Научная статья на тему 'Процессуальные возможности применения полиграфапри расследовании уголовных дел'

Процессуальные возможности применения полиграфапри расследовании уголовных дел Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1371
249
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ НА ПОЛИГРАФЕ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ / RESEARCH RESULTS OF THE POLYGRAPH IN CRIMINAL CASES

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Андриянова Ольга Юрьевна

В статье дается оценка законности использования и процессуального оформления различных способов использования результатов исследования на полиграфе при производстве по уголовным делам. Автор анализирует практику применения специальных познаний, полученных с помощью полиграфа, в процессе доказывания.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article assesses the legality of the use of procedural and design of various ways to use the research results of the polygraph in criminal cases. The author examines the practical application of special knowledge obtained through the polygraph, in proof.

Текст научной работы на тему «Процессуальные возможности применения полиграфапри расследовании уголовных дел»

О.Ю. Андриянова

Андриянова Ольга Юрьевна — кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного процесса, Нижегородская академия МВД России(603144, г. Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, д. 3)

E-mail:andriyanovaolga@rambler.ru

Процессуальные возможности применения полиграфа при расследовании уголовных дел

В статье дается оценка законности использования и The article assesses the legality of the use of procedural

процессуального оформления различных способов ис- and design of various ways to use the research results of

пользования результатов исследования на полиграфе the polygraph in criminal cases. The author examines the

при производстве по уголовным делам. Автор анали- practical application of special knowledge obtained through

зирует практику применения специальных познаний, по- the polygraph, in proof.

лученных с помощью полиграфа, в процессе доказывания.

За последние десятилетия многое сделано в развитии использования полиграфа в России.

Однако самым главным достижением, безусловно, является обширная и позитивная практика использования этого метода при раскрытии и расследовании преступлений.

К настоящему моменту для обозначения этого многоаспектного метода, трудоемкого в исполнении, сутью которого является тестирование на полиграфе, в научной литературе используются три основных термина:

1. «Опрос с использованием полиграфа» (ОИП) — при применении полиграфа в условиях ОРД.

2. «Специальное психофизиологическое исследование на полиграфе» (СПФИ) или «Психофизиологическое исследование» (ПФИ) — для применения полиграфа при отборе и расстановке кадров в интересах работодателя.

3. «Судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа» (СПФЭ) — при применении полиграфа в процессе доказывания по уголовным делам.

Вместе с тем, очевидно, что все перечисленное выше — это частные формы единого метода.

В итоге в качестве объединяющего для ОИП, СПФИ и СПФЭ было предложено наименование, которое отражало наиболее значимые характеристики метода — криминалистическое психологопсихофизиологическое диагностическое исследование с применением полиграфа1.

Однако ввиду громоздкости определения в практику было введено условное краткое название метода — криминалистическое исследование с применением полиграфа (КИПП)2. В литературе более распространенным является определение такого метода, как психофизиологическое исследование (ПФИ) с помощью полиграфа. Между этими определениями нет существенной разницы, они

идентичны и могут являться определяющими в исследованиях подобного рода.

При этом не имеет значение, кто проводит ПФИ — государственный или частный специалист, в интересах уголовного судопроизводства или служебного разбирательства либо при работе с кадрами — это исследование в любом случае относится к криминалистическим.

Практика ПФИ является весьма обширной как в России, так и за рубежом.

В США, Польше, Канаде в некоторых случаях по отдельным классам уголовных или гражданских дел разрешено (при предварительной договоренности защиты и обвинения) использовать данные испытания на полиграфе в качестве доказательств3.

Проведя анализ существующей в нашей стране практики ПФИ по уголовным делам, можно резюмировать следующее.

Унифицированная форма представления дознавателю, следователю и суду результатов, полученных с использованием полиграфа, отсутствует. Правоприменители, как правило, используют следующие способы:

1) приобщение к материалам уголовных дел результатов опроса с использованием полиграфа, оформленных в виде справок (например, справки-меморандума о проведенных оперативно- разыскных мероприятиях и справки полиграфолога) либо рапортов (задания органу дознания на проведение исследований даются следователями в рамках отдельных поручений по выполнению оперативно-разыскных мероприятий);

2) проведение допроса с использованием технических средств;

3) приобщение к материалам дела заключения специалиста-полиграфолога;

4) назначение так называемой судебной психофизиологической экспертизы (в отдельных случаях — комплексной психолого-психофизиологиче-

Андриянова О.Ю. Процессуальные возможности применения полиграфа при расследовании уголовных дел

Андриянова О.Ю. Процессуальные возможности применения полиграфа при расследовании уголовных дел

ской экспертизы, проводимой полиграфологом и психологом).

