Научная статья на тему 'Пути совершенствования уголовно-правового противодействия экстремизму'

Пути совершенствования уголовно-правового противодействия экстремизму Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1101
162
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЭКСТРЕМИЗМ / ЭКСТРЕМИСТСКОЕ СООБЩЕСТВО / ЭКСТРЕМИСТСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ / ФИНАНСИРОВАНИЕ ЭКСТРЕМИЗМА / EXTREMISM / EXTREMIST COMMUNITY / EXTREMIST ORGANIZATION / THE FINANCING OF EXTREMISM

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Воронин В.Н.

Статья посвящена анализу отдельных преступлений экстремистской направленности, расположенных в главе 29 УК РФ, применение которых на практике наиболее затруднено. Это ст.ст. 280.1, 282.1, 282.2, 282.3 УК РФ. Автор видит проблемы практического применения указанных норм в их законодательном несовершенстве. В качестве результатов проведенного исследования автором предложены пути решения выявленных проблем.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

This article analyzes the individual crimes of extremist orientation, located in Section 29 of the Criminal Code, the use of which, in practice, the most difficult. This is art. Art. 280.1, 282.1, 282.2 and 282.3 of the Criminal Code. The author sees the problem of the practical application of these provisions in their legislation imperfection. As a result of the research the author offers solutions to the problems identified.

Текст научной работы на тему «Пути совершенствования уголовно-правового противодействия экстремизму»

ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЭКСТРЕМИЗМУ

WAYS OF IMPROVING THE CRIMINAL LEGAL COMBAT

EXTREMISM

УДК 343.31

B.H. ВОРОНИН,

кандидат юридических наук (Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)) voronin@zakon.ru

V.N. VORONIN,

candidate of law (Kutafin Moscow State Law University)

Аннотация: статья посвящена анализу отдельных преступлений экстремистской направленности, расположенных в главе 29 УК РФ, применение которых на практике наиболее затруднено. Это ст.ст. 280.1, 282.1, 282.2, 282.3 УК РФ. Автор видит проблемы практического применения указанных норм в их законодательном несовершенстве. В качестве результатов проведенного исследования автором предложены пути решения выявленных проблем.

Ключевые слова: экстремизм, экстремистское сообщество, экстремистская организация, финансирование экстремизма.

Abstract: this article analyzes the individual crimes of extremist orientation, located in Section 29 of the Criminal Code, the use of which, in practice, the most difficult. This is art. Art. 280.1, 282.1, 282.2 and 282.3 of the Criminal Code. The author sees the problem of the practical application of these provisions in their legislation imperfection. As a result of the research the author offers solutions to the problems identified.

Keywords: extremism, extremist community, extremist organization, the financing of extremism.

Федеральным законом от 28 декабря 2013 года № 433-Ф3 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» в гл. 29 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ) была включена ст. 280.1, устанавливающая ответственность за публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ. Из пояснительной записки к законопроекту следует, что «территориальная целостность государства не рассматривается действующим российским уголовным законодательством в качестве самостоятельного объекта уголовно-правовой охраны. Она выступает лишь в качестве факультативного объекта, причинение вреда которому способно повысить степень общественной опасности того или иного преступления. Предлагаемый законопроект призван ликвидировать данный пробел» [1]. В литературе существуют положительные оценки данного нововведения, так А.Г. Хле-бушкин отмечает, что подобная криминализация

является логичным продолжением формирования правового обеспечения состояния защищенности конституционного строя Российской Федерации, включающего ее территориальную целостность, от внутренних и внешних угроз [2]. Верховный Суд РФ в своем официальном отзыве на указанный законопроект отметил, что исходя из положений статьи 1 Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» деятельность, направленная на нарушение целостности территории Российской Федерации, признается одной из форм экстремизма. Ввиду этого деяние, за которое предлагается установить ответственность в проектной статье 280.1 УК РФ, охватывается статьей 280 УК РФ в действующей редакции, которой установлена ответственность за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности. ... Предусмотренное частью первой статьи 280 УК РФ максимальное наказание в виде штрафа (до трехсот тысяч рублей), а также в виде лишения

свободы (до трех лет) соответствует размерам и срокам наказания, предложенного санкцией проектной статьи 280.1 УК РФ. Между тем за указанные деяния, совершенные с использованием средств массовой информации, частью второй статьи 280 УК РФ предусмотрена повышенная ответственность (максимальное наказание в виде лишения свободы - на срок до пяти лет). При таких обстоятельствах проектная статья 280.1 УК РФ будет являться специальной нормой по отношению к статье 280 УК РФ. Причем в ряде случаев она будет рассматриваться как привилегированная, поскольку предусматривает менее строгую ответственность за публичные призывы к нарушению территориальной целостности Российской Федерации, совершенные с использованием средств массовой информации, а такое положение вещей, к которому приведет реализация законопроекта, не согласуется с его концепцией [3].

