Научная статья на тему '«. . . путь учительства делать счастливыми своих учеников». Николаю Михайловичу Рассадину 65 лет'

«. . . путь учительства делать счастливыми своих учеников». Николаю Михайловичу Рассадину 65 лет Текст научной статьи по специальности «Народное образование. Педагогика»

CC BY
36
9
Поделиться

Аннотация научной статьи по народному образованию и педагогике, автор научной работы —

Чтобы оценить масштаб Рассадина человека и ректора и его «эпохи», как справедливо были окрещены еще до сложения Николаем Михайловичем ректорских полномочий без самого малого 25 лет истории нашего вуза, конечно же, необходимо время. Но сейчас с уверенностью можно сказать: нашему вузу повезло, когда в 1970 году его студентом стал Николай Рассадин.It certainly takes time to appreciate the scale of Rassadin as a person and as Rector and of his “epoch”, as just a little under 25 years of our university’s history were appropriately called even prior to abdication of Nikolay Mikhaylovich. But now, we can say with certainty: our university got lucky when, in 1970, Nikolay Rassadin entered it.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему ««. . . путь учительства делать счастливыми своих учеников». Николаю Михайловичу Рассадину 65 лет»

«...ПУТЬ УЧИТЕЛЬСТВА - ДЕЛАТЬ СЧАСТЛИВЫМИ СВОИХ УЧЕНИКОВ» Николаю Михайловичу Рассадину - 65 лет

Чтобы оценить масштаб Рассадина - человека и ректора - и его «эпохи», как справедливо были окрещены еще до сложения Николаем Михайловичем ректорских полномочий без самого малого 25 лет истории нашего вуза, конечно же, необходимо время. Но сейчас с уверенностью можно сказать: нашему вузу повезло, когда в 1970 году его студентом стал Николай Рассадин.

Что было уже тогда за плечами этого студента, родившегося 15 июля 1949 года в Красном-на-Волге? С одной стороны, рабочая закваска потомственных ювелиров, и, в особенности, отца Михаила Алексеевича, прошедшего путь от мастера до руководителя ювелирной артели, его не менее ценный жизненный опыт фронтовика Великой Отечественной войны, с другой стороны, интеллигентность матери Марии Ивановны, всю жизнь работавшей учительницей. И то, что в институт Николай попал не прямо со школьной парты, обогатило его пусть небольшим, но все же ценным опытом работы в трудовом коллективе: сначала слесарем на шинном заводе в Ярославле, затем чертежником в филиале проектного института и, наконец, снова в родном Красном строгальщиком на ювелирной фабрике. Потом были два года армейской службы в группе Советских войск в Германии с нелёгкими физическими и моральными испытаниями во время чехословацких событий 1968 года.

Так что в студенческой среде Рассадин был сразу заметен своей основательностью в суждениях и поступках, надёжностью и физической закалкой. Популярность ему придавала и гитара, на которой он мог удачно саккомпанировать, а частенько и сам запевал песни, удивительно попадавшие под настроение окружавших его товарищей, помогавшие им почувствовать чувство локтя. На истори-ко-педагогический факультет в те годы приезжали учиться со всех концов Советского Союза. Конкурс был большой, отбор жесткий. Немало было на факультете звёзд. Но что характерно, Рассадин никогда не «звездил», а держал себя скромно и даже, может быть, поначалу несколько робко. На первом месте у него уже в ту пору было дело, а не слова, и умение по этому принципу выбирать себе друзей, резко дистанцируясь по отношению к тем, о ком пословица - «пустая бочка пуще гремит».

В университетском музее хранится стройотрядовский альбом, составленный одним из однокурсников будущего ректора. В нем есть фотография: в вытянутых руках аккуратной стопкой десять штук силикатного кирпича, из-за них видно только знакомый лоб и глаза. В тот летний день парни из стройотряда на строительстве щелыковского

магазина устроили соревнование, и никто больше, чем Рассадин, не смог донести кирпичей на второй этаж стройки. Это было летом 1971-го, после первого курса.

