Научная статья на тему 'Психофизиологическое исследование как разновидность метода выявления скрываемой информации: понятие и сущность'

Психофизиологическое исследование как разновидность метода выявления скрываемой информации: понятие и сущность Текст научной статьи по специальности «Прочие медицинские науки»

CC BY
2314
299
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ / ПОЛИГРАФНАЯ ПРОВЕРКА / КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА / ПОЛИГРАФ / PSYCHOPHYSIOLOGICAL STUDY / CHECKING WITH THE USE OF POLYGRAPH / FORENSIC DEVICES / POLYGRAPH

Аннотация научной статьи по прочим медицинским наукам, автор научной работы — Мочагин Павел Владимирович

Раскрыты понятие и сущность проведения психофизиологического исследования с использованием полиграфа (детектора лжи).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Psychophysiological study as a kind of the method intended to ascertain the withheld information: the notion and essence

The article reveals the notion and essence of a psychophysiological study carried out with the use of polygraph (lie detector).

Текст научной работы на тему «Психофизиологическое исследование как разновидность метода выявления скрываемой информации: понятие и сущность»

128

ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

УДК 343.98 П.В. Мочагин

ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МЕТОДА ВЫЯВЛЕНИЯ СКРЫВАЕМОЙ ИНФОРМАЦИИ: ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ

Раскрыты понятие и сущность проведения психофизиологического исследования с использованием полиграфа (детектора лжи).

Ключевые слова: психофизиологическое исследование, полиграфная проверка, криминалистическая техника, полиграф.

Психофизиологическое состояние лица, подозреваемого в совершении преступления, выявление этого состояния для решения вопроса о причастности данного лица к расследуемому событию, эмоциональные реакции человека, обладающего существенной информацией, издавна привлекали внимание ученых, следователей и юристов-практиков.

Уже в глубокой древности люди замечали, что страх перед разоблачением и соответственно наказанием сопровождается определенными изменениями (доступными внешнему наблюдателю) динамики некоторых физиологических функций.

Разные народы в разные исторические эпохи пытались использовать такие ценные наблюдения в целях «выявления лжи»1.

Так, заметив, что сильный страх снижает активность слюнных желез, древние китайцы вкладывали в рот подозреваемому в совершении того или иного проступка горсть рисовой муки, после чего подозреваемый должен был выслушать то, в чем его конкретно обвиняют. В том случае, если по прошествии определенного периода времени мука оставалась сухой, то судьи приходили к выводу, что подозреваемый лжет, и признавали его виновным. В противном случае суд должен был оправдать подозреваемого.

Спустя столетия точно таким же образом поступали испанцы. Единственное отличие состояло в том, что вместо рисовой муки в рот подозреваемому вкладывали кусок сухого хлеба, который он должен был без особого труда разжевать, а затем и проглотить.

Индусы практиковали аналогичную процедуру, а именно: подозреваемому называли нейтральные и критические слова, связанные с деталями преступления. В этот момент человек должен был отвечать первое пришедшее ему в голову слово и одновременно тихо ударять в гонг. Было отмечено, что ответ на критическое слово сопровождался более сильным ударом2.

На Ближнем Востоке арабы в качестве информативных признаков «лжи» использовали особенности динамики частоты сердечных сокращений и кровенаполнения локтевой артерии. Они применяли этот метод для «выявления неверных жен и установления личности любовника. Методика проверки была предельно проста. Лекарь прикладывал палец к артерии, а далее подозреваемой задавались вопросы с именами мужчин, теоретически способных вступать с ней в интимную связь. Когда произносилось имя предполагаемого любовника, то в результате сильного эмоционального напряжения у подозреваемой резко изменялись как частота пульса, так и кровенаполнение артерии, и по этим параметрам судили о виновнике»3.

В 50-е гг. прошлого века американский этнограф Г.Райт описал процедуру определения виновности следующим образом:

«....Колдун... указал на несколько человек, стоявших в стороне. Их вытолкнули в центр круга. Колдун повернулся к вождю и сказал: один из этих людей вор.

