Научная статья на тему 'Разграничение развратных действий с иными половыми преступлениями'

Разграничение развратных действий с иными половыми преступлениями Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
3453
527
Поделиться
Ключевые слова
РАЗВРАТНЫЕ ДЕЙСТВИЯ / ПОЛОВАЯ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ / КВАЛИФИКАЦИЯ ПОЛОВЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Оберемченко Александр Дмитриевич

В статье обоснованы и сформулированы рекомендации по квалификации развратных действий, после которых последовали изнасилование или насильственные действия сексуального характера; отграничения развратных действий от неоконченных изнасилования либо насильственных действий сексуального характера, а также от полового сношения и иных действий сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Оберемченко Александр Дмитриевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Delimitation of molesting from OTHER sexual offenses

The article substantiated and formulated recommendations for qualification of indecent assault, after which followed the rape or sexual assault, indecent assault delimitation of unfinished rape or sexual assault, as well as sexual intercourse and other sexual acts with a person under the age of sixteen.

Текст научной работы на тему «Разграничение развратных действий с иными половыми преступлениями»

5.9. РАЗГРАНИЧЕНИЕ РАЗВРАТНЫХ ДЕЙСТВИЙ С ИНЫМИ ПОЛОВЫМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ

Оберемченко Александр Дмитриевич, аспирант кафедры уголовного права и криминологии. Место учебы: Кубанский государственный университет. Email: kup_kubgu@mail.ru

Аннотация: В статье обоснованы и сформулированы рекомендации по квалификации развратных действий, после которых последовали изнасилование или насильственные действия сексуального характера; отграничения развратных действий от неоконченных изнасилования либо насильственных действий сексуального характера, а также от полового сношения и иных действий сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста.

Ключевые слова: развратные действия, половая неприкосновенность, квалификация половых преступлений.

DELIMITATION OF MOLESTING FROM OTHER SEXUAL OFFENSES

Oberemchenko Aleksandr Dmitrievich, postgraduate student at criminal law and criminology chair. Place of study: Kuban state university. E-mail: kup_kubgu@mail.ru

Annotation: The article substantiated and formulated recommendations for qualification of indecent assault, after which followed the rape or sexual assault, indecent assault delimitation of unfinished rape or sexual assault, as well as sexual intercourse and other sexual acts with a person under the age of sixteen.

Keywords: indecent assault, sexual integrity, qualifications sexual offenses.

Исследование материалов следственно-судебной практики по развратным действиям демонстрирует наличие множества вопросов, вызывающих серьёзные затруднения у правоприменителей, многие из которых перерастают в квалификационные ошибки. В условиях отсутствия разъяснений по применению ст. 135 УК РФ со стороны высших судебных инстанций, неоднозначности предлагаемых в теории уголовного права рекомендаций по уголовно -правовой оценке развратных действий, актуальным представляется рассмотрение особенностей квалификации состава данного преступлений. Отчасти трудности предопределены и изменениями редакции ст. 135 УК РФ в 2012 г., которые привели к резкому уменьшению количества зарегистрированных фактов развратных действий с 2210 случаев в 2011 г. до 1770 в 2012 г.1

Стоит отметить, что при применении ст. 135 УК РФ органы следствия и суд сталкиваются, прежде всего, с проблемой разграничения развратных действий от иных половых преступлений против несовершеннолетних. Так, в следственно-судебной практике имеют место ситуации, когда возникает вопрос о необходимости содеянного как развратные действия, если за ними последовали изнасилование или насильственные действия сексуального характера.

В теории уголовного права по этому поводу высказываются диаметрально противоположные точки зрения. Например, А.В. Дыдо полагает, что в ситуациях,

когда развратные действия предшествовали изнасилованию, содеянное образует совокупность преступлений, предусмотренных ст.ст. 131 и 135 УК РФ.2 Подобным образом рассуждает и В.Г. Романов, по мнению которого гомосексуальный контакт после развратных действий образует совокупность преступлений, регламентированных ст.ст. 132 и 135 УК РФ.3

Однако, например, Ю.А. Островецкая утверждает, что при перерастании развратных действий в изнасилование или насильственные действия сексуального характера содеянное квалифицируется только по ст.ст. 131 или 132 УК РФ. Совокупность со ст. 135 УК РФ будет отсутствовать.4

Анализ изложенной ситуации позволяет выделить два основных варианта квалификации содеянного. Так, последовавшее за развратными действиями изнасилование или насильственные действия сексуального характера могут рассматриваться как самостоятельные преступления. Это возможно, например, в случаях, когда после совершения развратных действий у виновного возникает умысел на совершение преступлений, предусмотренных ст.ст. 131 или 132 УК РФ. Здесь имеет место два отдельных преступления.