О.В. Ермакова пишет, что проведенный ею опрос следователей показал, что правоприменительные органы неверно толкуют содержание указанных призывов, связывая его только с насильственным характером, что противоречит содержанию нормы, поскольку закон не содержит указания на насильственный характер призыва, а закрепляет лишь его содержание [4].

Интересный пример применения данной нормы приводит Е.П. Сергун: следственная практика уже пошла по пути квалификации указанных составов преступлений по совокупности при совершении подозреваемым однородных, но искусственно дифференцируемых разновидностей «экстремистских» публичных призывов, имеющих в целом структуру усложненного единичного деяния (!), что свидетельствует о нераспространении правила ч. 3 ст. 17 УК РФ на рассматриваемые правовые отношения [5]. Так, 21.12.2015 Октябрьский районный суд г. Краснодара вынес приговор в отношении Полюдовой Д.В. по обвинению ее в совершении преступлений, предусмотренных ст. 280 ч. 1; ст. 280.1 ч. 2; ст. 280 ч. 2 УК РФ. По делу установлено, что Полюдова на своей личной странице в социальной сети, заведомо зная о доступности для свободного просмотра и ознакомления всеми пользователями указанного сайта, размещала тексты и фотоматериалы, призывающие к насильственной революции и отсоединению территорий, входящих в состав Российской Федерации [6]. Вот как описывает свои действия сама обвиняемая: «Я разместила на страничке во ВКонтакте фото с пикета с плакатом «Не война с Украиной, а революция в России, (ч. 2 ст. 280 УК РФ), перепостила шутливую запись, что этнические кубанцы хотят в Украину (ч. 2 ст. 280.1 УК РФ) и заявила, что Путин виноват в терактах и катастрофах (ч. 2 ст. 280 УК РФ)» [7].

Суд приговорил Полюдову Д.В. к двум годам лишения свободы, определив вид исправительного учреждения как колония-поселение.

Таким образом, считаем возможным согласиться с общей негативной научной оценкой указанной новеллы уголовного законодательства, прав в этом отношении А.Г. Кулев, что введение в УК ст. 280.1 является непродуманным и поспешным шагом законодателя. Ничего, кроме засорения и так уже далеко нестерильного текста УК и проблем правоприменительным органам, данное нововведение не дало [8]. Таким образом, данная статья подлежит исключению из УК РФ.

Существуют проблемы в определении объективных признаков преступления, предусмотренного статьей 282.1 УК РФ «Организация экстремистского сообщества» [9], так как сам термин «сообщество» упоминается как в нормах Общей части УК РФ (ч. 4 ст. 35 УК РФ), так и в части Особенной (ст.ст. 205.1, 210 и 282.1 УК РФ). Предполагается, что содержание данного термина должно определяться одинаково в каждой из приведенных норм. Возникает вопрос, а является ли экстремистское сообщество разновидностью преступного сообщества?

Одним из основных отличительных признаков преступного сообщества (преступной организации) является совершение в ее составе только тяжких или особо тяжких преступлений. Статья 282.1 УК РФ вместо этого признака содержит указание на то, что экстремистское сообщество имеет иную цель - подготовку или совершение преступлений экстремистской направленности, следовательно, эти преступления могут относиться к любой категории тяжести. Также диспозиция данной нормы не содержит такого признака, как структурированность, который является обязательным для преступных сообществ. Указанные сложности в определении признаков экстремистского сообщества обусловили существование в науке двух господствующих позиций относительно природы указанного явления: представители первой позиции считают, что экстремистское сообщество следует рассматривать как специальное проявление преступного сообщества, и все признаки данной формы соучастия должны распространяться и на него. Так, С.А. Юдичева считает, что экстремистское сообщество может выступать в качестве самостоятельной организованной формы преступной деятельности только в случае совершения тяжких и особо тяжких преступлений. С ее точки зрения, это четко будет указывать на то, что положения ч. 4 ст. 35 и ст. 282.1 УК РФ соотносятся как общая и специальная норма [10]. Схожа позиция С.Н. Фридинского, который предлагает собственную редакцию ст. 282.1, в примечании к которой приводится следующая

дефиниция экстремистского сообщества - как структурированной организованной группы или объединения организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких преступлений экстремистской направленности [11].