Свое ученичество в Костромском пединституте им. Н.А. Некрасова Рассадин всегда вспоминает с большой благодарностью. Да и как же могло быть иначе, ибо именно с альма-матер он крепко-накрепко связал свою судьбу. Позднее, став во главе вуза, всегда прислушивался к мнению своих бывших наставников, а когда эти корифеи вуза уходили, по предложению ректора учреждались именные премии, их именами назывались аудитории.

Глубже познать историю - предмет его давнего интереса - Рассадину-студенту помогали лекции К.А. Булдакова, М.Н. Белова, А.С. Сазоновой, И.П. Шульмана. Но постепенно крен его интересов направился в другую сторону. И этому способствовал особый колорит факультета, о котором хорошо написал тремя годами раньше закончивший этот же факультет А.Г. Кирпичник: «Учебные курсы по психолого-педагогическим дисциплинам носили не общеобразовательную, а специальную направленность. Традиционные для педвуза курсы педагогики и психологии дополнялись значительным числом специализированных курсов по теории и методике воспитания, деятельности юношеской и детской общественных организаций. На лекциях, да и во внеучебных формах занятий по предметам, царил дух сотворчества преподавателей и студентов, по сути создававших общими усилиями новые для того времени учебные дисциплины. Учебная деятельность в аудиториях сопровождалась изменяющейся по формам непрерывной педагогической практикой».

К этому времени факультет, по традиции называемый в быту «пионерфаком», наряду с преподаванием истории готовил своих питомцев не просто к роли пионерских вожатых. Еще в середине 1960-х годов в стране проходит обсуждение, а затем принимается решение о начале эксперимента с введением в структуру общеобразовательных школ новой должности - организатора внеклассной и внешкольной воспитательной работы. Многим руководителям школ было очевидно: нужен координатор всей воспитательной работы в школе и в микрорайоне, обеспечивающий ее системность и преемственность, интегрирующий ее в целостный педагогический процесс. Воплощению этой идеи была подчинена и вся работа факультета, формировавшего студенчество как среду социально активных, инициативных людей, небезразличных к проблемам социального бытия личности, миссии культуры и образования в обществе.

Дом ректора и поныне распахнут для товарищей, с которыми Рассадин вместе учился, однокурсники приезжают даже издалека, звонят, и в теплом дружеском кругу Николай Михайлович вновь со своей гитарой и нескончаемы воспоминания о тех пяти годах - о стройотрядовских буднях, агитпробегах по области, работе в школах и пионерских лагерях, об организации традиционных для факультета комсомольских дел, смотрах курсовых агитбригад и конкурсах «Замечательный вожатый», о «Комсорге»...

Впрочем, «Комсорг» - отдельная история. На третьем курсе на факультете появился новый декан А.Н. Лутошкин, а кафедру психологии возглавил другой крупный учёный Л.И. Уманский. По их инициативе был создан областной лагерь комсомольского актива, который действует и поныне и носит имя своего организатора и руководителя первых лет А.Н. Лутошкина. «Комсорг» стал научно-исследовательской лабораторией кафедры теории и методики пионерской и комсомольской работы и кафедры психологии. Здесь отрабатывались новейшие технологии работы со старшеклассниками, шла серьезнейшая работа по социально-психологическому изучению феноменов в группах и коллективах. В лагере необычно для того времени организовывалось взаимодействие педагогов и школьников. Пытаясь позднее осмыслить главный урок Анатолия Николаевича Лутошкина, оказавшего на Рассадина, несомненно, сильное влияние, Николай Михайлович точно определит и суть научного метода Лутошкина, и особенность этого взаимодействия в «Комсорге»: «Науку как вести за собой он разрабатывал не за кабинетным столом. Экспериментатором и подопытным он был сам. И главный смысл этой работы, как я для себя уяснил, состоял в том, чтобы вести за собой - не надо "возглавлять", не надо "бежать" впереди, указывая на светлое будущее, а наоборот - идти навстречу к человеку, пробуждая и побуждая его самого к осмысленному движению к цели».