Однако если развратные действия представляли собой начальную стадию изнасилования либо насильственных действий сексуального характера, то в таком случае сами развратные действия необходимо рассматривать не более чем этап совершения названных более тяжких преступлений. Для решения этого вопроса требуется устанавливать, в первую очередь, направленность умысла виновного на совершение изнасилования или насильственных действий сексуального характера.

При этом стоит учитывать, что во многом правильному решению анализируемого вопроса будет служить определение варианта выражения развратных действий. Так, если развратные действия были представлены разговорами на сексуальные темы либо если виновный занимался сексом в присутствии потерпевшего и не вступал в непосредственный физический контакт, то последующее изнасилование или насильственные действия сексуального характера могут рассматриваться как отдельные преступления, совершённые с вновь возникшим умыслом. Однако в ситуациях, когда развратные действия состояли, например, в прикосновениях к половым органам потерпевшего, а затем виновный начал насильственное половое сношение, содеянное может быть квалифицировано только по ст.ст. 131 или 132 УК РФ соответственно.

Имеются основания утверждать, что определённое значение для принятия квалификационного решения в описанной ситуации может иметь и временной промежуток от момента завершения развратных действий и последующего полового сношения, мужеложства или лесбиянства. Так, если данный промежуток был значительным, то этот аргумент стоит расценивать в пользу применения по совокупности ст. 135 и 131 либо 132 УК РФ.

1 Сведения ГИАЦ МВД России. 182

Дыдо А.В. Изнасилование: проблемы уголовно-правовой квалификации: Дис. ... канд. юрид. наук. - Владивосток, 2006. - С.

182.

3 Романов В.Г. Уголовная ответственность за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2013. - С. 14.

4 Островецкая Ю.А. Развратные действия: проблемы квалификации // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Право», выпуск 24. - 2010. - № 38. - С. 64.

Вместе с тем, практике известны случаи, когда возникает необходимость разграничения неоконченных изнасилования или насильственных действий сексуального характера от развратных действий. Стоит отметить, неоконченное преступление может быть представлено приготовлением или покушением на преступление. Приготовлению свойственно умышленное создание условий для совершения преступления, тогда как покушение выражается началом выполнения действий, составляющих объективную сторону конкретного преступления.

Следовательно, для наличия признаков покушения на изнасилование или насильственные действия сексуального характера требуется установить либо начало непосредственно полового контакта, либо применения насилия, угрозы его применения, использования беспомощного состояния потерпевшего. Исходя из юридической сущности развратных действий, и в том, и в другом случае состав преступления, предусмотренный ст. 135 УК РФ будет отсутствовать. Это обусловливается тем, что непосредственный половой контакт исключает квалификацию содеянного в качестве развратных действий, равно и применяемое насилие препятствует уголовно-правовой оценке деяния по ст. 135 УК РФ.

В то же время, приготовление к изнасилованию или насильственным действиям сексуального характера может практически полностью совпадать с объективной стороной развратных действий. В частности, прикосновения к телу потерпевшего, его половым органам, мастурбация могут быть направлены на достижение полового возбуждения. При этом, если, к примеру, половой контакт не состоялся по обстоятельствам, не зависящим от виновного, то такое деяние одновременно подпадает под признаки как развратных действий, так и приготовления к изнасилованию или насильственным действиям сексуального характера.

В таком случае, при неустановлении направленности умысла виновного, содеянное, в соответствии с конституционно-правовым предписанием о необходимости толкования всех сомнений, в том числе и в части квалификации преступления, в пользу виновного (ч. 3 ст. 49 Конституции РФ). Следовательно, применению будет подлежать ст. 135 УК РФ как норма о менее тяжком преступлении.

Таким образом, если изнасилованию или насильственным действиям сексуального характера предшествовали развратные действия, то содеянное квалифицируется только по ст. 131 (132) УК РФ в случае, если развратные действия представляли собой этап в развитии указанных преступлений и они были объединены единым умыслом. Если же между развратными действиями и изнасилованием (насильственными действиями сексуального характера) имел место временной промежуток, они не были непосредственно направлены на половой контакт, имеются признаки возникновения умысла на совершение обозначенных преступлений после развратных действий, то содеянное образует совокупность преступлений, предусмотренных ст. 135 и ст. 131 (132) УК РФ.