Попробуем оценить с точки зрения законности каждый из этих способов.

1. В статье 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ (где дается исчерпывающий перечень оперативно-разыскных мероприятий, среди которых на первом месте значится опрос граждан) разъясняется, что «должностные лица органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность, решают ее задачи посредством личного участия в организации и проведении оперативно-разыскных мероприятий, используя помощь должностных лиц и специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными знаниями...»4. При этом в ходе проведения оперативно-разыскных мероприятий разрешается использовать информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемку, а также другие технические и иные средства, не наносящие ущерб жизни и здоровью людей и не причиняющие вред окружающей среде. Перечень других технических средств законодателем не определен, что является основанием для отнесения к ним и полиграфа.

Разработка нормативной базы по применению полиграфа началась с указания МВД «О правовом и нормативном обеспечении использования полиграфа в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации» от 30 июля 1992 года. Позднее Приказом МВД России от 28 декабря 1994 года введена в действие и соответствующая Инструкция, согласованная с Генеральной прокуратурой РФ, Верховным Судом РФ и зарегистрированная Министерством юстиции РФ. В ней регламентируется использование полиграфа при проведении опроса граждан. Аналогичные документы имеются у ФСБ, ФСКН и других ведомств.

В соответствии с данной Инструкцией правом проведения исследований в ОВД обладают специально подготовленные сотрудники оперативно-технических и оперативных подразделений, прошедшие определенную подготовку и имеющие допуск к работе с полиграфными устройствами. 9 февраля 1995 года МВД России ввело квалификационные требования к специалистам, использующим полиграф и программу подготовки специалистов по работе с полиграфными устройствами при опросе граждан. Порядок подготовки и получения допуска (свидетельства) на право работы с полиграфными устройствами регламентируется Инструкцией, утвержденной приказом МВД России «Об обеспечении внедрения полиграфа в деятельность органов внутренних дел» от 12 сентября 1995 года № 3535.

2. Проведение допроса с использованием технических средств в научной литературе называют «лазейкой» для следователей.

Фактически применение технических средств при производстве следственных действий не противоречит положениям статьи 164 УПК РФ.

Однако при такой организации проведения допроса под сомнение можно поставить объективность заключения специалиста, поскольку вопросы допрашиваемому лицу задает следователь, а психофизиологические реакции при ответах допрашиваемого фиксирует специалист-полиграфолог, что не согласуется с методикой проведения подобного рода исследований.

Принимая во внимание положения Инструкции об организации проведения психофизиологических исследований с применением полиграфа в системе Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, утвержденной приказом Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации от 9 декабря 2010 года № 64, следует отметить, что обозначенная выше процедура проведения допроса при участии спе-циалиста-полиграфолога нарушает порядок подготовки, проведения и оформления ПФИ, что в конечном счете искажает сущность как самого следственного действия — допроса, так и достоверность результатов ПФИ.

3. Что касается приобщения к материалам дела заключения специалиста-полиграфолога, нужно отметить, что проведение такого исследования также противоречит нормам закона.

Проанализировав положения статей 57 и 58 УПК РФ, мы пришли к выводу о том, что лицо, привлекаемое к производству по делу в качестве специалиста, не вправе проводить самостоятельные исследования.

Эксперт определяется как лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном УПК РФ, для производства судебной экспертизы и дачи заключения, то есть эксперт самостоятельно производит следственное действие — проводит судебную экспертизу. Этот вид деятельности имеет четкую правовую регламентацию в законе.

Специалист — лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК РФ, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов, документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Представляется, что подобное разъяснение специалист может давать как в письменной, так и в устной форме. Однако из текста закона не усматривается, что специалист имеет право на производство самостоятельного исследования с применением технических средств, необходимого для разрешения вопросов, поставленных перед ним сторонами.

