Научная статья на тему 'Рак предстательной железы в 21 веке. Обзор литературы'

Рак предстательной железы в 21 веке. Обзор литературы Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

CC BY
429
91
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РАК ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ / PROSTATE CANCER / ЭТИОЛОГИЯ / ETIOLOGY / ПАТОГЕНЕЗ / PATHOGENESIS / ПАЛЬЦЕВОЕ РЕКТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ / DIGITAL RECTAL EXAMINATION / ПРОСТАТСПЕЦИФИЧЕСКИЙ АНТИГЕН / PROSTATE-SPECIFIC ANTIGEN / УЛЬТРАЗВУКОВАЯ ДИАГНОСТИКА / ULTRASOUND DIAGNOSTICS

Аннотация научной статьи по клинической медицине, автор научной работы — Кульченко Нина Геннадьевна, Толкачев Алексадр Олегович

В статье представлены современные взгляды российских и зарубежных исследователей об этиологии, патогенезе, о методиках диагностики рака предстательной железы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по клинической медицине , автор научной работы — Кульченко Нина Геннадьевна, Толкачев Алексадр Олегович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PROSTATE CANCER IN THE 21ST CENTURY: A LITERATURE REVIEW

The article presents the current views of Russian and foreign researchers on the etiology, pathogenesis, diagnostic methods for prostate cancer.

Текст научной работы на тему «Рак предстательной железы в 21 веке. Обзор литературы»

УДК 616-006-66

РАК ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ В 21 ВЕКЕ. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

© 2017 Н.Г. Кульченко1, А О. Толкачев2

:ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов», Москва

2ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр радиологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации, Москва

В статье представлены современные взгляды российских и зарубежных исследователей об этиологии, патогенезе, о методиках диагностики рака предстательной железы.

Ключевые слова: рак предстательной железы, этиология, патогенез, пальцевое ректальное исследование, простат-специфический антиген, ультразвуковая диагностика.

Актуальность. Ежегодно в мире регистрируется более 550 000 новых случаев рака предстательной железы (РПЖ). Причем, около 68 % случаев РПЖ выявлено в более развитых странах [14].

Заболеваемость онкологическими заболеваниями мужчин в Америке на 2012 год составила 848 170 (51 %), из них РПЖ- 241 740 (28,5 %). Таким образом, после рака кожи, РПЖ является наиболее распространенной формой рака у американских мужчин [29].

Летальность, причиной которой явились онкологические заболевания, у мужчин в Америке за 2012 г. составила 301 820, из них от РПЖ - 28 170 (9,3 %) [29].

По оценкам специалистов в 2014 году Американского онкологического общества рака предстательной железы в США на 2014 год будут зафиксированы [29]:

- 233000 новых случаев РПЖ;

- 29 480 людей умрут от РПЖ.

Заболеваемость онкологическими заболеваниями мужского населения в Европе на 2012 год составила 1,8 млн (53 %), из них РПЖ - 417 000 (22,8 %) [22, 25]. Таким образом, после рака толстой кишки, РПЖ является наиболее распространенной формой рака у европейских мужчин. Наиболее высокий уровень заболеваемости РПЖ выявлен в Северной и Западной Европе, таких странах как Норвегия (193) и Франция (187), а самый низкий - в странах Центральной и Восточной Европы - Республика Молдова (30) и Албания (25) [14].

Летальность, причиной которой явились онкологические заболевания, у мужчин в Европе за 2012 г. составила 976 000, из них от РПЖ - 92,000 (9,5 %) [15].

РПЖ занимает шестое место у мужчин в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Интересно, что наиболее высокий уровень заболеваемости в Японии (32 %), в Китае (28 %) и Австралии (15 %) [16, 19, 30].

