Научная статья на тему 'Распространенность Helicobacter pylori'

Распространенность Helicobacter pylori Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

CC BY
3713
280
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
HELICOBACTER ИНФЕКЦИИ / ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ / ФАКТОРЫ РИСКА / БОЛЕЗНИ ПЕРЕДАЧА / ЧЕЛОВЕК / ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ / HELICOBACTER INFECTIONS / HELICOBACTER PYLORI / MORBIDITY / RISK FACTORS / DISEASE TRANSMISSION / HUMAN / REVIEW LITERATURE
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Распространенность Helicobacter pylori»

ОБЗОРЫ

УДК 616.334 : 579. 841. 51 : 616 - 036. 2

РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ HELICOBACTER PYLORI

Р.А. Абдулхаков

Кафедра госпитальной терапии с курсом врача общей практики (зав. — чл.-корр. АН РТ, проф. И.Г.Салихов) Казанского государственного медицинского университета

Инфекция Helicobacter pylori (HP) является одной из наиболее распространенных в мире. D.Y.Graham в 1997 г. назвал ее наиболее частой инфекцией человека наряду со Streptococcus mutans, вызывающим кариес [27]. HP обнаруживают на всех континентах, во всех обследуемых популяциях. Общая инфицированность населения земного шара достигает почти 60% [24], причем ее уровень в разных странах неодинаков. Различный уровень обнаружен в развивающихся и экономически развитых странах. Очень высокая частота инфицированности (до 70—96%) встречается на африканском континенте (Эфиопия, Нигерия), Непале, Таиланде, в Южной Америке (Перу, Чили, Бразилия). В экономически развитых гранах ее процент значительно ниже — 20—40%.

Инфицированность детей в различных регионах также неодинакова. В развивающихся странах уже в детском возрасте отмечается высокий уровень инфицированности — 40—50%. Так, например, по данным серологического метода, в Саудовской Аравии антитела к HP у детей 5—10 лет выявляются в 40% случаев, а после 20 лет — более чем в 70%. В Эфиопии уже в возрасте 2—4 лет инфицировано 60% детей. Во Вьетнаме в возрасте до 9 лет инфицировано 13% детей, с 10 до 19 лет — 43%, у взрослых инфекция обнаруживается в 50%—80% случаев [32]. Высокий уровень обсеме-ненности HP у детей школьного возраста отмечается в Бенине (80,6%), Индии (84%), странах Восточной Европы (от 63% в Чехии до 96% в Албании) [21].

Инфицированность детей в эономически развитых странах значительно ниже. Так, в Европе она составляет 5—15% с постепенным увеличением процента в старших возрастных группах [32]. По результатам серологического обследования во Франции, дети в возрасте до 10 лет были серопо-зитивными в единичных случаях, серопозитив-ность нарастала с возрастом и к 60 годам достигала 36,7%. В Великобритании в возрасте до 30 лет серопозитивными оказались 9% обследованных. В Бельгии у детей 2—8 лет антитела к НР обнаруживались в 5,4% случаев, в 8—14-летнем возрасте — в 13,4%. Такая же распространенность инфекции HP характерна для США и Финляндии.

По России целостная эпидемиологическая картина отсутствует. Подобные исследования были проведены лишь в отдельных регионах страны, что связано со сложностью их проведения, высокой стоимостью, а также малой распространенностью в России неинвазивных методов диагностики НР. Интересные результаты получены С.А. Курилович и др. [10] при изучении инфи-цированности населения Новосибирска и некоторых регионов Сибири и Дальнего Востока. Среди 474 человек в возрасте 25—34 лет, т.е. моло-

дых, обследованных в Новосибирске, антитела к НР были обнаружены у 86%. Из них мужчины составили 89%, женщины — 80%. В других регионах Сибири и Дальнего Востока выявлены аналогично высокие уровни инфицированности: в Ханты-Мансийске — 77%, в Туве — 83%, В Якутии — 70%, на Чукотке — 77% [10]. При исследовании населения Санкт-Петербурга и Перми частота инфицированности составила соответственно 72% и 65% [5]. В нашей стране инфицирован-ность детей также оказалась достаточно высокой: 48% — в Перми, 55% — в Минске, а в Омске она приближалась к таковой у взрослого населения

от 63 до 86% [5, 12, 13].

Инфицирование может происходить очень рано. Описано обнаружение микроорганизма в желудке даже у двухмесячного ребенка, которому эндоскопическое исследование проводилось в связи с подозрением на врожденную аномалию желудочно-кишечного тракта [20]. Имеются сведения о нарастании инфицированности с возрастом. По данным исследования, проведенного в Москве и Московской области, у 5—6-летних дегей НР были обнаружены в 40—45% случаев, а у 14—15-летних подростков — в 65—70% [22]. В Перми у детей от 7 до 10 лет НР выявили в 53% случаев, а у 15 — 18-летних — в 60%, что соответствовало уровню взрослых.

