Научная статья на тему 'Психологические свойства и представления, связанные с практикой ведения личного дневника'

Психологические свойства и представления, связанные с практикой ведения личного дневника Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
5567
347
Поделиться
Ключевые слова
ЛИЧНЫЙ ДНЕВНИК / СОЦИАЛЬНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ / ПСИХОЛОГИЯ ПОВСЕДНЕВНОСТИ / DIARY / SOCIAL REPRESENTATIONS / DAILY LIFE PSYCHOLOGY

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Архипова Марина Вениаминовна

Статья посвящена анализу практики ведения личного дневника. На основе анализа литературы описаны свойства дневниковых текстов, а также представления, связанные с практикой ведения дневника; предложен перечень мотивов ведения личных дневников; описан опыт использования дневников в психологической практике. Эмпирическое исследование посвящено обнаружению связи между опытом ведения личного дневника и типом личности; анализу роли личного дневника в жизни современных россиян, анализу социальных представлений о личном дневнике.

Похожие темы научных работ по психологическим наукам , автор научной работы — Архипова Марина Вениаминовна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Psychological Properties and Representations Relating to the Practice of Keeping a Personal Diary

The article is devoted to the analysis of the practice of keeping a diary. On literature analysis basis characteristics of dairy texts as well as representations related to the practice of keeping a diary are described; the list of motives for keeping diaries is provided; experience of using diaries in psychological practice is described. The purpose of the empirical study is to find a relation between an experience of keeping a diary and a personality type; to analyze the role a diary plays in lives of modern Russians and to assess social representations about a diary.

Текст научной работы на тему «Психологические свойства и представления, связанные с практикой ведения личного дневника»

ПРОБЛЕМЫ ПЕДАГОГИКИ И психологии

М. В. Архипова

психологические свойства и ПРЕДСТАВЛЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С ПРАКТИКОЙ ВЕДЕНИЯ ЛИЧНОГО ДНЕВНИКА

Считается, что дневник — одна из наиболее древних форм письменного текста. Существуют различные определения дневников, приведем два, сформулированные психологом и социологом:

• спонтанный личный документ; делается под непосредственным впечатлением; в дневник заносятся актуально значимые для человека факты1;

• имманентная и, можно сказать, универсальная форма аутокоммуникации, способ оперативного отображения личностью (для себя самой!) внешних и внутренних событий своей жизни; эти события неизбежно вплетены как в жизнь непосредственного окружения пишущего, так и в «жизнь историческую». Во многом в силу этого дневник может приобрести и иногда приобретает (независимо от намерений автора) смысл «послания» (другому лицу) или «свидетельства» (для других) — как биографии, так и истории2.

На основе анализа трехсот дневников М. Лелю перечислил причины, по которым изучение дневников в психологии ограничено3: 1) труднодоступность; 2) существует мнение, что дневники ведут люди особого склада, подверженные фрустрациям, переживающие трудности в жизни; 3) так как записи делаются для себя, они носят контекстный характер, многие из обстоятельств не упоминаются как само собой разумеющееся; 4) субъективность затрудняет объективный анализ личности автора и его жизненного пути.

Анализ литературы, посвященной дневниковым текстам, а также опубликованные дневники, позволили нам составить перечень мотивов ведения дневника4: потребность в реализации литературных способностей; потребность «зафиксировать ускользающую

1 Логинова Н. А., 1975, с. 73.

2 Алексеев А. Н., 2007, с. 51.

3 Логинова Н. А, 175, с. 74.

4 Михеев М. Ю., 2007; Адамович А., Гранин Д., 1994; Башкирцева М. К., 1991; Менчинская Н. А., 1996; Пигров К. С., 2007; Алексеев А. Н., 2007; Предсмертный дневник протоиерея Иоанна Смолина, 2000; Святитель Николай Японский, 2007; Прот. Александр Шмеман, 2007 и др.