В Российской Федерации впервые в жизни у мужчин в 2012 г. выявлено 240 938 (45,8 %) случаев злокачественных новообразований, причем заболеваемость РПЖ составила 93,7 на 100 000 населения [7]. Около 31,8 % обнаруженных опухолей выходят за пределы капсулы, 17,8 % представляют собой опухоль стадии [4]. По величине прироста показателя заболеваемости в России РПЖ занимает 1-е место за период 2000-2010 гг. (136,86 %) [7]. Интересно отметить, что удельный вес больных с РПЖ, выявленного активно в 2012 г., составляет 23,0 % от числа больных с впервые в жизни установленным диагнозом злокачественного но-

вообразования, что является лишь четвертой частью удельного веса больных с РПЖ, подтвержденным морфологически в 2012 г. [4, 7, 13]. Данный факт можно объяснить низкой информированностью населения, отсутствием единой системы ранней диагностики РПЖ.

Летальность в течение года с момента установления диагноза, причиной которой явился РПЖ, на протяжении последних 5 лет в Российской Федерации неуклонно снижается, и в 2012 г. составила 10,4 %, что в 1,5 раза меньше, чем в 2007 г. и в два раза ниже, чем в 2002 г. [7].

Таким образом, высокая смертность от РПЖ связана не только с преобладанием распространенных форм в структуре заболеваемости и недостаточной диагностикой ранних форм опухолевого процесса, но и с отсутствием способов первичной профилактики данного онкологического процесса и недостаточно разработанными критериями оценки эффективности различных видов лечения больных [7, 9].

Факторы риска. Одним из главных факторов риска РПЖ большинство авторов признают -возраст пациента [8, 14, 19, 26]. Для РПЖ характерно почти исключительное поражение лиц пожилого возраста. Риск заболеть до 40 лет составляет примерно 1:10000, в то время как на протяжении всей жизни каждому шестому мужчине будет поставлен диагноз рака простаты [8]. Среди всех больных РПЖ мужчины в возрасте до 50 лет составляют лишь 0,1 %. Существенное увеличение риска заболевания наблюдается лишь после 60 лет. Средний возраст больных РПЖ составляет 72-74 года [9, 19]. Примечательно, что как минимум 75 % мужчин в возрасте 85 лет и старше имеют гистологические изменения предстательной железы, соответствующие диагнозу «рак» [20, 26].

Наблюдения Verim L., Yildirim A., Basok E.K., Peltekoglu E., Pelit E.S., Zemheri E., Tokuc R. показали, что у пациентов старше 75 лет РПЖ выявляется в 53,6 %, причем менее 7 баллов по шкале Глисона отмечено в 49 % случаев [28]. Следовательно, РПЖ регистрируется в основном у пожилых мужчин.

Данные Российских ученых демонстрируют более «молодой» возраст пациентов с РПЖ: около 6 случаев из 10 диагностируется у мужчин в возрасте 65 лет или старше, и редко в возрасте до 40, средний возраст на момент постановки диагноза составляет около 66 лет [4, 8].

Много работ посвящено изучению роли расовых различий в формировании индивидуального риска РПЖ [14, 15, 30]. Наибольшая встречаемость новообразований предстательной железы наблюдается у представителей африканской расы.Ankerst D.P., Boeck A., Freed-land S.J., Jones J.S., Cronin A.M., Roobol M.J. при анализе результатов, биопсий 25 512 пациентов (исследование - PCPTHG, 2014), установили, что наиболее часто РПЖ встречается у лиц африканского происхождения (до 45 %), чем у лиц европейцев [15]. Авторы сделали вывод, что в формировании предрасположенности к РПЖ играют роль не только особенности окружающей среды, генетические факторы, но и стиль жизни, так называемый «гнет цивилизации».

«Западный» стиль питания является доказанным фактором риска рака простаты. В частности, вероятность развития РПЖ связана со «злоупотреблением» молочными и мясными продуктами, наблюдаемым в наиболее богатых странах мира [18, 22]. С другой стороны, ряд исследований указывает на то, что риск РПЖ модифицируется не столько количеством мясных продуктов, сколько способом их приготовления. В частности, жареное и копчёное мясо характеризуется высоким содержанием канцерогенов - гетероциклических аминов.

