Научная статья на тему 'Разминирование территории Пушкинского заповедника в 1944-1949 гг'

Разминирование территории Пушкинского заповедника в 1944-1949 гг Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

348
92
Поделиться

Текст научной работы на тему «Разминирование территории Пушкинского заповедника в 1944-1949 гг»

А М. Васильев

Разминирование территории Пушкинского Заповедника в 1944—1949 гг.

В течение трёх лет, начиная с 12 июля 1941 г. территория Пушкиногорского района и Пушкинского заповедника находились под пятой немецко-фашистских оккупантов. «В течение 12 июля 1944 г. германские войска были выбиты из Пушкинских Гор за Великую. В освобождении участвовали 53-я гвардейская и 321-я стрелковая дивизии. <...> За 17 июля советские войска освободили все левобережное Святогорье (западную часть современного Пушкиногорского района...».1 Постепенно стала налаживаться мирная жизнь. «1 сентября 1944 г. впервые после трёхлетнего перерыва снова распахнула перед детьми свои двери школа. Убрали хлеба — снова радостно на душе. <...> 21 апреля 1945 г. состоялось экстренное заседание Президиума Академии наук СССР, на котором специально рассматривался вопрос о восстановлении Пушкинского заповедника. <...> В Пушкинские Горы направлялась специальная комиссия в составе академика А. В. Щусева (председатель), члена-корреспондента Академии наук СССР П. И. Лебедева-Полянского, члена-корреспондента Академии архитектуры СССР Г. Ф. Кузнецова и представителя Академстроя. <...> Комиссии было поручено определить очерёдность строительных работ по восстановлению заповедника и представить своё заключение. <...><...> В мае 1945 комиссия прибыла в Пушкинские Горы.

<... > Работы по восстановлению заповедника были включены в пятилетний план области, и закончить первый период работы намечалось к 1949 году — 150-летию со дня рождения А. С. Пушкина».2

И в этот же период, как свидетельствуют документы и воспоминания участников тех событий, параллельно с тяжелейшими восстановительными работами, в несколько этапов происходило разминирование всей

Васильев Андрей Михайлович — начальник отдела краеведения, истории и археологии Музея-заповедника А. С. Пушкина «Михайловское».

территории Пушкиногорского района и заповедных пушкинских мест. Основываясь на документах музейных фондов, научного архива, газетных публикациях и свидетельствах местных жителей, остановимся лишь на некоторых эпизодах, напоминающих о подвиге, совершённом воинами-сапёрами.

За рамками повествования остаётся тема «Разминеры-добровольцы из числа гражданского населения». А ведь они тоже внесли свой неоценимый вклад в дело восстановления Пушкиногорья, очистив не один километр минных полей.

Тема разминирования пушкинских мест не раз затрагивалась в работах С. С. Гей-ченко: в книгах «У Лукоморья», «Пушкино-горье» (Л., 1981), многочисленных газетных и журнальных статьях.

В апреле 1945 г., отправляя С. С. Гейчен-ко на работу в Пушкинский заповедник, директор Пушкинского Дома Академии Наук СССР Павел Иванович Лебедев-Полянский сказал: «...Главное, с чего вы должны начать дело по возрождению Заповедника, — это фиксация того, что осталось в нём на сегодняшний день. Описывайте, записывайте, фиксируйте всё, что увидите и услышите...». «Прибыв в Пушкинские Горы, я немедля стал описывать всё, что видел, записывать рассказы местных жителей о том, что и когда было, что случилось в Пушкиногорье в годы хозяйничанья в нём гитлеровцев, как они его разрушали и грабили, как освободила его наша доблестная армия, — писал впоследствии С. С. Гейченко. — В этом деле мне оказал большую помощь мой друг кинооператор Ленинградской студии кинохроники Фёдор Иванович Овсянников, который сделал по моей просьбе сотни фотоснимков и кадров кинохроники. Всё это сегодня бережно хранится в музейном фонде и архиве Заповедника».3

Вскоре после освобождения района, с 26 июля по 1 августа 1944 г., Пушкинский Заповедник обследовала Государственная

Чрезвычайная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков. В частности, в Акте комиссии говорилось:

«... Памятник на могиле Пушкина грубо и наспех обшит досками. Установлено, что обшивка памятника произведена немцами с целью скрыть его минирование. Как потом выяснилось, в то время, когда все русские люди были выселены из района Пушкинского заповедника, немцы подготовляли взрыв могилы Пушкина, Святогорского монастыря и самого холма, на котором находится могила поэта.