Аналогичную позицию занял и Верховный Суд РФ, выразив ее в Постановлении Пленума «О судебной экспертизе по уголовным делам в п. 20» от 21 декабря 2010 года № 28: «Обратить внимание судов на то, что заключение и показания специалиста даются на основе использования специальных

знаний и, также как заключение и показания эксперта в суде, являются доказательствами по делу (часть 2 статьи 74 УПК РФ). При этом следует иметь в виду, что специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами. Поэтому в случае необходимости проведения исследования должна быть произведена судебная экспертиза.

Заключение и показания специалиста подлежат проверке и оценке по общим правилам (его компетентность и незаинтересованность в исходе дела, обоснованность суждения и др.) и могут быть приняты судом или отвергнуты, как и любое другое до-казательство»6.

Кроме того, в соответствии со статьей 271 УПК РФ суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон.

Из этого следует, что показания допрошенного в суде специалиста по результатам проведенного им ПФИ будут иметь доказательственное значение, а значит, что им наряду с другими доказательствами по делу суд должен дать оценку.

Не будем забывать, что специалист не предупреждается об ответственности по статье 307 УПК РФ за дачу заведомо ложного заключения, в отличие от эксперта.

Таким образом, в правоприменительной деятельности сложилась очень «опасная» практика использования в качестве доказательств суждений, сформированных на основе некомпетентных домыслов полиграфолога с низким уровнем знаний в данной области и отсутствием соответствующего опыта или просто сфальсифицированных данных.

Единая судебная практика оценки такого рода «доказательств» на сегодняшний день не выработана. Однако мы считаем необходимым обратить внимание на позицию Верховного Суда РФ, изложенную в кассационном определении от 30 августа 2012 года по делу № 69-О12-6. Судебная коллегия указала, что «считает недопустимым использование данных, полученных на полиграфе, в качестве доказательств, поскольку специалист-полиграфолог, по существу, оценивает достоверность показаний, что в соответствии с законом он осуществлять не может, оценка достоверности либо недостоверности показаний является исключительной прерогативой суда»7.

В кассационном определении от 4 октября 2012 года по делу № 34-О12-12 уже иной состав судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ также определил исключить из приговора «ссылки суда на использование в качестве доказательств психофизиологических исследований показаний Белова и Шимаева в ходе предварительного следствия, как не соответствующих требованиям, предъявляемым к экспертным заключениям»8.

4. Назначение так называемой судебной психофизиологической экспертизы (в отдельных случаях

комплексной психолого- психофизиологической экспертизы, проводимой полиграфологом и психологом).

В соответствии с частью 1 статьи 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Любое следственное действие направлено на получение доказательств. Так, судебно-медицинская экспертиза позволяет выяснить время и причину наступления смерти; химическая экспертиза — химический состав вещества, изъятого у задержанного (героин или сахарная пудра); допрос — местонахождение человека в интересующее время, характер отношений с потерпевшим, обвиняемым и прочее. Все это — сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела (в первую очередь, входящих в предмет доказывания). Кроме того, при любом следственном действии всегда существует вероятность получения новых, ранее неизвестных следствию и суду сведений об указанных обстоятельствах.

В ходе проведения ПФИ при расследовании преступлений полиграфолог устанавливает наличие в памяти лица информации о событиях прошлого, имеющих значение для дела. При этом речь идет о его субъективном восприятии происходящего, а не воспроизведении событий объективной реальности.

Поэтому данные, полученные с помощью полиграфа, не могут иметь доказательственного значения, в том числе потому, что они не отвечают признакам доказательства. Оценка такого рода доказательств с точки зрения относимости, допустимости и достоверности вообще представляется невозможной.

Исследования с применением полиграфа все чаще стала применять одна из сторон уголовного судопроизводства — обвинение.

Вместе с тем, осуществляя защиту интересов своих доверителей, к специалистам-полиграфоло-гам обращается и сторона защиты. Таким образом, в условиях необходимости установления истины и отстаивания своей позиции все чаще стали возникать ситуации, когда сторона обвинения и защиты в рамках расследования по уголовному делу используют метод ПФИ.