Ученые выяснили, что диеты с высоким содержанием кальция увеличивают риск РПЖ, а употребление продуктов содержащих ликопен или селен защищает от рака. Таким образом,

повышенное содержание антиоксидантов в принимаемой пище снижает мутагенную нагрузку на генетический аппарат клеток [18].

В последнее время появилось много публикаций о влиянии инфицированности клеток предстательной железы различными вирусами на возникновение и прогрессирование РПЖ [1, 9]. Так, у цитомегаловирус-положительных больных имелся рак предстательной железы низкой степени дифференцировки (р < 0,05) [2]. Причем, у данной категории пациентов пятилетняя безрецидивная выживаемость после радикальной простатэктомии ниже, чем у цитомегаловирус-отрицательных мужчин: 38,1 % против 96,3 % соответственно (р < 0,05). Средняя продолжительность жизни умерших больных раком предстательной железы у пациентов инфицированных цитомегаловирусом, подвергшихся комбинированному лечению была меньше, чем у больных не инфицированных: 27,71 и 76,6 мес., соответственно (р < 0,05). Следовательно, при отборе больных РПЖ для оперативного лечения (радикальная проста-тэктомия) необходимо учитывать наличие цитомегаловирусной инфекции, помимо основных критериев отбора, как фактор риска рецидива [2].

Существует мнение, что М. hominis часто инфицирует ткань простаты и, эта инфекция чаще всего наблюдалась у пациентов с простатической интерстициальной неоплазией высокой степени и раком простаты, чем у пациентов с изменениями доброкачественной ткани простаты или не выявленными заболеваниями простаты [1].

Большинство современных работ свидетельствует о негативной роли метаболического синдрома в канцерогенезе РПЖ [18, 22]. Российские авторы считают, что у больных РПЖ низкие значения сывороточного тестостерона при значениях простатического специфического антигена (ПСА) менее 4 нг/мл являются прогностическим фактором наличия рака простаты с низкой степенью дифференцировки клеток (индекс Глисона > 7 баллов). У больных РПЖ низкие значения индекса свободных андрогенов (< 40 %) при нормальных показателях сывороточного тестостерона и простатического специфического антигена менее 4 нг/мл являются прогностическим фактором наличия рака простаты с низкой степенью дифференци-ровки клеток (индекс Глисона > 7 баллов). Низкие значения соотношения концентраций тестостерона к простатическому специфическому антигену свидетельствуют о высокой вероятности рака простаты при биопсии (при соотношении тестостерона к простатическому антигену < 2,1 вероятность выявления рака простаты увеличивается в 3 раза), но не коррелируют со степенью дифференцировки клеток рака предстательной железы [5].

Однако выводы зарубежных коллег, сделанные на основе метаанализа 12 исследований (3886 мужчин с РПЖ и 6438 группы контроля) показали, что нет ассоциации между риском рака простаты и уровнем в крови разных форм тестостерона или эстрогенов [24].

Очень часто заболевания самой предстательной железы являются фактором риска РПЖ. Доказано, что РПЖ сочетается с другими заболеваниями простаты или тяжёлой степенью дисплазии: до 93 % с доброкачественной гиперплазией предстательной железы, до 50 % с хроническим простатитом, до 51 % с простатической интраэпителиальной неоплазией (ПИН), которые затрудняют выявление онкологического процесса. ПИН высокой степени составляет группу риска по РПЖ, так как при наличии тяжёлой простатической интраэпите-лиальной неоплазии в первичной пункции, при повторной биопсии рак простаты выявляется в 75 % случаев. У мужчин старше 60 лет, в связи с наличием симптомов нарушения мочеиспускания, из-за присутствия доброкачественной гиперплазии простаты и хронического простатита, значительно снижается специфичность и точность теста ПСА. Повысить информативность диагностики РПЖ у данной категории больных позволяет предложенный расчет

критерия вероятности рака. Так, специфичность выявления РПЖ увеличивается в 2,6 раза, а точность - в 1,2 раза по сравнению с диагностикой на основе теста ПСА [8, 13].