Решая вопрос разграничения неоконченных изнасилования либо насильственных действий сексуального характера от развратных действий необходимо учитывать следующее:

1) непосредственное начало выполнения полового акта либо применения насилия, угрозы его применения, использования беспомощного состояния потер-

певшего исключает квалификацию содеянного как развратные действия;

2) при неустановлении направленности умысла виновного, содеянное в виде подготовки к совершению полового акта, одновременно подпадающее под признаки развратных действий, в соответствии с конституционно-правовым предписанием о необходимости толкования всех сомнений, в том числе и в части квалификации преступления, в пользу виновного (ч. 3 ст. 49 Конституции РФ) подлежит квалификации по ст. 135 УК РФ как норме о менее тяжком преступлении.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В ходе исследования признаков объективной стороны состава развратных действий нами сделан вывод о том, что физическое насилие, применённое в процессе развратных действий, исключает квалификацию содеянного по ст. 135 УК РФ. В то же время, факт применения психического насилия при совершении развратных действий не является препятствием для применения ст. 135 УК РФ.

В этой связи уместно подчеркнуть, что применённое физическое насилие исключает квалификацию содеянного как развратных действий, что соответствует букве закона. Однако использование психического насилие может быть признаком как развратных действий, так и других половых преступлений. То же самое касается и использования беспомощного состояния потерпевшего, которое не препятствует применению ст. 135 УК РФ.

Следует отметить, что в юридической литературе бытует точка зрения, согласно которой совершение развратных действий в отношении несовершеннолетнего, пребывающего в беспомощном состоянии, надлежит квалифицировать по ст.ст. 131 или 132 УК РФ соответственно. Противоречивые решения по данному вопросу встречаются и в судебной практике.6

По нашему мнению, потенциальным разграничительным аспектом здесь может выступать непосредственный объект состава развратных действий. Как выше отмечалось, таковым необходимо признавать общественные отношения, складывающиеся в связи с обеспечением нравственного сексуального развития лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста.

Необходимо учитывать, что беспомощное состояние подразумевает такое физиологическое или психическое состояние потерпевшего, которое лишает его возможности в полной мере осознавать фактический характер совершаемых с ним действий или оказывать активное сопротивление. Принимая это во внимание, допустимо утверждение о том, что названные общественные отношения не повреждаются в случаях совершения развратных действий, потерпевшими от которых выступают лица, не понимающие существо происходящего. В таком случае состав развратных действий будет отсутствовать, поскольку соответствующие действия, собственно говоря, не в состоянии оказать деструктивного влияния на нравственность потерпевшего.

Вместе с тем, не исключаются ситуации, при которых развратные действия совершаются в отношении лиц, не способных оказать сопротивление виновному. Насилие в таком случае может не применяться. Отсюда

Островецкая Ю.А. Развратные действия: проблемы квалификации // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Право», выпуск 24. - 2010. - № 38. - С. 64.

6 Обзор кассационной практики Верховного суда Республики

Коми по уголовным делам за октябрь 2002 г. Дело № 22-1229 Корткеросского районного суда // Справочная правовая система «Консультант Плюс».

формальных препятствий для квалификации по ст. 135 УК РФ не будет. В этом случае могут усматриваться признаки одновременно двух преступлений - развратных действий и насильственных действий сексуального характера.

Как пишет Л.Л. Кругликов, при буквальном толковании закона развратные действия, совершённые под угрозой применения насилия, либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего, могут быть квалифицированы по ст. 135 УК РФ, «поскольку в ней в качестве отграничительного назван лишь один признак: «без применения насилия». Думается, налицо сбой в законодательной технике, ибо при наличии угроз насилием и использовании беспомощного состояния ребёнка содеянное подпадает под признаки ст. 131 или 132. Точнее в диспозиции ст. 135 было бы сослаться на отсутствие в деянии признаков, указанных в ст. 131-134»7.

Тем не менее, в существующих условиях правоприменитель нуждается в разъяснениях и рекомендациях по квалификации подобных случаев. При этом, как верно указывает Л.Л. Кругликов, аналогичные рассуждения применимы не только к ситуациям использования беспомощного состояния потерпевшего, но и психического насилия.