Вестник Русской христианской гуманитарной академии. 2012. Том 13. Выпуск 3

197

жизнь» вследствие осознания важности исторического момента или момента в жизни человека (например, детство своего ребенка); необходимость осмысления (рефлексии) своей жизни на поворотном этапе или в ситуации психологического кризиса; освобождение от эмоциональных переживаний, желание «излить душу»; желание оставить своим потомкам «послание о себе»; назидание потомкам, урок нравственности; желание спастись от забвения; вынужденное времяпрепровождение; собственный научный или профессиональный интерес; потребность в самовыражении, самореализации; по чьему-либо заданию, например исследователя, консультанта или терапевта; желание учитывать текущие дела, события; техника самоанализа, ведущая к самосовершенствованию; желание сохранить и передать «правду из первых рук» о своем внутреннем состоянии или о внешних событиях; потребность в собеседнике, в диалоге; потребность объясниться с другими людьми в ситуации невозможности сделать это лично — открыть им свой внутренний мир, свои переживания (может быть оправданием, исповедью или назиданием); полнота мироощущения, требующая воплощения, овеществления. Несмотря на то, что часто можно выделить ведущую группу мотивов, авторы многих дневников, особенно если дневник ведется на протяжении длительного времени, на разных этапах руководствуются разными мотивами.

В психологии дневники используются с тремя основными целями: 1) исследовательской5; 2) коррекционной или формирующей6 и 3) консультационной7. В первом случае дневник выступает как продукт деятельности, при обработке и анализе часто применяются герменевтический метод, процедуры контент-анализа. Во втором и третьем случаях дневник инициирован консультационным или каким-либо иным процессом (чаще всего — профессионального образования), включен в него и является его составляющей.

В последние годы появился и пользуется чрезвычайной популярностью новый жанр — интернет-дневники. В социальных и гуманитарных науках делаются первые шаги в осмыслении этого жанра8.

Дневниковые тексты обладают рядом особенностей, выделяющих их из ряда других текстов. Важнейшая из них — темпоральность9. Дневник тесно связан со временем, с тем моментом, когда делается данная дневниковая запись. Собственно, его задача — попытаться зафиксировать то, что происходит здесь-и-теперь. Поэтому подавляющее количество дневниковых текстов маркируется датами записей, а иногда и местом, где эта запись делается. Как раз в этом качестве дневника — возможности

5 Рубинштейн С. Л., 2000; Логинова Н. А., 1975; Шмидт В., 2009 и 2010.

6 Опрышко А. А.

7 Кутузова Д. А., 2009; Ргодой' I., 2003.

8 Ильин В. И. Драматургия качественного полевого исследования. — СПб., 2006; Казно-ва Н. Н. Особенности конструирования французского сетевого дневника (к вопросу о выборе речевой маски блогера) // Вестник Челябинского государственного университета. — 2009. — № 39 (177). Филология. Искусствоведение. — Вып. 38. — С. 65-71; Казнова Н. Н. Сетевые дневники как новый вид реализации личности. // Вопросы психолингвистики. — 2009. — С. 150-156; Савицкая Л. С. О приеме зачеркивания как средстве метакатегориальной организации модусной перспективы высказывания (на материале интернет-дневников) // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. — 2009. — № 6 (2). — С. 346-349; Савицкая Л. С. Модусная организация высказывания как средство выражения ценностных ориентаций говорящего (на материале интернет-дневников) // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. — 2010. — № 4 (2). — С. 704-707.

9 Пигров К. С., 2007, с. 31.

более или менее полной регистрации текущего момента — и заложен, на наш взгляд, основной его рефлексивный и корректирующий потенциал. Последующее обращение к записям, сделанным в «прошедшем настоящем», позволяет сравнивать, сопоставляя с «сегодняшним настоящим». «Собственно, жизнь дневника — это его перечитывание. <...> (Чтение моего дневника Другими на самом деле имеет тот глубинный смысл, что с помощью Других я сам прочитываю свой дневник)»10.

Применение дневника для формирования каких-либо качеств основывается на возможности «рефлексии через вербализацию», которую несет в себе этот тип текста. Например, ведение дневника может рассматриваться как «эффективный способ достижения нескольких целей в организации самостоятельной работы студентов, таких как помощь в саморефлексии, отслеживание процесса научения, помощь в организации и целесообразном распределении времени при самостоятельной работе»11.