Урологи всех стран согласны в мнении, что скрининг увеличивает выявление локализованных форм РПЖ, доступных для радикального лечения, на 11 % (р < 0,05) [5, 8, 14, 20].

Многими исследованиями подтверждено, что выявляемость РПЖ в начальной стадии значительно улучшается при использовании программ ранней диагностики, включающих в себя [6, 8, 15, 21]:

- пальцевое ректальное исследование;

- определение уровня простат - специфического антигена;

- трансректальное ультразвуковое исследование простаты.

Пальцевое ректальное исследование (ПРИ) - простой, безопасный, экономичный способ диагностики РПЖ [14, 20]. Однако, по данным разных авторов, данный способ обследования пациентов не всегда бывает эффективным. Так, данные российских авторов свидетельствуют о чувствительности 26,4-69 % и специфичности 89-97 % ПРИ [4]. А работы зарубежных урологов демонстрируют чувствительность до 44 %, специфичность до 68 %, ПРИ в выявлении РПЖ [19, 20].

В 2009 г. были опубликованы результаты проспективного рандомизированного исследования PLCO (Prostate, Lung, ColorectalandOvarian) [15]. В ходе скринингового исследования, проводимого в 10 исследовательских центров США (76 693 пациента), все пациенты проходили ежегодно скрининг ПРИ. По результатам семилетнего последующего наблюдения показатель заболеваемости РПЖ на 10 000 человеко-лет составил 116 (2820 случаев рака) в скринин-говой группе и 95 (2322 случаев рака) - в контрольной группе (отношение рисков 1,22) [15].

Определение уровня простат - специфического антигена (ПСА) используется для раннего выявления рака предстательной железы [4, 14, 21]. Следует подчеркнуть, что ПСА не является специфичным маркером опухолевого процесса, а его уровень скорее отражает общий объём ткани предстательной железы. Тест характеризуется хорошей воспроизводимостью, высокой чувствительностью, неинвазивностью, сравнительно небольшой стоимостью и позволяет обследовать многочисленные группы мужского населения. Выполнение теста не требует непосредственного контакта исследуемого с врачом, что делает анализ еще более привлекательным для массового применения [21, 23].

В настоящее время ПСА используют как диагностический маркер, и его высокие уровни все больше признаются отражением риска РПЖ. Верхний предел нормы установлен на уровне 4 мкг/л, что не позволяет выявлять многие случаи рака [8, 21].

В диагностике РПЖ определение ПСА крови является специфичным (91,7 %) и чувствительным (71,7 %) в скрининговом обследовании мужчин до 60 лет [4, 10]. По данным Oranusi C.K., Ugezu A.I., Nwofor A. чувствительность ПСА составляет 99,2 % [23]. Неизменно сопутствующие раку простаты такие заболевания, как ДГПЖ и хронический простатит, снижают специфичность (до 8,9 %) и точность (до 34,5 %) данного теста у больных с симптомами нарушения мочеиспускания по сравнению с обследуемыми скрининга (p < 0,05) [13].

По данным российских исследователей уровни концентрации комплексного ПСА в сыворотке крови не зависят от объема предстательной железы у пациентов [5, 12]. В своих работах авторы показали, что у больных с подозрением на РПЖ и уровнем концентрации общего ПСА, находящимся в диапазоне от 3,0 до 6,0 нг/мл, показатель комплексного ПСА имеет более высокую специфичность в сравнении с показателем свободного ПСА/общего ПСА и составляет 32 % и 13 % соответственно. У больных с уровнем концентрации общего

ПСА от 6,1 нг/мл и выше статистически достоверной разницы между специфичностью показателя комплексного ПСА и отношения свободного ПСА/общему ПСА, которые составили 24 и 23 % соответственно, не обнаружено.