В первую смену «Комсорга» в 1973 году Рассадина пригласили в качестве методиста по физкультуре и спорту, потом его роли менялись: инструктор отряда, снова методист, после смерти А.Н. Лутошкина - начальник штаба. Но, по мнению А.Г. Кирпичника, «главной же и неизменной была роль творческого ищущего, умеющего подать интересную идею, придумать красивую форму организации дела, неординарно мыслящего и, казалось, все умеющего, нужного всем человека».

«Комсорг» подарил Рассадину и еще одну судьбоносную встречу с человеком, о котором он позднее напишет: «Его образ мыслей, образ жизни внесли существенный вклад в принятие моих решений, в ход моей жизни». Этим человеком был имевший за плечами солидный и интересный педагогический опыт и уже известный своими книгами

учёный Б.З. Вульфов. Наряду с другими столичными учёными он с большим интересом участвовал в деятельности и полевой экспериментальной лаборатории - лагеря «Комсорг», и факультета. Именно Борис Зиновьевич стал научным руководителем, когда Николай Рассадин, блестяще защитив диплом, был оставлен ассистентом на кафедре теории и методики пионерской и комсомольской работы, а через три года направлен в целевую аспирантуру НИИ общих проблем воспитания Академии педагогических наук СССР. Собственно говоря, к тому времени, еще в «Комсорге», они познакомились друг с другом, обговаривали направления работы, а от А.Н. Лутошкина Борис Зиновьевич получил исчерпывающую информацию о достоинствах будущего аспиранта, уверенно уже зарекомендовавшего себя на кафедре и факультете. О том, как созвучны оказались друг другу «Комсорг», Лу-тошкин и Вульфов, можно понять из написанных Н.М. Рассадиным позднее воспоминаний о своем не просто научном руководителе - Учителе.

«30 июля 1974 года. Квартира А.Н. Лутошки-на, до предела забитая молодым, шумным и достаточно безалаберным народом. Это был последний сбор отряда "Товарищ" перед отъездом в лагерь "Комсорг". Хотя уже давным-давно все было решено: распределены задания, поручения, составлен план, просто нужен был еще один глоток воздуха товарищества, чтобы броситься в 24-дневный "омут" вожатской работы. И вдруг среди этого гвалта тихие слова А.Н. Лутошкина:

- А сейчас мы будем принимать нового члена в отряд "Товарищ".

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Все с удивлением переглянулись:

- Кто же это?

Встали, попытались подравнять строй, поправили пилотки, «ветераны» скрестили шпаги, зажглась свеча, и Анатолий Николаевич вывел из дальнего угла комнаты высокого, явно смущающегося общим вниманием человека.

- В члены отряда "Товарищ" посвящается Борис Зиновьевич Вульфов, - объявил Лутошкин, и две шпаги коснулись плеч незнакомца.

- Клянусь до конца жизни свято хранить традиции отряда "Товарищ" и верность "Комсоргу".

Когда на его голову надели вожатскую пилотку, то на глаза навернулись слезы. И до сих пор я уверен, что это были не слезы сентиментальности, а слезы благодарности за доверие, за возможность войти в братство».

Три года в аспирантуре дали необычайно много. Это было, во-первых, тесное, никакими рамками не регламентированное общение с удивительно мудрым и щедрым Б.З. Вульфовым, ставшим до конца дней своих верным другом и наставником Н.М. Рассадина. Во-вторых, апробация всех деталей будущей диссертации Н.М. Рассадина проходила в постоянном общении с такими учеными,

работавшими рядом с его научным руководителем в лаборатории НИИ, как М.М. Ященко, С.Е. Хозе, М.М. Поташник... Все они пришли в науку, практически создав ценный педагогический опыт. В-третьих, существенно обогащали участие в академических мероприятиях, работая вместе с сотрудниками лаборатории по подготовке ряда методических материалов, в экспертизе готовящихся документов по воспитательной деятельности школьных комсомольских организаций. Наконец, костромскому аспиранту представилась возможность проявить себя в роли начальника штаба Всесоюзного сбора секретарей комсомольских организаций общеобразовательных школ, который организовал в 1981 году Центральный комитет ВЛКСМ.