Многие авторы пишут о существовании распространенного мнения, что дневник склонны вести люди особого склада — рефлексивные, фрустрированные, чрезмерно чувствительные12. Считается, что ведение дневника способствует развитию рефлексивности, в этом заключается одна из целей ведения дневников и в психологическом консультировании, и в профессиональной практике, например, школьных учителей. Возможно, определенным типом личности обладают и люди, никогда не писавшие личный дневник. Существенное наблюдение сделал К. С. Пигров13: «Интересны фигуры, которые принципиально не вели дневников, абсолютизируя негативное отношение к дневниковому письму. Е. Яковлев пытался найти в громадном корпусе интеллектуальной продукции В. И. Ленина данные об его автобиографии, но по существу тщетно. Ленин, по-видимому, относился к тем людям, для которых жанр дневника был совершенно не свойственен. И сам тип общества, который создавал “вождь мирового пролетариата”, не располагал к дневнику. <...> Дневник в этом мире можно представить только как донос на самого себя». В советское время практически была разрушена традиция ведения дневников — слишком опасно было вести откровенные личные записи; этот жанр практически оказался под запретом для наиболее образованной и интеллектуально ориентированной части общества.

Важно отметить, что известны случаи, когда дневник вели люди, ставящие своей целью духовное возрастание (дневник как способствующая, сопровождающая методика). Так, благословляя послушника Николая Беляева на ведение дневника, старец, ныне прославленный Прп. Варсонофий, говорил молодому человеку: «Замечайте события своей жизни <...> во всем есть глубокий смысл. Сейчас Вам непонятны они, а впоследствии многое откроется». И затем, размышляя о ведении дневника, молодой человек пишет: «В этот же день я прочел “Слово о. Иоанна Кронштадского”, изданное преосвященным Михеем. Это небольшая книжечка, листиков 10-15. И там я прочел такие слова: “Я старался каждый день что-нибудь записать для того, чтобы, перечитывая свои дневники, я мог видеть, иду ли я вперед или иду я назад...”»14.

В психологическом консультировании существует практика, когда клиенту предлагается вести дневник, отслеживая ту или иную сферу своей жизни. Помимо этого

10 Пигров К. С., 2007, с. 24.

11 Опрышко А. А., 2010.

12 Логинова Н. А., 1975; Пигров, 2007.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13 2007, с. 30.

14 Дневник послушника Николая Беляева. М., 2004. С. 163.

существует и самостоятельный вид психологического консультирования, в основе которого лежит ведение дневника, — метод «интенсивной дневниковой терапии» Айры Порогофф15. Автор этого метода принципиально создавал его как метод самопомощи, способный оказывать терапевтическое воздействие без консультанта или терапевта. В российской практике известен единственный онлайн-семинар по методу Прогоффа, проведенный в 2008 г. Д. А. Кутузовой, которая так описывает отношения человека с дневником: «Работая с дневником, каждый человек может продвигаться с комфортной ему скоростью, в своем темпе. Осваивая работу с дневником, человек пересматривает свою жизненную историю, устанавливает контакт с “внутренним движением жизни” и настраивает себя на его гармонию. Дневник — это инструмент для гармонизации жизни человека и настройки на его уникальную ноту. Этот инструмент “заточен” под каждого, кто им пользуется, это открытие собственной “внутренней правды” и настройка на нее. Это помогает принимать решения в сложных жизненных ситуациях. Дневник может стать спутником, переносным “Альтер эго”. Отношения с дневником у пишущего сродни отношениям музыканта с инструментом»16.

Использование дневников в разных формах содержит потенциальные возможности в плане построения гибких сопроводительных психологических технологий, поэтому важны эмпирические исследования, предметом которых являются психологические закономерности, механизмы и особенности, связанные с ведением и функционированием личных дневников. С другой стороны, дневники содержат в себе психологическую информацию, недоступную для научного изучения другими методами (например, экспериментом), поэтому более активное включение материалов дневников в исследовательские программы будет способствовать исследованию областей, малодоступных для других эмпирических методов.