...Разрушения в Тригорском, Городище и деревне Воронич ... большая часть парка заминирована ... кладбище около церкви, на котором погребены один из родственников Пушкина В. П. Ганнибал и близкий знакомый поэта, свящ-к И. Е. Раевский, заминировано, изрыто траншеями и разорено ... На территории монастыря и в близлежащей местности обнаружено и извлечено советскими саперами подразделениями Смирнова и Сачке-виуса (Старчеуса-? — Авт.) до трёх тысяч мин. Территория ПЗ сильно заминирована. Проходящие сапёрные части не успели разминировать всех мест и в момент пребывания Комиссии ежедневно на немецких минах подрывались советские граждане...

Еловая аллея . левая сторона аллеи заминирована. Круг перед зданием дома-музея... Поле круга заминировано.

Могильный холм и памятник А. С. Пушкина ... Кругом памятника и кругом церкви на день составления акта имеется минное поле».4

В научном архиве музея-заповедника хранятся планы военно-оборонительных сооружений немецко-фашистских захватчиков в д. Савкино и в центральной части с. Михайловского 1943-44 гг., составленные также «по горячим следам» Б. М. Калаушиным. В 1946 г. В. Я. Шпинёвым был перечерчен и раскрашен «План центральной части с. Михайловского, с нанесением на нём военно-оборонительных сооружений немцев».5 На нём мы видим множество условных обозначений, среди которых: «минное поле» — по южному берегу оз. Кучане и далее — по левому берегу р. Сороть, а также по обе стороны

от Еловой аллеи в парке; «проволочные заграждения», «завалы», «разрывы мин и снарядов», «окопы, траншеи и бункера» и т. д.

13 июля 1946 г. Дирекцией Пушкинского заповедника АН СССР в с. Михайловском было проведено собеседование с участниками освобождения Пушкиногорского района от немецко-фашистских оккупантов. Открывали собеседование С. С. Гейченко и А. М. Гордин. Среди участников освобождения были офицеры 13-й сапёрной бригады, которые и в 1944 году, и спустя два года, вскоре после празднования 147-й годовщины со дня рождения А. С. Пушкина, продолжали разминирование территории Заповедника.

Среди опрошенных был ст. л-т Савель-зон И. Л., майор Регинтер Е. М, капитан Сол-датенко. Со слов последнего:

«... При подходе сапёрных частей к Пушкинским местам в 1944 г нам была поставлена задача форсирование рек Великая и Сороть и разминирование дорожных мостов. Рядовые и офицеры знали, что они вступают в места, где жил, творил великий русский поэт А. С. Пушкин и горели желанием поскорее освободить их... В начале апреля наши войска форсировали реку Великую и завоевали плацдарм на левом берегу реки в районе деревень Стречно, Горушка, Гнилово и т. д. В этих местах наша сапёрная часть навела переправу в районе д. Нефаки, которая была единственной. С высоты, где располагалась наша часть, нам был очень хорошо виден Святогорский монастырь, откуда немцы корректировали огонь по высотам, на которых располагались наши войска.

В начале мая на фронте наблюдалось некоторое затишье. Началась перегруппировка наших войск. Нам была поставлена задача навести переправу через р. Сороть в районе д. Пальчихино, Горки. Это было в 4-5 км. от знаменитого с. Михайловского. В течение 5 дней нами был построен мост через р. Со-роть, а затем мы получили задачу разминировать передний край, проходивший в районе фронта напротив села Михайловского. ... 10 июля началось. И 13 июля войска армии, в которую входила наша бригада, освободили Пушкинские Горы.

Окончилась война. Наша часть получила задачу разминировать территорию Пуш-

киногорского района. Каждый солдат и офицер всей душой чувствовал ответственность за выполнение государственной задачи. С 24 июня по 13 июля 1946 г., т. е. ко дню, когда группа наших офицеров пришла на вечер в с. Михайловское, нами было разминировано 14 кв. км. территории района, обнаружено и уничтожено несколько тысяч мин и боепри-пасов».6

Как писал С. С. Гейченко, сапёры работали в заповеднике почти пять лет:

«В Михайловском шумело эхо войны. Сапёры неустанно слушали и щупали землю. Мины находили в самых неожиданных местах, даже там, где считалось, что всё уже хорошо проверено и чисто... Или вот старый клён у домика няни. Уж где-где, а около этого места особенно тщательно проверяли землю. И какой огромный неразорвавшийся снаряд лежал под основанием ствола исторического дерева! Спасибо, обнаружить его помог случай. В мае 1949 г., за две недели до юбилейных пушкинских торжеств, разыгралась сильнейшая гроза. Прямым попаданием молнии древний клен ращепило надвое. Земля вокруг дерева оголилась, и все увидели снаряд. Когда сапёры его вытащили, он оказался размером почти в человеческий рост. Снарядище вывезли за пределы заповедника и взорвали.