В то же время, путь к решению обозначенной проблемы может быть найден в объективных сторонах конкурирующих составов преступлений. А именно в разграничении развратных действий и изнасилования, насильственных действий сексуального характера. Дело в том, что разработанное нами определение развратных действий позволяет утверждать о возможности наличия таковых только в случае, если они не связаны с половым сношением, мужеложством и лесбиянством. По этим признакам однозначно отграничиваются вне зависимости от использования психического насилия или беспомощного состояния потерпевшего развратные действия от изнасилования, обязательным признаком которого выступает половое сношение. Равным образом разводятся развратные действия и насильственные действия сексуального характера в форме мужеложства и лесбиянства.

Единственным спорным моментом остаётся проблема разграничения развратных действий, совершённых с использованием психического насилия или беспомощного состояния потерпевшего, с преступлением, предусмотренным ст. 132 УК РФ, и совершённым в форме иных действий сексуального характера.

В уголовно-правовой литературе не сформировано единого мнения о понимании иных действий сексуального характера. Так, В.П. Коняхин утверждает, что таковые «охватывают собой все другие (помимо мужеложства и лесбиянства) нетрадиционные виды удовлетворения половой потребности с участием только мужчин либо как мужчин, так и женщины. В первом случае имеются в виду различные (кроме анального секса) проявления мужского гомосексуализма: оральный секс; имитация анального секса; мастурбация и т.д. Второй случай охватывает собой самые разнообразные проявления гетеросексуальной активности партнёров и, прежде всего, суррогатные формы полового сношения: оральный секс, анальный секс, вестибулярный коитус, нарвасадату, имитацию анального секса или вагинального (связанного с проникновением

во влагалище) акта с помощью рук, всевозможных предметов или приспособлений и т.д. Такими действиями следует признавать также отдельные другие формы сексуальных отклонений, к примеру, фроттаж, садизм, флагелляцию и т.д. Наконец, сюда же относится и половое сношение (совокупление) в естественной (традиционной) форме, но под принуждением со стороны женщины» .

Другие же авторы предлагают ограничить понимание иных действий сексуального характера лишь действиями, связанными с сексуальным проникновением.9 Н.Н. Изотов, А.Г. Кибальник, И.Г. Соломоненко предлагают считать под сексуальным проникновением «введение как полового органа, так и иных предметов в естественные полости другого лица с целью получения сексуального удовлетворения. В этом случае разновидностью «иного сексуального действия» будут являться и введение полового органа в ротовую полость другого лица, и введение полового члена в заднепроходное отверстие женщины (аналогичное действие в отношении мужчины является актом мужеложства), и введение любого другого предмета в естественные полости другого лица, в том числе и при имитации сексуального действия)»10.

Выделяется и промежуточная точка зрения, объединяющая в себе две предыдущие. В частности В.Г. Романов обосновывает необходимость включения в ст. 132 УК РФ примечания, содержащего определение иных действий сексуального характера, согласно которому под таковыми следует понимать «действия, совершаемые для достижения сексуального удовлетворения, сопряжённые с проникновением, либо связанные с любым манипулированием виновным обнажёнными половыми органами потерпевшего или принуждением потерпевшего к аналогичным действиям в отношении виновного»11. Автор предлагает закрепить в этом же примечании и понятие проникновения: оно «может осуществляться как с использованием полового органа, так и какого-либо предмета, вводимых в естественные полости человеческого тела с целью имитации полового акта»12.

Анализ предложенных точек зрения позволяет сделать следующие выводы. Если взять за основу позицию Н.Н. Изотова, А.Г. Кибальника и И.Г. Соломоненко, одновременно исключив из понимания развратных действий иные действия сексуального характера, то, например, манипуляции, связанные с мастурбацией будут подпадать под действие только ст. 132 УК РФ. Если же опираться на рассуждения других авторов, то манипуляции, связанные с мастурбацией, совершённые с использованием психического насилия или беспомощного состояния потерпевшего, останутся под юрисдикцией и ст. 132, и ст. 135 УК РФ.

По нашему мнению, в условиях действующего отечественного УК, букве закона всё же больше соответ-

7 Уголовное право России. Часть Особенная: учебник / Отв. ред. проф. Л.Л. Кругликов. - 4-е изд., перераб. и доп. - М.: Проспект, 2012. - С. 135.