Группа зарубежных ученых оценивала роль процентного соотношения уровней свободного и общего ПСА в выявлении РПЖ у мужчин с ПСА уровень 2,5-3,9 нг / мл. Скрининг исследования РПЖ был проведен на большой группе мужчин (17 571) в возрасте > 45 лет. Авторы продемонстрировали, что у пациентов с уровнем свободного ПСА < 15 у мужчин с общим ПСА 2,5-3,9 нг / мл положительная прогностическая ценность биопсии составила 31,1 % [21].

Ультразвуковое исследование предстательной железы. Среди лучевых методик визуализации, используемых для диагностики РПЖ, несомненным лидером является трансректальное ультразвуковое исследование предстательной железы (ТРУЗИ) [4, 8, 11]. Применение ТРУЗИ в качестве скрининговой методики расширило возможности ранней диагностики РПЖ. Однако данных серошкальной эхографии бывает недостаточно, чтобы однозначно высказаться в пользу РПЖ. По данным разных авторов, чувствительность ТРУЗИ в серош-кальном режиме низкая, и составляет 51,4 % [4]. При применении ТРУЗИ в режиме трип-лексного сканирования чувствительность и специфичность в диагностике РПЖ повышается до 60-85 % и 49-79 % соответственно [29].

Широко применяемый в урологической практике метод ТРУЗИ за последние годы претерпел значительные изменения. Технологический прогресс позволил улучшить возможности существующих диагностических ультразвуковых методик за счет инновационных технических решений, а также революционных алгоритмов обработки получаемой информации. Принципиально новые возможности в ультразвуковой диагностике РПЖ открывает эласто-графия - методика, созданная с целью раннего выявления злокачественных новообразований [4]. Проведение ультразвуковой эластографии показано при подозрении на рак предстательной железы на заключительных этапах диагностического цикла в качестве дополнительного уточняющего метода исследования при сомнительных результатах традиционного ТРУЗИ.

По данным Васильевой А.К., под руководством Митькова В.В. информативность эласто-графии сдвиговой волной (качественные признаки) превышает информативность серошкаль-ного В-режима с цветокодированной допплерографией (АИС (агеаипёегеигуе) - 0,885 и 0,637, чувствительность - 85,9 и 71,8 %, специфичность - 91,1 и 55,6 % соответственно [3].

Результаты исследований Глыбочко П. В., Аляева Ю.Г., Амосова А.В. [4] продемонстрировали высокую диагностическую ценность гистосканирования, так, чувствительность метода составила 89 %, специфичность - 96 %, а также чувствительность для стадии Т2 с 58,0 % до 72,7 % (р < 0,02). Причем, рак простаты в 68 % случаев характеризуется высокой жесткостью ткани (р < 0,002). Ложноположительный результат был отмечен в 11 % наблюдений, ложноотрицательный - лишь в 0,6 %.

К сожалению, методика гистосканирования в настоящее время широко не распространена из-за дороговизны исследования и высоких требований к профессиональной интерпретации полученных данных.

Большое диагностическое значение имеет использование магнитно-резонансной томографии (МРТ) [10, 11, 17]. Однако в литературе встречаются весьма противоречивые данные эффективности МРТ. Работы многих исследователей демонстрируют чувствительность 77-82 %, специфичность 88-92 % МРТ [11].

По данным разных авторов высокопольная МРТ является высокоинформативным методом лучевой диагностики, позволяющим эффективно диагностировать рак предстательной железы и осуществлять стадирование опухолевого процесса с чувствительностью 89,2 %, специфичностью 93,4 % и точностью 91,6 % [10, 26].