У детей, больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки (ЯБД), НР встречается в 87% случаев, а у детей с гастродуоденитом — в 42% [1]. У детей, находившихся под наблюдением по поводу сахарного диабета, НР был определен в 61% случаев, причем и в этой группе среди детей младшего школьного возраста инфекция регистрировалась реже (20%), чем среди подростков (75%) [16].

Интересные данные получены о сезонной распространенности инфекции НР: уровень ин-фицированности оказался выше в мае и октябре-ноябре, что совпадало с высокой распространенностью НР у больных ЯБД и соответствовало сезонности заболевания [5].

В работах по эпидемиологии также отмечена зависимость инфицированности от условий проживания. Считается, что на распространение НР-инфекции влияют социально-экономические факторы (низкий уровень жизни, особенно в детском возрасте, скученность населения, несоблюдение гигиенических норм, отсутствие централизованного водоснабжения). В 1994 г. американские исследователи показали, что НР не обнаруживается в семьях, годовой доход которых превышает 70 тысяч долларов [34]. В Бразилии высокая обсемененность (до 96,7%) была обнаружена в семьях, использующих не кипяченую

Казанский медицинский журнал, 2002 г., том 83, № 5.

водопроводную воду, проживающих с плотностью более одного человека в комнате, и годовой доход которых на одного члена семьи составлял менее 5000 долларов [30]. В США имело место значительное распространение инфекции НР среди чернокожего населения африканского происхождения [21]. В семьях, имеющих более одного ребенка, распространенность и степень инвазии выше, а стойкой эрадикации можно добиться только при лечении всех членов семьи [36, 38].

В России не всегда прослеживается четкая зависимость между обсемененностью НР и условиями проживания. Однако в многодетных семьях, проживающих в густонаселенных квартирах или в домах с частичными удобствами, инфици-рованность НР на 30—40% выше [21]. По данным Е.В. Климанской и др. [7], у детей из экологически неблагоприятных районов распространенность НР составляла 97,3%, а из благоприятных районов — 44%. Для Омска эти цифры составили соответственно 86% и 63% [13], для Минска — 55% и 35—40% [12]. Некоторые авторы показали, что распространенность инфекции НР среди детей, живущих в сельской местности и не испытывающих постоянной антропогенной нагрузки, заметно ниже, чем в крупных индустриальных центрах [8]. Некоторые авторы описывают эффект возрастных когорт, когда люди, родившиеся в один год (возрастная когорта), имеют одинаковый риск заражения НР, а для другого поколения этот риск иной [37]. Этим эффектом можно объяснить снижение частоты инфицирования НР в Японии: люди, родившиеся 30—40 лет назад, серопози-тивны в 61% случаев, 20—30 лет назад — в 31%, 20 лет назад — в 11% [26]. Авторы, изучавшие уровень инфицированности у различных национальностей (рас), обратили внимание на этнические различия. Так, в сельских районах Хакасии и Тувы НР обнаружен у 69,2% европеоидов, у 88,9% хакасов, у 88,4% тувинцев [2, 19]. В Карачаево-Черкесской республике антитела к НР у русских выявлены в 89% случаев, у ногайцев — в 93%, у черкесов — в 100% [9]. Очевидно, имеет место различная восприимчивость к одним и тем же штаммам. Все эти данные свидетельствуют о том, что Россия относится к группе стран с высоким уровнем инфицированности НР.

Наиболее тесные контакты между людьми наблюдаются в семье, поэтому распределение инфекции НР было изучено среди близких родственников, проживающих вместе. С этой целью исследовали 136 семей в различных городах России (Архангельск, Новосибирск, Астрахань). В Архангельске были обследованы 33 семьи [18], при этом только в 4 семьях все их члены оказались серонегативными. В 8 семьях были инфицированы все члены семьи, в 21 —по 2 человека, в том числе один ребенок. В неинфицированных семьях не было домашних животных, и все члены семьи пользовались индивидуальными предметами личной гигиены [18]. В Астрахани в течение 2 лет наблюдали 60 семей с детьми от 6 до 15 лет, страдающими заболеваниями верхних отделов пищеварительного тракта, ассоциированными с НР. У 44 из них был гастродуоденит, у 10 — язвенная болезнь, у 6 — эрозивный гастродуоде-