..Колдун вышел вперед и протянул ближайшему из шести обвиняемых небольшое птичье яйцо. Его скорлупа была столь нежной, что казалась прозрачной. Было ясно, что при малейшем нажиме яйцо будет раздавлено. Колдун приказал подозреваемым передавать яйцо друг другу - кто виновен,

1 В данном случае «выявление лжи» применяется как термин, поскольку имеются и другие понятия, такие как «выявление обмана, неправды», «сокрытие и подмена информации» и т.д.

2 Симонов П.В. Высшая нервная деятельность человека (мотивационно-эмоциональные аспекты). М., 1975. С. 175.

3 Варламов В.А. Детектор лжи. Краснодар: Советская Кубань, 1998. С. 10.

тот раздавит его и тем самым изобличит себя. Когда яйцо дошло до пятого, его лицо вдруг свела гримаса ужаса, и предательский желток потек между пальцами. Несчастный стоял, вытянув руку, с которой на землю падала скорлупа, и его дрожащие губы бормотали признание»4.

В Древнем Риме при отборе легионеров в телохранители задавали провокационные вопросы и наносили удары по лицу. Если легионер краснел, то его охотнее принимали в личную охрану, полагая, что если воин не способен скрывать свои эмоции, то он не будет принимать участие в заговорах.

В некоторых африканских племенах колдун в целях выявления лжеца в буквальном смысле слова обнюхивал подозреваемых, совершая вокруг них свой ритуальный танец. В этом случае «виновность» определялась по интенсивности запаха пота того или иного подозреваемого5.

Все приведенные выше исторические примеры относятся к психофизиологической парадигме выявления внутренних «скрытых процессов», направленных на сокрытие или подмену истинной, правдивой информации.

Описанные процедуры объединяет то, что претенденты на выявление утаиваемых фактов, будь то шаман или знахарь, опирались в своих выводах на изменения динамики того или иного физиологического процесса (интенсивность деятельности слюнных желез, мышечный тонус, тонус сосудов, сила и частота сердечных сокращений, интенсивность потоотделения) в момент предъявления стимулов (вопросов), имеющих отношение к скрываемым фактам6.

В свою очередь, в роли внешних регистраторов этих изменений (динамики физиологических процессов) выступали гонг, яйцо, пальцы лекаря, нос колдуна и т.д.

Таким образом, изначально психофизиологический способ выявления лжи представлял собой процедуру выявления возможно утаиваемых человеком фактов, который был основан на постулируемой устойчивой связи скрыто протекающих психических процессов с динамикой параллельно им протекающих физиологических процессов, доступных объективной регистрации посредством какого-либо внешнего устройства.

В дальнейшем регистрация физиологических процессов в человеческом организме для определения лжи будет осуществляться при помощи иных регистраторов.

Так, свой научный подход к выявлению лжи сформировал в 1895 г. итальянский криминалист Чезаре Ломброзо. Используемая Ломброзо процедура заключалась в том, что он показывал человеку изображение какого-нибудь объекта с места преступления или же просто упоминал о каком-либо факте совершенного преступления, затем устанавливал произошедшие физиологические изменения, анализируя изменения частоты пульса у проверяемых, и делал соответствующие выводы7.

После успехов, достигнутых Ломброзо, в 1914 г. итальянский физиолог Бенусси стал анализировать дыхательные изменения, сопровождающие обман.

Сравнивая продолжительность вдоха и выдоха человека, он выявил, что увеличение продолжительности вдоха соответствовало попытке обмануть, а его уменьшение говорило о правдивых намерениях опрашиваемого.

Анализируя соотношение продолжительности вдоха и выдоха, Бенусси повысил точность оценки изменений дыхания при выявлении лжи.