... И все же даже после 1949 г. находили фашистские дары. В ограде Святогорского монастыря, особенно сильно заминированного немцами, нашли мину в 1953 году!

Сапёры оставили по себе хорошую память в Михайловском. В свободное время они добровольно и с большой охотой помогали нам восстанавливать домик няни — первый музей, открытый в 1947 г. Очищали Михайловские рощи от пней и завалов, зарывали траншеи, окопы, блиндажи... Многим жителям деревень Бугрово и Гайки саперы помогли построить новые избы...

Вечная память двум бойцам, погибшим при разминировании Тригорского и Петровского! В Михайловском, слава Богу, всё обошлось благополучно, без жертв...».7

О той опасной работе, которую проводили сапёры и после окончания войны, свидетельствует «Схема разминирования Пушкинского Заповедника сапёрами Во-

йсковой части Пол. Почта 28101».8 Схема датирована в левом нижнем углу: «2 октября 1946 г.» В нижней части две подписи: командира части майора Костина и начальника штаба гв. капитана Замулко. На ней отмечены минные поля: в одну линию, вдоль левого берега р. Сороть, от населённого пункта «Касарымово» — в сторону Тригорского и от автомобильного моста у Дериглазово — до Савкиной Горы и Михайловского; во вторую линию — от Воронича к михайловским рощам севернее д. Бугрово, далее к д. Косохно-во и Федорыгино, а также у д. Кириллово. На схеме же указано количество уничтоженных мин и боеприпасов: мин — 7731, боеприпасов — 1630.

Долгие годы собирал сведения о воинах-сапёрах, своих однополчанах участник разминирования Пушкинского Заповедника, бывший командир 2-й роты 156 инженерно-сапёрного батальона 12 инженерно-саперной Рижской Краснознаменной ордена Кутузова бригады Резерва Верховного Главнокомандования, майор в отставке Фёдор Николаевич Минеев. В июне 1972 г. он стал участником VI Праздника Поэзии в с. Михайловское, лично познакомился с С. С. Гейченко. В течение последующих лет Минеев не раз приезжал в заповедник, организовывал и участвовал во встречах ветеранов 12-й инженерно-сапёрной бригады с директором и сотрудниками Заповедника, местными школьниками, передавал свои материалы, содержащие массу малоизвестных фактов о разминировании этих мест. Эти материалы вошли в его книгу «Без права на ошибку» (Донецк,1997 г.). Летом 1994 г. Ф. Н. Минеев побывал в Пуш-киногорье последний раз, но переписка с администрацией и сотрудниками заповедника продолжалась.9

Именно Ф. Н. Минеев, используя данные Центрального архива Министерства обороны и переписку с однополчанами, назвал все воинские части, а в ряде случаев, поимённо — тех, кто разминировал территорию района и заповедника.

Как отмечает Минеев, «...частичное разминирование, т. е. обезвреживание отдельных мин при проделывании проходов в минных полях на пути движения подразделений, было произведено полковыми и дивизи-

онными сапёрами 321 стр. дивизии, освобождавшей 12 июля район заповедника...».10

Действительно, в «Книге Памяти» мы встречаем рассказ об Андрее Александровиче Новикове, Почетном гражданине п. Пушкинские Горы, который в июле 1944 г. в составе 72-го стр. полка 321 стр. дивизии освобождал посёлок Пушкинские Горы и спас от уничтожения могилу А. С. Пушкина и Успенский собор:

«.Рота с тыла ворвалась на окраину поселка и захватила в плен «языка», который сообщил, что гитлеровцы имели задачу взорвать Святогорский монастырь. Перерезав бикфордов шнур, идущий к монастырю от взрывного устройства, лейтенант Новиков отправил роту на захват монастыря...».11