нит. Всего было обследовано 95 детей и 111 взрослых, у которых выявлена 100% инфицированность [17]. В Новосибирске были обследованы 43 семьи, случайно отобранные в рамках семейного скрининга, всего 148 человек, из них 58 детей и подростков. Распространенность НР у детей 6—10 лет составляла 29,2%, в возрасте 11—18 лет — 59,4%, среди матерей — 81%, отцов — 91%. Показано, что инфицированность детей тесно связана с ин-фицированностью матерей и старших детей, но не зависит от инфицированности отцов [15]. Обнаружено, что инфицированность детей в семьях возрастала прямо пропорционально их возрасту. В Приморском крае инфицированность НР изучена у 50 детей (у 28 девочек и 22 мальчиков): общий уровень инфицированности оказался очень высоким — 80%. Это может быть объяснено тем, что были обследованы дети, имевшие жалобы на боли в животе и дискомфорт. У девочек НР выявлялся чаще (55%), чем у мальчиков. Уровень инфицированности родственников в этих семьях составлял 60%, причем и в этом случае матери были инфицированы значительно чаще [14]. В семье, как правило, обнаруживается одинаковый штамм НР, что может свидетельствовать об орально-оральном пути передачи [6, 35].

В литературе описаны различные пути передачи инфекции и источники заражения НР. Инфицирование чаще всего происходит в детском возрасте. Источником заражения является человек. В качестве резервуаров инфекции доказана роль домашних кошек и обезьян макака-резус. Пути передачи инфекции — орально-оральный и фекально-оральный. В испражнениях африканских детей обнаружены кокковые формы НР [23]. Описан ятрогенный путь передачи (через эндоскопические аппараты, зонды для исследования желудочной секреции, стоматологические инструменты и др.) Предполагается возможность трансплацентарного пути передачи, на что указывает обнаружение специфических антител к НР в крови новорожденных [25]. Чаще инфицируются медицинские работники — эндоскописты, гастроэнтерологи, стоматологи [28, 33]. Выдвинута гипотеза о возможности симбиоза НР с простейшими в двух вариантах: в виде эндосимбиоза простейших и в виде внеклеточной персистен-ции НР в ассоциациях с простейшими [4].

Таким образом, роль этого микроорганизма в патологии человека очень велика. Доказана его связь с хроническим гастритом, язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки, со злокачественными опухолями желудка — аде-нокарциномой и экстранодальной В-клеточной лимфомой (МАЬТ-лимфомой). Уже показана целесообразность проведения эрадикационной терапии у больных с функциональной (неязвенной) диспепсией, части больных с гастроэзофагальной рефлюксной болезнью (ГЭРБ). Есть данные о том, что эрадикация, проведенная до начала лечения нестероидными противовоспалительными препаратами (НПВП), снижает частоту НПВП-ассо-циированных поражений желудка. В научной литературе дискутируется вопрос о возможной роли этого микроорганизма в развитии других заболеваний желудочно-кишечного тракта — холецис-

Казанский медицинский журнал, 2002 г., том 83, N 5.

тита [3] и даже заболеваний, не связанных с пищеварительной системой, например ишемичес-кой болезни сердца, а также в задержке роста детей [29, 31]. Исходя из того, что заболеваемость хроническим гасгритом и язвенной болезнью очень высока, а рак желудка занимает первое место среди всех онкологических заболеваний, изучение свойств HP, его эпидемиологии и методов борьбы с ним является одной из важнейших задач современной медицины.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бельмер С.В., Гасилина Т.В. и др. // Росс. Журн. гастроэнтерол., гепатол. и колопроктол. — 1997. — №5. — прилож. №4. —С. 187.

2. Буряк Э.Г., Каспаров Э.В., Цуканов В.В. // Росс. журн. гастроэнтерол., гепатол. и колопрок-тол. — 1998. — №5, прилож. №5. —С.76.

3. Грищенко Н. Н., Цуканов В.В. и др. // Росс. журн. гастроэнтерол., гепатол. и колопроктол. —

2001. — №2, прилож. №13.— С.30.

4. Домарадский И.В., Исаков В.А. Диагностика и лечение заболеваний, ассоциированных с Helicobacter pylori. — Матер. II Международ. симп. —

М., 1999.— С. 54—55.

5. Зинатуллин М.Р. // Росс. журн. гастроэнтерол., гепатол. и колопроктол. — 2000. — №2, при-

лож. №10.—С.22—23.

6. Зоркин В.В., Пасечников В.Д. и др. // Росс. журн. гастроэнтерол., гепатол. и колопроктол. —

1997. — №5, прилож. №4. —С.27.

I. Климанская Е.В., Возжаева Ф.С. и др. // Росс. журн. гастроэнтерол., гепатол. и колопрок-

тол. — 1997.— №5, прилож. №4.— С.30.

5. Корсунский А.А., Раба Г.П., Ругаева А.П. Материалы VIII тематической сессии Российской группы по изучению Helicobacter ру1оп. —Уфа,

1999.—С. 21—22.

9. Котелевец С.М., Чабанная Т.А., Пасечников В.Д. // Росс. журн. гастроэнтерол., гепатол. и колопроктол. — 1998. — №5, прилож. №5.— С.61.