В 1917 г. американский психолог и юрист Марстон, измеряя систолическое кровяное давление при помощи манжеты с левой плечевой артерии, отмечал, что он имел «фактически безошибочное определение случаев сознательного обмана». Данная процедура заключалась в опросе субъекта по составленному тесту, когда в нем был объединен нейтральный материал и факты совершенного преступления. В момент, когда задавался вопрос, затрагивающий детали совершенного преступления, кровяное давление у человека, совершившего его, резко поднималось, а у лиц, не причастных к данному обстоятельству, давление оставалось прежним.

Впоследствии Марстон попытался определить эффективность этого подхода во время Первой мировой войны по просьбе Психологического Комитета Национального Совета Исследований США, и в 1923 г. он сообщил, что точность, достигнутая при выявлении преступного населения, равнялась 95%.

4 Райт Г.В. Свидетель колдовства. М.: Молодая гвардия, 1971. С. 208.

5 Варламов В.А. Указ. соч. С. 35.

6 Оглоблин С.И., Молчанов А.Ю. Инструментальная «детекция лжи». Ярославль: Нюанс, 2004.С. 35.

7 Ч. Ломброзо опубликовал в 1895 г. отчет о своих опытах (см.: Reid J.E., Indau F.E. Truth and Deception: The Polygraph (lie Detector )Technique. Baltimore: Williams&Wilkins, 1977. P. 21).

В 1921 г. Джон Ларсон, американский специалист по применению полиграфа, полагая, что тестирование недостаточно соответствует требованиям научного экспериментирования и стандартизации, развил свой собственный подход8. Объединяя некоторые из дыхательных признаков по методу Бенусси, а также используя ранние работы Марстона в изучении кровяного давления, Ларсон стал использовать чернильно-пишущий полиграф, разработанный доктором Джеймсом Мак Кинзом в 1908 г., в котором были объединены датчики кровяного давления, пульса и дыхания.

Так, полиграф Ларсона стал обеспечивать непрерывную фиксацию изменяющихся физиологических реакций. В дальнейшем он заменил техническое оснащение для измерения кровяного давления, которое использовал ранее, на плетизмограф (плетизмограмму), позволяющий измерять относительное изменение кровяного давления и объема крови.

Уже в двадцатые годы Ларсон демонстрировал высокую точность в результатах тестирования, которая достигалась «слепой» оценкой графиков (проверка полученного результата другим полиграфологом).

В 1926 г. Киллер, ученик Ларсона, модифицировал его аппаратуру так, чтобы она стала достаточно компактной, а в 1931 г. добавил к датчикам гальванометр для фиксации кожно-гальванических реакций, чем внес существенное изменение в процесс детекции лжи.

Все говорило о профессионально созданном аппарате, с помощью которого стало возможным проводить полиграфные проверки с высокой точностью.

В этой связи в 1941 г. психолог Университета Вашингтона доктор Вульфл получил задание от американской Психологической Ассоциации на предмет определения надежности применяемой процедуры полиграфного опроса.

Основываясь на обзоре литературы, собственных наблюдениях за применением методик, общении с людьми, имеющими значительный опыт в проведении полиграфных опросов, Вульфл сообщил, что полиграфные проверки имели определенную ценность, методы опросов достаточно развиты, инструментальная часть соответствует необходимым требованиям, но число хорошо обученных, грамотных операторов полиграфа чрезвычайно мало.

В заключении доктора Вульфла говорилось о большой пользе, которая могла бы быть при широкой доступности к проведению квалифицированных полиграфных опросов.

Вскоре после этого заключения, в мае 1944 г., Судебным сообществом Американской Психиатрической Ассоциации было дано разрешение на право проведения полиграфных проверок.

Первоначальные исследования проводились психологами, физиологами и врачами. В дальнейшем они потеряли интерес к этой области исследования и их места заняли профессиональные операторы полиграфа.

Так, Джон Рид, один из главных разработчиков основных полиграфных методик, сделал многое для того, чтобы полиграфный опрос стал научной и объективной процедурой9.