Уголовный кодекс Российской Федерации. Особенная часть. Постатейный научно-практический комментарий / Под ред. д.ю.н., проф. А.В. Наумова, д.ю.н., проф. А.Г. Кибальника. - М.: ЗАО «Библиотечка РГ», 2012. - С. 103-104.

9 Изотов Н.Н., Кибальник А.Г., Соломоненко И.Г. Уголовная ответственность за насильственные действия сексуального характера. - Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2000. - С. 46.

10 Романов В.Г. Уголовная ответственность за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2013. - С. 11.

11 Там же.

12 Там же.

ствуют рассуждения авторов, предлагающих расширенную трактовку иных действий сексуального характера.

В этой связи следует сделать вывод, что в случаях, когда совершённое деяние одновременно подпадает под признаки иных действий сексуального характера с использованием психического насилия или беспомощного состояния потерпевшего и развратных действий, применению, в силу ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, подлежит ст. 135 УК РФ как норма о менее тяжком преступлении.

Вместе с тем, стоит обратить внимание на то, что психическое насилие в данном случае может подлежать самостоятельной уголовно-правовой оценке. В современном российском уголовном законе ответственность предусматривается за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ). Действия сексуального характера с использованием психического насилия, выражающегося в угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, могут при наличии иных необходимых признаков квалифицироваться по совокупности ст. 119 и ст. 135 УК РФ.

Проведённый нами анализ материалов правоприменительной практики показывает, что встречаются ситуации, требующие отграничения развратных действий от полового сношения и иных действий сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста. Как известно, общественно опасное деяние, закреплённое ст. 134 УК РФ, также относится к числу ненасильственных половых преступлений.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Теория и практика уголовного права испытывают затруднения в вопросе о квалификации, в частности орального секса в отношении мужчин и женщин, и анального секса в отношении женщин. В юридической литературе данный вопрос вызывает дискуссии, поскольку специалистами высказываются разнообразные мнения в этой части. Так, по утверждению В.Г. Романова, анальный секс с потерпевшей женского пола квалифицируется не по ст. 135, а по ст. 134 УК РФ.13 Противоположной точки зрения придерживается Н.А. Исаев.14 При этом данный автор утверждает, что «сексуальные акты per os и per anum относятся к действиям сексуального характера, и вред, наносимый развитию несовершеннолетнего, будет определяться его индивидуально-психологическими особенностями, но не зависеть от пола потерпевшего или того, какие конкретно сексуальные действия производились»15.

Почвой для такой полемики являются положения ст. 134 УК РФ. Дело в том, что указанная статья имеет наименование «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста». Однако при этом в тексте диспозиции содержатся предписания о наказуемости лишь полового сношения, мужеложства и лесбиянства.

В этой связи рассуждения В.Г. Романова необходимо признать логичными, но формально прав Н.А. Иса-

Романов В.Г. Уголовная ответственность за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2013. - С. 14.

14 Исаев Н.А. Сексуальные преступления как объект криминологии. - СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2007. - С. 312.

15 Исаев Н.А. Сексуальные преступления как объект

криминологии. - СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2007. - С. 312.

ев. Ведь оральный секс с потерпевшими мужчинами и женщинами, анальный секс мужчины с женщиной по общему признанию являются иными действиями сексуального характера в том смысле, который следует из толкования ст. 132 УК РФ. Между тем, несмотря на наименование ст. 134 УК РФ, в её содержании наказание предусмотрено только для случаев полового сношения, мужеложства и лесбиянства, которые не охватывают факты вышеназванных действий сексуального характера.

Причём складывается парадоксальная ситуация: добровольный анальный секс мужчины с мужчиной образует признаки состава преступления, регламентированного ст. 134 УК РФ, а такие же действия в отношении потерпевшей женского пола надлежит квалифицировать по ст. 135 УК РФ.

Таким образом, согласно действующему отечественному уголовному законодательству, добровольный оральный секс мужчины с потерпевшими мужчинами и женщинами, анальный секс мужчины с потерпевшей женщиной образуют состав развратных действий.

Стоит заметить, что этот вывод подтверждён и большинством опрошенных нами респондентов (70 % дали такой ответ).

И, наконец, о разграничении развратных действий и понуждения к действиям сексуального характера (ст. 133 УК РФ). В последней норме установлена ответственность за понуждение лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера путем шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей).