10. Курилович С.Л., Решетников О.В. и др. // Росс. журн. гастроэнтерол., гепатол. и колопрок-

тол.—1997. — №5, прилож. №4.— С. 233.

II. Лапина Т.Л. Диагностика и лечение заболеваний ассоциированных с Helicobaclcr pylori.— Матер. II Международ. симп.— М., 1999.— С.4—7.

12. Мараховский К.Ю., Мараховский Ю.Х. // Росс. журн. гастроэнтерол., гепатол. и колопрок-

тол. — 1997.— №3.— С. 62—63.

13. Новикова Л.Д.. Метальникова Г.А., Мальков П.Г. Материалы V сессии по изучению Helicobacter руЬп. —Омск, 1997.—С.44—45.

14. Подусенко В.В., Щербаков П.Л., Горлаче-ва Т.В. // Росс. журн. гастроэнтерол., гепатол. и колопроктол. 2001.—№2, прилож. № 13.— С. 84—85.

15. Решетников О.В., Курилович С.А. и др. // Росс. журн. гастроэнтерол., гепатол. и колопрок-тол.—1997.— №5, прилож. №4.— с.234.

16. Римарчук Г.В., Домникова О.С. и др. // Росс, журн. гастроэнтерол., гепатол. и колопроктол. —

1997.— №5, прилож. №4.— С.203.

17. Синчихин К.П., Филин В.А. и др. // Росс. журн. гастроэнтерол., гепатол. и колопроктол. —

1997.— №5, прилож. №4.— С.206.

18. Филатов А.Э., Сапожников В.Г. Материалы V сессии Российской группы по изучению Helicobacter pylori.— Омск, 1997.— С.44—45.

19. Штыгашева О.В., Тонких Ю.Л. и др. // Росс. журн. гастроэнтерол., гепатол. и колопроктол. —

1997.— №5, прилож. №4.—С.77.

20. Щербаков П.Л. Значение пилорического кампилобактериоза в поражении верхних отделов пищеварительного тракта у детей: Автореф. дисс. .. канд. мед. наук.— М., 1991.

21. Щербаков П.Л. Helicobacter pylori революция в гастроэнтерологии. /Под ред. В.Т.Ивашкина, Ф.Мегро, Т.Л.Лапиной. М.— 1999.—С.14—20.

22. Щербаков П.Л., Квиркелия М.А. и др. //Диагност. и леч.— 1996.—№ II (12).—С. 25—31.

23. Bananssa М., ВаЫп Р. et al. // EHPSG, VlIIth International Workshop.— 1995. —Edinburg. Scotland. Abstracts on disk IM from Astra/Merck.)

24. Cave D.R. // Gastroenterology. —1997. — Vol. 113.—P.9—14.

25. Fontham E.T., Ruiz В. et al. //Am. J. Gastroenterol. — 1995. —Vol.90(7). — P. 1094—1101.

26. Goto T., Haruma К., Kamata Т. et al.// Gut. — 1996. —Vol. 39. — A81.

27. Graham D.Y. // Gastroenterology. —1997. — Vol. 113. — P.113—117.

28. Kosik 1., Kordecki I., Pilecka D. 5th United European Gastroenterology Week.— 2—6 November,

1996. Abstracts on disk.

29. Labenz G., Rokkas T. // Curr. opin. in gastroenterol. —1997. —Vol.13.— P.48—51.

30. Morgan D.D., Clayton C., Kleanthous H. // In: Basic and clinical aspects of Helicobacter pylori infection. Ed. By Gasbarini G., Pretolani S., Berlin, Heidelberg: Springler-Verlag. — 1994. — P.206—212.

31. Patel P., Gasbarrini G. et al. // Curr. opin. in gastroenterol. — 1997. —Vol.13. —P.52—55.

32. Pretolani S., Bonvicini F., Gasbarrini G. // Epidemiology. In: Helicobacter pylori. An atlas. Ed. By P. Malfertheiner, P.Michetti, A.Price.— London, 1997 (2.1-2.6).

33. Rauws A.]., Tytgat G.N.J. Campylobacter pylori. — Amsterdam, 1989.

34. Rosha G.A., Oliveira A.M.R. et al. Helicobacter pylori: beginning the second decade.— Houston, Texas. USA. 1994. Abstracts on disk from Astra/Merck.

35. Shames В., Krajden S. et al. // J. Clin. Microbiol. — 1989. —Vol.27. — P.2849—2850.

36. Shcherbakov P.I., Chemova A.A. et al. // Arg. Di Gastroenterol. clin. — 1995. — Vol.8. — P.9.

37. Xia H.H.-X., Talley N.J. //Amer. J. Gastroenterol. —

1997. — Vol.92. — 1780—1787.

38. Zhou D., Yang H. // Chin. Mod. J. — 1995. — Vol. 108(4). — P.304—313.

Поступила 29.03.02.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.