Стоит обратиться к позиции Пленума Верховного Суда РФ, выраженной в п. 12 постановления от 28 июня 2011 г. № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности», где указано, что «под экстремистским сообществом следует понимать устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для подготовки или совершения одного или нескольких преступлений экстремистской направленности, характеризующуюся наличием в ее составе организатора (руководителя), стабильностью состава, согласованностью действий ее участников в целях реализации общих преступных намерений. При этом экстремистское сообщество может состоять из структурных подразделений (частей)» [12]. Следовательно, экстремистское сообщество рассматривается как разновидность организованной группы, прав А.Г. Хлебушкин, что допущенная терминологическая небрежность, выразившаяся в использовании в двух статьях Особенной части УК РФ одного и того же термина «сообщество» не дает оснований считать, что экстремистское сообщество является разновидностью сообщества преступного [13]. Что касается признака структурированности, то он не является обязательной характеристикой экстремистского сообщества, поскольку может как присутствовать, так и отсутствовать.

Поскольку существует терминологическая проблема в УК РФ, она требует решения. А.В. Пе-трянин, подчеркивая необходимость унификации российского уголовного законодательства, в том числе и при использовании идентичных дефиниций, полагает, что термин «сообщество» как в рамках ч. 4 ст. 35, так и ст. 282.1 УК РФ должен иметь единый смысл. Поэтому автор предлагает из ч. 4 ст. 35 УК РФ исключить указание на категории деяний, поскольку определять качество криминальной деятельности преступного сообщества (преступной организации) через призму тяжести совершаемых преступлений - некорректно [14]. Представляется, что в целях унификации проще изменить название ст. 282.1. Мы предлагаем следующий вариант: «Организация экстремистской преступной группы».

Статья 282.2 УК РФ, устанавливающая ответственность за организацию деятельности экстремистских организаций, также не лишена терминологических недостатков, поскольку Общая часть уголовного закона содержит по-

нятие «преступная организация», являющееся синонимом термина «преступное сообщество», о котором речь была выше. Использование дефиниции «организация», как в наименовании, так и в диспозиции ст. 282.2 представляется не совсем удачным, поскольку содержит в себе потенциал для правоприменительных проблем. Согласно пункту 2 статьи 1 Федерального закона от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» под экстремистской организацией понимается «общественное или религиозное объединение либо иная организация, в отношении которых по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности» [15]. Таким образом, дефиниция «организация» охватывает в исследуемой статье все формы объединений, которые предусмотрены различными законами. Основным криминообразующим признаком ст. 282.2 является наличие вступившего в законную силу судебного решения о признании такой организации или объединения экстремистским, в связи с чем ответственность наступает именно за организацию деятельности такой организации. Для ликвидации описанного нами терминологического расхождения предлагается следующая формулировка названия статьи 282.2 УК РФ: «Возобновление деятельности ликвидированной или запрещенной организации в связи с осуществлением экстремистской деятельности или участие в ней» [16]. Однако предложенная формулировка представляется громоздкой, дублирующей диспозицию нормы, поэтому целесообразно оставить действующую редакцию статьи.

Федеральным законом от 28.06.2014 № 179-ФЗ [17] Особенная часть УК РФ была дополнена ст. 282.3 об ответственности за финансирование экстремистской деятельности. В Пояснительной записке к законопроекту данная новелла обоснована «отсутствием детальной регламентации в законодательстве вопросов, связанных с финансированием экстремистской деятельности и назревшей объективной необходимостью» [18]. А.Г. Хлебушкин отмечает, что применение указанной нормы призвано обеспечить блокирование с помощью средств уголовно-правового воздействия доступа к финансовым ресурсам лицам, стремящимся к совершению преступлений экстремистской направленности, организаторам, руководителям и участникам экстремистских сообществ и экстремистских организаций, поскольку экстремистская деятельность требует затрат на

приобретение компьютерной техники, создание сайтов и т.д. [19]. Вместе с тем, в литературе господствует мнение, что данная новелла не лишена проблем и противоречий, среди которых, в частности, называют: несоответствие наименования «Финансирование экстремистской деятельности» и содержания нормы - в диспозиции говорится о финансировании хотя бы одного из преступлений экстремистской направленности либо деятельности экстремистского сообщества или экстремистской организации, то есть о содействии только части экстремистских проявлений, но не всей экстремистской деятельности; частичное совпадение диспозиций ст. 282.1 и 282.2 УК РФ с финансированием экстремистской деятельности, поскольку деятельность организатора либо участника экстремистского сообщества или экстремистской организации может выражаться в организации материально-технического обеспечения; использование вместо слова «приготовление» слова «подготовка»; отсутствие указания в диспозиции ч. 1 ст. 282.3 УК РФ на минимальную границу размера финансирования; относительно примечания не ясен вопрос, должно ли состояться предотвращение (пресечение) финансируемого преступления или же достаточно этому способствовать, в том числе и без положительного результата и др. [20].