В этой связи необходимо признать необоснованным отказ следователя или суда в удовлетворении ходатайства стороны защиты о приобщении к материалам уголовного дела результатов ПФИ, проведенного по инициативе стороны защиты. Поскольку такой отказ нарушил бы принцип равноправия сторон в процессе.

Анализ результатов проводимых на сегодняшний день исследований указывает на то, что следственная практика испытывает большую потреб-

Андриянова О.Ю. Процессуальные возможности применения полиграфа при расследовании уголовных дел

Андриянова О.Ю. Процессуальные возможности применения полиграфа при расследовании уголовных дел

ность в использовании в доказывании результатов ПФИ. Однако выполнение ПФИ в условиях уголовного судопроизводства, как уже было указано, возможно исключительно в форме СПФЭ. При этом при выполнении методически грамотного и научно обоснованного производства СПФЭ выявляется ряд серьезных трудностей. Коротко остановимся лишь на некоторых из них.

На сегодняшний день существует острая нехватка полиграфологов, имеющих опыт производства ПФИ.

Метод ПФИ приобретает популярность и вместе с этим неуклонно растет потребность в профессионально подготовленных полиграфологах. При таких обстоятельствах обучение специалистов данного профиля в большинстве федеральных ведомств осуществляется ускоренным образом, а коммерческие структуры вообще предлагают заочные курсы подготовки специалистов данного профиля. Это приводит к серьезным нарушениям при производстве исследований, а предоставляемые такими специалистами заключения носят весьма сомнительный характер.

Свою роль играет и отсутствие контрольно-надзорных функций за деятельностью полиграфологов, осуществляющих ПФИ.

Работа большинства полиграфологов в силу несовершенства организации их деятельности либо контролируется формально и нерегулярно, либо не контролируется вовсе. Кроме того, низкую квалификацию полиграфологов часто дополняет их халатное отношение к важнейшим требованиям технологии ПФИ, возникающее в результате отсутствия контроля за их деятельностью. В этой вязи становится понятным, почему ПФИ, проведенные в интересах следствия, нередко вызывают справедливые нарекания стороны защиты из-за множества методических нарушений в ходе их выполнения.

Учитывая высокую потребность в методике производства весьма востребованного и относительно нового вида исследования, группа специалистов заполнила существовавший пробел, подготовив «Видовую экспертную методику производства психофизиологического исследования с использованием полиграфа»9.

Однако со временем некоторые федеральные ведомства полностью отказались от использования «Видовой методики...».

Сфера прикладного применения испытаний на полиграфе (во всяком случае на современном этапе) определяется самой природой получаемых с помощью этого прибора результатов, которые носят вероятностный характер. В соответствии с УПК РФ доказательственное значение имеет лишь категорический вывод, вероятное заключение не является доказательством и может быть использовано лишь в следственных и оперативно-разыскных целях.

Таким образом, единственной формой использования данного психофизиологического метода в деятельности правоохранительных органов является получение ориентирующей криминалистически значимой информации.

Примечания

1. См.: Орлов Ю.К., Холодный Ю.И. Судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа: проблема допустимости // Вестник АЭБ МВД России. 2009. № 12. С. 83—88; Холодный Ю.И. Трудности на пути внедрения в практику экспертизы с применением полиграфа // Вестник АЭБ МВД России. 2010. № 5. С. 109—112.

2. See: Kholodny Y. Criminalistic diagnostic interrogation using a polygraph // Polygraph. 2007. V. 36. № 2. P. 91—99; Холодный Ю.И. Криминалистические диагностические исследования с применением полиграфа // Криминалистика / под ред. А.Ф. Волынского, В.П. Лаврова. М., 2008. С. 302—317; Холодный Ю.И. Криминалистические исследования с применением полиграфа: достижения и перспективы // Проблемы современного состояния и пути развития органов предварительного следствия: сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции: в 3 ч. М., 2010. Ч. 2. С. 426 —434.

3. URL: http://www.poligraf.sp.ru/mitric.html

4. СПС «КонсультантПлюс».

5. Бюллетень текущего законодательства. М., 1995.

6. Российская газета. 2010. 30 декабря.

7. URL: http://www.vsrf.ru/moving_case.php7findByNemb er=69-012-6

8. СПС «КонсультантПлюс».

9. URL: http://www.pechenev.pro/files/metod_pfi.doc

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.