В 1945 г. Рид сконструировал новый полиграф, который дополнил полиграф Киллера регистрацией мышечных движений человека.

Таким образом, можно сделать второй вывод и подчеркнуть, что в результате научных исследований при помощи работы медицинских, а порой и технических устройств, первооткрывателям удалось установить и зарегистрировать психофизиологические реакции человеческого организма:

- в области физиологии кровообращения сердечно-сосудистой системы (измерение частоты пульса по методике Ломброзо, измерение систолического кровяного давления при помощи манжеты с левой плечевой артерии по методике Марстона, измерение кровяного давления и объема крови по методике Джона Ларсона);

- в области физиологии дыхательной (респираторной) системы (анализ дыхательных изменений, сопровождающих обман по методике Бенусси);

- в области кожно-гальванических реакций человека (представленная как психофизиологический параметр человека Леонардом Киллером) в момент предъявления обследуемому внешнего раздражителя (вопроса).

Как отмечает в своем исследовании П. Прукс, диагностическая аппаратура принципиально больше не изменялась, совершенствовались только датчики, отличающиеся между собой лишь техническими подробностями 10.

8 Abrams S. The Complete Polygraph Handbook. Lexington, Toronto, 1989. P. 4.

9 Reid J.E., Indau F.E. Указ.соч. С. 3.

10 Прукс П. Уголовный процесс: научная «детекция лжи». Тарту, 1992. С.105.

Можно сказать, что на основе физиологических исследований был сконструирован комплекс точных медицинских приборов, который способен непрерывно синхронизировать динамику таких реакций, как давление крови, частота пульса, глубина и частота дыхания, кожно-гальванические реакции, степень мускульного напряжения, а также еще ряд показателей, снимаемых и регистрируемых полиграфом у обследуемого11.

На сегодняшний день полиграф представляет собой одно из технических устройств, позволяющее отслеживать динамику психофизиологических реакций обследуемого лица в ответ на предъявляемые ему стимулы за счет перевода физиологических показателей активности дыхательной, сердечно-сосудистой системы, электрической активности кожи и т.д. в электрические сигналы, отображаемые в виде графиков12.

Стоит особенно подчеркнуть, что параллельно с научными исследованиями в области физиологических реакций развивались и методические принципы проведения полиграфных проверок.

Так, в США выдающийся полиграфолог Дэвид Раскин в судебном заседании подтвердил, что базовый научный принцип, лежащий в основе использования полиграфа, заключается в том, что тело человека определенным образом реагирует на вопросы (стимулы). Он утверждал, что если применять используемые типы раздражителей, то в человеческом организме автоматически будут возникать определенные виды реакций, которые контролируются нервной системой. Они включают в себя ряд изменений, которые регистрируются с помощью полиграфа, а именно: изменения в электрокожной активности или активности потовых желез на ладонях рук, изменения в давлении крови, изменения в дыхании т.д., и все это может быть измерено и подтверждено с помощью приборов13.

Приоритетное направление по актуализации данной темы принадлежало в нашей стране выдающемуся советскому психологу Александру Романовичу Лурии, который еще в 20-х гг. XX в. писал, что «единственная возможность изучить механику внутренних, скрытых процессов сводится к тому, чтобы соединить эти скрытые процессы с каким-либо из одновременно протекающих рядом доступных для объективного наблюдения процессов... в которых внутренние закономерности и соотношения находили бы свое отражение»14.

Чуть позже он сформулирует, что базовым методическим принципом, на котором основан психофизиологический способ выявления скрываемой информации, является соединение скрытых процессов, протекающих в психике человека, находящегося в ситуации специально организованного наблюдения за ним, с быстротекущими (за секунды) изменениями некоторых физиологических процессов, регистрируемых с помощью вспомогательных технических средств15.