Результат - успешная защита кандидатской диссертации «Формирование и развитие коллектива старшеклассников в процессе деятельности классной комсомольской организации».

И снова работа на вырастившей его кафедре родного вуза, уже в должности старшего преподавателя. У тогдашнего ректора М.И. Синяжникова всегда как-то непросто складывались отношения с художественно-графическим факультетом. Видимо, учитывая не только организаторские таланты Рассадина, но и его умение выстраивать отношения и с коллегами, и со студентами, Синяжников направил в 1984 году на «укрощение» художнической вольницы деканом молодого преподавателя -и не пожалел. А в 1985 году уже в звании доцента Н.М. Рассадин избирается заведующим одной из главных в педвузе кафедр - педагогики.

В 1989 году из-за болезни подал в отставку В.С. Панин, сменивший Синяжникова на посту ректора. И в труднейшее время начавшейся «перестройки», впервые, когда вузовскому сообществу было возвращено право, как в старые времена, выбирать ректора, мандат доверия получил сорокалетний Н.М. Рассадин, ставший тогда самым молодым ректором в России. Об этом в недавнем интервью, как бы подытоживая свои четверть века на ректорском посту, Николай Михайлович вспоминал так: «Это решение самих преподавателей, сразу несколько факультетов выдвинули мою кандидатуру. Честно говоря, надежд на благополучный исход я не питал. Изменилось законодательство, и должность ректора стала по-настоящему выборной, а не назначаемой. Тогда Россия только начала это пробовать. Вот, может, по ошибке и выбрали. По неопытности (улыбается). Я же попытался использовать избирательную кампанию как трибуну для обсуждения новой программы развития педагогического образования. Я тогда уже три года занимался этой проблематикой, был ученый совет, который ее поддержал, было выступление на областной конференции».

Так что была не только надежная спина Рассадина (как многие в коллективе смогли убедиться за

годы совместной работы), за которой как за каменной стеной можно было пережить лихолетье перестройки, но и определенное видение «куда ж нам плыть». Убеждали в этом выборе коллектив и глубокая порядочность Рассадина, его умение объединить в команду самых разных людей. И, действительно, команду, которая собралась вокруг нового ректора - молодых еще тогда людей, объединяли определённая амбициозность, умение оперативно реагировать на быстро меняющуюся ситуацию как в законодательном, так и в политическом и в экономическом поле, желание и умение работать много и продуктивно.

Вузовский «корабль» не только благополучно удержался на волнах, но и дважды повысил свой статус, в 1994-м став педагогическим университетом, а в 1999 году - университетом классическим.

К этой идее - классического университета в небольшом провинциальном городе - многие относились скептически. Недавно Николай Михайлович поделился и пессимистическим на этот счет мнением ректора МГУ В.А. Садовничего, которое он высказывал в беседах с ним. Но требовалось делать невозможное, чтобы, вопреки этому скепсису, вуз окреп и успешно вошел в рынок востребованных сегодня профессий. Причем, в самых неблагоприятных условиях. Без открытия новых факультетов, без подготовки студентов по новым специальностям разве мог бы состояться университет классического толка?

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Не стоит, наверное, утяжелять это слово о юбиляре многочисленными цифрами, свидетельствующими о том, как вырос за годы Н.М. Рассадина на посту ректора наш вуз. Об одном приходится пожалеть: ректорские заботы не дали в полной мере реализоваться в Н.М. Рассадине исследователю. И в его воспоминаниях о Б.З. Вульфове проскальзывает эта мысль: «Сегодня я бы сказал, что Б. З. меня вводил в круг ученых, "натаскивал", надеясь, что я серьезно займусь педагогикой, но со временем отступился, поняв, что для меня важней успешность университета, чем личная».