В этой связи стоит согласиться, что введением ст. 282.3 УК РФ законодатель по невразумительным основаниям установил уголовную ответственность за деяния, которые и без того ранее считались преступными. Это недопустимо в силу принципа nonbisinidem («не дважды за одно и то же»). Более того, проанализированный состав преступления лишен собственного материального (содержательного) признака и приобретает общественную опасность лишь в процессе «интеграции» в объективную сторону другого преступления. Дополнение уголовного закона подобными «инновациями» порождает массу квалификационных вопросов и приводит к немотивированной уголовной репрессии [21]. Следовательно, в целях соблюдения принципа экономии уголовной репрессии и для обеспечения качества уголовного закона необходимо исключение из УК РФ дублирующих норм, порождающих проблемы в правоприменении. В силу сказанного ст. 282.3 необходимо исключить из УК РФ, а деятельность, связанную с финансированием преступлений экстремистской направленности, наказывать посредством института соучастия в преступлении.

(Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ по соглашению № 16-33-01150)

== Литература

1. Пояснительная записка к проекту Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях установления ответственности за публичные призывы к действиям, направленным на нарушение территориальной целостности Российской Федерации» [Электронный ресурс]. Доступ из СПС «Консультант Плюс».

2. Хлебушкин А.Г. Публичные призывы, направленные на нарушение территориальной целостности РФ (ст. 280.1 УК РФ): уголовно-правовая характеристика и вопросы квалификации // Российский следователь. 2014. № 11.

3. Официальный отзыв Верховного Суда РФ от 27.11.2013 № 2-ВС-5196/13 «На проект Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях установления ответственности за публичные призывы к действиям, направленным на нарушение территориальной целостности Российской Федерации» [Электронный ресурс]. Доступ из СПС «Консультант Плюс».

4. Ермакова О.В. Вопросы толкования состава публичных призывов к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ (ст. 2801 УК РФ) // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями. 2016. № 14-2. С. 34-35.

5. Сергун Е.П. Вопросы уголовно-правовой квалификации публичных призывов к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2015. № 3 (104). С. 220-226.

6. Дело № 1-334/2015. Официальный сайт Октябрьского районного суда г. Краснодара. [Электронный ресурс]. Режим доступа - URL: ttps://krasnodar-oktybrsky--krd.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=case&case_id=46030040&delo_ id=1540006 (Дата обращения: 21.07.2016).

7. Доследование дела Дарьи Полюдовой завершено. Сайт информационно-аналитического центра Сова. [Электронный ресурс]. Режим доступа - URL: http://www.sova-center.ru/misuse/news/persecution/2015/04/d31797/ (Дата обращения: 21.07.2016).

8. Кулев А.Г. Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации: вопросы регламентации / Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: материалы XII Международной научно-практической конференции. - М., 2015. С. 476.

9. Клименко Ю.А. Организация экстремистского сообщества (ст. 282.1 УК РФ): объект преступления и его значение для квалификации // Актуальные проблемы российского права. 2016. № 3. С. 123-129.

10. Юдичева С.А. Актуальные проблемы юридического анализа составов преступлений организации экстремистского сообщества и участия в нем // Новый юридический журнал. 2013. № 2. С. 182-193.

11. Фридинский С.Н. Противодействие экстремистской деятельности (экстремизму) в России (социально-правовое и криминологическое исследование): автореф. ... дис. докт. юрид. наук. - М., 2011. С. 12.

12. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. № 8.

13. Организация экстремистского сообщества: проблемы квалификации и доказывания / под ред. В.В. Меркурьева. - М., 2015. С. 24.

14. Петрянин А.В. Концептуальные основы противодействия преступлениям экстремистской направленности: теоретико-прикладное исследование: дис. ...д-ра юрид. наук. - Н.Новгород, 2015. С. 245.

15. Собрание законодательства РФ. 29.07.2002. № 30. Ст. 3031.

16. Макеева И.С. Организация деятельности экстремистской организации // Проблемы обеспечения, реализации, защиты конституционных прав и свобод человека. 2015. № 4. С. 238-243.

17. Федеральный закон от 28.06.2014 № 179-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 30.06.2014. № 26 (часть I). Ст. 3385.

18. Пояснительная записка к проекту № 588894-5 Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты российской федерации» [Электронный ресурс]. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

19. Хлебушкин А.Г. Уголовная ответственность за финансирование экстремистской деятельности (ст. 2823 УК РФ) // Уголовное право. 2015. № 3. С. 80-85.