В дальнейшем с учетом сформировавшихся методических принципов начнут развиваться и строиться методы16 полиграфных проверок, которые будут представлять собой последовательность действий, предусматривающих предъявление обследуемому лицу стимулов, объединенных в тесты в особом обусловленном порядке, сопряженном с использованием полиграфа.

Так, 1921 г. Джон Ларсон использовал метод словесных ассоциаций, вставляя словесный стимул в разные темы, соответствующие факту совершенного преступления, и таким образом определял, является значимым предъявленный вопрос для обследуемого лица или нет.

Леонард Киллер улучшил полиграфный метод, используя стимулирующую подготовку и тесты. Данные тесты позволяли сравнивать реакции на незначимые вопросы, не связанные с преступлением, с реакцией на вопрос, имевший отношение к преступлению. Например, в списке вопросов перечислялись самые различные калибры ружей, и если подозреваемый человек знает, какое ружье использовалось при совершении преступления, то только он, а никто другой (невиновный) реагировал на этот стимул (вопрос).

Джон Рид - один из основных разработчиков полиграфных методик, который сделал очень много для того, чтобы полиграфный опрос стал научно обоснованным. В 1947 г. Рид сообщил о раз-

11 Злобин Г.А., Яни С.А. Проблема полиграфа // Проблемы совершенствования советского законодательства: Труды ВНИИСЗ МЮ СССР. 1976. № 6. С. 125.

12 Сошников А.П., Комисарова Я.В., Пеленицын А.Б., Федоренко В.Н. Полиграф в практике расследования преступлений. М., 2008. С. 6.

13 Сошников А.П., Комисарова Я.В., Пеленицын А.Б., Федоренко В.Н. Указ. соч. Прил. №2. Допрос доктора Дэвида Раскина в суде США, штат Массачусетс.

14 Лурия А.Р. Этапы пройденного пути. Научная автобиография. М., 1982. С.23.

15 Там же.

16 В России применяется понятие «методики проведения полиграфных проверок».

работанных им двух процедурах полиграфного опроса, которые основывались на «комплексе вины» обследуемого. До разработки этих процедур физиологические реакции субъекта по вопросу о причастности к преступлению сравнивались иным способом.

Американский полиграфолог Клив Бакстер продолжил разработку методик проведения полиграфных опросов и добился еще больших успехов. Он скорректировал формулировку задаваемых вопросов и объяснил это в терминах концепции психологической установки. По существу, он отметил, что субъект будет ориентироваться на самую большую опасность и это будет проявляться в физиологических реакциях на задаваемые ему вопросы.

Бакстер также имел успехи в создании стандартизированного подхода к обследованию и разработке числовой системы оценки результатов опроса. Все это увеличило точность и надежность выводов о причастности субъекта к тому или иному событию. До сих пор основные методические принципы Клива Бакстера являются стандартом проведения полиграфных опросов в США.

Вскоре применение разработанных методик было окончательно отработано и полиграф перестали воспринимать как прибор, регистрирующий физиологические реакции отдельно от оператора. Все чаще в судах стали возникать вопросы: «Как непосредственно происходит работа полиграфа в выявлении лжи, и какие измерения необходимо проводить для того, чтобы прийти к выводам о том, что человек говорит правду, или он лжет?».

Так, отвечая на подобный вопрос в своем выступлении в судебном заседании, доктор Раскин поясняет:

«Основа кроется в данных, на основании которых и делаются выводы. Во время теста на полиграфе мы регистрируем определенные типы реакций, и именно различия в реакциях обследуемого как по величине, так и по продолжительности составляют базу для последующих выводов. Затем полученные результаты соотносятся с имеющимися научными данными, на основании которых, в случае наличия устойчивых реакций определенного типа, делается вероятностный вывод о том, что они связаны с ложью. Если же мы имеем устойчивые реакции другого типа, то это, скорее всего, может указывать на искренность. То же самое справедливо и для электрокардиографии, когда вы оцениваете функцию сердца, не измеряете непосредственно состояние миокарда на предмет наличия в нем болезни. Вы измеряете электрические характеристики среды, находите в них определенные признаки и затем сопоставляете их с совокупностью данных, полученных на больших группах обследованных людей, у которых была или отсутствовала эта болезнь. И если обнаруженные на ЭКГ признаки указывают на болезнь, то тогда вы можете сделать научно обоснованный вывод о том, что имеете дело с конкретной болезнью сердца. Вот также приблизительно работает и полиграф....