В литературе, посвященной личным дневникам, практически повсеместно, встречаются рассуждения о том, что личный дневник ведут люди определенного типа личности. Чаще всего перечисляются характеристики качеств, которые в психологической литературе обозначаются как рефлексивность и эмоциональная лабильность; некоторые авторы считают, что ведение дневника формирует эти качества. Другое известное представление заключается в том, что дневник склонны вести люди, находящиеся в ситуации жизненного кризиса. Эмпирических подтверждений этим широко распространенным представлениям мы не нашли, поэтому посчитали важным провести пилотажное исследование в этой области.

В цели предпринятого исследования входили обнаружение связи между опытом ведения личного дневника и типом личности, а также анализ роли личного дневника в жизни современных россиян зрелого возраста, анализ социальных представлений

о личном дневнике. При этом исходным пунктом стало предположение, что опыт ведения дневника связан с определенными свойствами личности. Соответственно, основное внимание было направлено, во-первых, на взаимосвязь психологических свойств с практикой ведения личного дневника и, во-вторых, на социальные представления о практике ведения личного дневника.

Эмпирический материал собирался с помощью авторской анкеты «Личный дневник в современном российском обществе». Анкета обрабатывалась в двух направлениях: 1) контент-анализ содержания ответов; 2) на основе ответов на вопросы 1-9 респонденты

15 Кутузова Д. А., 2009; Ргодо££ I., 2003.

16 Кутузова Д. А., 2009.

распределялись по десятибалльной шкале от 0 до 9; где «0» означал отсутствие опыта ведения личного дневника, а 9 — интенсивный опыт ведения личного дневника, т. е. ежедневное (или несколько раз в неделю) ведение дневника на протяжении нескольких лет. Также в исследовании использовался 16-факторный личностный опросник Р. Кетелла, форма А, обрабатывавшийся по стандартной методике17. При обработке материалов исследования применялся корреляционный анализ: вычислялись корреляции между шкалой «опыт ведения личного дневника» и каждой из первичных шкал опросника Кетелла.

Выборку исследования составили 76 человек, 28 мужчин и 48 женщин. Среди мужчин в возрасте от 23 до 61 года было среднее образование у 6 человек, среднее специальное у 6 человек, неполное высшее у 10 человек и высшее у 6 человек. Среди женщин в возрасте от 19 до 59 лет среднее образование имели 2 человека, среднее специальное 16 человек, неполное высшее 22 человека, высшее 16 человек.

Выявленные в ходе исследования корреляционные связи можно представить в форме таблиц.

Таблица № 1. Значимые корреляционные связи шкалы «опыт ведения личного дневника» со шкалами 16-факторного опросника Р. Кетелла (по Спирмену)

Группа Факторы опросника Р. Кетелла Корреляционная связь (г)

Мужчины Фактор С: «эмоциональная нестабильность — эмоциональная стабильность» -,431*

Женщины Фактор I: «жесткость — чувствительность» ,417**

Женщины Фактор Q4: «расслабленность — напряженность» ,291*

Уровень статистической значимости: **. р<0,01; *. р<0,05

По данным группы испытуемых-мужчин выявлена отрицательная корреляция шкалы «опыт ведения личного дневника» с фактором С по Кетеллу — «эмоциональная нестабильность — эмоциональная стабильность». Таким образом, в современной российской действительности больший опыт ведения личного дневника имеют мужчины, обладающие большей эмоциональной неустойчивостью и неустойчивостью в интересах, импульсивностью, со слабой нервной системой, имеющие тенденции к безволию, раздражительности и не удовлетворенности жизненной ситуацией. С другой стороны, ведение личного дневника скорее можно ожидать от мужчин, успешных в профессиях с возможностью самоопределения: художников, писателей и др.

По данным группы испытуемых-женщин выявлена положительная корреляция шкалы «опыт ведения личного дневника» с факторами I («жесткость — чувствительность») и Q4 («расслабленность — напряженность») по Кетеллу. Таким образом, среди женщин больший опыт ведения личного дневника имеют эмоционально утонченные натуры, с художественным восприятием, эмпатией, а также фрустри-рованные, обладающие повышенной мотивацией, энергичностью, взвинченностью и раздражительностью.