Основную же работу, с 12 по 22 июля 1944 г., по разминированию проделали сапёрные подразделения 12 и 24-й инж.-сапер. бригад, 9-й штурмовой инж.-сап. бригады и 62-го отдельного инж.-сапёр. бат-на собак-миноискателей.».12

В общей сложности сапёрами всех частей было обезврежено около 15 тыс. мин, 36 фугасов, 3 сюрприза, 2017 взрывоопасных предметов.13

В музейных фондах Пушкинского Заповедника хранится деревянная дощечка с предупреждающей надписью: «Могила А. С. Пушкина ЗАМИНИРОВАНА. Входить нельзя. Ст. лейтенант Старчеус».

Долгое время считалось, что её в Свя-тогорском монастыре оставил Григорий Игнатьевич Старчеус, командир роты, служивший в 17 инж.-саперной бригаде.

Однако Ф. Н. Минеевым по архивным данным было установлено, что «...17 ИСБ, в которой служил Старчеус Г. И., до 6 июля 1944 г. находилась в Румынии... С 6 июля по 17 июля бригада передислоцировалась в Прибалтику... 14 октября 1944 г. он погиб при разминировании пос. Руцава около порта Лиепая».14

Дощечку повесили саперы 62-го отдельного батальона собак-миноискателей, в котором служил, командуя ротой, Валентин Тимофеевич Старчеус, во избежание несчастных случаев: «... 2-я рота Старчеуса В. Т. разминировала Тригорское, Михайловское и территории, прилегающие к этим селам, а

взвод этой роты под командованием лейтенанта Яворского И. М. разминировал дорогу и прилегающую к ней местность от Михайловского до Пушкинских Гор. ... Командир взвода Яворский . припоминает, что он вывесил дощечку-указку, что могила Пушкина заминирована, с фамилией Старчеуса...».15

Кому же выпало начинать «основную работу» по разминированию территории заповедника и прилегающей к нему местности? Ответ мы находим в материалах Ф. Н. Мине-ева: «...157-й инж.-сапер. бат-н (ком. ст. л-т А. П. Мелешенков) (12-й ИСБ — Авт.) разминировал посёлок Пушкинские Горы и участки дорог: озеро Кучане-Михайловское-Федорыгино-Цецы; Буши-Коврино-Бедры; Пушкинские Горы — Кирпичный завод, поселок завода. Кроме того, воины батальона очистили от мин два минных поля (севернее монастыря и на окраине посёлка), на территории монастыря сняли более 100 мин, в соборе — более 20 мин и фугас в стене весом 250 кг. У основания памятника Пушкину сапёры обнаружили и обезвредили 2 сюрприза (4 мины с химическими и механическими взрывателями).

В общей сложности сапёрами 12-й бригады было ликвидировано около 1800 мин, 25 фугасов и 2 сюрприза ...».16

Остановимся выборочно, т. к. их в научном архиве ПЗ значительное количество, на некоторых воспоминаниях воинов-сапёров, принимавших участие в разминировании заповедника.

Помилуйко Николай Васильевич — бывший начальник штаба 157 инженерно-сапёрного батальона, капитан:

«В Пушкинские Горы батальон вошёл 13 июля 1944 г. и КП (командный пункт) батальона расположился на берегу маленького озера недалеко от стены монастыря.

Сапёры батальона занимались разминированием ведущих к поселку дорог, а в поселке — улиц, по которым необходимо было пропускать войска и технику. Мины были обнаружены в посёлке особенно в тех местах, где нельзя объехать — в проездах между домами. Также мины были обнаружены на территории монастыря, на дорожках, ведущих к собору, у могилы поэта и Ганнибалов. Снимали эти мины сапёры 1 роты капитана

Казакова А. А., они же впервые обнаружили неизвестную нам мину противника РМИ-43, от взрыва которой тогда погибло 7 человек и много было ранено. Из раненых вскоре двое умерли...».17

Солдатов Николай Васильевич — бывший заместитель командира 157-го инж.-сапёрного батальона по политчасти, майор:

«... Когда пошёл к собору и к могиле А. С. Пушкина, то видел, что сапёры из роты Казакова обнаружили и сняли мины под каменной лестницей, ведущей от подножия холма к собору, и около надгробных плит недалеко от могилы А. С. Пушкина...».18

Рассказ-воспоминание о разминировании ПЗ в июле 1944 г быв. командира 1 роты 157 инж.-сап. бат. Казакова А. А.: «... В задачу взвода л-та С. Покидова входило ликвидировать минные заграждения по шоссейной дороге, к П. Горам; взводу лейт-та Кононова — в гор. П. Горы, взводу лейт-та Волошенко-ва, в р-не Михайловского...