И все же в научной биографии Рассадина-ученого четко просматриваются главные направления его интересов. Но что характерно, все они были тесно связаны с его практической деятельностью, практикой и проверялись. Это и вопросы деятельности детских и юношеских объединений, которые занимают Рассадина все годы, начиная со студенческих лет и диссертационной работы и заканчивая участием в коллективных монографиях, изданных уже в 2000-е годы; и проблематика педагогики высшей школы, в которой Николай Михайлович последовательно и разносторонне разрабатывает идею вуза как комплексного образовательного и культурного центра региона. Предмет особой тревоги и даже боли учёного и ректора - миссия профессионального образования в вузе,

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова № 3, 2014

11

формирование нравственной и гражданской позиции у будущих специалистов в сегодняшнем, быстро меняющемся мире. Так, в одной из недавних своих статей «Экономика и культура» Рассадин предупреждает: искусству и гуманитарным наукам повсеместно уделяется все меньшее внимание, что в немалой степени ведёт к уничтожению качеств, составляющих самую основу демократии. Он напоминает: великие педагоги и государственные деятели понимали, что искусство и гуманитарные науки прививают детям способность к критическому мышлению, которая готовит человека к самостоятельным действиям и разумному сопротивлению слепой силе традиций и авторитетов.

Н.М. Рассадин умело выстраивал все эти годы отношения с вышестоящими инстанциями, у него был высокий авторитет и в области, и в совете ректоров России. О признании его заслуг свидетельствуют награды и звания, которых удостоен наш юбиляр. Он - член-корреспондент Международной Академии психологических наук, действительный член Академии социальных наук, обладатель Почетного диплома Французской лиги образования и непрерывного обучения, Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации, Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации, Почетный гражданин Костромской области, удостоен медали Ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени, областного ордена «Труд. Доблесть. Честь».

Эти звания и награды имеют особую цену, потому что когда предлагаемые реформы грозили самым основам системы нашего образования, профессор Н.М. Рассадин никогда не молчал и не боялся на любом уровне спорить и отстаивать свою точку зрения. Рассадинское, формулируя словами Пушкина, «самостоянье человека» зиждется на высокой гражданской и нравственной позиции, верности идеалам своей юности, заветам своих учителей, считавших, что педагогика должна де-

лать учеников счастливыми. И неважно, школьники перед тобой, студенты или коллеги и твои подчиненные.

И хотя в итоговом своем интервью он и говорит Кириллу Рубанкову: «Наверное, и я в какой-то мере диктатор», этого диктата, нажима в общении с ним не чувствуешь. Просто высказываются пожелания или просьбы, но глубоко аргументированные и, можно сказать, им выстраданные. Сам же Николай Михайлович развивает в интервью свою мысль так: «Но, если бы я был им (диктатором) по натуре, то вряд ли университет бы состоялся. Потому что диктатор реализует в основном свои собственные представления и идеи. А нам удалось раскрыть и реализовать потенциал людей, а этого никакой диктатурой не добьешься. Многие кафедры, многие наши научные школы возникли не потому, что я так хотел, а потому что люди сами этого хотели. Неужели их можно заставить что-то сделать?»

И еще, чтобы проиллюстрировать главное в педагогике Н.М. Рассадина, в его отношениях и с коллегами, и с горячо любимыми им «детками», как с молодых лет он любовно называет студентов, позволим еще одну цитату из проникновенно им написанных воспоминаний о Б.З. Вульфове: «Мы часто принимаем от своих учителей естественно и просто те вещи, которые больше всего заслуживают нашей благодарности. Большинство людей чувствуют, что они остаются в долгу перед ними, хотя понимают, что долг этот уже никогда не вернуть. И есть только одна возможность - путь учительства - делать счастливыми своих учеников».

И коллектив Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова, поздравляя юбиляра, искренне рад тому, что Николай Михайлович, передав свои ректорские полномочия, остается в наших рядах и в дальнейшем видит себя в альма-матер «хорошим профессором и хорошим преподавателем на кафедре педагогики».