Группа российских ученых провела сравнительный анализ данных клинико-лабораторных и лучевых методов диагностики при раке предстательной железы с учетом гистоморфологической градации опухоли по шкале Глисона. Авторы доказали, что МРТ эффективна при сумме баллов Глисона 8-10. Для этого были обследованы 217 пациентов с подозрением на РПЖ, при этом у 157 (72,4 %) верифицирован рак предстательной железы, а у 60 больных (27,6 %) - доброкачественная гиперплазия предстательной железы. Таким образом, данное исследование демонстрирует - использование комплекса лабораторных и лучевых методов, включающего пальцевое ректальное исследование, определение уровня общего ПСА сыворотки крови, плотности ПСА, ТРУЗИ с ультразвуковой ангиографией, МРТ улучшает диагностику рака предстательной железы (чувствительность - 91 %, специфичность -86 %, точность - 89 %, прогностичность положительного результата - 85 %, прогностич-ность отрицательного результата - 92 %) [12].

Ни один диагноз онкологического заболевания не устанавливается без результатов биопсии предстательной железы. Биопсия предстательной железы является «апогеем» скрининга РПЖ. К сожалению, и на этом этапе диагностики РПЖ у урологов всего мира возникают разногласия, касающиеся показаний выполнения данного вмешательства, необходимости повторной биопсии, техники выполнения, анатомического доступа и т.д. [8, 14, 15, 28].

Наибольшее распространение в настоящее время приобрела методика трансректальной пункционной мультифокальной (многопольной) биопсии предстательной железы под визуальным ультразвуковым контролем [15]. Несмотря на то, что биопсия для каждого пациента планируется индивидуально, дискутабельным остается вопрос распределения полей, обеспечивающие получение наиболее достоверной информации.

Yoon D.K., Park J.Y., Yoon S., Park M.S., du Moon G., Lee J.G., Schroder F.H. проводили анализ диагностической ценности биопсии простаты в зависимости от количества точек забора материала (10 и 12) с учетом объема простаты [55]. Результаты исследования показали, что при колебании уровня ПСА от 2,5 до 20 нг/мл, не зависимо от объема простаты РПЖ был выявлен в 26,4 % случаев при биопсии простаты из 10 точек и в 28,4 % из 12 точек (р = 0,378). Но у пациентов с объемом простаты > 40 мл показали более высокие показатели выявления рака в 12 - биопсии группы (26,9 %) по сравнению с 10-точечной биопсии группы (16,4 %) (р < 0,05 ) [27].

Интересные результаты опубликовали Ankerst D.P., Miyamoto R., Nair P.V., Pollock B.H., Thompson I.M., Parekh D.J., которые провели крупное исследование - PCPTHG [15]. Данная работа заключалась в анализе результатов 25 512 биопсий предстательной железы пациентов старше 54 лет, и ретроспективная оценка факторов риска, таких как уровень ПСА (общий и свободный), результаты пальцевого ректального исследования, возраст, африканское происхождение, количество точек, необходимых для визуализации РПЖ (6 или 10 - независимо от объема простаты). Исследователи пришли к заключению, что для адекватного выявления РПЖ необходимо выполнять биопсию предстательной железы не менее чем из 10 точек у пациентов ПСА выше 4 нг/мл. Ученые определили, что важную роль играет определение уровня свободного ПСА. Причем, при пороговых значениях свободного ПСА 5 %, 10 % и 20 %, положительные результаты биопсии встречаются в 84,4 % , 41,7 % и 15,0 % соответ-

ственно, и частота не нужных диагностических вмешательств составляет 4,7 %, 24,0 %, и 51,5 % соответственно.

С целью повышения информативности биопсии предстательной железы ученые начали проводить это исследование с применением эластографии. Так, эффективность биопсии простаты без гистосканирования составляла 50 %, с помощью гистосканирования возросла на 22 % и составила, соответственно, 72 % [4].