Можно сказать, что вы задаете испытуемому вопросы одного характера, значимые для него, и наблюдаете возникающие реакции. Затем предъявляете вопросы другого характера, не значимые для него, и наблюдаете соответствующие им реакции. Затем вы сравниваете эти реакции и устанавливаете величину и направленность различий между ними. Затем сравниваете обнаруженные различия с аналогичными различиями, обнаруженными ранее в результате исследований на больших группах людей, в отношении которых было точно известно, что они говорили ложь или правду, и соответственно в дальнейшем смотрите, что чему соответствует»17.

Таким образом, процедура выявления лжи с применением полиграфа была сформирована: во-первых, на постулируемой устойчивой связи скрыто протекающих психических процессов; во-вторых, на отождествленной связи физиологических процессов, параллельно происходящих в области кровообращения сердечно-сосудистой системы, физиологии дыхательной (респираторной) системы и кожно-гальванической реакции; в-третьих, на сформировавшейся методике проведения психофизиологического исследования, что позволяет в настоящее время судить о ее научности, точности и универсальности.

Однако, недопонимая очевидную взаимосвязь между психическими и физиологическими процессами и методикой проведения психофизиологических исследований, противники полиграфа продолжают указывать на проблемы применения полиграфа, имеющие технические, тактические, эстетические и процессуальные аспекты18.

17 Сошников А.П., Комисарова Я.В., Пеленицын А.Б., Федоренко В.Н. Указ. соч. М., 2008. Допрос в суде США доктора Дэвида Раскина.

18 Курс криминалистики. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М.: Юристъ, 1997. С. 44.

Так, в монографии Н.Н. Полянского указано, что «в основе всех попыток создать аппарат для проверки правдивости показаний лежит явно ошибочное представление о том, что отклонение физиологических реакций допрашиваемого от индивидуальной нормы зависит от чувства страха, испытываемого им, когда ему задаются вопросы, на которые он не может ответить правдиво, не подвергая себя риску осуждения»19.

По его мнению, к числу факторов, влияющих на психофизиологическое состояние испытуемого, пишет он, следует отнести и мировоззрение, что особенно важно. «От социальной принадлежности подозреваемого или обвиняемого зависит, доверяет ли он суду, следователю или прокурору, верит ли он в то, что этим органом, в самом деле, ничего, кроме правды, не нужно, или он подозревает, что в действительности они стремятся только к осуждению допрашиваемого, к получению таких ответов, которые давали бы возможность (хотя и необоснованную) возложить на него всю ответственность. Попытки проверки правдивости показаний с помощью аппаратов и инструментов ведут к подрыву одного из краеугольных камней демократического правосудия - принципа оценки доказательств по внутреннему убеждению, ибо оно связывается авторитетом науки, заключающей, говорит обвиняемый или лжет. Использование «разоблачителя лжи» нарушает принцип непосредственности, вводя «посредствующее звено там, где ничто не может заменить непосредственного восприятия судьи»20.

Такой искаженный подход к полиграфным проверкам оказал заметное влияние на формирование в советской юридической науке в конце 40-х гг. отрицательного отношения к применению инструментальных методов исследования психофизиологических состояний человека в целях судопроизводства.