... Взвод л-та Кононова разминировал Святогор. мон-рь, собор, кладбище. ... Примерно в 10 час. утра л-т Кононов каждому отделению дал задание... Первое задание: обследовать монастырские постройки и прилегающую территорию — отделению ст. серж. Митрофанова, вторую — обследовать собор — отделению серж. Рязанцева, третий — участок кладбища и прилегающие дороги, тропинки, ст. серж. (фамилию не помню, был из Рязани, погиб в гор. Гдыня и ефр. из Марийской республики (также погиб в гор. Гдыня).

Настроение было хорошее не только у меня, но и у всего личного состава роты, ведь мы ходили по только что освобождённой земле, по кот. ходил А. С. Пушкин. Мы видели природу: леса, луга, долины, которые он любил и воспевал... в тот день, 13 июля мы не встретили население, т. к. фашистские изверги всех людей и всю живность угнали из этих мест. Я подошел к монастырю, и пройдя длинную каменную стену, вошел в ворота, перекрытые одной крышей с помещением сторожки, поднявшись по каменной лестнице к собору, увидел лейт. В. Кононова с бойцами. ...

. Вечером к нам пришла старушка, чудом оставшаяся живой, и рассказала, что

всех жителей из этих мест группами немцы угнали, перед тем, как стали минировать и строить линию обороны в этих местах. Отступавшие немцы привезли женскую команду сапер из числа жителей оккупированной нашей земли. Эти молодые женщины-сапёры до этого в других местах под ружьем выполняли опасные работы (по минированию линии обороны немцев). И вот когда пришла их очередь выполнить приказ о минировании собора, могилы, Пушкинских памятных мест и осквернить и разрушить святые для народа места — они отказались выполнить этот изуверский приказ. За это все они были расстреляны... Поэтому такую грязную работу пришлось выполнять немецким саперам...».19

Карпов Игорь Михайлович — бывший помощник начальника отделения штаба 12 инженерно-сапёрной бригады, капитан: «..Прибыв рано утром 14 июля в Пушкинские Горы, И. М. Карпов с одним сержантом из 1 роты 157 ИСБ, после длительного изучения мины с внешней стороны, а затем частичного разбора мины (снятие крышки с предварительным вставлением 2-х тонких металлических проволок в маленькие боковые отверстия, обнаруженные по краям мины, др. экспериментов), рискуя подорваться, выяснили секрет разминирования этой немецкой мины. В тот же день в штабе бригады была составлена Инструкция (описание) по разминированию немецкой противотанковой мины — РМ1-43, которая была отправлена в штаб 3 Прибалтийского фронта».20

Разминирование продолжали саперы и других воинских подразделений:

«От 9-й штурмовой инж.-сапёр. бригады (ком. ген.-майор Ф. С. Пошехонцев, нач. штаба подпол-к Н. Н. Савичев, зам. по политчасти П. П. Чижов) в разминировании заповедника участвовала контрольная группа из состава 45-го штурм. инж.-сапер. бат.-на в составе 4 офицеров, 12 сержантов, 47 рядовых и одного отделения собак-миноискателей (11 собак). Возглавлял группу кап-н В. П. Наседкин.

Личный состав группы обнаружил и обезвредил фугас под полотном дороги напротив монастыря в Пушкинских Горах, состоящий из 10 авиабомб весом более 100 кг

каждая. Всего за период работы с 14 до 18 июля на территории заповедника и прилегающей местности группа сняла 755 мин, 3 фугаса, проверили 7 населённых пунктов (Михайловское, Вороничи, Тригорское, Бу-грово, Гайки, Пушкинские Горы, Савкина гора). При этом было осмотрено 85 домов, 68 блиндажей и землянок, а также проверены маршруты: Петровское-Михайловское (3,5 км.), Михайловское-Бугрово-Гайки-Ки-риллово-Пушкинские Горы (7,5 км), Берёзо-во-Пушкинские Горы (2 км.), Гайки-высота 160-Пушкинские Горы (2 км.); Мехово-ст. Тригорское (1 км.), Михайловское-Вороничи (2,5 км.), Пушкинские Горы-Шарабыки-Се-лихново (7.5 км.), всего — 26 км.».21

«Шестиперстов Павел Геннадьевич, капитан, командир 45 штурмового инж.-сапер. бат.: «Для разминирования Пушкинского Заповедника от моего батальона была выделена группа саперов численностью до роты... Помню, что саперы разминировали монастырь, собор и местность на подходах к нему. Под проезжей частью дороги около монастыря были заложены фугасы и много мин. При разминировании на моих глазах подорвался один сапёр».