20. Борисов С.В., Чугунов А.А. Новеллы уголовного законодательства в сфере противодействия экстремизму: критический анализ // Современное право. 2015. № 4. С. 101-105.

21. Сергун Е.П. Уголовная ответственность за финансирование экстремистской деятельности по российскому уголовному законодательству // Правовая культура. 2015. № 3 (сентябрь). С. 70-78.

= References =

1. Explanatory note to the draft Federal law «On amendments to certain legislative acts of the Russian Federation in order to establish liability for public calls for actions aimed at violating the territorial integrity of the Russian Federation» [Electronic resource]. Access from SPS «Consultant Plus».

2. Khlebushkin A.G. Public appeals to violation of territorial integrity of the Russian Federation (article 280.1 of the criminal code): criminal-legal characteristics and issues of classification // Russian investigator. 2014. № 11.

3. The official opinion of the Supreme Court dated 27.11.2013 № 2-sun-5196/13 «On the draft Federal law «On amendments to certain legislative acts of the Russian Federation in order to establish liability for public calls for actions aimed at violating the territorial integrity of the Russian Federation» [Electronic resource]. Access from SPS «Consultant Plus».

4. Ermakova O.V. Interpretation of the composition of public appeals to implementation of actions aimed at violating the territorial integrity of the Russian Federation (article 2801 criminal code) // Current problems of struggle against crimes and other offenses. 2016. № 14-2. Р. 34-35.

5. Sergun E.P. The Issues of criminal-legal qualification of public calls for action aimed at violating the territorial integrity of the Russian Federation // Bulletin of the Saratov state Academy of law. 2015. № 3 (104). P. 220-226.

6. Case № 1-334/2015. The official website of the Oktyabrsky district court of Krasnodar. [Electronic resource]. Access mode -URL: ttps://krasnodar-oktybrsky-krd.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=case&case_id=46030040&delo_ id=1540006 (date accessed: 21.07.2016).

7. Further investigation of the case Daria Prudovoj completed. The website of the information-analytical centre Sova. [Electronic resource]. Access mode - URL: http://www.sova-center.ru/misuse/news/persecution/2015/04/d31797/ (accessed: 21.07.2016).

8. Kulev A.G. Public appeals to implementation of actions aimed at violating the territorial integrity of the Russian Federation: problems of regulation / Criminal law: development strategy in XXI century: materials of XII International scientific-practical conference.

- M., 2015. Р. 476.

9. Klimenko Yu.А. Organization of an extremist community (article 282.1 of the criminal code): the object of the crime and its importance for qualification // Actual problems of Russian law. 2016. № 3. Р. 123-129.

10. Yudichevа S.A. Actual problems of a legal analysis of the offenses the organization of extremist community and participation in it // New law journal. 2013. № 2. P. 182-193.

11. Fridinsky S.N. Counteraction to extremist activities (extremism) in Russia (socio-legal and criminological research): Avtoref. ... dis. doctor of law Sciences. - M., 2011. P. 12.

12. The Bulletin of the Supreme Court. 2011. № 8.

13. The organization of an extremist community: problems of qualification and evidence / ed. by V.V. Merkuriev. - M., 2015. P. 24.

14. Petryanin A.V. Conceptual bases of counteraction of extremist crimes: a theoretical and applied study dis. ... d-ra yurid. Sciences.

- N. Novgorod, 2015. Р. 245.

15. Meeting of the legislation of the Russian Federation. 29.07.2002. № 30. St. 3031.

16. Makeeva I.S. Organization of an extremist organization // Рroblems of maintenance, implementation, protection of constitutional rights and freedoms of the individual. 2015. № 4. P. 238-243.

17. Federal law of 28.06.2014 № 179-FZ «On amendments to certain legislative acts of the Russian Federation» // ^bected legislation of the Russian Federation. 30.06.2014. № 26 (part I). St. 3385.

18. Explanatory note to the project 588894-5 of the Federal law «On amendments to certain legislative acts of the Russian Federation» [Electronic resource]. Access from SPS «ConsultantPlus».

19. Khlebushkin A.G. Criminal liability for financing of extremist activity (article 2823 of the criminal code of the Russian Federation) // Criminal law. 2015. № 3. Р. 80-85.

20. Borisov S.V., ChugunovA.A. Novel criminal legislation in the sphere of counteraction to extremism: a critical analysis // Modern law. 2015. № 4. P. 101-105.

21. Sergun E.P. Criminal liability for financing of extremist activity on the Russian criminal law // Legal culture. 2015. № 3 (September). Р. 70-78.

(статья сдана в редакцию 13.09.2016)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.