Особенно наглядно это отношение проявилось в работах, посвященных процессуальным и тактическим проблемам допроса, хотя, как совершенно верно отмечали Г.А. Злобин и С.А. Яни, «даже в отечественной литературе самых последних лет, как только речь заходит о полиграфе, авторы нередко подменяют рассмотрение наиболее сложных правовых проблем рассуждениями об ограниченных технических возможностях полиграфа - и на этом основании приходят к весьма решительным (но едва ли правильным) выводам, будто результаты исследований с помощью полиграфа и их оценка. полностью зависят от усмотрения лица, производящего допрос»21.

Возможность различной интерпретации показаний полиграфа - вот главный довод его противников. «Нельзя, например, согласиться с предложениями об использовании в следственной и судебной практике аппаратов, регистрирующих состояние и изменение физиологических параметров организма, происходящих под влиянием тех или иных эмоций, в том числе волнения или страха (полиграфы, вариографы и д.р.), - писала П.С. Элькинд. - Фиксируя соответствующие данные, такие аппараты не в состоянии установить их причину: является ли эмоциональное возбуждение результатом волнения, испытываемого человеком от того, что он впервые оказался перед следствием и судом, от возмущения несправедливостью, от страха быть изобличенным или по иной причине»22.

Иногда дело доходило до объявления полиграфа орудием пыток, причиняющих испытуемому «неимоверные физические страдания»23.

Редко кто из авторов, пишущих на тему «тактики допроса», обходился без того, чтобы не заклеймить полиграф, «..этот псевдонаучный и реакционный способ «установления истины»24, «.прибор, основанный на абсолютно ненаучной и противоречащей элементарным положениям психологии и физиологии варварской идеи связи показаний с психическими и физиологическими реакциями»25. Нередко проводились прямые параллели между инквизиционным процессом и полиграфом. Так, по мнению М.С. Сроговича, «ничего нового в этом новом направлении нет, все это хорошо было известно инквизиционному процессу: обвиняемого в убийстве подводили к трупу и наблюдали, как он реагировал на это, при допросе иногда велся «протокол поведения», в котором фиксировалось поведение допрашиваемого: дрожание голоса, побледнение и покраснение и т.п. Новое направление только снабдило старые методы всяческими приборами, тестами, диаграммами и т.п., ничего не прибавив к их «научности».

19 Полянский Н.Н. Доказательства в иностранном уголовном процессе. М., 1946. С. 68-76.

20 Там же.

21 Злобин Г.А., Яни С.А. Проблема полиграфа. С. 123.

22 Элькинд П.С. Научно-технический прогресс и уголовное судопроизводство // Сов. юстиция. 1977. №3. С. 3.

23 Розенблит С. Инквизиционные методы допроса подозреваемых в США // Соц. законность. 1954. №4. С.89.

24 Каминская В.И. Рецензия на кн. Н.Н. Полянского «Доказательства в иностранном уголовном процессе: вопросы и тенденции нового времени» // Сов. книга. 1947. №7. С. 76.

25 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1958. С. 674.

134_П.В. Мочагин_

2012. Вып. 4 ЭКОНОМИКА И ПРАВО

Пожалуй, методы инквизиционного процесса выигрывают в своей примитивности и откровенности по сравнению с «научными» гнусностями представителей «нового направления»26.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Полиграфные исследования довели практически до абсурда, про существование работ советских ученых А.Н. Леонтьева, М.Г. Гуляева, П.И. Быховского, И.Е. Андреева, Г.Г. Любарского, которые проводили экспериментальные работы в области использования полиграфа в судопроизводстве в нашей стране, как будто забыли 27.

Как отмечает в своей работе П. Прукс, «научная дискуссия вокруг полиграфа заменялась политической. Вместо того чтобы научной аргументацией опровергнуть использование приборных методик в расследовании преступлений, акцент ставится на доказывании реакционности полиграфа»28.