17 Личностный вопросник, 1982 г.; Капустина А. Н., 2006.

Любопытно, что низкие значения по шкале С и высокие значения по шкалам

I и Q4 отрицательно связаны с лидерскими позициями в обществе. Поэтому можно сделать вывод о том, что в современном российском обществе больший опыт ведения личного дневника имеют люди, не являющиеся лидерами, не претендующие на лидерские позиции в обществе.

Из результатов контент-анализа ответов респондентов на вопросы анкеты наиболее интересны следующие. Отвечая на вопрос № 1 «Вели ли Вы личный дневник когда-нибудь в своей жизни?», 26% респондентов написали, что никогда не вели личного дневника. Распределение ответов по шкале «опыт ведения личного дневника» в зависимости от пола показал, что 43% мужчин и 17% женщин никогда не вели личный дневник. В группе респондентов-мужчин не было ни одного, кто сообщил бы о том, что систематически вел дневник на протяжении нескольких лет; максимально высокий балл по шкале «опыт ведения личного дневника» в этой группе составил 7 баллов. В целом, «опыт ведения личного дневника» для группы респондентов-женщин был оценен как более разнообразный — ответы респондентов этой гендерной группы распределены по всей шкале; мода (Мо) для женской группы составила 5 баллов; для мужской группы — 0 баллов.

На вопрос № 3 о возрасте, в котором начат личный дневник, 88% женщин сообщили о том, что начали вести личный дневник в возрасте до 15 лет; тогда как ответы респондентов-мужчин распределены иначе: 66,7% отмечают начало ведения дневника после 16 лет.

Анализ ответов на вопрос № 4: «Почему Вы начали вести личный дневник?»

представлен в таблице № 2.

Таблица № 2. Частота встречаемости ответов на вопрос № 4.

Мотивы ведения личного дневника Ответы мужчин Ответы женщин

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Для памяти 25% 25%

2. Записывать свои мысли, рассуждения 50% 15%

3. Фиксировать важные моменты своей жизни, структурирование жизни 37,50% 30%

4. Создание своего приватного мира, «не для других» 12,50% 10%

5. Записывать эмоции, переживания, чувства 0% 40%

6. «Исследовательские» мотивы 0% 15%

7. Подражание кому-либо 0% 25%

8. Записать историю своей жизни, написать о себе 0% 10%

9. Записать мечты, фантазии 0% 10%

Таким образом, если наиболее часто встречаемым мотивом для респондентов-мужчин является «записывать свои мысли, рассуждения» (содержится в ответах 50% мужчин), то для женщин — это «записывать свои переживания, чувства» (содержится в ответах 40% женщин). Опрос выявил типично женские группы мотивов (№ 5-9).

Анализ выбора ответов на закрытый вопрос № 7 «Что Вы записываете в свой личный дневник?» также отражает гендерные предпочтения. Наиболее часто встре-

чаемым ответом респондентов-женщин был «свои переживания» (90%); респондентов-мужчин — «размышление о жизни» (62%).

Ответы респондентов на вопрос № 10 «Как Вы думаете, зачем (почему) люди ведут личный дневник?» распределены по 7 категориям. Частота встречаемости ответов в гендерных группах представлена в таблице 3.

Таблица 3. Частота встречаемости ответов на вопрос № 10

Представления о причинах ведения личного дневника Ответы мужчин Ответы женщин

1. Терапевтический эффект 35,71% 33,33%

2. Для памяти 28,57% 25%

3. Самопознание (познание своих качеств) и познание закономерностей своей жизни 28,57% 37,50%

4. Графомания и гордыня 14,28% 4,17%

5. Для истории 14,28% 4,17%

6. Дневник — друг; нехватка общения; откровенность, невозможная с окружающими людьми 28,57% 50%

7. Любовь к письму и привычка все записывать 0% 8,33%

Наибольшее количество баллов по выборке набрала категория 6. Интересно, что, несмотря на то что личный дневник не является другим человеком, в представлениях большинства респондентов дневник выполняет функции друга, и, соответственно этой логике, наличие друзей в жизни «избавляет» от необходимости вести дневник (см. ответы на вопрос № 11 — категория 9).