Фомичёв Филипп Маркович — бывший начальник отделения штаба бригады: «... Был я в монастыре у могилы поэта в связи с тем, что надо было подписать документ, подготовленный капитаном Наседкиным о разминировании. Я приехал и заходил в монастырь. Единственно, что хорошо помню и оставило чувство гадливости и презрения к фашистам, кроме того, что они заминировали монастырь и могилу поэта, но и осквернили это священное место тем, что рядом была у них устроена солдатская уборная».

Рудой Федор Николаевич — быв. начальник химслужбы бригады: «После освобождения Пушкинского заповедника, через несколько дней я был в монастыре и у могилы поэта с кем-то из офицеров нашей бригады. Помню, когда мы приближались к монастырю, то слева по движению была возвышенность с большим немецким кладбищем с березовыми крестами с касками наверху и на крестах дощечки с указанием фамилий, написанных по-немецки. Тогда мы говорили, что вот эти кресты и могилы будут

снесены и забыты, а могила А. С. Пушкина — никогда».22

«Большую работу по сплошному разминированию заповедника проделал 62-й отд. батальон собак-миноискателей (ком. инженер-подпол-к Е. Н. Пересаденко, нач. штаба ст. л-т Ф. Г. Бирюков, зам. по политчасти майор В. В. Бедржицкий). Здесь было привлечено 138 солдат, сержантов и офицеров и 90 спец. обученных собак. За период с 15 по 22 июля подразделения батальона обнаружили и ликвидировали 11493 противотанковых и противопехотных мины, 2107 снарядов и 4 фугаса

Около 150 мин в Пушкинских Горах обезвредили воины 181-го инж.-сапёр. бат-на (ком. подп-к Г. М. Плюшко), 24-й инж.-сапёр. бригады (ком. полк-к Л. В. Попов)» 23

«Я, Бирюков Федор Георгиевич... был начальником штаба 62 отд. батальона собак-миноискателей.

Через несколько дней после освобождения Пушкинского Заповедника батальон получил задание провести сплошное разминирование заповедника. До нас в Заповеднике уже несколько дней проводилось разминирование сапёрами др. частей. Работу по разминированию наш батальон закончил за 5-7 дней, примерно 21-22 июля и документация и разминированная территория тогда по акту была сдана представителям Советской власти района. Точное количество обезвреженных мин, фугасов ... более 10 тыс. штук». 24

Только в июле 1944 года, по имеющимся данным, при выполнении боевых заданий погибли 13 сапёров.25

Список личного состава 157 инженерно-сапёрного батальона 12-й инженерно-сапёрной бригады, погибших 13 июля 1944 г. при разминировании в г. Пушкинские горы и похороненных у стен Святогорского монастыря:

1. Ком. взвода ст. л-т Кононов Владимир Павлович, 1923 г.р., чл. КПСС. г. Архангельск, ул. Либкнехта, 38-1 ...

2. Ком. взвода л-т Покидов Сергей Егорович, 1918 г., канд.в члены КПСС, Тамбовская обл., Жердевский р-н, с. Артемово...

3. Ефрейтор Тренов Виталий Сергеевич, 1926 г., Костромская обл., Кирилловский с/с, д. Семичево...

4. Ряд. Травин Иван Федорович, 1896 г., Ивановская обл., Семеновский р-н, д. Тара-сово...

5. Ряд. Ярцев Иван Васильевич, 1906 г., Тамбовская обл., Кирсановский р-н, д. Втор. Ипаковка...

6. Ряд. Козлов Егор Иванович, 1909 г., Челябинская обл., Юргамышский р-н, с. Го-рохово...

7. Ком. отд-ния ст. с-т Акулов Николай Осипович, 1907 г., Московская обл., г. Коломна, Конная площадь, 8-22.