Москаленко Е. А. для улучшения результатов диагностики РПЖ разработал и внедрил в практику математическую модель диагностики рака предстательной железы на основании магнитно-резонансной спектроскопиии и доказал ее эффективность на контрольной выборке пациентов (точность 81,3 %, чувствительность 87,5 %, специфичность 79,7 %). Было установлено, что трансректальная мультифокальная биопсия предстательной железы с учетом результатов магнитно-резонансной спектроскопии повышает эффективность (точность 86,4 %, чувствительность 96,1 %, специфичность 83,3 %) диагностики рака простаты по сравнению с биопсией под ультразвуковым наведением [12]. К сожалению, такая математическая модель сложна для выполнения в случаях скрининга РПЖ.

Анализируя вышеизложенное, можно сделать выводы, что идеального диагностического теста для визуализации рака предстательной железы, обладающего высокой чувствительностью и абсолютной специфичностью, сейчас нет. Поэтому существует необходимость в разработке методов, которые могли бы обеспечить раннее выявление РПЖ и значительно повысить эффективность лечения.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1 Аляев Ю.Г., Гинцбург А.Л., Винаров А.З., Раковская И.В., Барыкова Ю. А. Идентификация микоплазм у больных с подозрением на рак простаты // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. -2010. - № 4. - С. 81-85.

2 Андабеков Т.Т. Влияние цитомегаловирусной инфекции на клиническое течение рака предстательной железы: автореф. дис. ... канд. мед.наук. - СПб., 2010. - 22 с.

3 Васильева А. К. Ультразвуковая эластография в диагностике рака предстательной железы: автореф. дис. ... канд. мед. наук. - М., 2013. - 24 с.

4 Глыбочко П. В., Аляев Ю.Г., Амосов А.В. и др. Ранняя диагностика рака предстательной железы с помощью аппарата гистоскан // Урология. - 2012. - № 5. - С. 70-76.

5 Григорьев М. Э. Сравнительная оценка прогностической значимости исходных значений сывороточного тестостерона и простатспецифического антигена у больных с подозрением на рак предстательной железы // Онкоурология. - 2012. - № 1. - С. 66-71.

6 Громов А.И., Буйлов В.М. Лучевая диагностика и терапия в урологии: национальное руководство. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2011. - 544 с.

7 Каприн А.Д., Старинский В.В., Петрова Г.В. Состояние онкологической помощи населению России в 2012 году. - М.: МНИОИ им. П.А. Герцена, 2013. - 231 с.

8 Костин А.А., Асратов А.Т., Кульченко Н.Г. и др. Прогнозирование развития рака предстательной железы с помощью общих моделей дискриминантного анализа // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Медицина. - 2015. - № 3.

9 Костин А.А., Старинский В.В., Самсонов Ю.В., Асратов А.Т. Анализ статистических данных о злокачественных новообразованиях, ассоциированных с вирусом папилломы человека // Исследования и практика в медицине. - 2016. - № 1 (3). - С. 66-78.

10 Китаев C.B. Исследование чувствительности магнитно-резонансной томографии в визуализации рака предстательной железы в зависимости от степени дифференцировки опухоли // Военно-мед. журн. - 2009. -Т. 330. - № 3. - С. 78.

11 Мазо Е.Б., Гажонова В.Е., Соловьев В.В., Пронкин Е.А. Сравнительная оценка магнитно-резонансной томографии и трехмерной ультразвуковой эхографии в диагностике и стадированииораниченного и местно распространенного РПЖ // Андрология и генитальная хирургия. - 2009. - С. 122-123.

12 Москаленко Е. А. Современный подход к диагностике рака предстательной железы с использованием магнитно-резонансной спектроскопии (клиническое исследование): автореф. дис. ... канд. мед. наук. - М., 2010. - 21 с.

13 Петричко М.И., Будник Н.В., Волков А.А. и др. Морфологическое исследование биоптатов простаты у больных ДГПЖ // Андрология и генитальная хирургия. - 2011. - № 2. - С. 111-112.