Приведем примеры высказываний некоторых категорий при ответе на вопрос № 10.

Категория 1. Терапевтический эффект: «необходимость избавиться от неких внутренних “накоплений”: эмоций, гнева, мечтаний...», «для снятия эмоционального напряжения», «возможность приведения в порядок мыслей, чувств», «объективация как способ отрефлексировать внешние переживания», «кто-то чувствует облегчение, описав свое состояние».

Категория 3. Самопознание (познание своих качеств) и познание закономерностей своей жизни: «чтобы понять себя», «для самоконтроля», «путь роста, иногда откровение по поводу себя».

Категория 6. Дневник — друг; нехватка общения; откровенность, невозможная с окружающими людьми: «видят в дневнике друга», «чтобы высказать то, что никому не высказать в реальной жизни», «некому высказаться о сокровенном», «нет друзей, а рассказать свои переживания хочется, дневник становится другом», «рассказывают ему, что боятся сказать другим», «есть такие мысли (у всех людей), которые они считают недопустимыми, думают, что их никто не поймет, вот и приходится заводить дневник, место, где тебя не осудят», «нехватка общения, понимания со стороны других людей», «чтобы заполнить пустоту в близком общении с родными и друзьями».

Таким образом, основная причина, по которой человек ведет личный дневник, в представлении респондентов — это психотерапевтический эффект: в сумме 76,3% ответов содержат категории 1 и 6.

Ответы респондентов на вопрос № 11 «Как Вы думаете, почему некоторые люди никогда в жизни не ведут личный дневник?» распределены по двенадцати категориям. Частота встречаемости ответов в гендерных группах представлена в таблице № 4.

Таблица 4. Частота встречаемости ответов на вопрос № 11

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Представления о причинах, почему человек не ведет личный дневник Ответы мужчин Ответы женщин

1. Боязнь, что прочитают посторонние 28,57% 33,33%

2. Лень 14,28% 12,50%

3. Считают себя выше, умнее «этого» 7,17% 4,17%

4. «Психологическая неразвитость» 28,57% 20,83%

5. «Страх заглянуть в себя»; замкнутость 14,28% 25%

6. Не знакомы с этой практикой, традицией 21,43% 4,17%

7. «Не видят в этом смысла»; «не испытывают потребность» 28,57% 29,17%

8. Нет времени 21,43% 12,50%

9. Пользуются другими практиками, восполняющими функции дневника 7,17% 25%

10. Не организованы 0% 12,50%

11. Нет навыка или привычки читать 0% 4,17%

Наибольшее количество баллов по выборке набрали категории 1 и 7. Примечательно, что частота встречаемости выборов ответов на закрытый вопрос № 12 «Как Вы думаете, кто чаще ведет личный дневник?» одинакова в гендерных группах: респонденты считают, что дневник чаще ведут люди юношеского возраста, подростки и женщины. Не зафиксировано гендерных различий и в ответе на вопрос № 13 «Читали ли Вы когда-нибудь личный дневник другого человека (может быть, опубликованный или неопубликованный, например, в Вашем семейном архиве)?»: 60% респондентов ответили отрицательно, 40% — положительно.

Ответы на вопрос № 14, в котором предлагалось перечислить авторов дневников, прочитанных респондентами, были распределены по двум категориям. Первую категорию «опубликованные дневники известных людей» составили ответы только респондентов-мужчин (29%); вторую категорию «неопубликованные дневники знакомых людей» составили ответы женщин (42%) и мужчин (12%). Опубликованные личные дневники, с которыми знакомы респонденты-мужчины, написаны: Бенджамином Франклином, Императрицей Александрой Федоровной (женой Николая II), Анной Франк, протоиреем А. Шмеманом, архимандритом Николаем Японским, Василием Кривошеиным. Вторую категорию «неопубликованные дневники знакомых» составляют две группы: дневники друзей/подруг — всего 16 упоминаний и родственников — 14 упоминаний. Комментарии, которые оставили респонденты о важности прочитанного: 1) более глубокое понимание другого человека, его переживаний, мыслей, знакомство с событиями его (ее) жизни, например, «при прочтении ее описаний событий и внутренних процессов у меня возникло очень светлое тихое

