа - около 6 млрд. м в год в ХМАО - Югре.

Таблица 4

Показатели состояния окружающей среды: доля работников промышленности, занятых в условиях, не отвечающих санитарным нормам и разность индексов

промышленного производства и выбросов в атмосферу от стационарных источников

Субъекты Показатели

Доля работников промышленности, занятых в условиях, не отвечающих санитарным нормам (РНУ) Разность индексов промышленного производства и выбросов в атмосферу от стационарных источников в 2002 г. (1997=100%) (РПЕ)

Место в РФ 1995 (базовый), % 2002, % Индекс Место в РФ Продукция, % Выбросы, % Разность индексов

Омская область 7 17,3 13,9 80 56 120 85 35

Новосибирская область 13 20,6 17,7 86 65 122 98 24

Томская область 85 14,8 29,1 197 84 133 214 -81

ХМАО 81 11,1 16,9 152 85 124 236 -112

ЯНАО 86 12,3 31,6 257 80 111 144 -33

Россия - 22 23 105 - 129 101 28

Интересно провести интегральную оценку по сумме показателей ВА, ЗВ, ВД, ОТО, РНУ и РПВ. Такой рейтинг субъектов РФ позволяет судить о благополучии экологической ситуации. На 14 месте находится Омская область, на 54-м - Новосибирская, на 83-м - ЯНАО, на 86-м - ХМАО - Югра, на 87-м - Томская область. Выявление происходящих изменений создает предпосылки для прогнозирования и разработки сценариев будущего регионов, столь необходимых для обеспечения условий устойчивого развития.

ЛИТЕРАТУРА

1. Указ Президента РФ от 1 апреля 1996 г. № 440 «О концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию».

2. Белоусова А.П., Семашко Л.Ю. Экологические аспекты устойчивого развития и индикаторы, его характеризующие // Проблемы окружающей среды и природных ресурсов. Вып. 1. - М.: ВИНИТИ, 2004. - С. 2-20.

3. Бобылев С.Н. Учет экологического фактора в системе индикаторов социальноэкономического развития // Бюлл. «На пути к устойчивому развитию России». - Вып. 29. - 2004. - С. 13-32.

4. Гудыма А.П., Булатов В.И. Социально-философские и экологические аспекты устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера: Аналит. Обзор / А.П. Гудыма, В.И. Булатов. - Новосибирск: ГПНТБ СО РАН, 2002. - 109 с.

5. Дьяконов К.Н. Ландшафтная политика в современном обществе // Тр. XII съезда РГО. Т.1. - СПб., 2005. - С. 105-106.

6. Пикунов С.В. Экологические проблемы нефтегазового комплекса на территории Ханты-Мансийского автономного округа - Югры. // VI Конф. молодых специалистов организаций, осуществляющих виды деятельности, связанной с пользованием участками недр на территории Ханты-Мансийского автономного округа - Югры: Сб. мат-лов конф. - Уфа: ООО «Монография», 2006. - С. 9-14.

7. Покровский С.Г. Состояние геосистем и устойчивость регионального развития // Вестн. МГУ. Сер. Геогр. - 2001. - № 1. - С. 11-14.

8. Разработка индикаторов устойчивого развития Томской области // Бюлл. «На пути к устойчивому развитию России». - Вып. 29. - 2004. - С. 47-49.

9. Ретеюм А.Ю. Мониторинг развития / А.Ю. Ретеюм. - М.: Хорион, 2004. - 160 с.

10. Тишков А. А. Обеспечение устойчивости окружающей среды / А. А. Тишков. - М., 2004. - 158 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.