14 Andriole G.L., Crawford E.D., Grubb R.L. et al. Mortality results from a randomized prostate-cancer screening trial // N Engl J Med. 2009;14:1310-1319.

15 Ankerst D.P., Boeck A., Freedland S.J. et al. Evaluating the Prostate Cancer Prevention Trial High Grade prostate cancer risk calculator in 10 international biopsy cohorts: results from the Prostate Biopsy Collaborative Group // World J. Urol. 2014; 32(1):185-91.

16 Baade P.D., Youlden D.R., Cramb S.M. et al. Epidemiology of prostate cancer in the Asia-Pacific region // Prostate Int. 2013; 1(2): 47-58.

17 Bonekamp D., Jacobs M.A. Advancements in MR Imaging of the Prostate: From Diagnosis to Interventions // Radiographics. - 2011; 31(3): 677-703.

18 Braun S., Bitton-Worms K., LeRoithD. The link between the metabolic syndrome and cancer // Int. J. Biol Sci. 2011;7(7):1003-15.

19 Byun S.S., Lee S., Lee S.E. et al. Recent changes in the clinicopathologic features of Korean men with prostate cancer: a comparison with Western populations // Yonsei Med J. 2012; 53:543-9.

20 Chua M.E., Lapitan M.C., Morales M.L. et al. Annual National Digital Rectal Exam Day: impact on prostate health awareness and disease detection // Prostate Int. 2014;2(1):31-6.

21 Faria E.F., Carvalhal G.F., dos Reis R.B. et al. Use of low free to total PSA ratio in prostate cancer screening: detection rates, clinical and pathological findings in Brazilian men with serum PSA levels <4.0 ng/mL // BJU Int. 2012;110:653-7.

22 Ferlay J., Steliarova-Foucher E., Lortet-Tieulent J. et al. Cancer incidence and mortality patterns in Europe: estimates for 40 countries in 2012 // Eur. J. Cancer. 2013;49(6):1374-403.

23 Oranusi C.K., Ugezu A.I., Nwofor A. Diagnosis of prostate cancer with needle biopsy: should all cases be biopsied before treatment? // Niger. J. ClinPract. 2012;15(1):48-50.

24 Roddam A.W., Allen N.E., Appleby P. Insulin-like growth factors, their binding proteins, and prostate cancer risk: analysis of individual patient data from 12 prospective studies // Ann. Intern. Med -2008; 149:461-71.

25 Roobol M.J., Schroder F.H, Hugosson J. et al. Importance of prostate volume in the European Randomised Study of Screening for Prostate Cancer (ERSPC) risk calculators: results from the prostate biopsy collaborative group // World J. Urol. 2012;30(2):149-55.

26 Turkbey B., Huang R., Vourganti S. et al. Age-related changes in prostate zonal volumes as measured by highresolution magnetic resonance imaging (MRI): a cross-sectional study in over 500 patients // BJU Int. 2012;110(11):1642-7.

27 Yoon D.K., Park J.Y., Yoon S. et al. Can the prostate risk calculator based on Western population be applied to Asian population? // Prostate. 2012;14:721-729.

28 Verim L., Yildirim A., Basok E.K. et al. Impact of PSA and DRE on histologic findings at prostate biopsy in Turkish men over 75 years of age. // Asian Pac J. Cancer Prev. 2013;14(10):6085-8.

29 Wolf A.M., Wender R.C., Etzioni R.B. et al. American Cancer Society guideline for the early detection of prostate cancer: update 2012 // Cancer J. Clin.- 2010;60:70-98.

30 Zlotta A.R., Egawa S., Pushkar D. et al. Prevalence of prostate cancer on autopsy: cross-sectional study on unscreened Caucasian and Asian men // J. Natl. CancerInst. 2013;17;105(14):1050-8.

Рукопись получена: 13 ноября 2017 г. Принята к публикации: 22 ноября 2017 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.