Фактором, в определённой степени объединяющим данные преступления, выступает указание в ст. 133 УК РФ на иные действия сексуального характера, которые могут составлять объективную сторону развратных действий. При этом наличие таких способов совершения понуждения к действиям сексуального характера как шантаж, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо использование материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей) не исключают возможную квалификацию содеянного как развратные действия.

В то же время, в качестве основного аспекта, посредством которого разграничиваются преступления, предусмотренные ст.ст. 133 и 135 УК РФ, выступает момент их окончания. Так, развратные действия являются оконченным преступлением с момента выполнения развращающих действий. В свою очередь, момент окончания понуждения к действиям сексуального характера перенесён на более раннюю стадию. Это общественно опасное деяние считается оконченным с момента «предъявления требования об удовлетворении половой страсти»16.

Результаты проведённого нами исследования позволяют утверждать, что в отдельных случаях понуждение к действиям сексуального характера может рассматриваться как стадия приготовления к развратным действиям. Примером такой ситуации может служить понуждение к действиям сексуального характера, которые по своей сути обладают признаками развратных действий. При этом данная стадия имеет в отечественном уголовном законе статус самостоятельного

Зубкова В.И. Ответственность за преступления против личности по законодательству России. - М.: Норма, 2005. - С. 247.

преступления. Поэтому, если развратным действиям предшествовало понуждение к действиям сексуального характера, то содеянное, при наличии всех необходимых признаков, подлежит квалификации по совокупности ст. 133 и ст. 135 УК РФ. А в случае, если понуждение к действиям сексуального характера не привело к желаемому результату, то содеянное квалифицируется только по ст. 133 УК РФ. В применении в таком случае по совокупности ч. 3 ст. 30, ст. 135 УК РФ потребность отсутствует.

Professor A.G. Kibalnik. - Moscow: ZAO"Bibliotechka RG", 2012.

Список литературы:

Дыдо А.В. Изнасилование: проблемы уголовно-правовой квалификации: Дис. ... канд. юрид. наук. -Владивосток, 2006.

Зубкова В.И. Ответственность за преступления против личности по законодательству России. - М.: Норма, 2005.

Изотов Н.Н., Кибальник А.Г., Соломоненко И.Г. Уголовная ответственность за насильственные действия сексуального характера. - Ставрополь: Ставрополь-сервисшкола, 2000.

Исаев Н.А. Сексуальные преступления как объект криминологии. - СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2007.

Островецкая Ю.А. Развратные действия: проблемы квалификации // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Право», выпуск 24. -2010. - № 38.

Романов В.Г. Уголовная ответственность за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2013.

Уголовное право России. Часть Особенная: учебник / Отв. ред. проф. Л.Л. Кругликов. - 4-е изд., перераб. и доп. - М.: Проспект, 2012.

Уголовный кодекс Российской Федерации. Особенная часть. Постатейный научно-практический комментарий / Под ред. д.ю.н., проф. А.В. Наумова, д.ю.н., проф. А.Г. Кибальника. - М.: ЗАО «Библиотечка РГ», 2012.

Оберемченко А.Д. Объект развратных действий: проблемы уголовно-правовой интерпретации // Черные дыры в Российском законодательстве, 2013 г., №6.

Literature list:

Dydo A.V. Rape: the problem of criminal law qualifications: Dis. ... Cand. jurid. Sciences. - Vladivostok, 2006 .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Zubkov V.I. Responsibility for crimes against the person under the legislation of Russia . - M.: Norma, 2005.

Izotov N.N., Kibalnik A.G., Solomonenko I.G. Criminal liability for sexual assault. - Stavropol: Stavropol-servisshkola, 2000.

Isaev N.A. Sexual offenses as to criminology. - St. Petersburg: Publisher Aslanova "Press Law Center", 2007.

Ostrovetskaya Y.A. Indecent assault: problems of qualification // Bulletin of the South Ural State University - Series "Law", Issue 24. - 2010. - № 38.

Romanov V.G. Criminal liability for sexual intercourse and other sexual acts with a person under the age of sixteen: Author. dis. ... Cand. jurid. Sciences. - M., 2013.

Russian criminal law. Special part: the textbook / Ed. prof. L.L. Kruglikov. - 4th ed., Rev. and add. - M.: Prospect, 2012.

The Criminal Code of the Russian Federation. Special part. Itemized scientific and practical commentary / Ed. Doctor of Law, Professor A.V. Naumov, Doctor of Law,