8. Старшина роты ст. с-т Казаков Михаил Анисимович, 1910 г., Московская обл., Раменский р-н, с. Речица.

9. Ком. отд-ния ст. с-т Комбаров Иван Андреевич, 1914 г., Тамбовская обл., Туголу-ковский р-н, с. Чикаровка».26

«В «Журнале боевых действий 12 инж.-сапёрной бригады за июль 1944 г.» сообщается о гибели 9 сапёров : « ...13.07. взрывом мины в Пушкинских горах были ранены 23 сапёра и убито 7, в т. ч. офицеры Кононов В. П. и Покидов С. Е. Старшина роты Казаков М. А. и командир отделения Комбаров И. А. были тяжело ранены и в эту же ночь умерли ...

Из материалов расследования по этому случаю устанавливается, как это произошло: ...Все погибшие 9 чел. были похоронены у стен монастыря в Пушкинских Горах. . 30 чел., т. е. почти половина личного состава роты, участвовавших в работах, выбыли тут же ...».27

Со слов быв. командира 1 роты 157 инж.-сап. бат. Казакова А. А., «...примерно часам к 18.00 13 июля работы по разминированию поселка в основном были закончены и сапёры роты собрались на отдых и ужин, во время которого я собирался составить донесение-отчет о проделанной работе за день, но произошел взрыв мины...».28

Один из бойцов вспоминал: «Я, Бобров Николай Александрович . служил сапёром в 1-й роте 157 ИСБ. В июле 1944 я в составе взвода л-та Покидова Сергея разминировал дорогу Михайловское-Федорыгино-Цецы. На одном из участков дороги мы обнаружили новые немецкие мины РМИ-43, ранее нам не встречавшиеся. Выполнив задание, мы пришли в расположение роты в П. Горы,

около монастыря, кто-то из саперов принёс с собой одну из новых мин... Я был ранен». 29

В списке безвозвратных потерь 181 инж.-сапёр. бат-на от 15.07.44 г. указывается, что 13 июля при выполнении задания в районе Пушкинских гор погибли: ком-р батальона подп-к Плюшко Григорий Макарович, 1908 г. р.; ефр-р Кузнецов Петр Иванович, 1912 г. р. и рядовой Самсонов Егор Сергеевич, 1905 г. р. Кузнецов и Самсонов похоронены на северной окраине Пушкинских Гор, а место захоронения Плюшко не указаны, также не указаны и обстоятельства их гибели.30 В книге Д. А. Тимошенко в списке безвозвратных потерь личного состава 321 стрелковой дивизии названы трое сапёров:

1. Чернявский Григорий Иванович, 1921 г. р., ст. сержант, командир отд. Умер от ранения 12.07.44 г. Похоронен: у шоссе 1 км от Пушкинских Гор на Новоржев Пушкинского района Калининской области.

Фролов Иван Васильевич, 1917 г. р., ст. сержант, командир отд. Убит при разминировании минных полей 13.07.44 г. Похоронен: Совхоз имени Волкова Пушкинского района Калининской области.

Борыско Петр Григорьевич, 1915 г. р., ефрейтор, сапер. Убит при разминировании минных полей 13.07.44 г. Похоронен: Восточная окраина Пушкинских Гор Калининской области. 31

6 мая 2005 г. в газете «Пушкинский край» была напечатана статья Инны Михайловой «Такое не забывается» и ранее неизвестная фотография Владимира Павловича Кононова 1941 г., которую она передала в Пушкинский Заповедник, — на выставку, по-свящённую Великой Отечественной войне. Инна Михайлова в те далекие военные годы жила в Пушкинских Горах, на фронте погибли её отец и брат. Она сама решила ухаживать за могилой сапёров.

С её слов, «Кононов был похоронен вместе с Покидовым. Неподалеку была ещё одна могила, там лежали шесть человек. (здесь допущена неточность: в действительности — семь человек — Авт.). Похоронены сапёры у озера, со стороны горы Закат».

«Когда пришло письмо от родителей Кононова из Архангельска, — продолжает она, мне было поручено ответить им, указав

место захоронения. После войны они приезжали на могилу к сыну. Поседевшие от горя (Володя был единственным в семье), утром рано родители шли к нему, вставали на колени и поливали слезами этот холмик. Фотографию мне подарила его мама, Мария Алексеевна Кононова, работник гороно. Мы с нею были в дружеской переписке около пятидесяти лет.