Подобные «реакционные акценты» будут наблюдаться и в технике «снятия» информации с применением метода бесконтактных датчиков, и в технике бесконтактной регистрации изменений физиологических характеристик организма на расстоянии, основанной на методе измерений качественных изменений слабых электромагнитных полей, существующих в пространстве вокруг человека; и в технике определения эмоционального напряжения по голосу («анализатор психологического стресса»), основанных на методе мускульного сокращения гортани, не поддающегося волевому управлению и меняющегося в зависимости от психического напряжения; и даже в технике «вызванных потенциалов», когда говорят об анализе электрической активности (энцефалографической) магнитного поля (магнито-энцифалографическом) головного мозга, лишь только потому, что речь идет о применении полиграфных проверок при расследовании преступлений в нашей стране, а не в какой-то другой.

Однако не стоит забывать, что полиграф был изобретен не только для изобличения виновных в совершении преступлений, но и для того, чтобы уметь исключать ошибки следствия и оправдывать людей, доказывая то, что они не совершали. Не стоит преуменьшать «роль полиграфа» и в наши дни, поскольку пройти проверку на нем можно в любое время, доказав свою непричастность к тому или иному событию, если это, конечно, необходимо. Именно поэтому прохождение процедуры полиграфной проверки в Российской Федерации является делом добровольным.

Учитывая вышеизложенное, можно подвести итог: во-первых, базовый научный принцип выявления лжи, подразумевающий в себе понятия скрытых процессов, протекающих в психике человека, на котором основан психофизиологический способ выявления скрываемой информации, был сформирован и обоснованно доказан;

во-вторых, все зафиксированные изменения с помощью вспомогательных технических средств, протекающие в человеческом организме в области физиологии нервной системы, физиологии кровообращения, физиологии дыхательной (респираторной) системы и кожно-гальванической реакции, научно подтверждены и нашли свое отражение в фиксации психофизиологических реакций у вменяемых людей любой национальности и пола;

в-третьих, сформированные методики полиграфных проверок позволяют судить о точности, универсальности и технологичности выявления скрываемой информации.

Все перечисленные параметры являются одним целым, которое называется психофизиологическим исследованием. В настоящее время они направлены, в первую очередь, на расследование и раскрытие преступлений, связанных с коррупцией, заказными убийствами, торговлей оружием, незаконным оборотом наркотических средств и, что самое главное, исчезновением людей.

В завершение хотелось бы сказать, что в нашем обществе всегда найдутся противники применения полиграфных проверок, которые будут ссылаться на тактические, этические и процессуальные аспекты применения данного способа. Однако не стоит забывать, что есть люди, которые ждут объективной справедливости, которым, по большому счету, не важно, с помощью какой из методик или техник эта справедливость восторжествует, а лица, совершившие преступления по отношению к ним или близким, будут изобличены и наказаны.

Поступила в редакцию 20.08.12

26 Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. М., 1947. С.114 -115.

27 Андреев Г.Г., Любарский М.Г. Вопросы контроля состояния человека инструментальным методом при производстве психологической экспертизы // Судебная экспертиза: сб. проблемных научных работ. Л., 1977. Вып. 5. С. 21-29; Гуляев П.И., Выховский И.Е. Исследование эмоционального состояния человека в процессе производства следственного действия // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1972. Вып. 9. С. 103-109.

28 Прукс П. Указ.соч. С.63.

Психофизиологическое исследование как разновидность. 135

ЭКОНОМИКА И ПРАВО 2012. Вып. 4

P. V. Mochagin

Psychophysiological study as a kind of the method intended to ascertain the withheld information: the notion and essence

The article reveals the notion and essence of a psychophysiological study carried out with the use of polygraph (lie detector).

Keywords: psychophysiological study, checking with the use of polygraph, forensic devices, polygraph.

Мочагин Павел Владимирович, кандидат юридических наук Mochagin P.V., candidate of law

ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет» Udmurt State University

426034, Россия, г.Ижевск, ул. Университетская, 1 (корп. 4) 426034, Russia, Izhevsk, Universitetskaya st., 1/4

E-mail:samvel-izh@yandex.ru E-mail:samvel-izh@yandex.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.