чувство сопереживания», «важно было то, что там он более развернуто рассказывал о том, что происходит, события и его отношение к ним, его переживания»; 2) взгляд «на себя глазами другого», например, «Узнала много нового о себе!», «Я не ожидала, что у нее такие чувства по отношению ко мне. Была крайне удивлена. Ведь в жизни она вела себя по-другому».

В ответах на вопрос 15 «Если представить невозможную ситуацию, что все люди на Земле ведут личные дневники, чей дневник Вы хотели бы почитать и почему?» прослеживаются гендерные предпочтения: большинство мужчин написали о том, что хотели бы познакомиться с дневниками известных людей (57,14%), тогда как большинство женщин — с дневниками знакомых людей (48,57%). Причины, по которым респондентам хотелось бы познакомиться с дневниками перечисленных ими людей, схожи: познакомиться с мыслями, переживаниями, внутренним миром; узнать, каков этот человек «на самом деле».

В своих ответах респонденты обнаружили, что представляют личный дневник неким «зеркалом души», отражающим «истинное лицо» своего автора, запечатлевающим человека «без маски».

Подводя итоги проведенного исследования, следует отметить четыре основных момента.

Во-первых, подтвердилось предположение о существовании статистически значимой связи между типом личности и шкалой «опыт ведения личного дневника». Выявлены корреляции со следующими факторами по Кетеллу: отрицательная с фактором С «эмоциональная нестабильность — эмоциональная стабильность» для мужчин; и положительная с факторами I «жесткость — чувствительность» и Q4 «расслабленность — напряженность» для женщин. Все три фактора связаны с лидерскими позициями в обществе, поэтому можно сделать вывод, что в современном российском обществе наибольшим опытом ведения личного дневника обладают люди, не являющиеся лидерами. На наш взгляд, эти данные свидетельствуют об отсутствии традиции ведения личного дневника в обществе, что является прямым следствием утраты этой традиции в советское время.

Во-вторых, обнаружены различия в практике ведения личного дневника у мужчин и у женщин: в 2,5 раза больше мужчин по сравнению с женщинами заявило о том, что никогда не вело личного дневника; соответственно, опыт ведения личного дневника (частота записывания, продолжительность) у женской группы более разнообразен по сравнению с мужской; женщины преимущественно в более раннем возрасте по сравнению с мужчинами начинают вести личный дневник; мотивы, побуждающие к ведению личного дневника, более разнообразны у женщин и включают в себя побуждения, исходящие из эмоционально-чувственной сферы (отсутствующие у мужчин).

В-третьих, выявлены следующие социальные представления о практике ведения личного дневника. Личный дневник воспринимается как «зеркало души», как документ, фиксирующий «истинное лицо» своего автора; причем в ответах респондентов эта установка фиксируется для разных позиций: и для позиции автора дневника (ответы на вопрос 8) и для позиции читателя дневника (ответы на вопрос 15). Основную причину, по которой человек ведет личный дневник, респонденты видят в наличии терапевтического эффекта. Респонденты позитивно относятся к практике ведения личного дневника: только 8% респондентов привело негативные причины ведения личного дневника (гордыня, графомания); также это подтверждается в ответах на во-

прос 11 о причинах неведения личного дневника — 65% ответов содержат выраженный негатив: страхи, психологическую и культурную неразвитость и др. Распространенное в литературе представление о половозрастных предпочтениях ведения личного дневника совпадают с распространенными социальными представлениями в обществе: большинство респондентов считают, что дневники ведут преимущественно люди подростково-юношеского возраста и женщины.