Позднее . останки погибших были перенесены к Святым воротам монастыря, где находится мемориал...».32

На оборотной стороне фотографии В. П. Кононова можно прочитать надпись, оставленную родителями сапёра: «Чужой, незнакомой, но бесконечно доброй девушке Инне Михайловой 25.12. 46 г. Фотографировался в 1941 году В. П. Кононов».

В 2009 г. в Пушкинские Горы приезжала поклониться могиле своего деда и его однополчан правнучка И. Ф. Травина, одного из девяти погибших у стен Святогорского монастыря 13 июля 1944 года сапёров. Её зовут Ковалёва Лариса. Она обещала разыскать

хоть какие-то материалы о своём прадеде.

Много ещё осталось вопросов, на которые нет ответов. Так, мы не знаем имён четырёх сапёров, подорвавшихся на мине на лестнице в Святогорском монастыре.. , о которых пишет в своих воспоминаниях минер А. Ф. Худышев: «...Когда наши войска освободили Святые Горы, то сапёрам было поручено разминировать Святогорский монастырь. И вот мы с лейтенантом и сержантом да двумя сапёрами и нас двое с собаками начали осмотр монастыря... Только осмотр кончили, как вдруг за стеной монастыря, у подножья лестницы, ведущей к собору, раздался взрыв. Мы сразу туда, а там ступеньки взорваны и наши четверо в крови. Трое погибли на месте, а четвёртый скончался через несколько минут, успел только сказать: «Лейтенант сверху на ступеньку прыгнул...».33

В год 70-летия Великой Победы мы в очередной раз вспоминаем подвиг воинов-сапёров, очистивших Пушкинский край от тысяч мин и сохранивших культурные достопримечательности для потомков.

Примечания

1 Терентьев В. О. Освобождение Пушкиногорья. п. Пушкинские Горы, 2005. С. 7.

2 Савыгин А. М. Пушкинские Горы. Л., 1989. С. 141, 148, 151.

3 Гейченко С. С. В первый день: К 40-летию освобождения Пушкинских Гор от фашистских захватчиков. (Советская Россия. 12 июля 1984 г.) // Статьи, интервью, очерки С. С. Гейченко (1945-1993) П. Горы-Москва. 2004. С. 431.

4 Н/а ПЗ, д. 40, л. 1-2, 6, 9, 14, 15.

5 Пл/ч, д. 14.

6 Н/а ПЗ, д. 3132, л. 1, 8-9 об.

7 Гейченко С. С. У Лукоморья. Л., 1981. С. 180-183.

8 Пл/ч, д. 15.

9 Письмо Ф. Н. Минеева Г. Н. Василевичу 20.06.2000 г. // Н/а ПЗ, д. 2431, л. 13.

10 Минеев Ф. Н. Хроника, факты, находки // Военно-исторический журнал. 1976. № 11 // Н/а ПЗ, д. 2431, л. 65.

11 Александров М. За Пушкинские Горы // Книга Памяти. Псков, 1994. Т. 11. С. 498.

12 Минеев Ф. Н. Хроника, факты, находки // Военно-исторический журнал. 1976. № 11 // Н/а ПЗ, д. 2431, л. 65.

13 Минеев Ф. Н. Моя тропа к Пушкину // «Сельская жизнь» // Н/а ПЗ д. 2431, л. 11.

14 Н/а ПЗ д. 2431, л. 122-123.

15 Там же, л. 62-63.

16 Там же, л. 65.

17 Там же, л. 76.

18 Там же, л. 75.

19 Там же, л. 92-98.

20 Там же, л. 77-78.

21 Там же, л. 65.

22 Там же, л. 119-120.

_Псков № 42 20/5_

23 Там же, л. 65.

24 Там же, л. 115.

25 Там же, л. 11.

26 Там же, л. 66.

27 Там же, л. 48-50.

28 Там же, л. 74-75.

29 Там же, л. 104.

30 Там же, л. 57.

31 Освобождение Пушкиногорского района Псковской области. 3-й Прибалтийский фронт. В июле 1944 года. / Автор-сост. Тимошенко Д. А. Смоленск, 2011. С. 264-265.

32 Инна Михайлова (в девичестве) Такое не забывается // Пушкинский край. 2005. 6 мая.

33 Годы вавилонского плена. Часть 1-я. 1924-1945 гг. Святые (Пушкинские) Горы, 2007. С. 84-85.