В-четвертых, в отношении опыта чтения личных дневников других людей, выявлено следующее: чуть больше половины респондентов никогда не читали личный дневник другого человека. Из группы респондентов, читавших личные дневники, большинство мужчин называют опубликованные дневники известных людей, все респонденты-женщины — неопубликованные дневники знакомых людей. Респонденты хотели бы познакомиться с личными дневниками некоторых известных и знакомых людей, в качестве причины выдвигая желание узнать названного ими человека таким, «каков он есть на самом деле», познакомиться с его «реальным внутренним миром».

ЛИТЕРАТУРА

1. Адамович А., Гранин Д., Брыль Я., Колесник В. Я из огненной деревни. Блокадная книга. — М., 1991.

2. Алексеев А. Н. Письмо, дневник, автобиография: многообразие форм и сопряжение смыслов (теоретико-методологические заметки) // Телескоп: журнал социологических и маркетинговых исследований. — 2007. — № 4.

3. Башкирцева М. К. Дневник Марии Башкирцевой: Избранные страницы / Сост., подгот. текста, примеч. и выступ. ст. А. Е. Басманова. — М., 1991.

4. Дневник послушника Николая Беляева (преподобного оптинского старца Никона). — М., 2004.

5. Ильин В. И. Драматургия качественного полевого исследования. — СПб., 2006.

6. Казнова Н. Н. Особенности конструирования французского сетевого дневника (к вопросу о выборе речевой маски блогера) // Вестник Челябинского государственного университета. — 2009. — № 39 (177). Филология. Искусствоведение. — Вып. 38. — С. 65-71.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Казнова Н. Н. Сетевые дневники как новый вид реализации личности // Вопросы психолингвистики. — 2009. — С. 150-156.

8. Кутузова Д. А. Ведение «структурированного дневника» по методу Айры Прогоффа // Московский психотерапевтический журнал. — № 1 (60). — 2009. — Январь-март. — С. 126-140.

9. Логинова Н. А. Биографический метод в психологии и смежных науках: дис. ... канд. психол. наук. — Л., 1975.

10. Менчинская Н. А. Психическое развитие ребенка от рождения до 10 лет: дневник развития дочери / Н. А. Менчинская. — М., 1996.

11. Михеев М. Ю. Дневник как эго-текст (Россия, ХК-ХХ). — М., 2007.

12. Опрышко А. А. О применении дневника в организации самостоятельной работы студентов. // Известия ЮФУ. Технические науки. Тематический выпуск. Гуманитарные науки в инженерном образовании. — 2010. — № 10. — С. 97-102.

13. Пигров К. С. Шепот демона: опыт практической философии. — СПб., 2007.

14. Предсмертный дневник протоиерея Иоанна Смолина. — Тип. преп. Иова Почаевскаго, Свято-Троицкий монастырь. Джорданвилл, 2000.

15. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии — СПб., 2000.

16. Савицкая Л. С. Модусная организация высказывания как средство выражения ценностных ориентаций говорящего (на материале интернет-дневников) // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. — 2010. — № 4 (2). — С. 704-707.

17. Савицкая Л. С. О приеме зачеркивания как средстве метакатегориальной организации модусной перспективы высказывания (на материале интернет-дневников) // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. — 2009. — № 6 (2). — С. 346-349.

18. Святитель Николай Японский. Краткое жизнеописание, дневники 1870-1911 гг. — СПб.,

2007.

19. Шмеман А., прот. Дневники. 1973-1983 / Сост., подгот. текста У С. Шмеман, Н. А. Струве, Е. Ю. Дорман; предисл. С. А. Шмемана; примеч. Е. Ю. Дорман. — 2-е изд., испр. — М., 2007.

20. Шмидт В. Ф. Дневник матери: второй и третий годы жизни // Шмидт В. Ф. психоаналитические и педагогические труды. Т. II. — Ижевск, 2010.

21. Шмидт В. Ф. Дневник матери: первый год жизни // Шмидт В. Ф. психоаналитические и педагогические труды. Т. I. — Ижевск, 2009.

22. Progoff, Ira. At a journal workshop: writing to access of the unconscious and evoke creative ability. JEREMY P. TARCHER, INC. — Los Angeles, 2003.